§ 1. Человек как субъект предметно-практической деятельности

Психология человека. Введение в психологию субъективности

§ 1. Человек как субъект предметно-практической деятельности

Субъект как источник активности, распорядитель душевных сил. Целостность психологической организации субъекта. Три стороны душевной жизни человека: желания, чувства, разум

Рассмотрение человека как субъекта подводит к изучению основополагающих проблем психологии человека. Определяя предмет антропологической психологии, мы указали на субъективность как на ее основной предмет. По самой своей семантике «субъективность» – двусложное слово, которое можно представить как субъективность.

И если вторая часть слова – это в общем смысле «активность, действие», то первая – это то, что лежит «под», или «перед», или «до» – некоторый источник, первопричина активности.

Иными словами, уже на уровне субъективности обнаруживается первичное расщепление, а следовательно, и различение самой активности (например, живое движение), и ее источник (телесность).

Это расщепление в явном виде обнаруживает себя именно на уровне субъектного бытия человека, где субъективность и ее источник не только различены, но и противопоставлены как разные реальности и где источник активности становится ее своеобразным хозяином, распорядителем, а сама активность перестает быть формальным определителем субъекта и наполняется предметным содержанием.

Субъект в философско-психологической литературе определяется как носитель предметно-практической деятельности и сознания, источник активности, направленной на объект. «Человек, – пишет А.В.

Брушлинский, – объективно выступает (и, следовательно, изучается) в бесконечно многообразных системных противоречивых качествах. Важнейшее из них – быть субъектом, т. е.

творцом своей истории: инициировать и осуществлять изначально практическую деятельность, общение, познание, созерцание и другие виды специфической человеческой активности, творческой и нравственной»[92].

Понимание субъекта в психологии связывается с наделением человеческого индивида качествами быть активным, самостоятельным, способным, умелым в осуществлении специфически человеческих форм жизнедеятельности, прежде всего предметно-практической деятельности. Наиболее употребительным в психологии является выражение «субъект деятельности».

В таком контексте использовал категорию «субъект» Б.Г. Ананьев. Он отмечал, что человек как субъект проявляется относительно основных социальных деятельностей – труда, общения, познания. Стать субъектом определенной деятельности (учебной, трудовой и т. д.

) – значит освоить эту деятельность, овладеть ею, быть способным к ее осуществлению и творческому преобразованию.

Вместе с тем понятие субъекта в психологии рассматривается в более широком контексте – как творец собственной жизни, как распорядитель душевных и телесных способностей.

Человек как субъект способен превращать собственную жизнедеятельность в предмет практического преобразования, относиться к самому себе, оценивать способы деятельности, контролировать ее ход и результаты, изменять ее приемы.

Достижение человеком уровня субъектности предполагает овладение им совокупностью родовых психологических способностей: мышления, сознания, желаний, воли, чувств и т. д.

Понятие субъектности потенциально включает в себя всю совокупность проявлений человеческой психологии и представляет собой особого рода целостность. «Человек как субъект, – пишет А. В. Брушлинский, – это высшая системная целостность всех его сложнейших и противоречивых качеств, в первую очередь психических процессов, состояний и свойств, его сознания и бессознательного»[93].

Субъект как целостность формируется в ходе исторического и индивидуального развития. При рождении у человека есть два пути в мире: или полностью совпадать с условиями своей жизнедеятельности, или же быть в отношении к этим условиям, к своей природе.

Первый способ – это есть животноподобный способ жизни. Для этого способа жизни вполне достаточно филогенетически заданных, природных способностей (органов чувств, передвижения, питания и т. д.).

Для второго способа (собственно человеческого) только этих природных, индивидных способностей недостаточно.

Чтобы человек встал в отношение к своей жизнедеятельности, она должна быть ему дана как не совпадающая с ним; должен случиться выход за пределы непосредственного, натурального течения жизни. Однако собственно органических, врожденных органов «выхода» у человека нет. Имеющиеся же телесные способности позволяют человеку лишь сливаться, совпадать со своей жизнедеятельностью.

Чтобы стать человеком, он должен постоянно превращать свой организм, свое тело в особый функциональный орган, реализующий субъектное отношение к ней; превращать также реальные условия жизни в мир культуры. Мир культуры, способов деятельности, мышления, общения составляет предметное содержание субъектности человека; совокупность же функциональных органов субъектности есть ее психологическое содержание.

Поведение животного – это приспособление к имеющимся условиям существования; оно может выбирать из окружающей среды то, что полезно для него. Человеческая деятельность в принципе изменяет соотношение с окружающим миром, создавая возможность преобразования действительности и самого субъекта.

Способность к изменению действительности, людей и самого себя в процессе преобразования условий своей жизнедеятельности является внутренней характеристикой самой жизнедеятельности человека в ее родовом и индивидуальном выражении.

Деятельностно-преобразовательный способ существования человека как субъекта связан с появлением индивидуального рефлектированного сознания. Индивидуальное сознание – это не только знание, но и отношение к миру и в мире, что осуществимо только субъектом.

Человеческий индивид не рождается, а становится субъектом в процессе общения и деятельности. Превращение индивида в субъект происходит в раннем дошкольном периоде, когда у ребенка складывается множество предметно-орудийных и чувственно-практических действий.

Формирование этих действий, их интеграция в образе Я приводит к своеобразному одушевлению всей жизнедеятельности ребенка. Наиболее явно это обнаруживается в кризисе трех лет, феноменально выражаемом в знаменитом «Я сам!». Поведение ребенка все более освобождается от непосредственной зависимости от взрослых.

Его субъектность обнаруживается (и для себя, и для других) как подлинная самость: в целостности Я с устойчивым миропредставлением и собственным действием.

Целостность психологической организации субъекта

Человек как индивид представляет собой природный организм, и в этом качестве есть предпосылка становления психического.

Психология изучает телесность индивида с точки зрения материальной основы «выращивания» специфически человеческих способностей, с позиций изучения условий становления и развития психологических свойств и качеств, возможностей педагогического управления процессом их формирования.

Этот процесс имеет сложный, противоречивый характер, что создает объективную необходимость в возникновении особой внутренней инстанции, в ее особом, человеческом качестве – субъектности.

Важно заметить в этой связи, что само человеческое тело уже есть самый первый уровень субъектного бытия человека и характеризуется оно двумя сугубо специфическими свойствами: прямохождением и речью.

Человек как субъект представляет собой целостность душевной жизни, интеграцию психических процессов, функций, свойств.

Субъект есть психосоциальная реальность, и содержанием субъектного способа бытия является сама социальная жизнь человека.

Субъект есть деятельностная целостность, так как деятельность является основой интеграции психических свойств и функций.

Внутренняя организация субъекта включает в себя также психологические структуры, обеспечивающие возможность человеку быть субъектом собственной жизнедеятельности: побуждения, ориентации, планирование, организация, направленность деятельности, механизмы ее регуляции и способы осуществления. Известный психолог П.Я. Гальперин писал: «Если, не вдаваясь в подробности, спросить себя прямо: для чего в реальной жизни, в поведении нужна психическая деятельность?.. – то вряд ли можно ответить иначе, чем следующим образом: на основе отражения проблемной ситуации субъект может сориентироваться в этой ситуации, предусмотреть результаты своих и чужих действий, изменить свои действия так, чтобы приспособить их к особенностям обстановки, избежать многих неудач и обеспечить успех действительного поведения»[94].

Субъектность – это многообразие психологических способностей и механизмов, обобщенно представленное в таких психологических реалиях, как разум, чувства, побуждения, воля, способности, характер человека. Иначе говоря, субъектность есть центральное образование человеческой субъективности, следовательно, центральная категория психологии человека.

Три стороны душевной жизни человека: желания, чувства и разум

Проблема строения внутреннего мира человека, его души имеет в психологии различные решения. Их анализ не входит в наши задачи. Мы исходим из положения о необходимости вычленения родовых способностей, различающихся по их роли и задачам в осуществлении специфически человеческого способа жизнедеятельности.

В психологии с античных времен выделяли три стороны, разряд души: желания (воля), чувства и разум. Святитель Феофан Затворник пишет: «Если мы станем смотреть в душу сообща, то ничего не разберем; надо действия ее распределить по родам и каждый род потом рассматривать особо.

Да уж давно присмотрелись и распределили все действия души на три разряда – мыслей, желаний и чувств, назвав каждый особою стороною души – мыслительною, желательною и чувствующею»[95]. Наше рассмотрение психологии субъектности будет опираться на данное расчленение душевной жизни человека.

В широком смысле слова три стороны душевной жизни можно рассматривать как три типа способностей субъекта или способностей души.

Внимательный анализ современных психологических исследований строения или организации внутренней жизни человека находит в них те же самые вышеназванные разряды душевной жизни, но имеющие иное обозначение.

Как правило, внутренняя жизнь человека в работах психологов представляется в виде блоков, структур или сфер. Соответственно выделяются «мотивационно-потребностная», «эмоционально-волевая», «познавательная» сферы личности.

Мы уже ранее определили критическое отношение к стремлению представить психическое в структурных описаниях.

Достоинство традиционного выделения в душевной жизни трех сторон – мыслительной, желательной, чувствующей – мы видим в сохранении целостности психической жизни, несводимости ее к структурно-пространственным представлениям. Психическое – это прежде всего деятельность и процесс, а потому оно имеет временную определенность.

Несколько отличающийся, а точнее, дополняющий подход к пониманию организации внутренней жизни человека предложил С.Л. Рубинштейн. Он отмечал, что изучение психологического облика человека включает три основных вопроса[96].

Первый вопрос (чего хочет человек, что для него привлекательно, к чему он стремится?) – это вопрос о направленности, установках, потребностях, желаниях, интересах, идеалах.

Второй вопрос (что он может?) – это вопрос о способностях, дарованиях человека.

Третий вопрос (что он есть?) предполагает выяснение того, как человек использует свои возможности, что из его потребностей и побуждений закрепилось в качестве стержневых особенностей поведения, т. е. составило характер человека.

Мы полагаем, что описание трех сторон душевной жизни: мыслительной, желательной и чувствующей, а также освещение вопроса о способностях человека, его характере составит полное представление о психологической организации субъекта, о человеке как субъекте.

Источник: https://bookap.info/book/slobodchikov_psihologiya_cheloveka_vvedenie_v_psihologiyu_subektivnosti/gl36.shtm

Человек: единство биологического и социального; понятие практики; человек как субъект предметно-практической деятельности; личность

§ 1. Человек как субъект предметно-практической деятельности

Идеи о единстве биологического и социального в становлении человека сформировались не сразу.

Не углубляясь в далекую древность, напомним, что в эпоху Просвещения многие мыслители, дифференцируя природное и общественное, рассматривали последнее как «искусственно» созданное человеком, включая сюда практически все атрибуты общественной жизни — духовные потребности, социальные институты, нравственность, традиции и обычаи.

Именно в этот период широкое распространение получают такие понятия, как «естественное право», «естественное равенство», «естественная мораль». Социальное в человеке — это прежде всего орудийно-производственная деятельность, коллективистские формы жизни с разделением обязанностей между индивидами, язык, мышление, общественная и политическая деятельность.

Известно, что Homosapiens как человек и личность не может существовать вне человеческих сообществ. Описаны случаи, когда маленькие дети в силу разных причин попадали под опеку животных, “воспитывались” ими и когда они после нескольких лет пребывания в животном мире возвращались к людям, им требовались годы, чтобы адаптироваться к новой социальной среде.

Наконец, социальную жизнь человека невозможно представить без его общественной и политической активности. Собственно говоря, как уже отмечалось раньше, сама по себе жизнь человека является социальной, поскольку он постоянно взаимодействует с людьми — в быту, на работе, во время досуга.

Как же соотносится биологическое и социальное при определении сущности и природы человека? Современная наука однозначно отвечает на это — только в единстве. Действительно, без биологических предпосылок трудно было бы себе представить появление гоминид, но без социальных условий невозможно было становление человека.

Уже ни для кого не секрет, что загрязнение окружающей среды, среды обитания человека создает угрозу биологическому существованию Homosapiens. Подытоживая, можно сказать, что сейчас, как и много миллионов лет назад, физическое состояние человека, его существование в определяющей степени зависят от состояния природы.

В целом же можно утверждать, что сейчас, как и при появлении Homosapiens, его существование обеспечивается единством биологического и социального.

Биологические и социальные факторы Что позволило человеку выделиться из животного мира? Основные факторы антропогенеза можно разделить следующим образом: биологические факторы — прямохождение, развитие руки, большой и развитый мозг, способность к членораздельной речи; основные социальные факторы — труд и коллективная деятельность, мышление, язык и общение, нравственность. Человек как субъект предметно-практической деятельности Со второй половины XIX века, когда стало общепризнанным, что человек — продукт биологической эволюции, центральным для всей антропологической проблематики сделался вопрос об основном отличии людей от высокоорганизованных животных и о научном объяснении этого отличия. Поведение животного представляет собой одну из форм функционирования его организма. Именно структура организма обусловливает потребности животных и программы их поведения. Всякое животное рождается на свет, уже будучи наделенным богатым набором инстинктов, которые заранее (и даже «с запасом») обеспечивают его приспособленность к известным условиям обитания, но именно поэтому ограничивают индивидуальные вариации поведения. Животные генетически приурочены к видовым «поведенческим амплуа», и никакая нужда не научит, например, рысь вести себя так, как ведут себя волк или лиса.

Иначе обстоит дело с человеком. Все люди, живущие на Земле в течение по крайней мере 50 тыс. лет, относятся к одному и тому же биологическому виду — Homosapiens (человек разумный). Этот факт общепризнан. Но вот никому пока не удалось отыскать врожденное «поведенческое амплуа» этого вида. Во-первых, по меткому выражению К.

Маркса, человек может вести себя «по мерке любого вида» (в качестве охотника, например, он способен применять самые удивительные комбинации выжидательной и преследовательской тактики). Во-вторых — это, пожалуй, главное, — наблюдаются глубокие различия в поведении людей, принадлежащих исторически различным обществам или группам.

Но, может быть, именно эти «внутривидовые» различия и следует понимать как врожденные или, по крайней мере, биологически закрепляемые? Нет, это не так. Мальчик-индеец, во младенчестве привезенный в Париж, со временем делается «стопроцентным парижанином».

Сын простолюдина, воспитанный в семье дворянина, усваивает все условности потомственного дворянского быта (то же можно сказать и о дворянском отпрыске, выросшем в семье крестьянина).

Многообразные различия, которые мы наблюдаем среди представителей вида Homosapiens, свидетельствуют об индивидуальной вариативности поведения, неизвестной животному миру.

Не означает ли это, что к человеческим поступкам вообще нельзя прилагать понятие «заданной программы»? Отнюдь нет, просто применительно к людям понятие «программа» приобретает совершенно новый смысл. Генетические программы, определяющие инстинктивное поведение животных, фиксируются в молекулах ДНК.

Главными же средствами передачи программы, определяющей поведение людей, являются язык (членораздельная речь), показ и пример. Место «генетических инструкций» занимают нормы, место наследственности в строгом смысле слова — преемственность.

В большинстве современных антропологических, этнографических и социальных теорий специфичное для человека нормативно-преемственное программирование поведения называется культурой [1].

Ученые разных направлений сходятся в признании того, что именно культура, которая с детства осваивается человеческим индивидом, будучи заданной ему другими (взрослыми) представителями человеческого рода, играет решающую роль в определении человеческих поступков. Культура же признается исходным отличительным признаком и самого типа сообщества, характерного для Homosapiens.

Практика — это материальная, чувственно предметная целенаправленная деятельность людей, имеющая своим содержанием освоение и преобразование социальных объектов и составляющая всеобщую основу, движ силу развития челов общества и познания. Под пр прежде всего разумеют не только и не столько деят отдельного чел, сколько совокупную деят, опыт всего человечества в его исторразвитии..

Как по содерж так и по форме практика носит общ характер. Совр практика есть р-т всемирной истории. Практика включает в себя такие моменты как цель, потребность, мотив, отдельные действия, движения, акты, предмет, накот направлена деятельность, средства достиж цели и р-т деятельности. Общ практика находится в диалект единстве с познавательной деятельностью, с теорией.

По отнош к познанию она выполн. троякую роль. Во-первых, явл источником, основой познанияч, его движ силой, дает ему необход фактический материал. Во-вторых, практявл способом приложения знаний, и в этом смысле она цель познания. Конечной целью познан являются незнания сами по себе, а практ преобразование действит для удовлетворения матер и духовных потребностей общества.

В-третьих, практ служит критерием истинности рез познания. Личность (философ.) — внутреннее определение единичного существа в его самостоятельности, как обладающего разумом, волей и своеобразным характером, при единстве самосознания.

Так как разум и воля суть (в возможности) формы бесконечного содержания (ибо мы можем все полнее и полнее понимать истину и стремиться к осуществлению все более и более совершенного блага), то Л. человеческая имеет, в принципе, безусловное достоинство, на чем основаны ее неотъемлемые права, все более и более за нею признаваемые по мере исторического прогресса.

Бесконечное содержание, потенциально заключающееся в Л., действительно осуществляется в обществе, которое есть расширенная, или восполненная, Л., так же как Л. есть сосредоточенное, или сжатое, общество.

Развитие лично-общественной жизни проходит исторически три главные ступени: родовую, национально-государственную и универсальную, причем высшая не упраздняет низшую, а только видоизменяет ее; так, с установлением государственного порядка вместо родового быта кровная родственная связь лиц не теряет своего значения, а только перестает быть принципом самостоятельных и обособленных групп (родов), ограничиваясь лишь частным или домашним союзом семейным, не имеющим уже ни внутренней юрисдикции, ни права кровавой мести. Началом прогресса от низших форм общественности к высшим является Л. в силу присущего ей неограниченного стремления к большему и лучшему. Л. в истории есть начало движения (динамический элемент), тогда как данная общественная среда представляет консервативную (статическую) сторону человеческой жизни. Когда Л. чувствует данное общественное состояние в его консерватизме как внешнее ограничение своих положительных стремлений, тогда она становится носительницею высшего общественного сознания, которое рано или поздно упраздняет данные ограничения и воплощается в новых формах жизни, более ему соответствующих. Разумеется, не всякое столкновение Л. с обществом имеет такое значение; есть существенное различие между преступником, восстающим против общественного порядка в силу своих злых страстей, и историческим героем, как Петр Великий, сознающим и создающим взамен старого новый порядок жизни, хотя между такими крайними проявлениями личной силы есть точки соприкосновения и промежуточные звенья, вследствие чего коренное различие не всегда ясно представляется обеим сторонам и возникают трагические положения в истории.

Источник: https://studwood.ru/957004/filosofiya/edinstvo_biologicheskogo_sotsialnogo_ponyatie_praktiki_subekt_predmetno_prakticheskoy_deyatelnosti_lichnost

Человек как субъект предметнопрактической деятельности

§ 1. Человек как субъект предметно-практической деятельности

Основным признаком, отличающим человека от животного мира, и основным условием, позволившим прачеловеку превратиться в человека, стать существом социальным, является осуществляемая людьми особая деятельность — орудийная, предметно-преобразующая деятельность, т. е. деятельность, связанная с целенаправленным преобразованием предметов окружающей среды с помощью орудий труда, или труд.

Осуществляя предметно-преобразующую деятельность, человек создает необходимые жизненные блага, средства и условия своего сушествования, удовлетворяя свои необходимые естественные (природные) и социальные потребности.

Центральной характеристикой этой деятельности является создание, изготовление орудий труда. Американский просветитель Б. Франклин определял человека как «животное, создающие орудия труда».

Орудия труда представляют собой предметную форму выражения того запаса навыков, умений, знаний, которые приобретает человеческое общество, они выступают как опредмеченная активность человека, как предметная форма его творческой деятельности.

Именно в форме орудий труда, прежде всего, происходит накопление достижений и успехов человечества, они составляют основу материальной культуры общества, основу его развития.

Совершенствование и развитие орудий труда выступает основой развития материального производства и обусловливает развитие процесса общественного разделения труда, процесса формирования социальных групп, связанных с определенным видом производства (профессиональной структуры общества), а также с существованием различных форм собственности на средства производства (социально-классовая структура общества).

В результате предметно-преобразующая деятельность определяет все многообразие форм и связей в обществе, видов действия и поведения людей, развитие языка и мышления.

Важнейшим фактором развития общества и человека является формирование и развитие языка (речи). Язык, или речь, представляет собой особую информационно-знаковую деятельность.

Язык служит средством воспроизведения (в знаковой форме) внешнего и внутреннего мира человека, процесса его жизнедеятельности и тем самым выступает как средство для передачи информации и коммуникации между людьми.

Основанием для развития языка стала предметно-преобразующая деятельность человека.

Создаваемые новые объекты — объекты «второй природы» — не только служили новыми средствами жизнедеятельности людей, но и выступали в функции знаков, обозначающих саму деятельность по их производству, способ их использования и связанные с этими объектами новые человеческие потребности. Словесные (звуковые и письменные) обозначения этих объектов и действий с ними выступали основой развития языка.

В языке не только фиксировались, выражались в словесной форме новые объекты «второй природы», которые создавались человеком, объекты «первой природы», которые вовлекались в человеческую деятельность, и сами многообразные формы деятельности человека.

Язык, в свою очередь, стимулировал развитие предметно-практической деятельности, позволяя не только более эффективно координировать действия людей, но, главное, позволяя продумывать (моделировать в словесной форме) и обсуждать ее перспективы и результаты.

Обыденная речь носит явный предметный характер, она развивалась как назывная, обозначающая деятельность. В актах называния происходит также сплочение и мобилизация людей, она обеспечивает координацию и стимуляцию человеческих действий.

Развитие языковой базы, обусловленной совместной предметно- преобразуюшей деятельностью человека, создавало основу для развития знаковой деятельности человека.

Вместо оперирования с реальными предметами человек мог оперировать со знаками, воспроизводя и конструируя в понятийной форме окружающий мир, а тем самым планируя и оценивая свою деятельность.

Таким образом, расширение предметнопрактической деятельности становилось основой развития человеческого мышления.

Page 3

Деятельность людей, как и поведение животных, не является самопроизвольной или случайной. В их основании лежат многочисленные потребности.

Потребности являются необходимым моментом существования развитых животных и человека. Они выступают как реализация свойства самосохранения и развития организмов в жизненной среде.

Именно потребности выступают объективной основой действий и поведения людей и животных.

Потребность есть свойство человека нуждаться, испытывать нужду в чем-либо, что является значимым для его существования. Например, в пище, когда он голоден, или в одежде, укрытии, когда испытывает холод. Поэтому принято различать саму потребность и предмет этой потребности.

Например, предметами человеческой потребности быть сытыми, одетыми, здоровыми выступают пища, одежда, медикаменты. В качестве предмета потребности могут выступать не только материальные объекты, но и связи, отношения, услуги, чувства, переживания ит. п. (например, быть уважаемым, быть нужным и т.

д.).

В основе системы потребностей человека лежат потребности в том, что необходимо для физического выживания, или организмические потребности (потребности есть, пить, дышать, вступать в половые связи и т. п.).

Однако этими потребностями не исчерпывается существование человека как социального существа.

Человек должен поддерживать не просто факт своего существования, факт своей жизни, но факт своего социального существования, социальной жизни.

Развитие человека происходит в условиях общественной жизнедеятельности, в системе сложившихся общественных связей, в условиях созданных предшествующими поколениями форм социальной жизни, средств и орудий труда, предметов «второй природы».

В этих условиях происходит формирование потребностей, определяющих существование человека в социальном мире.

Значимыми для сохранения человеческого существования становятся потребности в получении и передаче знаний и навыков, во взаимной помощи и поддержке, в ощущении безопасности и в общественном признании.

Люди не выбирают себе ни физиологических, ни социальных, ни духовных потребностей — они предписаны человеку его «родовой природой», с которой сознание человека должно считаться как с данностью.

Эти потребности людей, которые либо являются врожденными, либо вырабатываются в процессе общественной жизни, являются наиболее глубокими причинами человеческой деятельности. Они выступают как «первопричины» деятельности, которые составляют основу ее целевых причин.

За человеческими действиями стоит та или иная форма потребности, которая определяется не произволом сознания, а объективными законами телесной, психологической, социальной организации человеческой жизни.

Интерес — это определенная направленность сознания, направленность на нечто, необходимое человеку.

Другими словами, интерес представляет собой свойство людей осознавать потребность в различных объектах, способствующих удовлетворению их физиологических и социальных нужд, и стремиться к ее удовлетворению . Предметы интереса выступают как различные объекты (или связи), которые обладают свойством быть нужными человеку, т. е. обладать значимостью или ценностью.

Интерес выступает как свойство субъекта, выражающееся в его отношении к необходимым средствам удовлетворения потребности. Интерес означает сознательное отношение к потребности, опосредующее ее удовлетворение. Интерес характерен только для человеческой деятельности и практически отсутствует в поведении животных. Сознание переводит потребность в осмысленную цель деятельности.

Использование понятий «потребности» и «интерес» позволяет различать, с одной стороны, универсальные потребности человека, определяющие его родовую природу, а с другой — способы их удовлетворения конкретными людьми в конкретных исторических обстоятельствах.

Источник: https://studme.org/289690/sotsiologiya/subekt_predmetnoprakticheskoy_deyatelnosti

Что такое человек загадка антропосоциогенеза Человек как субъект предметно практической поведения общество

§ 1. Человек как субъект предметно-практической деятельности

1. Что такое человек? Загадка антропосоциогенеза

• Человек как субъект предметно-практической деятельности • Проблема антропосоциогенеза • Орудийная деятельность. Генезис самого труда • Социотворческая функция языка • Регулирование брачных отношений и возникновение первобытно-родовой общины • Нравственно-социальные запреты как фактор антропосоциогенеза • Первобытно-общинная организация и дозревание труда

• Все мы родом из предыстории

Человек как субъект предметно-практической деятельности

Со второй половины XIX века, когда стало общепризнанным, что человек — продукт биологической эволюции, центральным для всей антропологической проблематики сделался вопрос об основном отличии людей от высокоорганизованных животных и о научном объяснении этого отличия.

Поведение животного представляет собой одну из форм функционирования его организма. Именно структура организма обусловливает потребности животных и программы их поведения.

Всякое животное рождается на свет, уже будучи наделенным богатым набором инстинктов, которые заранее (и даже «с запасом») обеспечивают его приспособленность к известным условиям обитания, но именно поэтому ограничивают индивидуальные вариации поведения.

Животные генетически приурочены к видовым «поведенческим амплуа», и никакая нужда не научит, например, рысь вести себя так, как ведут себя волк или лиса.

Иначе обстоит дело с человеком. Все люди, живущие на Земле в течение по крайней мере 50 тыс. лет, относятся к одному и тому же биологическому виду — Homo sapiens (человек разумный). Этот факт общепризнан. Но вот никому пока не удалось отыскать врожденное «поведенческое амплуа» этого вида. Во-первых, по меткому выражению К.

Маркса, человек может вести себя «по мерке любого вида» (в качестве охотника, например, он способен применять самые удивительные комбинации выжидательной и преследовастельской тактики). Во-вторых — это, пожалуй, главное, — наблюдаются глубокие различия в поведении людей, принадлежащих исторически различным обществам или группам.

Но, может быть, именно эти «внутривидовые» различия и следует понимать как врожденные или, по крайней мере, биологически закрепляемые? Нет, это не так.

Мальчик-индеец, во младенчестве привезенный в Париж, со временем делается «стопроцентным парижанином».

Сын простолюдина, воспитанный в семье дворянина, усваивает все условности потомственного дворянского быта (то же можно сказать и о дворянском отпрыске, выросшем в семье крестьянина).

Многообразные различия, которые мы наблюдаем среди представителей вида Homo sapiens, свидетельствуют об индивидуальной вариативности поведения, неизвестной животному миру.

Не означает ли это, что к человеческим поступкам вообще нельзя прилагать понятие «заданной программы»? Отнюдь нет, просто применительно к людям понятие «программа» приобретает совершенно новый смысл. Генетические программы, определяющие инстинктивное поведение животных, фиксируются в молекулах ДНК.

Главными же средствами передачи программы, определяющей поведение людей, являются язык (членораздельная речь), показ и пример. Место «генетических инструкций» занимают нормы, место наследственности в строгом смысле слова — преемственность.

В большинстве современных антропологических, этнографических и социальных теорий специфичное для человека нормативно-преемственное программирование поведения называется культурой [1].

Ученые разных направлений сходятся в признании того, что именно культура, которая с детства осваивается человеческим индивидом, будучи заданной ему другими (взрослыми) представителями человеческого рода, играет решающую роль в определении человеческих поступков.

Культура же признается исходным отличительным признаком и самого типа сообщества, характерного для Homo sapiens.

1 Конкретный анализ данного понятия см. в главе «Культура».

Если понимать под обществом просто совокупность индивидов, которые живут в постоянном взаимодействии между собой, то придется признать наличие общества и у животных.

Объединение животных — это либо стадо, где над всеми «социальными инстинктами» еще доминирует индивидуальный инстинкт самосохранения, либо специфические объединения насекомых типа муравейника или улья, которые являются не сталью сообществом равноценных особей, сколько «коллективным сверхиндивидуумом», даже «сверхорганизмом», отдельные члены которого живут и действуют по принципу биофизиологического разделения функций. Только люди образуют общество в собственном смысле слова. И это означает, между прочим, что они не могут бьпъ ни возвращены в стадное состояние, ни приведены к функционально-иерархическому сочленению типа муравейника.

Чем же общество отличается от естественных, «псевдосоциальных» объединений животных особей? Прежде всего тем, что это целостность надбиологическая.

Она покоится не на функциональной дифференциации организмов и даже не на органической дифференциации их потребностей и стимулов, а на единстве культурных норм.

Общества в точном смысле слова нет там, где нет культуры, то есть «сверхприродной» нормативно-ценностной системы, регулирующей индивидуальное поведение. Таков один из важных выводов современной антропологии.

Итак, наличие культуры отличает человеческое общество от любого объединения животных особей. Однако оно еще не объясняет ни того, как общество возможно, ни того, как оно на деле возникло.

Выражаясь философским языком, культура — это форма, в которой развиваются и передаются из поколения в поколение взаимосвязи человеческих индивидов, но вовсе не причина, в силу которой они образуются и воспроизводятся.

Культура всегда уже предполагает систему жизнеобеспечения. Только там, где существует производство (постоянно возобновляющийся процесс труда), может иметь место социокультурное объединение людей.

Душевная жизнь человека рассматривается франком как обладающий всей полнотой реальности
Диалектико материалистическую теорию познания марксизма
Эта особенность отличает его от других форм познавательной деятельности человека
человек личности возрождения
Философское мировоззрение 18 мир

Источник: https://textfighter.org/teology/Philos/frol/chto_takoe_chelovek_zagadka_antroposotsiogeneza_chelovek_kak_subyekt_predmetno_prakticheskoi_povedeniya_obschestvo.php

Человек как субъект предметно-практической деятельности. Понятие общественных производительных сил

§ 1. Человек как субъект предметно-практической деятельности

Воспроизводство своей собственной физической жизни осуществляется людьми посредством труда. Именно в этом специфика общественного воспроизводства мат жизни в отличие от биосферы.

Люди начинают понимать себя как существа отличные от других живых существ только тогда, когда начинают производить необходимые для жизни материальные блага. И тот процесс, кот обеспечивает специфику воспроизводства мат жизни — это процесс труда.

Человек по своему положению в биосфере является гетеротрофом, поэтому, когда человек начинает производить необх для жизни мат блага, он производит их в таком виде, в кот они необходимы ему, прежде всего, для поддержания физической жизни, т. е. белки, жиры, углеводы (такие же, как есть в исходной природе). Возникает вопрос производства искусственных питат веществ.

Что такое труд, как способ, кот дает возможность человеку осуществлять воспроизводство его собственной мат жизни, т.е., прежде всего, обеспечивает его необходимыми питат веществами?

Труд – процесс взаимодействия ч-ка с природой, в ходе которого ч-к меняет вещество природы. Мы не можем создавать материю, можем превращать одну форму материи в другую. В ходе этого процесса, ч-к контролирует, регулирует обмен веществ между собой и природой. (определение из «Капитала» Маркса).

Человек отличается от животного тем, что он не просто присваивает предметы природы, а преобразует ее, взаимодействует с ней. В этом взаимодействии не предметы природы, а человек является активной, деятельной стороной. Эта активность и делает ч-ка субъектом. (цитата из словаря, в лекциях слов про субъект не нашла )

Что значит «превращ одну форму вещ-ва в другую»: ч-к выращивает животных, чтобы употреблять их в пищу. Эти животные, в свою очередь, питаются определенным растительным субстратом, кот человек не может употреблять.

Ч-к производит этот субстрат и дает его животным и таким образом превращает питат энергию этого субстрата в питат энергию тех веществ, кот составляют субстрат уже живого существа. В дальнейшем ч-к употребляет уже эту форму вещества.

Это и есть процесс производства, потому что в процессе производства происходит увеличение питат энергии вещества.

Кулинария не является процессом производства, т к в процессе кулинарии не происходит увеличение калорийности вещества.

Собирательство нельзя назвать про-вом, т к ч-к в этом прочесе ведет себя так же, как и любое др сущ-во, нет превращ формы вещества.

Нельзя говорить о труде животных, т к труд – целесообразная деятельность. Животное – просто как орудие труда, используется его мускульная сила.

Благодаря чел-ой деят-ти происходит перенос стоимости его рабочей силы, тех средств про-ва, кот он применяет, на конечный продукт. Именно чел-кая целесообр деят-ть переносит стоимость животного, кот человек дрессирует, готовит для участия в процессе про-ва. Животное не может изначально участвовать в процессе труда.

Труд – способ существования ч-ка.

Затрата способности к труду. Чел-к не тратит труд, т к труд – это процесс. Чел-к тратит мускульные, физические и нервные усилия (способности к труду)!

Нельзя говорить о стоим-ти труда, т к труд – это процесс, в кот создаются различные потребительные стоимости (продукты пит, одежда, жилье, средства производства) Можно говорить о ст-ти рабочей силы (способность к труду).

Труд опосредует все связи ч-ка с природой , в этом смысле он выступает основой бытия общества.

Передача питат вещ-ва: в биосфере – однозначно, по цепям питания (один ест другого). В обществе – продукт, кот производит человек, является объектом его деят-ти, жестко отделен от человека, находится вне. Этот предмет передается от одного ч-ка к др. – в этом специфика бытия общесв про-ва мат жизни.

Почему труд носит изначально общественный характер, не может быть индивидуальным:

Если посмотреть на процесс труда с точки зрения закона сохранения энергии, преобразов одной формы вещ-ва в др. требует от ч-ка затрат его мышечной, нервной энергии, следовательно, ч-к должен восстановит затраты тем питат вещ-вом, кот он произвел – это закон воспроизводства рабочей силы.

Если учесть, что процесс превращ формы вещ-ва в условиях, когда сам этот процесс неразвит, требует достаточного кол-ва времени (растение только через опред время начинает приносить плоды…). Поэтому в это время че-к, тратя энергию на поддержание жизни другого сущ-ва (вырещивая его), должен как-то сам воспроизводить свою энергию.

Как, если питат вещ-во еще не появилось? Брать эту энергию из биосферы ч-к не может, т к , нельзя одновременно заниматься собирательством и производством, поскольку собирательство тоже связано с расходованием энергий ч-ка и требует их восстановления.

Кроме того, с годами у человека теряется способность к труду, ч-к стареет, следовательно, нужно воспроизводить и чужую рабоч силу, кот поддержит его на старости. Для этого нужно кормить и мать, вынашивающую ребенка и самого ребенка потом – это явно непроизводственные затраты.

Поэтому концепция Робинзона – ч-ка, кот содержал себя , благодаря про-ву, становится нереальна. Ч-к может в биосфере, питаясь питат вещ-ми, кот производит биосфера. Но заниматься про-вом одному невозможно, поэтому про- во возникает только в том случае, ести есть опред численность народонаселения.

Эта численность народонас , благодаря кооперации усилий каждого индивида, создает ту массу энергии, кот способна произвести необходимое кол-во этих веществ для воспроизводства этих затрат.

Значит, человеческий труд является трудом общественным, люди совместно воспроизводят свою мат жизнь и это является необходимым, потому что кооперация их отдельных усилий создает качественно новую производительную силу , способную и произвести гораздо больше, чем отдельный индивид и, вместе с тем, сама сложнейшая иерархия тех связей, кот возникают в этой организации, позволяет решать самые разнообразные процессы. Один может заниматься про-вом питат веществ, другой – собирательством, третий – воспроизводством чужой мат жизни, выращивая детей. Вся эта иерархия чел-ской организации только при определенной численности способна выживать, исключительно занимаясь производством.

Поэтому, очевидно, люди занимались про-вом не изначально, возникнув в биосфере, а жили как животные, занимались собирательством, а только при опред численности начинает развив про-во.

Чем более приметивен труд, чем более он неразвит, тем большей численности народонаселения он требует.

Т к люди совместно, как некий конкретно-исторический коллектив, воспроизвдят свою мат жизнь, значит, неизбежно каким-то образом распределять готовый продукт между участниками про-ва.

Из общественного характера труда , связанного с организацией особого качества производит. сил , легко понять, что в процессе труда люди неизбежно вступают в отношения, кот не зависят от их воли и сознания.

Ни одно общество не сможет устранить пропорциональное распределение произведенного продукта.

Пропорции определяются тем качеством общественной организации, кот составляет производит силу этого общественно-исторического коллектива .

Мы знаем различные форма организации общественной жизни и различные формы пропорционального распределения. Например, в древнем архаическом об-ве господствовал принцип пропорцион-го распред «от каждого по способностям, каждому по труду», т е в зависимости от того, какое напряжение в прцессе про-ва испытывает человек, такую часть продукта он и получает.

Другое дело тип об-ва, связанный с разделение труда (РТ), здесь возникает рынок – механизм пропорционального распределения, которое подчиняется закону стоимости (основной экономич з-н). Нарушение этого з-на приводит к тому, что общественная дея-ть людей как целое осуществляться не может.

Смысл з-на стоимости = смысл з-на сохранения энергии, применимый к чел-кой дея-ти. Т. е. у людей есть опред масса потребностей , которая требует затрат чел-х усилий. Следовательно, в условиях рынка пропорциональное распределение осуществляется по общественно необходимым затратам труда.

Т е частные обособленные производители обменивают свой товар сообразно общественно необходимым затратам труда. Рынок и выявляет эту пропорцию при обмене.

Пропорция продиктована именно тем фактом, что все так или иначе являются участниками общ про-ва→тратят свои усилия →усилия должны быть воспроизведены. А как воспроизведены и устанавливается этой пропорцией. Пропорция не имеет отношения к воле и сознанию людей. Эти затраты труда составляют некие средние для общества затраты труда.

Основная идея Маркса (идея обще-х отношений про-ва) : Коль труд носит общественный характер , неизбежно то, что люди вступают в независящие от их воли и сознания отношения по поводу факторов про-ва, произведенного продукта, средств про-ва. Маркс исследовал это в «Капитале».

Если опровергать Маркса, нужно доказать, что труд не обладает изначально общественным характером, иначе неизбежно придется принять идею пропорционального распределения, идею того, что эти отношения являются определяющими, система образующими в структуре общественного про-ва.

Источник: https://poisk-ru.ru/s6849t1.html

Человек как субъект предметно-практической деятельности

§ 1. Человек как субъект предметно-практической деятельности

Со второй половины XIX века, когда стало общепризнанным, что человек — продукт биологической эволюции, центральным для всей антропологической проблематики сделался вопрос об основном отличии людей от высокоорганизованных животных и о научном объяснении этого отличия.

Поведение животного представляет собой одну из форм функционирования его организма. Именно структура организма детерминирует потребности животных и программы их поведения.

Всякое животное рождается на свет, уже будучи наделенным богатым набором инстинктов, которые заранее (и даже «с запасом») обеспечивают его приспособленность к известным условиям обитания, но именно поэтому ограничивают индивидуальные вариации поведения.

Животные генетически приурочены к видовым «поведенческим амплуа», и никакая нужда не научит, например, рысь вести себя так, как ведут себя волк или лиса.

Иначе обстоит дело с человеком. Все люди, живущие на Земле в течение по крайней мере 50 тыс. лет, относятся к одному и тому же биологическому виду — Homo sapiens (человек разумный). Этот факт общепризнан. Но вот никому пока не удалось отыскать врожденное «поведенческое амплуа» этого вида.

Во-первых, как метко выразился К. Маркс, человек может вести себя «по мерке любого вида» (в качестве охотника, например, он способен применять самые удивительные комбинации выжидательной и преследовательской тактики).

Во-вторых,— и это самое существенное — наблюдаются глубокие различия в поведении людей, принадлежащих исторически различным обществам или группам.

Но может быть, именно эти «внутривидовые» различия и следует понимать как врожденные или по крайней мере биологически закрепляемые? Нет, это не так.

Мальчик-индеец, во младенчестве привезенный в Париж, со временем делается «стопроцентным парижанином».

Сын простолюдина, воспитанный в семье дворянина, усваивает все условности потомственного дворянского быта (то же можно сказать и о дворянском отпрыске, выросшем в семье крестьянина).

Многообразные различия, которые мы видим среди представителей вида Homo sapiens, свидетельствуют об индивидуальной вариативности поведения, неизвестной животному миру.

Не означает ли это, что к человеческим поступкам вообще нельзя прилагать понятие «заданной программы»? Отнюдь нет, просто применительно к людям понятие «программа» приобретает совершенно новый смысл. Генетические программы, определяющие инстинктивное поведение животных, фиксируются в молекулах ДНК.

Главными же средствами передачи программы, определяющей поведение людей, являются язык (членораздельная речь), показ и пример. Место «генетических инструкций» занимают нормы, место наследственности в строгом смысле слова — преемственность.

В большинстве современных антропологических, этнографических и социальных теорий специфичное для человека нормативно-преемственное программирование поведения называется культурой.

Ученые разных направлений сходятся в признании того, что именно культура, которая с детства осваивается человеческим индивидом, будучи заданной ему другими (взрослыми) представителями человеческого рода, играет решающую роль в определении человеческих поступков.

Культура же признается исходным отличительным признаком и самого типа сообщества, характерного для Homo sapiens.

Если понимать под обществом просто совокупность индивидов, которые живут в постоянном взаимодействии между собой, то придется признать наличие общества и у животных. Именно такого взгляда неоправданно придерживаются многие исследователи немарксистской ориентации.

Объединение животных — это либо стадо, где над всеми «социальными инстинктами» еще доминирует индивидуальный инстинкт самосохранения, либо специфические объединения насекомых типа муравейника или улья, которые являются не столько сообществом равноценных особей, сколько «коллективным сверхиндивидуумом», даже «сверхорганизмом», отдельные члены которого живут и действуют по принципу биофизиологического разделения функций. Только люди образуют общество в собственном смысле слова. И это означает, между прочим, что они не могут быть ни возвращены в стадное состояние, ни приведены к функционально-иерархическому сочленению типа муравейника.

Чем же общество отличается от естественных, «псевдосоциальных» объединений животных особей? Прежде всего тем, что это целостность надбиологическая.

Она покоится не на функциональной дифференциации организмов и даже не на органической дифференциации их потребностей и стимулов, а на единстве культурных норм.

Общества в точном смысле слова нет там, где нет культуры, то есть «сверхприродной» нормативно-ценностной системы, регулирующей индивидуальное поведение. Таков один из важных выводов современной антропологии.

Итак, наличие культуры отличает человеческое общество от любого объединения животных особей. Однако оно еще не объясняет ни того, как общество возможно, ни того, как оно на деле возникло.

Выражаясь философским языком, культура — это форма, в которой развиваются и передаются из поколения в поколение взаимосвязи человеческих индивидов, но вовсе не причина, в силу которой они образуются и воспроизводятся.

Стремление объяснить общество как следствие культуры — характерная черта идеалистического истолкования общественной жизни. Приверженцы последнего издавна тяготели К отождествлению надбиологического с духовным и идеальноосознанным.

Вне поля зрения при этом оставались две важнейшие теоретические задачи.

Во-первых, выявление материальных надбиологических отношений; во-вторых, объяснение того, как, посредством какого простейшего реального акта люди сами отличили и продолжают отличать себя от животных.

Обе эти задачи были четко поставлены и обрисованы Марксом и Энгельсом. «Людей,— писали основоположники марксизма,— можно отличать от животных по сознанию, по религии — вообще по чему угодно.

Сами они начинают отличать себя от животных, как только начинают производить необходимые им жизненные средства — шаг, который обусловлен их телесной организацией.

Производя необходимые им жизненные средства, люди косвенным образом производят и саму свою материальную жизнь».

Социальное невозможно без производства. Только там, где существует производство (постоянно возобновляющийся процесс труда), может иметь место общество социокультурное объединение людей.

Оно образуется и воссоздается, поскольку совершается процесс, «в котором человек своей собственной деятельностью опосредствует, регулирует и контролирует обмен веществ между собой и природой». Поэтому общественное существо есть обязательно существо производящее.

Производство — не просто отличительный, но основополагающий признак Homo sapiens.

Материальное производство есть преобразование природных объектов, материальное творчество.

Оно вызывает на свет мир артефактов — «содеянных вещей», начиная с каменного наконечника стрелы и кончая луноходом.

Именно наличие элементов материальной культуры служит простейшим и вместе с тем надежнейшим свидетельством присутствия Homo sapiens внутри какого-то временного периода или пространственного ареала.

С возникновением ремесла, а затем и промышленной техники мир артефактов, создаваемая человеком «вторая природа», становится все шире и многообразнее.

Материальное производство как творчество, в котором воплощены различные физические и духовные способности человека, обозначается в марксистской философии понятием «предметно-практическая деятельность».

В принципе и в идеале понятие это имеет в виду осмысленную работу, воплощающуюся в некотором полезном (значимом для человека) продукте, а следовательно, обладающую осознанно целесообразным характером.

Оно (пусть неявным образом) уже содержит в себе представление о таких присущих человеку качествах действующего субъекта, как рациональное мышление, самосознание и способность выбора.

Маркс и Энгельс высоко ценили основные определения человека, выработанные мыслителями нового времени: «человек — существо разумное», «человек — существо, обладающее самосознанием», «человек — существо моральное и свободное».

Вместе с тем они требовали, чтобы определения эти были додуманы до конца — до понимания того обстоятельства, что и разум, и самосознание, и свобода как абстрактные характеристики человеческой активности непременно должны иметь корни в предметно-материальном действии.

Источник: https://filosofka.ru/human/chelovek-kak-subekt-predmetno-prakti/

Scicenter1
Добавить комментарий