2. Моральные идеи в социально-историческомконтексте

Структурное зло, социальная мораль

2. Моральные идеи в социально-историческомконтексте

Социальный институт.Социальный институт – это передаваемая из поколения в поколение нормативная система, регулирующая отношения между людьми и вытекающая из этих отношений.

Примером социального института является школа как система законов, норм, правил поведения и общения.

задача социальных институтов – обеспечивать стабильную регуляцию социальных взаимодействий разного типа.

Деятельность социального института зависит от его организации, т.е. от социальной структуры, которая должна обеспечить выполнение определенных задач, и от системы норм, функций и обязанностей, которые возлагаются и распределяются в этой социальной структуре.

Например, если институт школы имеет цель – образование и воспитание детей, то главная цель института семьи и брака – регулировать отношения между полами.

Если политические институты (государство, партии) имеют цель регулировать отношения между партиями как представителями различных социальных слоев, а также между государствами, то институт рынка – регулировать отношения обмена и потребления.

Традиционное общество опиралось на такие институты, как семья, церковь, религия, а современное общество (модерн) делало упор на идеологию, а социально-ориентированное общество (постмодерн) опирается на социальную этику. С усложнением общества возрастает роль социальных институтов, задача которых регулировать определенные социальные взаимодействия в течение длительного периода.

Хорошо организованные социальные институты обеспечивают стабильность общества. Все возрастающая анонимность социальной коммуникации и социального взаимодействия требует усиления степени надежности.

Это тоже означает увеличение роли социальных институтов как механизмов, способствующих совместной деятельности людей. Хорошие институты дают ориентацию деятельности действующих лиц и компенсируют дефицит морали.

Вопрос о «хорошем социальном порядке» означает вопрос о соответствующих институтах, т.е. таких, которые служат цели структурного добра.

Некоторые авторы видят напряжение современной западной культуры в расколе между всеобщим, воплощенным в институтах и субъективным миром современного человека. Но институты, как нормативные структуры с заданным смыслом, незаменимы, если необходимо координировать действия в сосуществовании многих и обеспечивать обоюдную надежность.

Кроме того, институты не могут выполнить того, что должна сделать индивидуальная мораль, но они могут компенсировать ее отсутствие. Хорошие институты облегчают жизнь хорошим людям. Часть институтов обязаны улавливать и компенсировать неправильное моральное поведение людей. Другие институты требуют устройства, исключающего злоупотребления.

Социальные и политические институты представляют собой форму посредничества между многообразными интересами и общественным благом, они являются условием для хорошей жизни граждан.

Политический порядок тем лучше, чем лучше осуществляется эта посредническая деятельность, и тем быстрее разрешаются конфликты, и чем больше стабильности в обществе.

В институтах отражается «этическая программа» государства.

В каждом обществе, по мнению философов, существует пять групп социальных институтов: 1) экономические институты, регламентирующие производство и распределение товаров и услуг; 2) политические институты, регламентирующие осуществление власти и отношения вокруг власти; 3) институты стратификации, которые регулируют распределение в обществе статусных позиций и доходов; 4) институты родства, организующие отношения между родственниками, супругами, родителями и детьми, обеспечивающие воспроизводство населения и трансляцию традиций; 5) институты культуры, в состав которых входят религиозные, образовательные и собственно культурные институты. Они ответственны за социализацию новых поколений, сохранение и передачу социальных ценностей.

Система социальной регламентации той или иной сферы общественной жизни, т.е. какой-либо социальный институт, возникает при наличии необходимых для этого предпосылок. Во-первых, в обществе должна существовать и сознаваться большинством индивидов социальная потребность в данном институте.

Во-вторых, общество должно располагать необходимыми средствами удовлетворения этой потребности – ресурсами (материальными, трудовыми, организационными), системой функций, действий, индивидуальных целеполаганий, символами и нормами, образующими культурную среду, на основе которой сформируется новый институт. Процесс образования социальных институтов называется институционализацией. Институционализация конкретной общественной потребности подразумевает осознание ее как общесоциальной, благодаря чему для ее реализации в обществе устанавливаются особые нормы поведения, готовятся кадры, выделяются ресурсы.

Так Ш. Монтескье в «Духе законов» утверждает, что гражданин – это тот, чьи действия регулируются законом, в то время как поступки человека регулируются моралью. Согласно Э.

Дюркгейму, социальные институты – это своего рода «кристаллизованные» способы действия, мышления и чувствования, постоянные для данной социальной группы, обязательные для нее и отличающие ее от остальных.

Таким образом, он рассматривает институт как синоним всякой социальной регуляции: все социальное институционально, потому что все социальное принудительно, а институт – это инструмент социального принуждения. Дюркгейм, настаивая на системном, абсолютном характере институтов, рассматривает их как комплекс правил или как нормативные системы.

Итак, единая система институтов – это скорее идеальная конструкция. В реальности институционализация – динамический процесс, допускающий наличие противоречий между старыми институциональными формами и новыми социальными потребностями.

Г.

Ленски выделил ряд социальных потребностей, которые порождают процессы институционализации: потребность в коммуникации (язык, образование, связь, транспорт); потребность в производстве продуктов и услуг; потребность в распределении благ (и привилегий); потребность в безопасности членов общества, защите их жизни и благополучия; потребность в поддержании системы неравенства (размещении общественных групп по позициям, статусам в зависимости от разных критериев); потребность в социальном контроле за поведением членов общества (религия, мораль, право, пенитенциарная система).

Современное общество характеризуется разрастанием и усложнением системы институтов. Развитие социальной системы сводится к эволюции институтов в направлении от традиционной модели социальных институтов к современной.

Если в традиционном обществе все институты характеризуются жесткой аскриптивностью, т.е.

однозначным, допускающим предельно низкий уровень индивидуальной свободы приписыванием статусов и норм поведения, то в современном обществе социальная регламентация, осуществляемая институтами, имеет гораздо более мягкие формы и допускает высокую степень вариабельности.

Структурное зло. Существует зло структурного характера, вытекающее из социальных структур. Для того чтобы его устранить, недостаточно личной помощи, необходимо изменить сами структуры.

Например, в ситуации – надсмотрщик и заключенный – жестокость надсмотрщика – это структурное зло, вытекающее из структуры ситуации. Проблему структурного зла первым проанализировал К. Маркс. К такому злу он относил идеологию и религию как превращенные формы сознания.

Личное зло, согласно Марксу, – это продукт «структурного» (социального) зла.

Истоки безумного мира нужно искать не в индивидуальном сознании, а в объективности неправильно организованных структур общества и государства, которые напрямую зависят от способа общественного производства и соответствующих ему производственных отношений.

Причем отдельные члены общества (это относится, в частности, к капиталистам) лично не ответственны за зло, исходящее от общественных и социальных структур, в деятельности которых они принимают участие. Человек – пленник общественных процессов и социальных структур.

Если эти процессы негуманны, то бытие всех замкнутых в таком обществе субъектов объективно негуманно, даже если субъективно, в личностной этической сфере, они стараются следовать принципам гуманности.

Сами индивиды субъективно не могут отвечать за зло, творимое в мире общественными структурами.

Таким образом, Маркс отрицал личное зло, сводил все зло мира к «структурному» злу.

Человек во всем комплексе своего бытия неотделим от институтов и структур общества, и творимое в мире зло нужно искать также в функциях общественных структур.

«Если характер человека создается обстоятельствами, то надо, стало быть, сделать обстоятельства человеческими». Марксистская концепция природы структурного зла была во многом правильной, но она указывала неверный путь борьбы со злом.

Тем не менее, задача социальной этики – выработать такие структуры социальных институтов, которые бы не препятствовали, а, напротив, способствовали бы солидарности людей, благоприятно воздействуя на все сферы их бытия.

Нормы и правила коммуникации между социальными институтами, корпорациями, а также нормы поведения и общения в рамках одной корпорации (социального института) могут и должны совершенствоваться. Главные вопросы социальной этики: какими должны быть социальные институты и какими должны быть их цели (политики, экономики, права, педагогики и т.д.

На современном этапе социальная этика выступает силой социальной интеграции и социального порядка, социального согласия и социальной справедливости.

Социальная мораль.Социальная мораль – это нравственность. Собственно мораль носит индивидуальный характер и возникает вместе с возникновением личности. Становление личности – задача индивидуальной морали. Личность – это проект индивидуального бытия. Быть нравственным – значит исполнять обычаи, традиции, запреты (табу), быть «как все».

Если традиционная этика, кроме, этики Платона или Аристотеля, носила индивидуальный характер, она была учением о ценностях и целях индивидуального существования человека как личности, то социальная этика говорит о ценностях как системном продукте социального взаимодействия.

Вопрос о соотношении индивидуальной и социальной этики – это ключевой вопрос, от решения которого зависит концепция роли морали в современном обществе. Некоторые считают, что мораль воплощена и действенна в социальных институтах, т.е. игнорируют роль индивидуальной морали, данную ошибку, в частности, делал Маркс и его последователи.

Подобные взгляды не всегда правильны, что хорошо видно на примере политической этики. Политика – это не игра в рамках определенных правил.

Политическая этика опирается на правила и морально-правовые рамки, в ней очень важны личные добродетели самих политических деятелей, которые, безусловно, выступают в роли выдающихся личностей, и именно от их личных качеств зависит политика государства и судьба многих людей. Кроме того, хорошая политика основывается не только на добродетели политических актеров, но и на моральные качества граждан.

Система ценностей человека является «фундаментом» его отношения к миру. Ценности – это относительно устойчивое, социально обусловленное избирательное отношение человека к совокупности материальных и духовных общественных благ. «Ценности, – писал В.П.

Тугаринов, – это то, что нужно людям для удовлетворения потребностей и интересов, а также идеи и их побуждения в качестве нормы, цели и идеала». Ценностный мир каждого человека необъятен. Однако существуют некие «сквозные» ценности, которые являются практически стержневыми в любой сфере деятельности.

Например, трудолюбие, образованность, доброту, воспитанность, честность, порядочность, терпимость, человечность.

Общей характеристикой ценностей является духовная сущность, а формой проявления – традиции, нормы, правила, заповеди, установки. Ценности выражают, прежде всего, общественно-исторические отношения к значимости всего того, что так или иначе включено в сферу действенно-практических связей системы «человек – окружающий мир».

Необходимо подчеркнуть, что общественные и личные потребности, цели, интересы есть не только отражение изменчивого общественного бытия людей, но и являются внутренним, эмоционально-психологическим мотивом этого изменения. Материальные, духовные и социальные потребности составляют тот естественно-исторический базис, на котором возникают ценностные отношения человека к объективной реальности, к своей деятельности и ее результатам.

Социальные ценности составляют духовную жизнь человека, его общественную и моральную честь, его свободу, достижения науки, социальную справедливость и т.д.Мир ценностей разнообразен и неисчерпаем, как многогранны и неисчерпаемы общественные интересы и потребности личности.

Но в отличие от потребностей, которые направлены непосредственно на какой-то предмет, ценности относятся к сфере необходимости. Ценности необходимо рассматривать как специфически социальные явления, как определенные проявления общественных отношений нормативно-оценочной стороны общественного сознания.

Общечеловеческие и социально-классовые ценности на уровне повседневной жизнедеятельности, в практике повседневного бытия людей выступают в форме представлений о социальной справедливости, общественном устройстве, свободе, правах и обязанностях, смысле жизни, здоровье.

Ценности в любом обществе являются внутренним стержнем культуры, характеризуют качество культурной среды, в которой человек живет, формируется как личность.

Чем в большей степени личность, социальная группа будут превращать существующие ценности в практику своей жизнедеятельности, а личность будет овладевать ценностным миром человеческой культуры, тем в большей степени она сама и ее жизнь будут приближаться к идеалу всесторонней и гармонично развитой личности.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/6_113765_strukturnoe-zlo-sotsialnaya-moral.html

Социально-историческая обусловленность морали и ее саморазвитие

2. Моральные идеи в социально-историческомконтексте

XX век стал свидетелем попыток создания еще одного типа морали — социалистической.

Замысел его создателей в общем-то успешно вписывался в теорию морали: если нравы людей в конечном счете определяются материальными условиями их жизни, то, следовательно, чтобы породить новую мораль, нужно прежде всего изменить эти условия. Что и было сделано (первоначально в России), причем самым радикальным образом.

Были решительно пересмотрены отношения собственности, производства в целом, политики, права и так далее.

Изменились и нравы, как в силу «естественного хода вещей», так и под воздействием массированного «нравственного» или «коммунистического воспитания».

Ценности коллективизма, интернационализма, идеология всеобщего равенства стали на самом деле внутренними убеждениями множества людей, реальными регуляторами их поведения.

Однако несмотря на колоссальные усилия огромного государственного и идеологического аппарата, реальная нравственность так и не смогла дотянуться до уровня «официальной морали», системы норм, зафиксированной хотя бы в известном «Моральном кодексе строителя коммунизма».

Для того, чтобы разобраться в сути этого своеобразного феномена, необходимо пояснить сам механизм, способ саморазвития морали. Как же развивается мораль?

Любые изменения в материальных отношениях порождают новую направленность интересов людей. Существующие моральные нормы перестают соответствовать их новым интересам и, следовательно, оптимально регулировать общественные отношения. Их выполнение уже не дает желаемого результата.

Нарастание несоответствия между массовой моральной практикой и официально закрепленными нормами всегда свидетельствует о неблагополучии в общественной жизни. Причем, неблагополучие это может быть сигналом необходимости двоякого рода перемен:

а) либо общепринятые моральные нормы устарели и требуют замены;

б) либо развитие материальных общественных отношений, отражаемых в моральных нормах, пошло совсем не в ту сторону, в какую ожидалось, и порядок надо наводить именно в этой сфере.

Такая ситуация сложилась в нашем обществе в последние десятилетия.

Глубокий кризис в экономике, не работающий хозяйственный механизм, бессилие руководства изменить положение формировали практику поведения, которая противоречила официально провозглашенным моральным требованиям.

Знаменитая во времена социалистической экономики формула «план — закон деятельности предприятия» действовала в весьма своеобразных условиях.

Известно, что многие отрасли народного хозяйства страны, особенно те, что выпускали товары народного потребления, никогда не получали фондируемых материалов под стопроцентное выполнение плана.

И это не могло не толкать хозяйственных руководителей на разного рода злоупотребления во имя выполнения установленных свыше заданий, причем, даже без всякой личной корысти, а лишь в интересах предприятия.

Так уже на стадии планирования в хозяйственные отношения закладывались заведомый обман, несоответствие слова и дела. А чего стоила практика составления фактически двух разных государственных бюджетов — благополучного для всеобщего обозрения и дефицитного для узкого круга посвященных.

В конечном счете моральный кризис нашего общества был лишь симптомом кризиса более глубокого — в экономических основах нашего социалистического бытия.

Их очередной радикальный поворот к старому, основному руслу развития европейской цивилизации затронет конечно, и мораль. Оздоровит ли он ее? В перспективе — безусловно да, в ближайшем будущем — вряд ли.

Ведь новые экономические, политические и прочие реальности переворачивают систему ценностей, сложившуюся в течение жизни многих поколений людей.

В новых условиях частная собственность оказывается не менее священной, чем общественная; заклейменная преступной спекуляция часто оборачивается честным бизнесом, а «родной» коллектив бросает человека на произвол судьбы, советуя опираться на собственные силы и не заниматься иждивенчеством.

Столь «крутая» смена ценностных установок и ориентиров не может пройти для морали безболезненно. Это напоминает хирургическую операцию без анестезии: больно, конечно, но потерпите, возможно состояние улучшится.

Пока же кризис морали продолжает углубляться. Надежду на его преодоление можно видеть, по крайней мере, в следующем:

во-первых, в простых общечеловеческих нормах нравственности (типа «не убий», «не укради», «чти отца своего» и пр.), которых все-таки большинство нормальных людей придерживается несмотря ни на что;

во-вторых, в механизме саморегуляции морали, которая по самой сути своей предназначена для соблюдения общего, родового интереса в хаосе индивидуальных страстей и пороков. Реальная угроза этому общему интересу может стабилизовать нравы, остановить их деградацию. Моральный инстинкт редко подводит человечество.

2.3 Проблема морального выбора личности

Необходимость выбора, бремя и счастье выбора — неотъемлемое свойство нравственной деятельности. 

Моральный выбор — определенный вид целесообразной деятельности человека. Выбор любого действия — операции возможен в том случае, если существуют несколько вариантов последнего.

Субъектом морального выбора может быть: — индивид, выбирающий определенный поступок, коллектив людей, формирующий нормы взаимоотношений своих членов; — класс, стремящийся изменить или сохранить социально-политическую систему; — общество в целом, решающее вопрос о перспективах своего развития.

При этом индивидуальный моральный выбор воплощает в себе существенные черты выбора группы, класса и всего общества.

Диапазон объективных возможностей поступка и субъективной способности личности выбирать — необходимое условие свободы морального выбора. Если нет возможности сравнить и предпочесть варианты поведения, сознательно определить позицию и воплотить ее в действие, субъект лишен такой свободы.

Социальная обусловленность морального выбора выражается, прежде всего, в характере объективных возможностей поступать так или иначе, ибо человек может выбирать » всегда только между определенными вещами, входящими в круг его жизни».

Историческое развитие общества определяет расширение диапазона морального выбора. Социальная детерминированность нравственной деятельности выражается в обусловленности направленности, возможностей и средств выбора.

Свобода морального выбора личности характеризуется «познанием необходимости» прежде всего в ее моральном содержании: это способность принимать решение в соответствии с нравственной необходимостью, с существующими в обществе систем моральных норм и ценностей, отражающимися в сознании человека в виде цели, которую он должен реализовать в поступке.

Моральный фатализм — воззрение на историю и жизнь человека как на нечто заранее предопределенное богом, судьбой или объективным законом развития и вытекающее отсюда представление о невозможности изменить их никакими человеческими усилиями.

Фатализм абсолютизирует факт объективной обусловленности человеческого поведения в действительности, исторические за коны, определяя общий ход развития общества, тем не менее, оставляют место для морального выбора, поэтому не устраняют личной ответственности человека за свои поступки и необходимости их нравственной оценки.

Моральный волюнтаризм — субъективный принцип понимания нравственной деятельности; характеристика личной позиции, поступков, взглядов человека, отличающихся откровенным произволом. Человек должен совершать свой моральный выбор независимо от общественных и установлений, произвольно определять свою нравственность, руководствуясь лишь собственным усмотрением.

Своеобразной ситуацией морального выбора является нравственный конфликт.

Его особенность заключается в том, что моральное сознание личности, которой предстоит решение, констатирует противоречие: осуществление каждой из выбранных возможностей поступка во имя кого-либо нравственной нормы одновременно ведет к нарушению других норм, представляющей для человека определенную моральную ценность. От личности требуется совершить выбор между сталкивающимися моральными ценностями в пользу одной из них и в ущерб другой и только через разрешение данного противоречия реализовать свои нравственные цели.

Сложность разрешения заключается в этом случае не столько в том, что человек не знает нравственных норм или не желает их выполнять, сколько в необходимости разрешить их столкновение.

К нравственным конфликтам обычно относят два тип столкновения норм: в рамках одной системы моральных ценностей и между нормами различных моральных систем. Такая классификация с необходимостью вытекает из представления социальной обусловленности выбора.

Разрешение нравственных конфликтов базируется на построении иерархии нравственных ценностей, систем предпочтений с четким осознанием диалектики абсолютного и относительного в применении любой нравственной нормы.

Особую роль играют социальная и воспитательная профилактика нравственных конфликтов, разработка мер по устранению конкретных причин.

Нравственный конфликт не просто заостряет проблемы морального выбора. За этой его «служебно-методической» ролью стоит более весомая — конфликтность ситуации повышает личную ответственность.

Никакая мораль по самой природе этого общественного феномена не может быть внедрена, навязана «сверху», с высоты теоретического уровня (как это возможно, например, в науке). Она должна вырасти «снизу», сложиться и оформиться на эмпирическом уровне, который теоретическая мораль может лишь корректировать, служить ему образцом, идеалом.

Реальной же основой улучшения нравов, то есть практически складывающихся нравственных отношений и эмпирического морального сознания, может быть только наведение порядка в материальной и других сферах жизни нашего общества.

 

Современный философ Фрэнсис Фукуяма рассматривает мораль как социальный капитал, определяющий степень жизнеспособности общества. Такому пониманию морали близко её определение как коллективной интуиции.

Мораль направлена на единообразие регуляции отношений и снижение конфликтности в обществе тремя нехитрыми способами.

Во-первых, это традиции обычаи, нравы, которые сложились в данном обществе, в среде данного класса, социальной группы. Человек усваивает эти нравы, традиционные нормы поведения, которые входят в привычку, становятся достоянием духовного мира личности.

Они реализуются в его поведении, мотивы которого при этом формулируются следующим образом: «так принято» или «так не принято», «так все делают», «как люди, так и я», «так исстари велось», «наши отцы и деды так поступали и мы будем так же». Важность подобных мотивов несомненна.

Ведь без усвоения того, что принято или не принято в данном обществе, нельзя понять, «что такое хорошо и «что такое плохо».

Во-вторых, мораль опирается на силу общественного мнения, которое с помощью одобрения одних поступков и осуждения других регулирует поведение личности, приучает ее соблюдать моральные нормы.

Орудиями общественного мнения являются с одной стороны, честь, доброе имя, общественное признание, которые становятся следствием добросовестного выполнения человеком своих обязанностей, неуклонного соблюдения им моральных норм данного общества; с другой стороны, стыд, пристыжение человека, нарушившего нормы морали.

Наконец, в-третьих, мораль основывается на сознательности каждой отдельной личности, на понимании ею необходимости согласования личных и общественных интересов.

Этим определяется добровольный выбор, добровольность поведения, что имеет место тогда, когда прочной основой морального поведения личности становится совесть. О реальности названия трех обоснований морали говорит вся ее история.

Зафиксировано это и народной мудростью. Ведь недаром говорят об очень плохом, аморальном человеке: «Ни стыда, ни совести». Значит, общественное мнение на него не действует, а совесть неразвита.

Такого человека моралью не проймешь, приходится применять более жесткие средства воздействия, рассчитанные на низкий уровень сознательности. («Кого честь не берет, того палка проймет», — говорит одна из пословиц).

Источник: https://www.stud24.ru/sociology/socialnoistoricheskaya-obuslovlennost-morali-i-ee/263973-784765-page2.html

Scicenter1
Добавить комментарий