1.1. О понятии научная революция: В истории и философии науки разговоры о научных революциях стали уже

Проблемы определения понятия «научная революция» — лекции на ПостНауке

1.1. О понятии научная революция: В истории и философии науки разговоры о научных революциях стали уже

ВИДЕО Было ли когда-нибудь такое историческое явление, как научная революция? Можем ли мы использовать этот термин в своих научных исследованиях? Обычно, когда говорят о научной революции XVII века, имеют в виду вполне конкретный исторический период между Коперником и Ньютоном — время, когда была предложена новая картина мироздания, с Солнцем в центре вместо Земли и с другими планетами Солнечной системы, вращающимися по своим орбитам вокруг Солнца, а не вокруг Земли, и до Ньютона, когда появилась фундаментальная работа «Математические начала натуральной философии», которая открыла путь для современного математического познания природы. Конечно же, никто из акторов всей этой драмы за все эти сто лет никогда выражения «научная революция» не слышал, не употреблял и, скорее всего, не понял бы. Бо́льшая часть этих людей думали скорее о возвращении к чему-то предшествующему, нежели к открытию чего-то нового. Сам Коперник говорил о пифагорейском учении, к которому следует вернуться. И надо сказать, что слово «революция», присутствующее в названии его книги «De revolutionibus», скорее бы правильнее было перевести как «возвращение», revolution, revolutio — return в переводе на английский. Хотя если мы посмотрим на ученых второй половины этого периода, на тех, которые были ближе к Ньютону, начиная с Кеплера, то Кеплер, Галилей, затем Бэкон начинают говорить о новом: «Новая астрономия» у Кеплера, «Две новые науки» у Галилея, «Новый Органон» у Бэкона, «Рассуждение о методе» у Декарта. И мы сразу же понимаем, что это новый метод, рождается что-то новое. Каким образом это новое связано с тем старым, к которому призывает Коперник? Можем ли мы это определять как революцию или нет?

Важно понимать, что в данном контексте слово «революция» — это метафора, на которую указал, пожалуй, первым Д’Аламбер, и потом она стала переходить из книги в книгу в сочинениях философов. Но в конце XVIII и в XIX веке под словом «революция» все-таки имелась в виду революция, совершенная в политическом смысле, — Великая французская революция. Надо сказать, что Великой французской революции предшествовала «Славная революция» 1688 года в Англии, а перед этим была Английская революция 1640 года. И по отношению ко всем этим политическим событиям термин «революция» тоже претерпевает точно такую же эволюцию, о которой я говорил в начале разговора. То есть «Славная революция» 1688 года — это скорее возвращение к славным прежним временам, в то время как Французская революция — это, безусловно, что-то новое и что-то радикально отличающееся от всего предыдущего.

Что такое «научная революция»?

Наверное, именно поэтому в XIX веке философы стали говорить о научной революции, которая произошла во времена Коперника, Галилея и Ньютона, как о чем-то таком, в результате чего родилась наука. Науки до этого не было, а наука стала.

Что это за наука? Как раз слова Д’Аламбера о том, что это, во-первых, соединение геометрии с физикой, во-вторых, проверка соединения эксперимента с вычислением.

Эксперимент мы не просто взяли и посмотрели, что получилось, а эксперимент, который доведен до числа, теория, которая доведена до числа, и эти два числа можно сравнить.

Это идеал науки, но современной ли? На самом деле то, о чем говорит Д’Аламбер, — это скорее не современная наука, а наука XVIII века, построенная по лекалу, заданному Ньютоном, и развивавшаяся на протяжении всего этого периода времени.

Что произошло потом? Прежде всего, появилась электродинамика. Конечно, создатель электродинамики Максвелл думал, что он открывает некий механический механизм — прошу прощения за плеоназм, но из песни, как говорится, слов не выкинешь.

Он считал, что электромагнитное поле представляет собой определенные упругие нити и шестеренки, приводящие заряды в действие. Но в действительности Максвелл открыл новую физическую сущность — электромагнитное поле, которое не укладывалось в механистическую картину мира Ньютона.

Потом последовали открытия новых теорий: теории относительности, квантовой теории — сначала старой, потом новой, и это не укладывается в идею классической науки. Произошла новая революция? Это новая научная революция! То есть научных революций две! Если научных революций две, то их, наверное, много.

И это идея, которая стала доминировать во второй половине XX века, когда Кун предложил свою идею научных революций.

Его идея научных революций опирается на такое понятие, как «парадигма». На самом деле Кун сам признавался, что сначала хотел использовать понятие «образец». Есть образец, который создается одними и копируется другими.

Наука — это некая практика, и в этой практике есть учителя, которые показывают своим ученикам, что они должны делать. Но потом Кун все-таки отказался от слова «образец» и решил воспользоваться гораздо менее определенным, но зато, как он думал, гораздо более точно определяемым словом «парадигма».

Парадигма — это учебник, по которому все учатся. Например, на протяжении целого столетия, а может быть, и больше, для всех физиков учебником был труд Ньютона «Математические начала в натуральной философии». Потом возникла необходимость как-то его дополнять, а потом его переписали.

Появляется новая парадигма, новый учебник, учить нужно идеи по-новому, и произошла научная революция. В действительности идея Куна отрицает саму идею научной революции.

Множественность научных революций означает, что научной революции не было. Наука просто так развивается, неким конвульсивным образом, когда происходят какие-то конечные скачки. Мы открываем что-то новое, но это новое сразу заставляет переписывать учебники.

Тем не менее то понятие классической науки, которое принесла с собой научная революция опять же в некотором ретроспективном плане, тоже никуда не делось. Если мы говорим о классической науке, то можем поговорить и о доклассической науке. Значит, наука не родилась в процессе великой научной революции — она трансформировалась.

Если у нас есть вторая научная революция, то это не означает, что классическая наука трансформировалась. Это значит, что она осталась неким историческим явлением, но наряду с ней появилась неклассическая наука, постклассическая наука.

Мы оказываемся в некотором поле множественности разных форм научного знания, которые смогут сосуществовать, могут сменять друг друга, и это тот способ, с помощью которого современные науковеды, современные философы науки стараются понять, как же происходит трансформация научного знания в процессе его развития.

На мой взгляд, наиболее интересно, когда разные формы знания оказываются в пределах одного и того же географического места. Скажем, перенос знания из Западной Европы в Россию — основание Российской Императорской Академии наук.

Была тогда доклассическая наука? Как это ни удивительно, доклассическая наука в России была, причем она существовала в виде иезуитских школ, которые сначала добрались из Польши в Киев, из Киева в Москву, и потом, когда уже был основан Санкт-Петербург, были определенные попытки создать иезуитские школы в Санкт-Петербурге.

По каким-то причинам царь Петр оказался тем человеком, который решительно этому воспротивился и принес другую науку, протестантскую, которая оказалась гораздо больше связана с физикой Ньютона, чем с физикой Аристотеля, сторонниками которой по понятным причинам были иезуиты.

Другой не менее интересный пример встречи классических и доклассических форм знания — это китайское общество, китайский двор, где как раз именно иезуиты оказались носителями классической науки именно потому, что астрономические и математические открытия XVII века были очень полезны для их внедрения в китайскую среду.

Их измерения с помощью телескопов, их умение строить астрономические таблицы, их умение производить математические вычисления — все это требовало методов, которые открывались в Европе XVII века и очень быстро попадали в Китай.

Я думаю, что не будет большим преувеличением сказать, что современная наука — это наука не классическая, а это наука нового типа. Это наука, которая развивается, к сожалению, в очень большой степени незаметным для общества образом.

Это наука, о существовании которой общество узнает только через приложения, главным образом технические.

Однако эта наука развивается сейчас очень быстро, и я думаю, что очень скоро возникнет ситуация, в которой мы сможем говорить о новой научно-технической революции.

Источник: https://postnauka.ru/video/57672

16. Понятие научной революции. Эволюции и революции в развитии науки

1.1. О понятии научная революция: В истории и философии науки разговоры о научных революциях стали уже

Эволюция науки – экстенсивный способ развития научного знания (в частности, конкретизация фундаментальных теорий посредством расширения сферы их приложения).
Эволюция науки – это этап количественных изменений науки − постепенное накопление новых фактов, наблюдений, экспериментальных данных в рамках существующих научных концепций.

В связи с этим идет процесс расширения, уточнения уже сформулированных теорий, понятий и принципов.

На определенном этапе этого процесса и в определенной его «точке» происходит прорыв непрерывности, скачок, коренная ломка фундаментальных законов и принципов вследствие того, что они не объясняют новых фактов и новых открытий. Это и есть коренные качественные изменения в развитии науки, т.е. научные революции.

Научные революции – это вид новаций, которые отличаются от других видов не столько характером и механизмами своего генезиса, сколько своей значимостью, своими последствиями для развития науки и культуры.

Примерами таких революций являются:

  1. создание гелиоцентрической системы мира (Коперник),
  2. формирование классической механики и экспериментального естествознания (Галилей, Кеплер и особенно Ньютон),
  3. революция в естествознании конца XIX − начала XX в. − возникновение теории относительности и квантовой механики (А. Эйнштейн, М. Планк, Н. Бор, В. Гейзенберг и др.).

Крупные изменения происходят в современной науке, особенно связанные с формированием и бурным развитием синергетики (теории самоорганизации целостных развивающихся систем), электроники, генной инженерии и т.п.

В философии науки принято выделять три типа глобальных научных революций, обусловленных появлением трех типов рациональности – классической, неклассической и постнеклассической.

1-ая научная революция

Первая научная революция произошла в XVII в. Ее результатом было возникновение классической европейской науки, прежде всего, механики, а позже физики. В ходе этой революции сформировался особый тип рациональности, получивший название научного.

  • 1. Бытие перестало рассматриваться как Абсолют, Бог, Единое. Величественный античный Космос был отождествлен с природой, которая рассматривалась как единственная истинная реальность, из которой был вытеснен духовный компонент. Первые естественные науки − механика и физика − изучали этот вещественный универсум как набор статичных объектив, которые не развиваются, не изменяются.
  • 2. Восторжествовал объективизм, базирующийся на представлении о том, что знание о природе не зависит от познавательных процедур, осуществляемых исследователем. Разум человеческий дистанцировался от вещей.
  • 3. Не отказываясь от открытой античной философией способности мышления работать с идеальными объектами, наука Нового времени признавала правомерность только тех идеальных конструктов, которые можно контролируемо воспроизвести, сконструировать бесконечное количество раз в эксперименте.
  • 4. Основным содержанием тождества, мышления и бытия становится признание возможности отыскать такую одну единственную идеальную конструкцию, которая полностью соответствовала бы изучаемому объекту, обеспечивая тем самым однозначность содержания истинного знания.
  • 5. Наука отказалась вводить в процедуры объяснения не только конечную цель в качестве главной в мироздании и в деятельности разума, но и цель вообще. Изъятие целевой причины превратило природу в незавершенный ряд явлений и событий, не связанных внутренним смыслом, создающим органическую целостность. Научная рациональность стала объяснять все явления путем, установления между ними механической причинно-следственной связи.

2-ая научная революция

Вторая научная революция произошла в конце XVIII − первой половине XIX в.

Несмотря на то, что к началу XX в. идеал классического естествознания не претерпел значительных изменений, все же есть все основания говорить о второй научной революции.

Произошел переход от классической науки, ориентированной в основном на изучение механических и физических явлений, к дисциплинарно организованной науке. Появление таких наук, как биология, химия, геология и др.

, способствовало тому, что механическая картина мира перестает быть общезначимой и общемировоззренческой.

Появляются первые намеки на необходимость ввести субъективный фактор в содержание научного знания, что неизбежно приводило к ослаблению жесткости принципа тождества мышления и бытия, характерного для классической науки. Как известно, физика была лидером естествознания, а потому «поворот» ученых-физиков в сторону неклассического мышления, безусловно, можно рассматривать как начало возникновения парадигмы неклассической науки.

3-я научная революция

Третья научная революция охватывает период с конца XIX в. до середины .XX в. и характеризуется появлением неклассического естествознания и соответствующего ему типа рациональности. Революционные преобразования произошли сразу во многих науках:

  • в физике были разработаны релятивистская и квантовая теории,
  • в биологии − генетика,
  • в химии − квантовая химия и т.д.

В центр исследовательских программ выдвигается изучение объектов микромира.

  • 1. Ученые согласились с тем, что мышлению объект не дан в его первозданном состоянии; оно изучает не объект, как он есть сам по себе, а то, как явилось наблюдателю взаимодействие объекта с прибором.
  • 2. Так как любой эксперимент проводит исследователь, то проблема истины напрямую становится связанной с его деятельностью. Некоторые мыслители прокомментировали подробную ситуацию так: «Ученый задает природе вопросы и сам же на них отвечает».
  • 3. Ученые и философы поставили вопрос о «непрозрачности» бытия, что блокировало возможности субъекта познания реализовывать идеальные модели и проекты, вырабатываемые рациональным сознанием. В итоге принцип тождества мышления и бытия продолжал «размываться».
  • 4. В противовес идеалу единственно научной теории, стала допускаться истинность нескольких отличающихся друг от друга теоретических описаний одного и того же объекта. Исследователи столкнулись с необходимостью признать относительную истинность теорий и картины природы, выработанной на том или ином этапе развития естествознания.

4-я научная революция

Четвертая научная революция совершилась в последнюю треть XX столетия.
Она связана с появлением особых объектов исследования, что привело к радикальным изменениям в основаниях науки. Рождается постнеклассическая наука, объектами изучения которой становятся исторически развивающиеся системы. Ее основные характеристики состоят в следующем.

  • 1. Если в неклассической науке идеал исторической реконструкции использовался преимущественно в гуманитарных науках, то в постнеклассической науке историческая реконструкция как тип теоретического знания стала использоваться даже в физике элементарных частиц, что привело к изменению картины мира.
  • 2. В ходе разработки идей термодинамики неравновесных процессов, возникло новое направление в научных дисциплинах − синергетика.
  • 3. Если учесть, что этот выбор необратим, то действия исследователя с такими системами требуют принципиально иных стратегий. Субъект познания больше не является внешним наблюдателем, существование которого безразлично для объекта.
  • 4. Постнеклассическая наука впервые обратилась к изучению таких исторически развивающихся систем, непосредственным компонентом которых является сам человек.
  • 5. При изучении систем включающих человека с его преобразовательной производственной деятельностью необходимо включение оценок общественно-социального, этического характера.

Источник: http://fkn.ktu10.com/?q=node/8031

Революции и малые изменения в науке

1.1. О понятии научная революция: В истории и философии науки разговоры о научных революциях стали уже

В философии науки в работах, посвященных динамике научного познания, сложилось противопоставление революции и эволюции. Хотя эти понятия многозначны сами по себе, это различие проходит в основном по двум аспектам:

  • 1) эволюция — это малые научные изменения, революция — крупные;
  • 2) эволюция сохраняет преемственность, опирается на прежние научные представления, вырастает из них; революция — разрыв с прежними представлениями, радикально новое состояние науки.

В некотором смысле, это также два разных подхода к пониманию роста научного знания вообще. «Эволюционный» — предполагает в большей мере единство науки, «революционный» — резкие изменения науки, ставящие под сомнение ее единство.

Впрочем, противопоставление «эволюция/революция» становится сегодня все более размытым и условным.

Понятие научной революции

Крупные преобразования научного знания принято называть научными революциями. Научная революция порождает целый каскад событий — смену главенствующей парадигмы, новую расстановку проблем, обновление терминологии, появление новых научных направлений, модификацию научных методов и научной техники и даже, возможно, изменения в целях и ценностях научной области или группы областей.

Движущие силы революций — сложные комплексы факторов, включающие в том числе и открытие новых фактов, и изобретение новых инструментов, и мировоззренческие сдвиги. Каждое фундаментальное преобразование изучается историками науки с разных сторон, во всей полноте его конкретных проявлений. Но вопрос о главных движущих силах и механизмах крупных научных изменений еще остается открытым.

Обсуждаются также вопросы о том, сколько явных революций следует различать в истории науки и каковы критерии научной революции вообще — какой меркой можно измерить масштаб данного изменения, чтобы его можно было охарактеризовать как малое, среднее или революционное.

Подробный исторический анализ крупных изменений в пауке проведен в обстоятельной работе И. Коэна «Революция в науке» (1984)[1]. Не давая четкого определения термина «научная революция», Коэн предлагает ряд критериев, по которым историки науки могут квалифицировать событие как революционное. К ним относятся:

  • 1) свидетельства современников изучаемого события (причем не только ученых);
  • 2) более поздние документальные свидетельства, где подтверждается, что произошла революция;
  • 3) согласие в оценках со стороны компетентных историков науки и философии;
  • 4) согласие в оценках со стороны современных ученых, работающих в данной области.

Однако эти критерии лишь определяют как минимум достаточные условия для того, чтобы судить о наличии действительно крупного события, но требуют при этом дальнейших детальных исследований. Сам же термин «научная революция» — это, по Коэну, лишь некая историческая метафора для обозначения крупных изменений в науке[2].

Действительно, термин «научная революция» используют очень широко; но во множестве случаев эта метафора ничего не разъясняет, а лишь запутывает дело. Даже давно установившееся и ставшее привычным понятие Научной революции (XVI—XVII вв.

) при ближайшем рассмотрении оказывается проблематичным. Как верно замечает И.

Коэн, трудно согласиться с тем, что долгий период почти в полтора века можно называть революцией, скорее, эго длительный процесс сложного и многостороннего реформирования науки[3].

Интуитивно мы связываем с научной революцией представление о глубоком потрясении и трансформации знаний. Революционность новой теории состоит прежде всего в появлении каких-то существенно новых теоретических элементов, изучаемых объектов, ракурсов рассмотрения, которых не было (и в определенном смысле не могло быть) в старой системе знаний.

Например, теорию Дарвина называют революционной по тому значительному расхождению с прежней биологией, которое она предполагала.

Ведь в биологии того времени установилось представление о биологическом виде как о чем-то абсолютно неизменном, стабильном: его аналогом могло служить понятие атома в классической физике.

Теория Дарвина же говорит о процессах естественного изменения видов (что, соответственно, можно сравнить разве что с открытием радиоактивности в физике)!

Существенное потрясение знаний, которое называют революционным, как правило, выходит за рамки одной дисциплины, влияет на многие науки, а также на сферу культуры и повседневные взгляды.

В этом случае могут подвергнуться пересмотру даже представления здравого смысла — как это было, например, в связи с работами Н. Коперника, Н. И. Лобачевского, А. Эйнштейна. Это, пожалуй, самый сильный и яркий эффект научных революций; и, конечно, в истории науки таких глобальных революций было немного.

В то же время в различных областях наук тоже происходят крупные изменения, которые специалисты расценивают как революционные.

Таким образом, понятие научной революции обозначает крупные, значительные изменения в науке, однако оставляет пространство для более детального анализа как единиц изменений, так и конкретных причин этих событий, их механизмов, следствий (ближайших научных и более широких).

< Предыдущая СОДЕРЖАНИЕ Следующая >

Посмотреть оригинал

Предлагают различать научные революции по степени их масштабности — крупные, средние, малые (В. В. Казютинский, Н. И. Родный). Так, можно выделить:

  • глобальные революции — формирующие совершенно новый взгляд на мир;
  • революции в отдельных фундаментальных науках — преобразующие их основы, но не содержащие глобального мировоззренческого переворота;
  • микрореволюции — создающие новые подходы в различных научных областях[1].

Можно также различать крупные научные преобразования по их содержательным результатам. В зависимости от трансформации того или иного параметра научного познания, выделяют следующие четыре типа изменений (II. И. Кузнецова и М. А. Розов):

  • 1) появление новых фундаментальных концепций;
  • 2) разработка (или заимствование) новых методов исследования;
  • 3) открытие новых объектов исследования;
  • 4) формирование новых методологических программ.

Поскольку названные параметры взаимосвязаны, то обычно революционное изменение является комплексным, затрагивает сразу несколько указанных параметров[2].

Источник: https://studme.org/102624/filosofiya/revolyutsii_malye_izmeneniya_nauke

1. Понятие «научная революция»

1.1. О понятии научная революция: В истории и философии науки разговоры о научных революциях стали уже

Научная революция(НР) – период (этап) развития науки,связанный с качественным изменениемее содержания, методов, структуры,функций. Характер НР зависит от еемасштаба, последствий для развитиянауки.

2 вида НР: глобальные(знаменуют переход от одногокультурно-исторического типа науки кдругому) и локальные (связаны с качественнымизменением содержания знания в какой-либообласти знания или науки – физики,астрономии, математике, истории).

Примерыпервых – переход от античной науки ксредневековой, от средневековой – кнауке Нового времени, от классическойнауки – к неклассической. На глобальныеНР влияют, как правило, общекультурные(духовные, материальные) и социальные(смена типа общества) факторы.

Примерывторых — переход от модели Птолемея кмодели Коперника в астрономии, отмарксизма к иным теориям в отечественномобществознании конца 80-х гг. Они, крометого, обусловлены и психологическимифакторами (ученые как бы должны перейтив новую веру).

2. Модель научной революции т.Куна и ее методологическое значение

Т. Кун в работе«Структура научных революций» занялсяанализом именно локальных НР. Работална примере коперниканской революции вастрономии. Научное знание обобщаетсяв форме теорий. Следовательно, НРстремится пересмотреть содержаниесуществующей (господствующей) теориив свете новых гипотез, обладающихпреимуществами в решении проблем, скоторыми плохо справляется стараятеория.

Парадигмальнаямодель научного знания утверждает, чтоученый в своей деятельности руководствуетсяопределенной дисциплинарной матрицей(парадигмой), принятой научным сообществом.По сути, господствующей на данный моментв этой сфере науки базовой теорией идиктуемой ей картиной мира.

ПарадигмуКун определяет как «одно или несколькопрошлых научных достижений, которые втечение некоторого времени признаютсянаучным сообществом как основа дляразвития его дальнейшей практическойдеятельности» (Кун Т. Структура научныхреволюций. М., 1975. С. 27).

Парадигме следуютзначительные группы ученых, длительныйпериод времени, не обращая внимания напоявляющиеся аномалии, т.е. аспектыпроблемы, которые парадигма не объясняет.

3 стадии в развитиипарадигмы в позиции Куна: предпарадигмальная(будущая парадигма находится в состояниистановления, у нее много оппонентов),парадигмальная (период безраздельногогосподства парадигмы, например,Ньтоновской физики), постпарадигмальный(возрастает критика бывшей господствующейтеории, происходит резкое размежеваниеее сторонников, пока занимающих высокиеадминистративные посты в науке ипротивников). Иногда парадигмы неменяются долго (механика Ньютонагосподствовала 200 лет), иногда – отказот старой парадигмы происходит быстро(за сто лет: от Птолемея к Копернику).

Парадигма подобнаживому существу: рождается, живет,умирает.

Главный вопрос:почему парадигма меняется? Кун: процессполностью рационального объяснения неимеет, сходен с революционным переворотом.Лакатос считает выбор в пользу той илииной «исследовательской программы» -видом конвенции в научном сообществе.Значит, в процессе выбора парадигмыимеется иррациональный момент. Парадигмы,их изменение тесно связано со сменойпоколений в науке.

Кун выделил вистории науки два периода: нормальнойнауки (когдадействительность объясняется существующейпарадигмой и с ее помощью решаютсябольшинство возникающих проблем -«гловоломок») и научныереволюции (НР).В последнем случае возникают новыепарадигмы, разрушающие традиции.

Отсюданельзя полностью согласиться скумулятивистской теорией, котораяобъясняет развитие науки постепеннымнакоплением все новых знаний, фактов,концепций. Предпосылки для преодоленияпериода нормальной науки накапливаютсяв нем самом, когда парадигма не в состоянииобъяснить те или иные факты, явления(как правило, для этого случая придумываютспециальные гипотезы – adhoc).

Так, Птолемей и его сторонники добавлялиэпициклы для объяснения движения планет,не укладывающегося в геоцентрическуюсистему мироздания. Гелиоцентризмпокончил с этими трудностями, поставивв центр Вселенной Солнце, что ознаменовалоновую парадигму.

Кун пишет: «Переход отпарадигмы в кризисный период к новойпарадигме, от которой может родитьсяновая традиция нормальной науки,представляет собой процесс далеко некумулятивный и не такой, который мог быбыть осуществлен посредством болеечеткой разработки или расширения старойпарадигмы».

Наука у Кунаразвивается по стадиям: нормальнаянаука – ее кризис – научная революция(опирается на новую парадигму) – новаянормальная наука (базирующаяся на новойпарадигме как базовой). Сходно с эволюциейсистем в синергетике: равновесные –хаос – точка бифуркации – новая система.

Источник: https://studfile.net/preview/1672253/page:6/

Scicenter1
Добавить комментарий