«3. ПАРМЕНИД  : Слушателем Ксенофана был Парменид Элейский, сын Пирета (а сам»

Тимоном, который говорит: И Ксенофан, Гомеровых кривд бичеватель задорный

"3. ПАРМЕНИД 			 : Слушателем Ксенофана был Парменид Элейский, сын Пирета (а сам"

Ксенофан Колофонский, сын Дексия (или, по словам Аполлодора, сын Орфомена), с похвалою упоминается Тимоном, который говорит: И Ксенофан, Гомеровых кривд бичеватель задорный…

Изгнанный из отечества, он жил в сицилийской Занкле, [был участником выселения в Элею, учил там] 8, жил также в Катане.

Некоторые говорят, будто он ни у кого не учился, некоторые – что он учился у Ботона Афинского, некоторые – что у Архелая; а сам он был современником Анаксимандра 9 (так говорит Сотион). Писал он эпические стихи, элегии и ямбы против Гесиода и Гомера, нападая на их рассказы о богах, и сам был певцом своих сочинений.

Говорят, выступал он также против мнений Фалеса и Пифагора, бранил и Эпименида. Жизнь его была на редкость долгою, о чем он сам говорит в одном месте:

Солнце уже шестьдесят и семь кругов совершило,

Как я из края и в край мысль по Элладе ношу. От роду было тогда мне двадцать пять и не боле, Ежели только могу верно об этом сказать.

Он утверждает, что есть четыре основы сущего, что миры бесчисленны, но неизменны. Облака образуются оттого, что солнце вздымает испарения и возносит их в окрестный воздух.

Сущность бога шаровидна и нисколько не схожа с человеком; он весь – зрение и весь – слух, но Дыхания в нем нет; и он весь – ум, разумение и вечность.

Он же первый сказал, что все возникающее подвержено гибели и что душа есть дыхание.

Это он сказал, что большинство слабее, чем ум, и что с тиранами нужно говорить или как можно меньше, или как можно слаще 10. Эмпедокл однажды сказал ему, что невозможное дело – найти мудреца. «Конечно, – ответил Ксенофан, – ведь нужно самому быть мудрецом, чтобы признать мудреца». А Сотион говорит, будто он первый заявил, что все непостижимо, но Сотион ошибается.

Он сочинил поэму «Основание Колофона» и «Выселение в Элею Италийскую» – всего 2000 стихов. Расцвет его был около 60-й олимпиады. Деметрий Фалерский (в книге «О старости») и стоик Панэтий (в книге «О бодрости») говорят, будто он, подобно Анаксагору, своими руками похоронил своих сыновей 11. По-видимому, он был продан в рабство [и выкуплен] пифагорейцами Пармениском и Орестадом (так говорит Фаворин в I книге «Записок»).

Был также и другой Ксенофан, с Лесбоса, сочинитель ямбов. Таковы разрозненные философы.

3. ПАРМЕНИД

Слушателем Ксенофана был Парменид Элейский, сын Пирета (а сам Ксенофан – слушателем Анаксимандра, как сказано в «Обзоре» Феофраста).

Однако хотя он и учился у Ксенофана, но последователем его не стал, а примкнул к пифагорейцу Аминию, сыну Диохета (так говорит Сотион), человеку бедному, но прекрасному и благородному; и ему он следовал гораздо ближе, а по смерти его воздвиг ему святилище, так как сам был родом знатен и богат: Аминий, а не Ксенофан обратил его к душевному миру.

Он первый заявил, что земля шаровидна и что место ее в середине. Существуют две основы, огонь и земля, и первый служит творцом, вторая веществом. Род человеческий первое начало свое имеет от солнца, но жар и холод, из которых все состоит, сильнее и солнца. Душа и ум – одно и то же (об этом упоминает и Феофраст в «Физике», где у него изложены мнения едва ли не всех философов). Философию он разделил надвое – на философию истины и философию мнения. Поэтому он и говорит в одном месте:

…Все тебе должно уведать: Истины твердое сердце в круге ее совершенном,

Мнение смертного люда, в котором нет истинной правды 12.

Философию он излагал в стихах, подобно Гесиоду, Ксенофану и Эмпедоклу. Критерием истины называл он разум, в чувствах же, – говорил он, – точности нет. Вот его слова: Да не постигнет тебя на стезе твоей опыт привычный

Правиться глазом бесцельным и слухом, отгулами звучным,

И языком, – будь лишь разум судьей многоспорному слову! Потому и Тимон говорит о нем: Высокоумную мощь Парменида, чуждателя мнений, Освободившего мысль из обманного воображенья. Это о нем написал Платон диалог, озаглавленный «Парменид, или Об идеях». Расцвет его приходится на 69-ю олимпиаду. По-видимому, он первый открыл, что вечерняя звезда и утренняя звезда одно и то же светило (так говорит Фаворин в V книге «Записок»; иные приписывают это Пифагору, но Каллимах утверждает, что стихотворение это не Пифагорово 13). Говорят, что он и законы дал для сограждан (так сообщает Спевсипп в книге «О философах»), и первый стал предлагать рассуждение об Ахиллесе 14 (так сообщает Фаворин в «Разнообразном повествовании»). Был также и другой Парменид – ритор, сочинитель учебника.

Источник: http://birmaga.ru/dost/%D0%9E+%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B8%2C+%D1%83%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F%D1%85+%D0%B8+%D0%B8%D0%B7%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F%D1%85+%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%82%D1%8B%D1%85+%D1%84%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%84%D0%BE%D0%B2a/part-31.html

Книга III (2) — Книга — стр. 51

"3. ПАРМЕНИД 			 : Слушателем Ксенофана был Парменид Элейский, сын Пирета (а сам"

Ксенофан Колофонский, сын Дексия (или, по словам Аполлодора, сын Орфомена), с похвалою упоминается Тимоном, который говорит:

И Ксенофан, Гомеровых кривд бичеватель задорный…

Изгнанный из отечества, он жил в сицилийской Занкле, [был участником выселения в Элею, учил там] 8, жил также в Катане.

Некоторые говорят, будто он ни у кого не учился, некоторые – что он учился у Ботона Афинского, некоторые – что у Архелая; а сам он был современником Анаксимандра 9 (так говорит Сотион).

Писал он эпические стихи, элегии и ямбы против Гесиода и Гомера, нападая на их рассказы о богах, и сам был певцом своих сочинений. Говорят, выступал он также против мнений Фалеса и Пифагора, бранил и Эпименида. Жизнь его была на редкость долгою, о чем он сам говорит в одном месте:

Солнце уже шестьдесят и семь кругов совершило, Как я из края и в край мысль по Элладе ношу. От роду было тогда мне двадцать пять и не боле,

Ежели только могу верно об этом сказать.

Он утверждает, что есть четыре основы сущего, что миры бесчисленны, но неизменны. Облака образуются оттого, что солнце вздымает испарения и возносит их в окрестный воздух.

Сущность бога шаровидна и нисколько не схожа с человеком; он весь – зрение и весь – слух, но Дыхания в нем нет; и он весь – ум, разумение и вечность.

Он же первый сказал, что все возникающее подвержено гибели и что душа есть дыхание.

Это он сказал, что большинство слабее, чем ум, и что с тиранами нужно говорить или как можно меньше, или как можно слаще 10. Эмпедокл однажды сказал ему, что невозможное дело – найти мудреца. «Конечно, – ответил Ксенофан, – ведь нужно самому быть мудрецом, чтобы признать мудреца». А Сотион говорит, будто он первый заявил, что все непостижимо, но Сотион ошибается.

Он сочинил поэму «Основание Колофона» и «Выселение в Элею Италийскую» – всего 2000 стихов. Расцвет его был около 60-й олимпиады.

Деметрий Фалерский (в книге «О старости») и стоик Панэтий (в книге «О бодрости») говорят, будто он, подобно Анаксагору, своими руками похоронил своих сыновей 11.

По-видимому, он был продан в рабство [и выкуплен] пифагорейцами Пармениском и Орестадом (так говорит Фаворин в I книге «Записок»).

Был также и другой Ксенофан, с Лесбоса, сочинитель ямбов.

Таковы разрозненные философы.

4. МЕЛИСС

Мелисс Самосский, сын Ифегена. Он был слушателем Парменида, но посещал и беседы Гераклита; это он представил Гераклита эфесцам, которые его не хотели знать, подобно тому, как Гиппократ представил абдеритам Демокрита 15. Он участвовал в государственных делах, и сограждане удостоили его одобрением: он был избран флотоводцем 16 и своею доблестью стяжал еще большее восхищение.

Мнение его было, что Вселенная беспредельна, неизменна, недвижима, едина, подобна самой себе и полна. Движения нет, лишь кажется, будто оно есть. Даже о богах, по его словам, высказываться не подобает, ибо познание их невозможно.

Расцвет его, по словам Аполлодора, приходится на 84-ю олимпиаду.

5. ЗЕНОН ЭЛЕЙСКИЙ

Зенон Элейский. Аполлодор в «Хронологии» говорит, что по рождению он был сын Телевтагора, по усыновлению же сын Парменида, [а Парменид – сын Пирета]. О нем и о Мелиссе у Тимона сказано так:

Мощную силу Зенона, которой и убыли нету, И с двуязыким хулителем рядом увидел Мелисса, –

Многих призраков выше, немногих призраков ниже.

Стало быть, этот Зенон был слушателем Парменида и стал его любовником; росту он был высокого, как о том говорит в «Пармениде» Платон, который упоминает о нем также в «Софокле» и в «Федре», называя его элейским Паламедом 17; между тем как Аристотель говорит, что он изобрел диалектику, как Эмпедокл – риторику 18.

Человек он был благороднейший как в философии, так и в государственных делах; книги его, говорят, полны большого ума.

Мало того, он задумывал низвергнуть тирана Неарха (а иные говорят, Диомедонта) и был схвачен, как о том рассказывает Гераклид в «Сокращении» по Сатиру; но когда его допрашивали о сообщниках и об оружии, которое он вез в Липару, он в ответ оговорил всех друзей тирана, чтобы тот остался одинок, а потом, попросившись сказать ему на ухо кое о ком, вцепился в ухо зубами и не отпускал, пока его не закололи; так подвергся он той же участи, что и тираноубийца Аристогитон 19. Деметрий в «Соименниках» говорит, будто он откусил тирану нос, а Антисфен в «Преемствах» – будто после того, как он оговорил друзей тирана, тот его спросил, не было ли кого-нибудь еще, а он ответил: «Только ты, пагуба нашего города!», потом обратился к окружающим: «Дивлюсь я вашей трусости: чтобы не пострадать, как я, вы ползаете перед тираном!» – и наконец отгрыз себе язык и выплюнул его тирану в лицо; и граждан это так взволновало, что они тут же насмерть побили тирана каменьями. Так рассказывают в один голос почти все; только Гермипп утверждает, будто он был брошен в ступу и забит насмерть 20. Мы о нем написали так:

Ты, Зенон, возымел благородное в сердце желанье – Злого тирана убив, вольность Элее вернуть. Казнь постигла тебя: тиран истолок тебя в ступе.

Нет! это ложь: истолок тело твое, не тебя 21.

Был он достойным человеком и во многом другом, а к вышестоящим относился с такой же надменностью, как и Гераклит. Так, родной свой город, фокейское поселение, прежде называвшееся Гиелой, а потом Элеей, неприметную общину, умевшую только вскармливать достойных мужей, любил он больше, чем тщеславные Афины, и прожил там всю свою жизнь, ни разу не выбравшись к афинянам.

Он первый стал предлагать рассуждение об Ахиллесе, (хотя Фаворин приписывает это Пармениду) 22, равно как и многие другие.

Мнения его таковы: миры существуют, пустоты же не существует; природа всего сущего произошла из теплого, холодного, сухого и влажного, превращающихся друг в друга; люди же произошли из земли, а души их есть смесь вышеназванных начал, в которой ни одно из них не пользуется преобладанием.

Рассказывают, что однажды в ответ на брань он рассердился; кто-то стал его за это корить, а он ответил: «Если я сделаю вид, будто меня не бранят, я не почувствую, и когда меня похвалят».

О том, что Зенонов было восемь, мы уже сообщили в жизнеописании Зенона Китайского 23. Расцвет нашего философа приходится на 79-ю олимпиаду.

6. ЛЕВКИПП

Левкипп из Элеи (а по другим сведениям – из Абдеры, по третьим – из Милета). Он был слушателем Зенона.

Мнение его было, что Вселенная беспредельна, что все в ней переменяется одно в другое, что она есть пустота и полнота.

Миры возникают тогда, когда тела впадают в пустоту и прилегают друг к другу; и от движения их по мере их возрастания возникает природа светил.

Солнце движется по большему кругу, чем луна; земля держится в самой середине вихря, а видом она, как бубен. Это он первый принял атомы за начало. Таковы основные черты его учения; частности же его следующие.

Вселенную, как сказано, называет он беспредельной. В ней есть полнота и есть пустота; то и другое он называет основами. Из них возникают и в них разрешаются бесконечные миры. Возникновение миров происходит так.

Из беспредельности отделяется и несется в великую пустоту множество разновидных тел; скапливаясь, они образуют единый вихрь, а в нем, сталкиваясь друг с другом и всячески кружась, разделяются по взаимному сходству.

И так как по многочисленности своей они уже не могут кружиться в равновесии, то легкие тела отлетают во внешнюю пустоту, словно распыляясь в ней, а остальные остаются вместе, сцепляются, сбиваются в общем беге и образуют таким образом некоторое первоначальное соединение в виде шара.

Оно в свою очередь отделяет от себя как бы оболочку, в которую входят разнообразные тела. По мере того как она вращается в вихре, отталкиваемая от середины, эта внешняя оболочка становится тонкою, потому что все плотное, что захватывалось вихрем, постоянно стекалось в одно место.

Из того, что уносилось к середине и там держалось вместе, образовалась земля. А сама окружающая оболочка тем временем росла в свою очередь за счет притока тел извне: вращаясь вихрем, она принимала в себя все, чего ни касалась. Некоторые из этих тел, сцепляясь, образовали соединение, которое сперва было влажным и грязным, потом высохло и закружилось в общем вихре и наконец воспламенилось и стало природою светил.

Круг солнца – самый дальний от земли, круг луны – самый ближний, остальные лежат между ними. Все светила воспламеняются от быстроты движения, а солнце воспламеняется еще и от звезд; в луне огня лишь немного. Затмения солнца и луны…..

24 [Наклон зодиака возник оттого,] что земля накренена к югу. Северные области всегда под снегом, в холоде и во льдах. Затмения солнца происходят редко, а затмения луны часто, потому что круги их неравны.

И как возникновение миров, так и возрастания их, и ущербы, и разрушения совершаются по некой неизбежности, но, какова она, Левкипп не разъясняет.

Источник: http://uchebana5.ru/cont/1293483-p51.html

3. Парменид

"3. ПАРМЕНИД 			 : Слушателем Ксенофана был Парменид Элейский, сын Пирета (а сам"

Слушателем Ксенофана был ПарменидЭлейский, сынПирета(а сам Ксенофан — слушателемАнаксимандра, как сказано в «Обзоре»Фео-фраста).

Однако хотя он и учился уКсенофана, но последователем его нестал, а примкнул к пифагорейцу Аминию,сыну Диохета (так говорит Сотион),человеку бедному, но прекрасному иблагородному; и ему он следовал гораздоближе, а по смерти его воздвиг емусвятилище, так как сам был родом знатени богат: Аминий, а не Ксенофан обратилего к душевному миру.

Он первый заявил, что земля шаровиднаи что место ее в середине. Существуютдве основы, огонь и земля, и первый служиттворцом, вторая — веществом.

Родчеловеческий первое начало свое имеетот солнца, но жар и холод, из которых всесостоит, сильнее и солнца. Душа и ум —одно и то же (об этом упоминает и Феофраств «Физике», где у него изложены мненияедва ли не всех философов).

Философиюон разделил надвое — на философию истиныи философию мнения. Поэтому он и говоритв одном месте:

…Все тебе должно уведать: Истины твердоесердце в круге ее совершенном, Мнениесмертного люда, в котором нет истиннойправды.

227

Философию он излагал в стихах, подобноГесиоду, Ксенофану и Эм-педоклу. Критериемистины называл он разум, в чувствах же,говорил он, точности нет. Вот его слова:

Да не постигнет тебя на стезе твоей опытпривычный Правиться глазом бесцельными слухом, отгулами звучным, И языком, —будь лишь разум судьей многоспорномуслову!

Потому и Тимон говорит о нем:

Высокоумную мощь Парменида, чуждателямнений, Освободившего мысль из обманноговоображенья.

Это о нем написал Платон диалог,озаглавленный «Парменид, или Об идеях».

Расцвет его приходится на 69-ю олимпиаду.

По-видимому, он первый открыл, чтовечерняя звезда и утренняя звезда —одно и то же светило (так говорит Фаворинв Vкниге «Записок»; иныеприписывают это Пифагору, но Каллимахутверждает, что стихотворение это неПифагорово).

Говорят, что он и законыдал для сограждан (так сообщает Спев-сиппв книге «О философах») и первый сталпредлагать рассуждение об Ахиллесе(так сообщает Фаворин в «Разнообразномповествовании»).

Был также и другой Парменид — ритор,сочинитель учебника.

5. Зенон элейский

ЗенонЭлейский. Аполлодорв «Хронологии» говорит, что по рождениюон былсыномТелевтагора,по усыновлению же сын Парменида [аПарменид — сын Пирета]. О нем и о Мелиссеу Тимона сказано так:

Мощную силу Зенона, которой и убылинету,

И с двуязыким хулителем рядом увиделМелисса, —

Многих призраков выше, немногих призраковниже.

Стало быть, этот Зенон был слушателемПарменида и стал его любовником; ростуон был высокого, как о том говорит в«Пармениде» Платон, который упоминаето нем также в «Софокле» и в «Федре»,называя его элейским Паламедом; междутем как Аристотель говорит, что онизобрел диалектику, как Эмпедокл —риторику.

Человек он был благороднейший как вфилософии, так и в государственныхделах; книги его, говорят, полны большогоума.

Мало того, он задумывал низвергнутьтиранна Неарха (а иные говорят, Диомедонта)и был схвачен, как о том рассказываетГераклид в «Сокращении» по Сатиру; нокогда его допрашивали о сообщниках иоб оружии, которое он вез в Липару, он вответ оговорил всех друзей тиранна,чтобы тот остался одинок, а потом,попросившись сказать ему на ухо кое оком, вцепился в ухо зубами и не отпускал,пока его не закололи; так подвергся онтой же участи, что и тиранноубийцаАристогитон. Деметрий в «Соимен-

228

никах» говорит, будто он откусил тираннунос, а Антисфен в «Преем-ствах» — будтопосле того, как он оговорил друзейтиранна, тот его спросил, не было ликого-нибудь еще, а он ответил: «Толькоты, пагуба нашего города!», потом обратилсяк окружающим: «Дивлюсь я вашей трусости:чтобы не пострадать, как я, вы ползаетеперед тиранном!» — и наконец отгрызсебе язык и выплюнул его тиранну в лицо;и граждан это так взволновало, что онитут же насмерть побили тиранна каменьями.Так рассказывают в один голос почтивсе; только Гермипп утверждает, будтоон был брошен в ступу и забит насмерть.Мы о нем написали так:

Ты, Зенон, возымел благородное в сердцежеланье — Злого тиранна убив, вольностьЭлее вернуть.

Казнь постигла тебя: тиранн истолоктебя в ступе. Нет! это ложь: истолок телотвое, не тебя.

Был он достойным человеком и во многомдругом, а к вышестоящим относился стакой же надменностью, как и Гераклит.Так, родной свой город, фокейскоепоселение, прежде называвшееся Гиелой,а потом Элеей, неприметную общину,умевшую только вскармливать достойныхмужей, любил он больше, чем тщеславныеАфины, и прожил там всю свою жизнь, ниразу не выбравшись к афинянам.

Он первый стал предлагать рассуждениеоб Ахиллесе (хотя Фаво-рин приписываетэто Пармениду), равно как и многие другие.

Мнения его таковы: миры существуют,пустоты же не существует; природа всегосущего произошла из теплого, холодного,сухого и влажного, превращающихся другв друга; люди же произошли из земли, адуши их есть смесь вышеназванных начал,в которой ни одно из них не пользуетсяпреобладанием.

Рассказывают, что однажды в ответ набрань он рассердился; кто-то стал егоза это корить, а он ответил: «Если ясделаю вид, будто меня не бранят, я непочувствую и когда меня похвалят».

О том, что Зенонов было восемь, мы ужесообщили в жизнеописании ЗенонаКитийского. Расцвет нашего философаприходится на 79-ю олимпиаду.

Источник: https://studfile.net/preview/3733825/page:79/

Scicenter1
Добавить комментарий