2.3. Возмещение убытков в случае расторжения договора

Возмещение убытков при прекращении договора

2.3. Возмещение убытков в случае расторжения договора

1. Статья 393.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) регламентирует порядок возмещения убытков при прекращении договора.

Согласно пункту 1 указанной нормы: В случае, если неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен его аналогичный договор, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям договора, заключенного взамен прекращенного договора.

В соответствии с пунктом 2 ст. 393.

1 ГК РФ: Если кредитор не заключил аналогичный договор взамен прекращенного договора, но в отношении предусмотренного прекращенным договором исполнения имеется текущая цена на сопоставимые товары, работы или услуги, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой.

Текущей ценой признается цена, взимаемая в момент прекращения договора за сопоставимые товары, работы или услуги в месте, где должен был быть исполнен договор, а при отсутствии текущей цены в указанном месте — цена, которая применялась в другом месте и может служить разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов.

2. В силу пункта 1 ст.

405 ГК РФ должник, просрочивший исполнение, отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой, и за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения.

Согласно пункту 2 указанной статьи, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков.

Таким образом, по смыслу статьи 393.1 ГК РФ, пунктов 1 и 2 статьи 405 ГК РФ, риски изменения цен на сопоставимые товары, работы или услуги возлагаются на сторону, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора которой повлекло его досрочное прекращение, например, в результате расторжения договора в судебном порядке или одностороннего отказа другой стороны от исполнения обязательства.

В указанном случае убытки в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой возмещаются соответствующей стороной независимо от того, заключалась ли другой стороной взамен прекращенного договора аналогичная (замещающая) сделка. Если в отношении предусмотренного прекращенным договором исполнения имеется текущая цена на сопоставимые товары, работы или услуги, кредитор вправе потребовать от должника возмещения таких убытков и тогда, когда замещающая сделка им не заключалась.

3.

Если кредитор заключил замещающую сделку взамен прекращенного договора, он вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям замещающей сделки. Кредитором могут быть заключены несколько сделок, которые замещают расторгнутый договор, либо приобретены аналогичные товары или их заменители в той же или в иной местности и т.п.

Добросовестность кредитора и разумность его действий при заключении замещающей сделки предполагаются.

Однако должник вправе представить доказательства того, что кредитор действовал недобросовестно и/или неразумно и, заключая замещающую сделку, умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению. Например, должник вправе представлять доказательства чрезмерного несоответствия цены замещающей сделки текущей цене, определяемой на момент ее заключения по правилам пункта 2 статьи 393.1 ГК РФ.

4. Согласно пункту 3 ст. 308 ГК РФ обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

Следовательно, заключение замещающей сделки до прекращения первоначального обязательства не влияет на обязанность должника по осуществлению исполнения в натуре и на обязанность кредитора по принятию такого исполнения.

Кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценами в первоначальном договоре и такой замещающей сделке при условии, что впоследствии первоначальный договор был прекращен в связи с нарушением обязательства, которое вызвало заключение этой замещающей сделки.

5. Удовлетворение требований кредитора о взыскании с должника убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой либо ценой замещающей сделки не освобождает должника от возмещения иных убытков, причиненных кредитору.

Источник: https://uslugijurista.ru/arbitrazhnaya-praktika-obzory-i-analiz/vozmeshchenie-ubytkov-pri-prekrashchenii-dogovora

Требование о возмещении убытков как способ прекращения обязательств

2.3. Возмещение убытков в случае расторжения договора

Чеговадзе Татьяна Александровна, директор ЮА ООО «Цезиус-НН».

Автор обосновывает, что при отказе от договора или при его расторжении по одностороннему требованию способом прекращения уже возникших обязательств является возмещение убытков.

Ключевые слова: способы прекращения обязательств, односторонний отказ от договора, расторжение нарушенного договора, прекращение гражданского правоотношения, компенсаторные и восполнительные убытки, возмещение убытков.

Demand of compensation of losses as a means of termination of obligations

T.A. Chegovadze

Chegovadze T.A., director, Juridical Agency LLS «Tsezius-NN».

The author confirms that in case of refusal from the contract or unilateral dissolution thereof, the compensation of losses is a means of termination of already appeared obligations.

Key words: means of termination of obligations, unilateral refusal from a contract, dissolution of a violated contract, termination of a civil legal relation, compensatory and supplementary losses, compensation of losses.

Развитие учения о способах прекращения обязательств привело к оживлению цивилистической мысли — в научный оборот введена категория «право на прекращение обязательства» с предложением рассматривать прекращение обязательств в качестве юридического последствия или «как реальный правовой результат действия наступившего юридического факта (или фактического состава) на обязательственное правоотношение, в результате которого это отношение трансформируется (изменяется) или прекращает свое существование» . Тем самым прекращение обязательства — это ступенчатый процесс появления и осуществления права на прекращение обязательства одним из способов, предусмотренных законом.

Егорова М.А. Прекращение обязательств: опыт системного исследования правового института: Монография. М.: Статут, 2014. С. 14 — 16.

Традиционно способы прекращения обязательств исследуются применительно к нормам главы 26 ГК. Но есть примеры прекращения обязательств и другими способами.

Так, если при действующем договоре аренды заключается договор о продаже арендованного имущества, обязательство аренды прекращается, но не совпадением должника и кредитора в одном лице, как это регулируется ст. 413 ГК, а отпадением правового основания.

По общему правилу переход права собственности на арендуемое имущество влечет перемену лиц на стороне арендодателя, но обязательство аренды не прекращает. Если же арендованное имущество продается арендатору, он становится его собственником, начинает пользоваться им как своим, вследствие чего обязательство оплачивать аренду более не существует.

Судебная практика в таких случаях свои выводы делает, не применяя ст.

413 ГК РФ: «При рассмотрении споров, связанных со взысканием платы за пользование имуществом, переданным в аренду и впоследствии приобретенным арендатором на основании договора купли-продажи, судам необходимо руководствоваться следующим: заключение договора купли-продажи арендованного имущества прекращает на будущее время обязательство по внесению арендной платы» . В данном случае обязательство по внесению арендных платежей прекращает свое существование под воздействием юридического факта заключения договора купли-продажи, равно как и обязательство арендодателя предоставлять имущество в аренду — он теперь не собственник.

См.: ст. 617 ГК РФ // СПС «КонсультантПлюс».
Постановление Пленума ВАС РФ от 17 ноября 2011 г. N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» (ред. от 25.12.2013) // СПС «КонсультантПлюс».

Встречаются мнения со ссылкой на п. 1 ст. 414 ГК РФ, что, «заключая договор купли-продажи недвижимого имущества, которое ранее было объектом аренды, стороны заменяют обязательство бывшего арендатора по внесению арендных платежей на обязательство по оплате объекта купли-продажи…

Правовые последствия, возникающие вследствие заключения договора купли-продажи, охватывают правовые последствия аренды, заменяют их…» .

Но обязательство арендных платежей за пользование имуществом не может трансформироваться в обязательство оплатить цену проданного имущества — это различные виды действий, они перечислены в законе, и нормы соответствующих гражданско-правовых конструкций закрепляют типичные условия совершения действий каждого отдельного вида .

Замена первоначального обязательства, существовавшего между сторонами, другим обязательством между теми же лицами, устанавливающим иной предмет или способ исполнения, происходит под воздействием факта заключения соглашения о новации. Как справедливо отмечено учеными: «Новация опосредует реализацию модели замены исполнения обязательства.

Замена исполнения как модель прекращения обязательства предполагает сохранение правовой связи субъектов обязательства после совершения сделки по замене исполнения» .

А при продаже имущества арендатору нет изменения предмета или способа исполнения одного и того же обязательства, это обязательство прекращено в результате воздействия на арендное правоотношение факта заключения договора о продаже.

Деньги за проданное имущество платятся во исполнение совершенно иного самостоятельного обязательства, возникающего из факта заключения другого договора. Суды исходят из прекращения арендного правоотношения в связи с заключением договора купли-продажи того же самого объекта недвижимого имущества , указывая, что арендная плата, внесенная после заключения договора купли-продажи, может быть взыскана арендатором в качестве неосновательного обогащения , т.е. не как переплата арендных платежей. Тем самым обязательство может прекращаться вследствие прекращения всего правоотношения, когда обязательственная связь сторон распадается под воздействием нового юридического факта, а не модифицируется в связи с модификацией обязанностей одной из сторон по правилам главы 26 ГК.

Никифорова Е. Еще не собственник, но уже не арендатор // ЭЖ-Юрист. 2012. N 6. С. 1, 5. Чеговадзе Л.А., Кондратьева Е.А. Действия по исполнению договорных обязательств // Вестник Пермского университета. 2008. Вып. 1(1). С. 74 — 75. Егорова М.А. Указ. соч. С. 233. См.: Постановления ФАС ДО от 29 августа 2011 г. N Ф03-3732/2011; ФАС ЗСО от 29 сентября 2011 г. по делу N А45-20156/2010, от 29 июля 2011 г. по делу N А45-20139/2010; ФАС ПО от 11 мая 2011 г. по делу N А12-14004/2010; ФАС СЗО от 6 июня 2011 г. по делу N А26-5971/2010 // СПС «КонсультантПлюс».

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27 февраля 2013 г. по делу N А82-6434/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Обязательства — это срочные двусторонние правоотношения, прекращающиеся надлежащим исполнением обеими сторонами. Но иногда они прекращаются, даже если исполнены лишь одной стороной: в п. 1 ст.

407 ГК РФ указано, что обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором, а в п. 2 ст. 407 ГК говорится, что обязательство может быть прекращено по требованию только одной из сторон.

Представляет научный интерес правовой эффект требования одной стороны о прекращении обязательства: как факт предъявления этого требования действует на обязательственное правоотношение — трансформирует его или сразу прекращает?

Прекращение обязательства по требованию одной из сторон допускается, если это предусмотрено законом или договором, с учетом еще одного общего правила, закрепленного ст. 310 ГК, о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательств.

Поэтому судебная практика занимает такую позицию, что прекращение договора не означает с неизбежностью прекращение возникших из него обязательств. Начиная с 2005 г.

Президиум ВАС РФ применяет два важных правила, сформулированные в одном из обзоров практики : 1) «односторонний отказ заказчика от исполнения договора возмездного оказания услуг не прекращает обязательства заказчика оплатить исполнителю необходимые расходы, которые он понес в счет еще не оказанных до момента одностороннего отказа заказчика от исполнения договора услуг»; и 2) «расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время, не лишая кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора». В 2012 г. эти правила расширены в п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»: в случае расторжения договора, из которого возникли обязательства, обеспеченные поручительством, поручительство продолжает обеспечивать те из них, которые сохраняются при расторжении такого договора (например, основная сумма долга и проценты по кредитному договору, задолженность по выплате арендной платы). В 2014 г. Пленумом ВАС РФ принято Постановление от 6 июня 2014 г. N 35 «О последствиях расторжения договора», где занятая ранее позиция изложена так: «Все условия расторгнутого договора о процентах, неустойке, а также все обязательства, обеспечивающие исполнение обязанности по возврату имущества, сохраняются до полного исполнения этой обязанности». Теперь точно известно, что прекращение договорного правоотношения не влечет прекращения всех без исключения договорных обязательств — чтобы прекратить такие обязательства, надо реализовать отдельные требования с обоснованием права их предъявления.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ» // СПС «КонсультантПлюс».

Традиционно направленность правового регулирования прекращения обязательств воспринимается как определение правовых оснований: 1) для замены по воле обеих сторон предмета или способа исполнения; либо 2) определения правовых последствий объективной невозможности исполнения обязательства.

Правовое регулирование прекращения обязательства с предъявлением требования одной из сторон ввиду неисполнения по причинам субъективного характера изучается в тематике гражданско-правовой ответственности за нарушение права другой стороны на надлежащее исполнение. И здесь возникает два соображения.

Первое: меры гражданско-правовой ответственности реализуются, только если потерпевшая сторона инициирует защиту своих прав и законных интересов.

Поскольку «прекращение обязательства является закономерным результатом действия механизма правового регулирования, в котором объем используемых правовых средств находится в прямой зависимости от необходимости присоединения волевой составляющей» .

Поэтому обязательство может быть прекращено и с ущербом для стороны, если она в силу своих собственных соображений не заявит требование о привлечении другой стороны к ответственности. И второе: защищать свои интересы потерпевшая сторона может по-разному, в том числе и не прибегая к мерам гражданско-правовой ответственности, например, прекратив обязательственную связь прощением долга.

Егорова М.А. Указ. соч. С. 24.

Закон наделяет обе стороны правом на одностороннее прекращение обязательства. Иногда односторонний отказ мотивирован нарушением обязательства другой стороной, в других случаях это не вызвано нарушением обязательства контрагентом. Так, ст.

717 ГК предусматривает право заказчика в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора подряда, полностью прекратив договорное правоотношение. Право на отказ, не связанное с ненадлежащим поведением, закреплено и другими достаточно многочисленными нормами ГК, в частности в ст. ст.

782, 837, 859, и оно не предоставляет субъекту права на защиту или применение мер ответственности. Напротив, реализация права одностороннего отказа от договора прекращает договорное правоотношение при условии, если отказавшийся восполнит понесенные другой стороной расходы, а в некоторых случаях возместит довольно обременительные убытки .

Высшие судебные инстанции нацеливают суды, что, например, положения ст.

782 ГК РФ, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора и предусматривающие неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора, не исключают возможность согласования иных последствий такого отказа (например, полное возмещение убытков как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) . Тем самым, если стороне разрешено прекращать свое обязательство односторонним ничем не мотивированным отказом, она не предъявляет никакого требования, а просто уведомляет другую сторону. Юридический факт отказа воздействует на гражданское правоотношение, и оно прекращается. Но составляющие его обязательства прекращаются лишь на будущее, ранее возникшие трансформируются, и теперь, например, заказчик согласно ст. 717 ГК может в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора, и возместив убытки, причиненные подрядчику прекращением договора подряда . Тем самым вследствие отказа заказчика обязательство подрядчика на будущее прекратилось, а обязательство заказчика еще только будет прекращено, и уже не на прежних, а на измененных законом условиях.

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18 июня 2014 г. по делу N А70-10747/2013; Постановление ФАС Московского округа от 5 декабря 2012 г. по делу N А40-5754/12-52-52; Определение ВАС РФ от 5 марта 2013 г. N ВАС-1631/13 по делу N А40-5754/12-52-52 // СПС «КонсультантПлюс». См.: п. 4 Постановления Пленума от 14 марта 2014 г. N 16 «О свободе договора и ее пределах» // СПС «КонсультантПлюс».

Определение ВАС РФ от 5 марта 2013 г. N ВАС-1631/13 по делу N А40-5754/12-52-52; Постановление ФАС Московского округа от 5 декабря 2012 г. по делу N А40-5754/12-52-52; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18 июня 2014 г. по делу N А70-10747/2013 // СПС «КонсультантПлюс».

Прекращение нарушенного обязательства становится правовым последствием воздействия на правоотношение специального требования, о чем свидетельствует совокупный анализ ст. ст. 11, 12, 15, 330, 396 — 398 ГК РФ.

Здесь прекращение обязательственной связи выглядит как дополнительный правовой эффект от воздействия особых юридических фактов — требований о прекращении гражданского правоотношения в целом. При защите нарушенных прав вместо требований об исполнении в натуре предъявляются требования о возмещении убытков и уплате неустойки.

Тогда логично признать, что любые способы прекращения обязательства действуют с эффектом модификации гражданского правоотношения, даже если обязательство стороны прекращается вследствие прекращения всего правоотношения. Справедлив вывод М.А.

Егоровой, что «прекращение обязательства может выступать в роли способа защиты гражданских прав, если содержание подлежащего прекращению обязательства не имеет охранительного характера, так как прекращение обязательства, направленного на защиту нарушенных прав, не сможет выполнить охранительные функции правоотношения» .

Егорова М.А. Указ. соч. С. 28.

Все способы прекращения обязательств подлежат классификации как основные (самостоятельные) и производные (зависимые). Основные способы — это, например, прощение долга, отступное, новация, т.е. когда стороны намереваются прекратить какое-то одно конкретное обязательство, и его прекращение дает эффект в виде прекращения всего правоотношения.

Производными способы прекращения обязательств являются тогда, когда у стороны есть право на прекращение гражданского правоотношения, на разрыв всех обязательственных связей. Это, например, отказ от договора, предъявление требования о расторжении договора. Но согласно п. п. 2, 3 ст.

396 ГК прекращение правоотношения налагает новое видоизмененное обязательство: «Возмещение убытков в случае неисполнения обязательства и уплата неустойки за его неисполнение освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором» и «Отказ кредитора от принятия исполнения, которое вследствие просрочки утратило для него интерес, а также уплата неустойки, установленной в качестве отступного, освобождают должника от исполнения обязательства в натуре».

Когда должник не исполнил обязательство и кредитор требует возместить его убытки, удовлетворение заявленного требования влечет замену исполнения в натуре на его денежный эквивалент. Предъявляя требование, кредитор намеревается получить с должника денежное замещение неисполненного .

Долг по обязательству становится денежным, складываясь из суммы убытков и неустойки, в момент, когда сам должник признает требование кредитора либо оно будет удовлетворено судом, — «в обязательственном правоотношении право требования кредитора реально лишь при наличии встречной обязанности со стороны должника» .

И тогда обязательственное правоотношение, прежде чем быть прекращенным, юридически модифицируется в части замены требования об исполнении в натуре на требование о возмещении убытков и об уплате неустойки. Возможность требовать убытки осуществима, если обеспечена юридически, т.е.

у лица имеется субъективное правомочие на возмещение убытков .

Чеговадзе Л.А. О защите гражданских прав и ответственности за их нарушение // Юрист. 2013. N 12. С. 8. Чеговадзе Л.А. О сущности гражданского правоотношения: новый взгляд на старую проблему // Законодательство. 2002. N 6. С. 27.

Чеговадзе Т.А. Право на возмещение убытков // ДНК Права. N 2. 2014. С. 43.

Результатом исполнения договорного обязательства должна быть та польза, которую «выговорила» для себя каждая из сторон . В рассматриваемом случае указанная польза уже недостижима, требуется получить ее денежное замещение, и обязанность исполнения в натуре модифицируется в обязанность возмещения убытков. Такие убытки А.Г.

Карапетов называет компенсаторными, а В.А. Петрушкин верно отмечает, что требования об исполнении в натуре и о взыскании компенсаторных убытков несовместимы . Тем самым, чтобы получить убытки, сначала должны отпасть всякие основания для обязательства в натуре, т.е.

не должно быть договорного правоотношения, обязывающего к исполнению обязательства.

«Прекращение одного и установление другого обязательства не являются только последовательными действиями, но находятся в причинной связи: прежнее прекращается, потому что имеется в виду установить другое, новое обязательство устанавливается, потому что имеется в виду прекратить первое» .

Поэтому, когда вследствие нарушения должника кредитор реализует право на односторонний отказ от договора, факт отказа совмещается с предъявлением требования о возмещении убытков. Именно это совмещение способно прекратить обязательство, если, конечно же, кредитор не намеревается простить долг. Например, согласно п.

3 ст. 723 ГК, если отступления в работе от условий договора подряда или иные недостатки результата работы в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо являются существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.

Судебная практика относится к этому так: если заказчик обосновал свое право на отказ от договора и требование о возмещении убытков, убытки взыскиваются и обязательство прекращается. Но если от договора подряда заказчик не отказался, на подрядчике по договору продолжают лежать обязанности, связанные с исполнением договора . В этом случае могут возмещаться лишь восполнительные убытки, не прекращающие правоотношение.

Чеговадзе Л.А., Кондратьева Е.А. Действия по исполнению договорных обязательств // Вестник Пермского университета. 2008. Вып. 1(1). С. 74. Петрушкин В.А. Актуальные проблемы правовой модели системы оборота недвижимости: Монография / Науч. ред. В.В. Витрянский. М.: Статут, 2014; СПС «КонсультантПлюс». Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 300.

Постановление ФАС Поволжского округа от 28 февраля 2013 г. по делу N А49-4323/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Поэтому требование о прекращении правоотношения, перечисленное среди способов защиты прав в ст. 12 ГК, взятое само по себе, не может служить способом прекращения обязательства.

Если обязательство прекращается немотивированным отказом от договорного правоотношения, то сторона-инициатор обязана компенсировать понесенные другой стороной расходы, а в предусмотренных законом или договором случаях еще и возместить ее убытки.

Если отказ от договора или требование о его расторжении следуют из-за нарушений другой стороной, на будущее договорное правоотношение прекращается, но в части уже существующих обязательств трансформируется, превращая требование об исполнении в натуре в требование о возмещении убытков.

Поэтому способы прекращения обязательств следует подразделить на способы их прекращения без ответственности и способы прекращения путем привлечения к гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков. Право на прекращение обязательства может быть реализовано как самостоятельное или путем предъявления требования о возмещении убытков, и тогда возмещение убытков служит способом прекращения обязательства.

Литература

  1. Егорова М.А. Прекращение обязательств: опыт системного исследования правового института: Монография. М.: Статут, 2014. С. 14 — 16.
  2. Никифорова Е. Еще не собственник, но уже не арендатор // ЭЖ-Юрист. 2012. N 6. С. 1, 5.
  3. Петрушкин В.А. Актуальные проблемы правовой модели системы оборота недвижимости: Монография / Науч. ред. В.В. Витрянский. М.: Статут, 2014. 285 с.
  4. Чеговадзе Л.А. О защите гражданских прав и ответственности за их нарушение // Юрист. 2013. N 12. С. 8.
  5. Чеговадзе Л.А. О сущности гражданского правоотношения: новый взгляд на старую проблему // Законодательство. 2002. N 6. С. 27.
  6. Чеговадзе Л.А., Кондратьева Е.А. Действия по исполнению договорных обязательств // Вестник Пермского университета. 2008. Вып. 1(1). С. 74 — 75.
  7. Чеговадзе Т.А. Право на возмещение убытков // ДНК Права. 2014. N 2. С. 43.
  8. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 300.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/84469-trebovanie-vozmeshhenii-ubytkov-sposob-prekrashheniya-obyazatelstv

Применение ст. 393.1 ГК против стороны, расторгнувшей договор

2.3. Возмещение убытков в случае расторжения договора

Не новость, что с 2015 года действует ст.393.1 ГК, которая предусматривает расчет убытков через разницу между договорной центой товара, работы, услуги…

чего угодно и либо ценой того же блага по замещающей сделке (конкретные убытки) или его текущей рыночной ценой (абстрактные убытки).

Также не новость, что эта норма представляет себой универсализацию и ранее существовавшего для договора поставки аналогичного правила ст.524 ГК.

Логично, что и ст.393.1, и ст.524 требуют для их применения прекращения действия нарушенного договора. Т.к. в противном случае вряд ли можно говорить о наличии у потерпевшего права на замещение исполнения нарушителя получением того же блага на открытом рынке.

Правила очень разумные и, наверное, не ошибусь, если скажу, что такая универсализация является одной из наиболее бесспорных новелл реформы ГК.

НО, ох уж это вечное «но»!

Ст.393.1 предусматривает следующий механизм ее действия:

1) нарушение договора одной его стороной,

2) расторжение договора (или отказ от договора — здесь процедура прекращения обязательства безразлична) другой стороной, (п.13 ПП ВС №7 об ответственности за нарушение обязательств указывает, что очередность фактов может быть немного изменена, но тем не менее сам факт расторжения требуется, пусть даже и после заключения замещающей сделки),

3) взыскание убытков с их расчетом по правилам этой статьи.

И ст.393.1, и ее толкование в п.11 ПП №7 требуют, чтобы договор был расторгнут именно той стороной, которая будет рассчитывать свои убытки по правилам этой статьи (в ст.524 это требование выражено чуть менее явно, но тоже присутствует). А как быть в том случае, когда нарушением явилось как раз само неправомерное расторжение договора?

Пример: заключен срочный договор аренды, не предусматривающий права на нмотивированный отказ от него. Тем не менее арендодатель заявляет арендатору о расторжении договора при том, что предмет аренды таков, что без согласия арендодателя использоваться не может, т.е.

смысл арендатору его держать у себя под предлогом неправомерного отказа от договора со стороны арендодателя нет никакого. Предмет аренды возвращен арендодателю, а для тех целей, для которых он арендовался, заключена замещающая сделка с другим арендодателем по иной цене.

Или, еще, может, более показательный пример, тоже с арендой и тоже не предполагающей права на досрочный отказ от договора. Но теперь уже арендатор, да, без оснований, прекращает пользоваться предметом аренды, возвращает его арендодателю. При этом последний не имеет возможности не принять его (например, арендатор покинул снимавшееся им помещение).

В описанных случаях прекращение договора было осуществлено стороной-нарушителем и, собственно говоря, оно само и являлось нарушением договора. То есть формально — поскольку потерпевший из-за нарушения другой стороны договор не ратсоргал — ст.393.1 применяться не может. Да, мы можем говорить, что, как нам подсказывают п.

51 ПП № 25 от 23.06.2015 и п.12 ПП № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении», такой отказ от договора «не влечет правовых последствий» (любопытная фраза — паллиатив, заменяющий слово «ничтожен»), т.е. договор не прекращал своего действия.

Но можем ли мы требовать, чтобы арендатор в первом из описанных вариантов упирался и требовал-таки оставить у него предмет аренды, а если и расторгал договор по п.(1) ст.

620 ГК, то, как того требует эта статья — через суд? Или чтобы во втором случае арендодатель, несмотря на то, что имущество ему вернули, заставлял арендатора его забрать или, опять же, при уже фактически прекращенных отношениях шел в суд для расторжения договора (к тому же в последнем случае сложно придумать, какой из пунктов ст.619 будет подходящим)?

Как мне кажется, это было бы абсолютно бессмысленным требованием, которое еще и удорожат и удлинняет всю процедуру. Де-факто аренда уже прекращена, пусть и на основании не влекущего правовых последствий отказа от договора, пусть и совершенного самим нарушителем. Но какой участник оборота в здравом уме будет настаивать на продолжении отношений с тем, кто и так уже нарушил?

Разумно ли было бы в таком случае взыскание убытков с их расчетом по формуле ст.393.1? Как представляется, более чем. Вообще, эта статья предлагает очень удобное и разумное правило, хотя как-то облегчающее судьям жизнь в условиях запрета на отказы во взыскании убытков при неопределенности их размера (п.5 ст.393 ГК).

Арендатор, которого неправомерно лишили имущества, может арендовать его у другого с взысканием разницы с арендодателя-нарушителя, либо как минимум наказать его взысканием абстрактных убытков.

Арендодатель, которого арендатор лишил дохода, вполне может сдать имущество в аренду другому, но, если арендная плата будет меньше — получить разницу как убытки (знаю, что многие арендодатели хотели бы в такой ситуации получить и всю сумму аренды от старого арендатора-нарушителя по п.

13 Обзора практики ВАС №66, и арендную плату с нового арендатора, но это-то как раз кажется крайне несправедливым и порождающим двойное обогащение) или хотя бы наказать арендатора нарушителя разницей договорной арендной платы с рынком.

Но сам текст закона и Пленума этого не допускает. Хотя, как представляется, вряд ли законодатель хотел исключить применение этой нормы в описанных случаях. Скорее можно говорить, что авторы текста не задумывались над описанной ситуации и просто выпустили ее возможность из своего внимания.

Источник: https://zakon.ru/comment/533555

Возмещение убытков в случае расторжения договора

2.3. Возмещение убытков в случае расторжения договора

Статьи 75 и 76 Венской конвенции регулируют порядок возмещения убытков в случаях, когда договор расторгнут. При этом предусматривается два альтернативных пути «развития событий». Так, в силу ст.

75, если договор расторгнут и если разумным образом и в разумный срок после расторжения покупатель купил товар взамен или продавец перепродал товар, сторона, требующая возмещения убытков, может взыскать разницу между договорной ценой и ценой по совершенной взамен сделке, а также любые дополнительные убытки, которые могут быть взысканы на основании ст. 74 Венской конвенции. Если же потерпевшая сторона после расторжения договора не осуществила закупки или перепродажи товара, но при этом имеется текущая цена на соответствующий товар, указанная сторона вправе потребовать разницу между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора, а также возмещения любых дополнительных убытков на основании ст. 74 Венской конвенцией (ст. 76). При этом текущей ценой признается цена, преобладающая в месте, где должна была быть осуществлена поставка, или, если в этом месте не существует текущей цены, цена в таком другом месте, которое служит разумной заменой, с учетом разницы в расходах по транспортировке товара.

Принципы УНИДРУА содержат аналогичные положения в ст. 7.4.5–7.4.6.

Таким образом, и Венская конвенция, и Принципы УНИДРУА дают возможность определять убытки (ущерб) не только в случае, когда сторона реально понесла соответствующие расходы, например по приобретению товара по более высокой цене, но и в случае, когда такие расходы реально не понесены, однако имеются все основания предполагать, что они возникнут либо могут возникнуть.

Для национальных правовых систем России и Беларуси характерен почти тождественный подход к исчислению убытков при расторжении договора поставки. Так, ст. 494 ГК РБ и ст.

524 ГК РФ предусматривают: если в разумный срок после расторжения договора поставки вследствие нарушения обязательства продавцом покупатель купил у другого лица по более высокой, но разумной цене товар взамен предусмотренного договором, покупатель может предъявить продавцу требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и ценой по совершенной взамен сделке. В свою очередь, если договор поставки расторгнут вследствие нарушения обязательства покупателем и продавец в разумный срок после расторжения продал товар другому лицу по более низкой, чем предусмотренная договором, но разумной цене, продавец может предъявить покупателю требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и ценой по совершенной взамен сделке. Наконец, если после расторжения договора поставки по вышеуказанным основаниям сделка взамен расторгнутого договора не совершена и на данный товар имеется текущая цена, сторона вправе предъявить требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора. Текущей ценой признается цена, обычно взимавшаяся при сравнимых обстоятельствах за аналогичный товар в месте, где должна была быть осуществлена передача товара. Если в этом месте не существует текущей цены, может быть использована цена, применявшаяся в другом месте, которое может служить разумной заменой, с учетом разницы в расходах по транспортировке товара. Удовлетворение требований, предусмотренных выше, не освобождает сторону, не исполнившую или ненадлежаще исполнившую обязательство, от возмещения иных убытков, причиненных другой стороне.

Пример

МКАС при ТПП РФ рассмотрел дело № 133/1994 (решение от 19.12.1995).
Украинский покупатель (истец) заключил договор международной купли-продажи товаров с российским продавцом (ответчик). В соответствии с договором истец произвел предоплату ответчику за товар, подлежащий поставке. Однако ответчик поставку не произвел, ссылаясь на изменение цен.

Несмотря на то, что сторонами неоднократно согласовывались новые сроки поставок, и была установлена более высокая, нежели изначально предусмотренная договором, цена, была осуществлена лишь частичная поставка, а от поставки остального количества товара ответчик отказался, ссылаясь на существенное изменение уровня цен. В связи с этим истец расторг договор.

Исковые требования истца, в том числе, включали уплату разницы между договорной и текущей ценой. В отношении данного требованием суд указал, что на основании ст. 76 Венской конвенции истец вправе требовать уплаты ему ответчиком разницы между договорной и текущей ценой на момент расторжения договора.

Для осуществления этого права истец должен доказать размер текущей цены. Хотя истец и не представил конкретного обоснования размера текущей цены, приведенного в его расчете, суд признал этот расчет обоснованным.

При этом суд исходил из того, что указанный размер находился в пределах, согласованных самими сторонами на случай возврата долга при недопоставке.

Учет мер, принятых потерпевшей стороной с целью уменьшения ущерба

Венская конвенция (ст. 77) предусматривает не только права потерпевшей стороны, но и ее обязанности.

Последние заключаются в том, что сторона, ссылающаяся на нарушение договора, должна принять такие меры, которые являются разумными при данных обстоятельствах для уменьшения ущерба, включая упущенную выгоду, возникающего вследствие нарушения договора.

Если она не принимает таких мер, то нарушившая договор сторона может потребовать сокращения возмещаемых убытков на сумму, на которую они могли быть уменьшены.

В свою очередь, Принципы УНИДРУА (ст. 7.4.

7) определяют: если ущерб причинен частично в результате действия или упущения потерпевшей стороны или другого события, в отношении которого она несет риск, размер возмещаемых убытков должен быть уменьшен в той мере, в которой эти факторы способствовали возникновению ущерба с учетом поведения каждой из сторон.

Не исполнившая сторона не отвечает за ущерб, понесенный потерпевшей стороной, в той мере, в которой ущерб мог быть уменьшен в результате разумных шагов потерпевшей стороны (ст. 7.4.8 Принципов УНИДРУА). В то же время потерпевшая сторона имеет право на возмещение любых расходов, разумно понесенных ею при попытках уменьшить ущерб.

Таким образом, Принципы УНИДРУА предусматривают снижение размера ответственности должника при наличии вины кредитора, а также в случае, если кредитор не предпринял необходимых и возможных действий для уменьшения указанного ущерба.

Национальные законодательства Беларуси и России (ст. 375 ГК РБ и ст. 404 ГК РФ) применительно к рассматриваемой ситуации устанавливают, что, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника.

Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, либо не принял разумных мер к их уменьшению.

Указанные правила применяются и в случаях, когда должник в силу законодательного акта или договора несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства независимо от своей вины.

Пример

МАС при БелТПП рассмотрел дело № 307/02-02 (решение от 22.01.2003).
В рамках указанного дела белорусским акционерным обществом (АО) был предъявлен первоначальный иск, в котором истец требовал от польского продавца исполнить обязательства по поставке столовой посуды с символикой в связи со 100%-ной предоплатой этой поставки.

Польский продавец — ответчик по первоначальному иску предъявил встречный иск, в котором указал, что между ним и белорусским АО наряду с договором, являющимся основой первоначального иска, были заключены еще два договора с аналогичным предметом, по которым истец по первоначальному иску не произвел никакой оплаты.

Суд пришел к выводу о том, что истец по встречному иску вправе требовать возмещения ущерба в объеме задолженности, образовавшейся в результате неполучения предварительной оплаты. Однако указанное требование польского продавца подлежит удовлетворению лишь частично исходя из следующего.

Сторона, ссылающаяся на нарушение договора, должна принять разумные при данных обстоятельствах меры для уменьшения ущерба (включая упущенную выгоду), возникающего вследствие нарушения договора.

Если же она не принимает таких мер, то нарушившая договор сторона может потребовать сокращения возмещаемых убытков на сумму, на которую они могли быть уменьшены.

Как следовало из материалов дела, производителем столовой посуды, выступавшей предметом контрактов, заключенных между истцом и ответчиком, являлась фарфоровая фабрика (Республика Польша).

Истец по встречному иску (польский продавец) разместил на этой фабрике заказы на изготовление посуды и производил оплату этих заказов. Однако уже к моменту осуществления лишь части платежей фарфоровой фабрике для польского продавца стала очевидной позиция ответчика по встречному иску, заключающаяся в его нежелании исполнять первые два контракта, что подтверждается следующими фактами и документами:

— платежом, произведенным белорусским АО по контракту, который послужил основанием первоначального спора и был заключен намного позже двух предыдущих контрактов;

— адресованным ответчику по встречному иску (белорусскому АО) письмом польского продавца, в котором последний констатирует факт оплаты по контракту, явившемуся основанием первоначального спора, и отсутствие оплаты по двум другим контрактам;

— письмом ответчика по встречному иску, в котором он недвусмысленно заявляет о своем нежелании исполнять два первоначальных контракта.

Несмотря на это, истец по встречному иску не предпринял разумных при данных обстоятельствах мер, которые уменьшили бы его затраты по первым двум контрактам.

Учитывая вышеизложенное, суд при определении размера ущерба, понесенного истцом по встречному иску, принял во внимание только платежи по заказам, осуществленные польским продавцом фарфоровой фабрике до даты платежа по контракту, который послужил основанием для возникновения первоначального спора.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/2_76201_vozmeshchenie-ubitkov-v-sluchae-rastorzheniya-dogovora.html

Scicenter1
Добавить комментарий