4. Философия Шеллинга: Натурфилософия. Философское развитие Шеллинга характеризуется, с

Философские взгляды Шеллинга

4. Философия Шеллинга: Натурфилософия. Философское развитие Шеллинга характеризуется, с

Фридрих Вильгельм Йозєф Шеллинг (1775 — 1854) родился в городке Деонберг вблизи Штутгарта в семье диакона. Окончив семинарию пятнадцатилетний юноша поступил в богословского института в Тюбингене, где познакомился и дружил со старшекурсниками — будущим выдающимся философом Гегелем и поэтом Гельдерлином.

Самостоятельно штудировал Канта, интересовался мифологией. Магистром философии стал в семнадцатый лет. В 1793 г. опубликовал свою первую статью. Того же года познакомился с Фихте и стал его горячим последователем. После окончания университета в 1795 г. Шеллинг работал домашним учителем в богатом семействе.

Вместе с двумя своими подопечными приезжал в Лейпциг, где его воспитанники поступили в университет. Написанные здесь труда «Идеи к философии природы» (1797) и «О мировой душе» (1798) сделали его как натурфілософа известным в научных кругах. По ходатайству Гете Йєнський университет пригласил Шеллинга на должность экстраординарного профессора.

Вскоре сюда переехали Шиллер, Гегель, которые вместе с Фридрихом и Августом Шлегелями, Тіком, Новалісом создали «романтический кружок».

В Йене Шеллинг не перестал заниматься проблемами натурфилософии, стремясь создать ее систему. В этот период философ издал еще две натурфилософские работы — «Первый набросок системы натурфилософии» (1799) и «Введение к очерку системы натурфилософии» (1799).

В них он впервые обозначил свое учение термином «натурфилософия» (как Кант называл свою философию «критицизмом», а Фихте — «науковченням»). Это означало и определенные идейные разногласия со своими предшественниками, в частности Фихте.

Интерес автора «Науковчення» был сосредоточен на том, как отстраненный от природы и независимый от нее субъект сам определяет и целенаправленно формирует себя. Бессознательно действующее «Я», которое, по Фихте, творит природу, осталось вне его рассмотрением.

Шеллинг обратил внимание на то, что именно такое «Я» еще не является собственно субъектом; чтобы стать последним, оно должно пройти путь бессознательного природного развития, и ему только предстоит возвыситься до самосознания как сущностной свойства субъекта.

Поэтому Шеллинг пришел к мысли, что начинать сразу с самосознательного «Я», как это делал Фихте, неісторично, что надо вернуться к самому истоку: осветить генеза самосознания и показать необходимость его появления как закономерного результата развития природных процессов от неживого и несознательного к живому и самосознательного.

Став в рамках своей натурфилософии на точку зрения первичности природы, Шеллинг стремился понять ее не через какие-то интеллектуальные схемы, а исходя из нее самой.

Он утверждал, что природа имеет реальность, которая вытекает из самой природы, она есть ее собственный продукт — из себя самого организованное и само себя организующее целое».

В «Первом наброске системы натурфилософии» также четко сформулирован тезис о деятельностный, продуктивный характер природы, о ее развитии. Кроме принципа развития, в природе правит принцип «полярности», «градации».

Последний заключается в том, что природа рассматривается как система ступеней, причем низшая ступень всегда является основой для высшего. Восхождение от низшего к высшему вызывается борьбой полярностей, противоположностей или, которые толкают естественное тело на высшую степень одухотворенности.

Шеллинг впервые в истории новой философии попытался установить и проследить ступени развития противоположностей в природе. На первой ступени (магнетизм) он заметил, что противоположности (полюса магнита) содержатся внутри одного тела.

На втором (электричество) они распределяются по разных телах, которые приходят к взаимной напряжения, относительной противоположности. На третьей ступени (химизм) тела относятся одно относительно другого таким же образом, как силы магнетизма: абсолютно дифференцированные и противоположные (напр.

, кислород — водород, кислота — щелочь), а в результате их взаимодействия происходит возврат к восходящему пункта, к індиференції, но уже не сил, как в магнетизме, а тел.

Шеллинг постоянно совершенствовал схему своей натурфилософии. Так, он пытался рассматривать «притяжения» как начало и вслед за Кантом «докритичного периода» объяснять естественное движение взаимодействием противоположных сил притяжения и отталкивания.

Если силы уравновешиваются, то мы имеем тело неживой природы. Когда тела, выведенные из равновесия взаимодействием, стремятся к успокоению, — имеет место химическое явление.

А если равновесие не устанавливается, а постоянно нарушается, борьба сил непрерывно воспроизводится, то есть феномен жизни, в котором оказывается одновременно и жизнь природы в целом.

Почему же натурфілософу Шеллінгу приходилось брать за начало то магнетизм, то притяжения, то, наконец, электричество? Дело в том, что природа неизменно выступала перед ним как такое целое, в котором нет ничего безусловно первичного, и любое начало относительно.

Природа является целостным организмом, которому подчиняются такие явления, как магнетизм, тяготение, электричество, гальванизм, химизм, теплота, свет.

Совокупность последних как отдельных потенций неживой природы уже есть, за Шеллингом, чем живым, что в целостном организме достает свое проявление.

«Высокая потенция» природы — органическая жизнь — не просто одно из явлений (потенций) материи, а высшее выражение жизненности материи в целом, самая совершенная форма осуществления всех дремлющих потенций к жизни. Это высшая потенция по сравнению со всеми неорганическими формами материи, которая стала над ними, и одновременно это их собственная высшая потенция.

Под влиянием полемики с романтиками, с которыми он идейно разошелся, Шеллинг задумался над вопросом о взаимоотношении живого и неживого, органического и неорганического, целого и частей.

Он отвергал мысль, последовательно проведенную в «Первом очерке…», о органическое и неорганическое как жестко разделенные противоположности.

В самом организме, писал он во «Вступлении к очерку системы натурфилософии», эти противоположности не разделены, поэтому именно в нем нужно искать отгадку целостности природы, принцип единства двух ее царств.

Как в органических явлениях целое не образуется сложением отдельных частей, а скорее именно «создает» их, так и природы вообще: как целое она должна предшествовать своим частям, которые вытекают из целого. Природа неорганического, отмечал Шеллинг, должна определяться через противоположное природе органического.

Противоположность неорганического и органического — это та необходимая форма, в которой реализуется жизнь природы.

Неорганическая материя является непременным условием органической, но в такой же мере она предопределяется последней; обе возникли из общего живого целого, из природы, в которой и их общность, и их противоположность уже заданы.

Постоянное изменение живой и неживой материи поддерживает бытие каждого одушевленного тела. Душевность и духовность оказываются результатом диалектического процесса развития природы.

Следующий шаг в философском развитии Шеллинга связан с созданием фундаментальной и во многом обобщающей работе «Система трансцендентального идеализма» (1800). Здесь натурфилософские наработки мыслителя предстают лишь одной частью его философии.

Вторая же часть — «трансцендентальная философия». Если натурфилософия имеет своим предметом природу, то трансцендентальный идеализм — «Я». Здесь сказалось влияние идей Шеллинга науковчення Фихте.

Тогда между двумя философами еще были близкие дружеские отношения.

В конце 90-х годов XVIII века.

Шеллін г пришел к выводу, что разрабатываемая им философия природы отвечает только на то, каким образом развитие бессознательно-духовной природы приводит к появлению сознания, или как из объективного возникает субъективное? Под влиянием Фихте перед ним возник и другой вопрос: каким образом субъективное превращается в объективное, как «Я» становится способным к трансцендування (выхода за свои собственные пределы), к зумовлення (создания) объективного. Трансцендентальное «Я» (то есть способно превратиться в свою противоположность в процессе творчества) и стало ключевой проблемой «Системы трансцендентального идеализма». Эта система включает четыре подсистемы, рассмотрению которых посвящены главные разделы работы: а) теоретическая философия; б) практическая философия; в) единство теоретической и практической — телеология; г) философия искусства.

Теоретическая философия исходит из понятия «Я», или самосознания, которая ограничивается существующими вне ее вещами мира. Последние не является бессознательным творением «Я», как это было у Фихте.

Поэтому перед Шеллингом возникает вопрос (оно же — первая задача философии: знания и представления о вещах могут абсолютно совпадать с полностью независимыми от них вещами? Философ обратился к анализу и дедукции (выведение) главных форм интеллектуальной (познавательной) деятельности, присущих «Я».

Самая первая форма познания независимых от «Я» вещей — ощущение. Шеллинг толковал его несколько иначе, чем рационалисты и емпіристи. Он считал, что в основе ощущения лежит деятельная природа субъекта как живой (органической) существа. Далее мыслителя интересовал переход от простого ощущения, свойственного живым организмам, к чисто человеческого продуктивного созерцания.

Последнее также тесно связано с активностью, поскольку не только отражает предмет, но и одновременно порождает его, конструирует вещь в пространстве. Продуктивное созерцание переходит в рефлексию (размышление «Я» о самом себе). Рефлексия дает возможность соотносить знания о внешних вещах со знаниями «Я» о своих намерениях и целях.

Вещи осмысливаются в плане их назначения, последнее же оказывается целью субъекта, что их конструює продуктивным воображением. Разделены Кантом и Фихте два мира (мир объективной необходимости — природы и мир целенаправленной деятельности «Я» — свободы) сближаются, поскольку объективная сторона свободы оказывается не чем иным, как «естественным влечением», или волей.

Рефлексия переходит в волю как основу практической деятельности свободного и самосознательного субъекта.

Практическая философия — вторая подсистема трансцендентального идеализма Шеллинга. Здесь философ исходит из кантівських категорического императива и идеи о злой природе человека и заложенные в нее зачатки добра, которые должны расцвести в процессе нравственного воспитания.

Кроме морали, которая должна способствовать этим действиям, должен быть правовой строй.

Право как позаморальний регулятор практической (направленной на мир) спивдияльности людей не противоречит принципам свободы, практического отношения к миру самосвідомих «Я», которые стали эпицентрами активности.

Если теоретическая философия показывает, каким образом объективная естественная необходимость становится свободным волеизъявлением субъекта, то практическая философия объясняет, как из самой свободы, когда я думаю, что действую свободно, должно с необходимостью возникать бессознательное, т. е.

без моего участия нечто мною незамислене, или, иначе говоря, как против этой свободной деятельности должна становиться деятельность бессознательная, на основе которой возникает нечто такое, чего я сам, по своей воле не мог бы реализовать.

Так, в спивдияльности массы индивидов, каждый из которых действует на основе своих собственных решений, то есть свободно, возникает нечто, чего ни один из них не предусматривает и чего свобода сама по себе никогда бы не реализовала.

Свободное поведение многих «Я», их сочетание привносят в свободу нечто такое, что последний не свойственное, а именно: необходимость, которая господствует над ними, то есть объективной, от них независимой. Своей свободной практической действием субъект объективирует себя; деятельности становится объективной закономерностью.

Но почему, спрашивал Шеллинг, в свободу привносится нечто ей не свойственное, то есть закономерность? И отвечает: над одним и другим стоит нечто высшее, третье. Его невозможно выразить логически, понятие здесь бессильны. Оно (это «третье») не может быть ни субъектом, ни объектом, ни тем и другим одновременно, а «исключительно лишь абсолютной тождественностью», или абсолютом.

Третья подсистема трансцендентального идеализма — телеология — как раз и касается абсолютного тождества, или взаимодействия, «Я» и мира, субъекта и объекта, взаимодействия теоретически-практической, что осуществляется, во-первых, в истории, во-вторых, в природе.

Телеологізм, или закономерное движение истории от периода судьбы к цели, которой является промысел божественного провидения, лишь немного открывает абсолютную тождественность, но оставляет ее неуловимой для понятия, Это объясняется тем, что тождественность постоянно оспаривается, нарушается свободным действием людей, свобода которых оказывается своеобразным отталкиванием от абсолюта, подобно тому, как грехопадение первых людей, что совершили первый свободный поступок, было отделением, отпадением от Бога, который стал для них недосягаем. Кроме того, эта тождественность является принципом объяснения истории и поэтому не может быть выводом из последней. Через то поиски тождества надо осуществлять не в истории (объективности второго порядка), а в природе (объективности первого порядка).

Однако в природе уже дано этого характера изначального тождества еще до того, как она стала объектом сознательной деятельности.

Природа хоть и выступила в натурфилософии как произведение, созданное без участия свободы, без какой-либо цели, однако представляется как бы созданной целенаправленно и сознательно.

Она как произведение слепых сил, действующих в ней, все же насквозь и полностью пропитана целесообразностью, подчеркивал Шеллинг. В природе еще остается неразрывным то, что испытывает распада в свободной деятельности.

Любая естественная вещь, скажем растение, является вполне тем, чем она должна быть: свободное в ней является необходимым, а необходимое — свободным. Природа, следовательно, является начальным ответом на вопрос: каким образом или благодаря чему снова может стать для нас объективной абсолютное тождество (гармония) необходимости и свободы.

Более правильным ответом, считал Шеллинг, есть искусство, так как абсолютное тождество субъективного и объективного, свободы и необходимости присуща именно ему.

Четвертой подсистемой трансцендентального идеализма является философия искусства. Она в определенной мере тематически совпадает с кантовской «Критикой способности суждения». Кант сравнивал природный организм с целостностью художественного произведения. Шеллинг установил важные различия.

Организм рождается целостным; художник творит целое, но творить его может по частям, создавая из них нечто потом нераздельное. Природа начинает с бессознательного и лишь в конечном счете приходит к сознанию. В искусстве путь иной — сознательное начало и бессознательное завершение начатого труда.

И еще одно отличие: творение природы не обязательно прекрасный; произведение искусства прекрасен всегда, иначе это не искусство.

Свобода — необходимый восходящий момент творчества, который включает противоположность сознательной и бессознательной деятельности.

Она получает настолько полное завершение в настоящем произведении искусства, в гармонии и полноте сочетание его моментов, что в нем любая видимость произвола исчезает, протиставленість субъективного и объективного полностью исчезает, сознательная и бессознательная деятельность «внезапно» гармонизируются.

В «Системе трансцендентального идеализма» Шеллинг не мог добиться превращения субъективного в законченную объективность. Теперь, в области искусства, это стало возможным: «Абсолютная объективность предоставлена только искусству».

Гениальность и есть то необъятное, что стоит над сознательной и бессознательной деятельностью и в чем абсолютно совпадают обе. Художник кроме того, что было задумано, инстинктивно-бессознательно вкладывает в свое произведение некую бесконечность.

В результате настоящее произведение искусства содержит неисчерпаемость истолкований, будто автору было присуще бесконечное множественность замыслов. Произведение гения тем отличается от любого другого, что в его бесконечности находят решение противоречия, непреодолимые другим путем. Поэтому, отмечал Шеллинг, в искусстве мы имеем как документ философии, так и ее единственный извечный и подлинный органон.

Искусство выступает наивысшим моментом, который завершает строй самосознания в «Системе трансцендентального идеализма». Конец системы смыкается с началом.

Гармония исследуемого объекта — «Я» с самим собой устанавливалась сначала только субъективно, переходами на высшие ступени самосозерцания, пока не достигло, наконец, той полной объективности, которая дана в созерцании произведения искусства.

А такое созерцание является эстетичным, и в конце системы мы узнаем, что с самого начала, приступая к философским размышлениям, мы сами находились в состоянии эстетического созерцания и постепенно доводили свой объект — «Я» — до этой степени.

Созерцание неизбежно должно было принять форму интеллектуального. Последнее является необходимым лишь при философствовании, что находится вне круга обыденного сознания. Однако эстетическое созерцание как интеллектуальное может возникать в любом сознании.

В мае 1800 г. Шеллинг обратился к Фихте с просьбой изложить свое отношение к «Системе трансцендентального идеализма» и других трудов. Фихте не согласился со взглядами своего молодого друга, за которыми природа является независимой от духа.

Дальнейшее их переписка свидетельствует об углублении различий, которые позже переросли в настоящую ссору.

Между мыслителями продолжался спор честолюбств; каждый стремился доказать, что точка зрения соперника «ниже» его собственной, а потому и система оппонента должна быть лишь частью его собственной системы.

Поскольку спор длился достаточно долго (ее подогревали и Гегель, и жена Шеллинга Каролина), философу пришлось взяться за осмысление места своих взглядов.

Вот как Шеллинг в «Штутгартських беседах» (1810) характеризовал специфику своей тогдашней философской позиции по сравнению с взглядами его предшественников и современников: «Я отличаюсь а) от Декарта тем, что не утверждаю абсолютного дуализма, исключающего тождество; б) от Спинозы тем, что не утверждаю абсолютного тождества, исключающего любой дуализм; в) от Лейбница тем, что идеальное и реальное (А и В) не растворяю в одном только идеальном (А), но утверждаю реальную противоположность обоих принципов при их единстве; г) от собственно материалистов тем, что духовное и реальное не растворяю целиком в реальном (В). Впрочем, сказанное относится только к наиболее одухотворенным материалистам — гілозоїстів. У французских материалистов А исчезает совсем и остается только В (ато — мисты и механіцисти), это полная противоположность Фихте, который оставляет только А; д) от Канта и Фихте тем, что я не возлагаю идеальное только субъективно (в Я), напротив, идеальному противопоставляю нечто вполне реальное — два принципа, абсолютным тождеством которых является Бог.

По мнению Шеллинга, его философия тождества, которая пришла на смену натурфилософии, отличается от предыдущих систем тем, что является всеобъемлющей; она включает и природу, и Бога, и человека.

Если Кант вывел за пределы философии знания о Боге, то Шеллинг, напротив, вводит Бога в философии, не превращая, однако, последнюю на богословие. Для теологии Бог — особый предмет изучения философии Шеллинга — лишь высшая основа сущего.

Доказать Его существование невозможно, да в этом и нет необходимости. Надо геометру доказывать существование пространства?

Как высшая основа сущего, Бог, за Шеллингом, — единство противоположностей. Он и личность, и сам мир. В Нем существуют две «першосили» — эгоизм и Любовь. Эгоизм — реальное в Боге.

Любовь — идеальное, преодоление эгоизма, отдача себя другому, поскольку сама по себе существовать не может.

Поэтому именно божественной любовью, преодолевающей божественный эгоизм, творится мир — природа и человек — инобытие Бога.

Разнообразие мира — результат дифференциации абсолютного тождества, или Бога. Шеллинг различал три периода этого процесса. Первый период — когда абсолют ограничивается реальным, материей.

Темное, бессознательное, то, что Бог как сущность постоянно пытается вытеснить из своих глубин и исключить, есть материя (пока не оформлена); материя есть не что иное, как бессознательная часть Бога.

Во время второго периода реальное (материальное) переходит в идеальное; исключая материю из себя, Бог пытается снова приблизить ее к себе, возвысить, преобразовать в высшую сущность, из бессознательного вызвать сознание.

В третьем периоде происходит снятие различий между созданными Богом противоположностями реального и идеального, материи и сознания. Носителем этой новой личности является человек как связующее звено двух миров — природного и божественного, реального и идеального, природы и духа.

Однако человек не оправдала своего высокого назначения: она должна была подчинить природу духу, а получилось наоборот — естественное начало владеет человеком, материя превращается в Бога. В этом виновата свобода. Осуществляя последнюю, человек отпадает от абсолюта — Бога.

Любой поступок есть преступление.

Провал миссии лица становится заметным, во-первых, в ее взаимоотношениях с природой, которая все больше разрушается человеком, во-вторых, в существовании зла, в-третьих, в смертности индивида, которая обусловлена дисгармонией духа и природы, нарушением их тождества в человеческом существе.

Третий период философского развития Шеллинга называют философией откровения. Родилась она в жарких спорах мыслителя со взглядами Гегеля.

За Шеллингом, главный недостаток гегелівського учение в целом — его «негативность», чисто логический характер системы, построенной на основе принципа «отрицания отрицания».

Вместо нее предлагалась «положительная» философия, предметом которой является развитие сознания в истории. Шеллинг выделял три мировые эпохи такого развития: первобытный монотеизм; политеизм (мифология); монотеизм христианства (откровение).

В 1841 г. Шеллинг читал свою «Философию откровения» в аудитории № 6 Берлинского университета, где он занял кафедру философии, которой заведовал Гегель до смерти в 1831 г.

Курс Шеллинга был сокращенным вариантом его трудов «Мировые эпохи», «Философия мифологии» и «Философия откровения», которые были задуманы еще в первое десятилетие XIX века.

и вошли в «Философских исследований сущности человеческой свободы» (1809). Позже сам Шеллинг назвал свой курс неудачным.

Источник: https://shollsoch.ru/2018/03/21/%D1%84%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%84%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%B2%D0%B7%D0%B3%D0%BB%D1%8F%D0%B4%D1%8B-%D1%88%D0%B5%D0%BB%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%B0/

Философия Шеллинга

4. Философия Шеллинга: Натурфилософия. Философское развитие Шеллинга характеризуется, с

Введение

1. Философия Шеллинга

2. Проблемы философии и человечества по Шеллингу

3. Позитивная и негативная философия

Заключение

Список литературы

Введение

Ярким представителем немецкой классической философии является Фридрих Вильгельм Йозеф Шеллинг (1775—1854), ставший посредствующим звеном между И. Фихте и Г. Гегелем. Совсем, юным (в 22 года!) Шеллинг стал профессором. В творчестве Шеллинга выделяется ряд этапов, которые мы кратко рассмотрим.

Актуальность работы. Шеллинг предпринял попытку философского обобщения достижений естествознания своего времени в самых различных областях. Природа, по Шеллингу, есть становление духовного начала.

Он считал, что если в человеке духовное начало осознает себя, то в природе оно бессознательно. Движение от бессознательной духовности природно-сущего к сознанию проходит ряд прогрессирующих ступеней.

Природа, в понимании Шеллинга, представляется как силовое динамическое единство противоположностей, при этом на всех этапах развития наблюдается противоположность объекта и субъекта. Прообраз этого — магнит как проявление универсального мирового закона. В основе всякого раздвоения сущего лежит изначально единая сила, которая мыслится Шеллингом только как живая.

Природа есть космический организм, обладающий «мировой душой». По Шеллингу, лестница бытия со всеми ее ступенями дана от века. Все ступени абсолютно одновременны. Материя для него — загадка, волнующая, влекущая к себе, неразрешимая. Она не существует без духа, как дух без нее, — даже в Боге.

Выбранная   тема   «Философия   Шеллинга»   является,   несомненно, актуальной, теоретически и практически значимой.

Цель работы — изучить взгляды и философию Шеллинга.

Объект исследования – философские взгляды Шеллинга на природу.

Предмет исследования – философия Шеллинга.

Исходя из цели работы, были сформулированы следующие задачи:

— изучить философию Шеллинга;

— проанализировать проблемы человечества и философии согласно Шеллингу;

— рассмотреть позитивную и негативную философию Шеллинга.

Структура  работы.   Работа  состоит  из   введения,   основной  части, заключения и списка литературы.

2

1. Философия Шеллинга

Фридрих Вильгельм Иозеф фон Шеллинг (нем. Friedrich Wilhelm Joseph von Schelling, 27 января 1775 — 20 августа 1854)— немецкий философ. Был близок йенским романтикам. Выдающийся представитель идеализма в новой философии.

Отталкиваясь от И. Г. Фихте, развил принципы объективно-идеалистической диалектики природы как живого организма, бессознательно-духовного творческого начала, восходящей системы ступеней («потенций»), характеризующейся полярностью, динамическим единством противоположностей[1].

Родился в вюртембергском городке Леонберге. Отец его занимал высшие духовные должности. Шеллинг рано обнаружил блестящие способности. В 15 лет он поступил в тюбингенский университет с характеристикой «ingenium praecox» (нем. и лат. «скороспелый талант»),

В университете интересы Шеллинга делились между философией и теологией.

В первых работах Шеллинга— «философско-критическом объяснении библейского рассказа о грехопадении» и «о мифах, исторических сагах и философемах древнего мира» — проводится мысль о необходимости философско-исторического истолкования Библии в противовес грамматическому и догматическому. В сущности Шеллинг намечает здесь тот историко-критический метод, который впоследствии получил детальную разработку в новотюбингенскод школе.

В предисловии к «Жизни Иисуса» Штраус отмечает Шеллинга, как своего предшественника. В университете Шеллинг не оставался чуждым влиянию общественных настроений.

Веяния французской революции и энтузиазм нарождающегося романтизма нашли в нём и в кружке его друзей живой  отклик.

  Как переводчик марсельезы Шеллинг получает строгий выговор от герцога вюртембергского, приехавшего в Тюбинген с целью обуздать расходившуюся молодежь.

Скоро интересы Шеллинга сосредоточиваются исключительно на философии. Он знакомится с философией Канта, с первыми работами Фихте и 19-ти лет сам выступает на философское поприще, сначала как последователь и истолкователь Фихте.

По окончании курса Шеллинг три года исполняет обязанности домашнего учителя, в условиях, весьма благоприятных для его собственных занятий.

За это время он успевает хорошо ознакомиться с математикой, физикой и медициной и выпускает несколько значительных работ:

•                     «Allgemeine    Uebersicht    der    neuesten    philosophischen
Literatur»,

•                     «Ideen»,

•                     «Von der Weltseele».

В последних двух обрисовывается уже натурфилософское мировоззрение Шеллинга.

В 1798 Шеллинг знакомится с Гёте и заинтересовывает его своей натурфилософией. Благодаря стараниям Фихте и поддержке Гёте, Шеллинг получает в том же, году профессуру в Йене. Здесь 23-летний профессор с чрезвычайной смелостью и энергией принимается за развитие своего собственного мировоззрения, все более и более освобождающегося от влияния непосредственных предшественников.

В это же время Шеллинг вступает в тесное общение с кружком романтиков— братьями Шлегель, Гарденбергом и др. Душой этого кружка была Каролина Шлегель, жена А. В. Шлегеля, игравшая в литературных сферах Германии роль немецкой де Сталь. Влияние её на представителей романтической и философской литературы было очень велико.

В наибольшей степени испытал на себе это влияние сам Шеллинг, приобретший в Каролине Шлегель ближайшего друга, а впоследствии преданную жену. Куно Фишер с полным основанием называет Каролину музой Шеллинга.

Её интерес к философским вопросам, и главное— безграничная вера в философский гений Шеллинга, обусловливали тот душевный подъем, которым характеризуется наиболее продуктивный период его жизни, доставивший ему громкую славу и большое значение среди современников.

После смерти Каролины (1809) литературная деятельность Шеллинга почти совершенно прекратилась, и только речь его с кафедры напоминала Германии о бывшем властителе умов. Сначала Каролина Шлегель желала брака между Шеллингом и её-дочерью от первого брака, Августой Бёмер.

После неожиданной смерти Августы Каролина перенесла свое материнское чувство на Шеллинга. Однако это чувство скоро изменилось в своем характере. Разрыв со Шлегелем, приведший к формальному разводу, дал возможность закрепить романтическое «Wahlverwandschaft» брачным союзом[2].

В Йене (1799—1803) Шеллинг обнаружил наиболее плодотворную деятельность. Кроме чтения лекций и издания своих главных сочинений по натурфилософии и философии тождества, он издавал два журнала: «Zeitschrift fur speculative Pftysik» и «Kritische Journal der Philosophic» (последний— вместе с Гегелем).

Уже в это время Шеллинг стал главой школы, распространившей свое влияние на различные отрасли наук и литературы. Необычайный успех Шеллинга объясняется как благоприятными для него условиями, так и особенностями его дарований. В его философском энтузиазме была какая-то стихийная, покоряющая сила.

Вместе с тем о его непреклонную и мощную личность разбивались все направленные против него враждебные воздействия. В этом отношении он вполне оправдывал данное ему его кружком прозвище «гранит».

К числу выдающихся современников, состоявших с Шеллингом в личных отношениях, принадлежали, кроме уже упомянутых, Шиллер, Фихте, Гегель,   Якоби,   Стеффенс,   Окен,   Эшенмейер,   Виндишман,   Шатен.

   Со многими из них Шеллинг был в дружбе, в большинстве случаев, впрочем, непродолжительной: гордый и самолюбивый Шеллинг не терпел около себя людей ему равных и не подчиняющихся его влиянию, особенно в сфере его специальности. Этим, главным образом, объясняется разрыв Шеллинга с Фихте — его духовным отцом.в философии, и Гегелем, его университетским товарищем и другом.

Эти же особенности характера Шеллинга объясняют почти непрерывную борьбу его с многочисленными врагами. В большинстве случаев литературные нападки на Шеллинга носили личный характер и даже имели вид не совсем опрятных памфлетов, касавшихся интимных сторон его жизни (например, полный яда памфлет, приписываемый Бергу: «Lob der allerneusten Philosophic»).

Co своей стороны и Шеллинг обнаруживал в полемике личную страстность, часто переходившую за пределы справедливости и даже его собственной объективной оценки, проявлявшейся лишь впоследствии. В этом отношении характерна его полемика с Якоби.

После беспощадной и уничтожающей критики (в «Denkmal der Schrift Jacobis von den gottlichten Dingen») его философии чувства, Шеллинг, спустя 17 лет, в своих лекциях по истории философии отдает должное этому философу и, критикуя «отрицательную» философию разума, вооружается аргументами Якоби против своего главного врага— Гегеля. Враждебное отношение Шеллинга к Гегелю выразилось лишь отчасти в предисловии к сочинению Кузена и обнаруживалось преимущественно в лекциях и частных письмах. Здесь Шеллинг характеризует гегелевский идеализм как филигранную обработку понятий, имеющую в истории лишь эпизодическое значение, как извращение его собственной натурфилософии и превращение живой природы в гербарий засушенных растений. Но и по отношению к Гегелю наступило время спокойной и объективной оценки: ещё более чуждые Шеллингу философские течения гегелевской «левой» школы заставили его пренебречь второстепенными разногласиями и почувствовать свое родство с недавним врагом.

В лекциях Шеллинга, читанных в Берлине в 1841—1842 гг. и обнародованных Паулу сом, находится уже полное признание системы абсолютного идеализма, как замечательного завершения его собственной философии тождества.

Кроме Йены, Шеллинг был профессором в Вюрцбурге, Мюнхене, Эрлангене и Берлине. Конец жизни Шеллинга омрачен был судебным процессом против Паулуса, обнародовавшего без разрешения Шеллинга его лекции в берлинском университете.

Процесс окончился не в пользу Шеллинга, так как суд затруднился признать обнародование лекций, связанное с критическим обсуждением, за предусмотренную законом «перепечатку». Оскорбленный Шеллинг навсегда прекратил чтение лекций.

Последние годы глубокой старости Шеллинг провел окруженный оставшимися ему верными друзьями и многочисленной семьей (через три года после смерти первой жены он вступил во второй брак).

2. Проблемы философии и человечества по Шеллингу

Практическая философия Шеллинга решает вопросы социально-политического характера, хода истории.

Главной проблемой человечества в целом и главным предметом философии, по Шеллингу, является проблема свободы. Стремление к свободе заложено в самой природе человека и является главной целью всего исторического процесса.

При окончательной реализации идеи свободы люди создают «вторую природу» — правовой строй.

В дальнейшем правовой строй должен распространяться от государства к государству, и человечество должно в итоге прийти к всемирному правовому строю и всемирной федерации правовых государств[3].

Другой важнейшей проблемой (наряду с проблемой свободы) практической философии Шеллинга является проблема отчуждения. Отчуждение — противоположный изначальным целям результат человеческой деятельности при соприкосновении идеи свободы с реальной действительностью. (Пример: перерождение высоких идеалов Великой Французской   революции   в   противоположную   реальность   —   насилие,

несправедливость, еще большее обогащение одних и обеднение других; подавление свободы).

Философ приходит к следующим выводам:

•              ход истории случаен, в истории царит произвол;

•     и случайные события истории, и целенаправленная деятельностьподчинены жесткой необходимости, которой человек бессилен что-либо

противопоставить;

•     теория (замыслы человека) и история (реальная действительность)
очень часто противоположный не имеют ничего общего;

•     в истории часто встречаются случаи, когда борьба за свободу и
справедливость      приводит  к  еще  большему порабощению      и несправедливости.

В конце жизни Шеллинг пришел к иррационализму — отрицанию какой-либо логики закономерности в истории и восприятию окружающей действительности как необъяснимого хаоса.

В философской эволюции Шеллинга самый важный этап — разработка философии природы. В сочинениях этого времени важен и предмет исследований Шеллинга, и метод его исследований.

; У Фихте природа рассматривалась не сама по себе, а только с точки зрения этики.

Для Фихте все значение природы в том, что она противодействует нравственной деятельности, а последняя побеждает в человеке его природные склонности.

Для Шеллинга, напротив, природа — самостоятельный предмет изучения. Следуя своему философскому интересу и интересу к познанию в области естественных наук, Шеллинг стремился поставить природу в центр внимания.

К исследованию природы Шеллинга привлек не только личный интерес. Период деятельности Шеллинга совпал с эпохой важных открытий в области физики, химии и физиологии. Работы Гальвани положили начало электродинамике. Открытия физиков оказали влияние на разработку Шеллингом учения о динамическом процессе.

В трудах Ломоносова, Пристли и Лавуазье была опровергнута теория флогистона, она была вытеснена учением об окислении. Выдающиеся успехи были достигнуты в науке об органической природе. Галлер и Браун ввели важные понятия о раздражении и возбудимости.

Кильмейер связал эти понятия со способностями к чувствительности и воспроизведению. Шеллинг вводит эти идеи в свое учение о природе — в «натурфилософию». Воззрение его на природу идеалистично: сама материя, по Шеллингу, духовна.

Но вместе с тем он вносит в учение о природе идею развития: природа, лишенная сознания, предшествует возникновению сознания в человеке.

Переход к сознанию идет через ряд все более высоких ступеней развития[4].

Философия природы Шеллинга часто вступала в противоречие с результатами исследования специальных наук о природе. Поэтому она по своему содержанию быстро утратила свое значение с дальнейшими успехами естественных наук.

Однако идеалистическое в своей основе воззрение Шеллинга на природу сыграло положительную роль: оно ограничивало господствовавший в естествознании XVIII в.

механицизм и вело к понятию о всеобщей связи вещей и явлений природы.

Самым важным достижением философии природы Шеллинга было введение диалектики в рассмотрение природы и ее явлений.

До Шеллинга имелись лишь зачатки диалектики в понимании природы; философы ограничивались общим понятием о естественном развитии, а самый ход развития природы понимался механистически.

Шеллинг объявил необходимым условием исследования природы отыскание в природе реальных   динамических   противоположностей.   Тем   самым   философия

природы Шеллинга превращается в идеалистическую диалектику природы. Учение о диалектических противоположностях в природе Шеллинг дополнил учением о диалектике форм мышления в познании.

Источник: https://www.stud24.ru/philosophy/filosofiya-shellinga/339579-1024327-page1.html

Шеллинг | новая философская энциклопедия | онлайн словари по философии — платонанет [ex platonanet.org.ua]

4. Философия Шеллинга: Натурфилософия. Философское развитие Шеллинга характеризуется, с

ШЕЛЛИНГ (Schelling) Фридрих Вильгельм Йозеф (27 января 1775, Леонберг – 20 августа 1854, Рагац, Швейцария) – немецкий философ, представитель немецкого классического идеализма. С 1790 учился в Тюбингенском теологическом институте вместе с Гёльдерлином и Гегелем. Все они были увлечены идеями Французской революции.

В 1793 познакомился с Фихте, оказавшим на него сильное влияние, которое наиболее сказалось в ранних работах – «Я как принцип философии, или Безусловное в человеческом знании» (Vom Ich als Prinzip der Philosophie oder über das Unbedingte im menschlichen Wissen, 1795) и «Философские письма о догматизме и критицизме» (Philosophische Briefe über Dogmatismus und Kritizismus, 1795).

В Лейпциге, работая домашним учителем (1796–97), изучал естествознание и математику и написал натурфилософскую работу «Идеи к философии природы» (Ideen zu einer Philosophie der Natur, 1797). В 1798–1803 – профессор в Йенском университете; здесь он продолжил свои занятия натурфилософией, завязал знакомство с Гёте и Шиллером, А. и Ф.Шлегелями, Л.

Тиком, Новалисом, вместе с Гегелем издавал «Критический философский журнал».

В йенский период Шеллинг опубликовал работы «О мировой душе» (Von der Weltseele, 1798), «Система трансцендентального идеализма» (1800), «Изложение моей философской системы» (Darstellung meines Systems der Philosophie, 1801), диалог «Бруно, или О божественном и естественном начале вещей» (Bruno, oder über das natüliche und göttliche Prinzip der Dinge, 1802, рус. пер. 1908).

В 1803–05 – профессор в Вюрцбурге, с 1806 по 1820 – в Мюнхене, где был членом Академии наук и директором Академии искусств. В 1820–26 – профессор в Эрлангене, с 1827 – снова в Мюнхене. В 1841 был приглашен в Берлинский университет, где выступил как критик Гегеля с точки зрения «положительной» философии; лекции Шеллинга успехом не пользовались, и в 1846 он покинул университет.

Натура художественная и впечатлительная, Шеллинг на протяжении всей жизни был восприимчив к разным влияниям и постоянно развивал и корректировал свои философские воззрения. В его творчестве можно выделить несколько периодов: натурфилософия (с сер. 1790-х гг.

), трансцендентальный, или эстетический, идеализм (1800–01), философия тождества (до 1804), философия свободы (до 1813), «положительная философия», или «философия Откровения» (последний период). Вначале он испытал сильное влияние Канта и особенно Фихте, с 1800-х гг.

– романтиков и Гёте, Спинозы, Бруно, Платона и неоплатоников, позднее – немецкой мистики и теософии Бёме и Баадера, оккультно-гностических идей. Разделяя принципы наукоучения Фихте, Шеллинг совершает поворот от метафизики бытия к метафизике свободы. Предпосылку трансцендентального идеализма он вслед за Фихте видит в отнесении всего сущего к субъекту, самосознанию, Я.

«Извечный, совершаемый вне всякого времени акт самосознания, именуемый нами Я, есть то, что дает всем вещам наличное бытие, что, следовательно, само не нуждается в каком-либо бытии, которое служило бы ему основой…» (Соч. в 2 т., т. 1. М., 1987, с. 263).

Сущность самосознания составляет свобода, а потому, по Шеллингу, начало и конец его философии «есть свобода, нечто абсолютно недоказуемое, несущее свою доказательность лишь в самом себе. Все то, что в других системах грозит свободе гибелью, здесь выводится из самой свободы. Бытие в этой системе – лишь снятая свобода» (там же, с. 264).

В ранней работе «Философские письма о догматизме и критицизме» (1795) он вслед за Фихте критикует принципы догматической философии как философии объекта и необходимости, наиболее последовательно осуществленной Спинозой, и противопоставляет ей критицизм как философию субъекта и свободы.

«Мое назначение в критицизме – стремление к неизменной самости, безусловной свободе, неограниченной деятельности» (там же, с. 83).

Однако вскоре наметилось расхождение между Шеллингом и Фихте в понимании природы, которая перестает быть у Шеллинга только средством для реализации нравственной цели, материалом, на котором практический разум пробует свои силы, и становится самостоятельной реальностью – «интеллигенцией» в процессе становления.

По Шеллингу, необходимо признать параллелизм природы (предмета натурфилософии) и духа, интеллигенции (предмета трансцендентального идеализма). Однако раскрыть этот параллелизм не могут эти науки, взятые в отдельности; только объединенные, взятые вместе, они в состоянии дать целостную картину развития мира.

Пытаясь осуществить такое объединение в «Системе трансцендентального идеализма», Шеллинг ставит перед собой задачу последовательно раскрыть все этапы развития природы в направлении к высшей цели, т.е. рассмотреть природу как целесообразное целое, как форму бессознательной жизни разума, назначение которой – порождение сознания.

Проблема соотношения сознания и бессознательного становится ключевой для философа и стоит в центре внимания на всех этапах его развития.

Диалектический метод, примененный Фихте при анализе деятельности «Я», распространяется у Шеллинга и на анализ природных процессов; всякое природное тело понимается как продукт деятельности динамического начала (силы), взаимодействия противоположно направленных сил (положительный и отрицательный заряд электричества, положительный и отрицательный полюсы магнита и т.д.).

Толчком для этих размышлений Шеллинга были открытия А.Гальвани, А.Вольта, А.Лавуазье в физике и химии, работы А.Галлера и А.Брауна в биологии. Натурфилософия Шеллинга носила антимеханический характер. Принцип целесообразности, лежащий в основе живого организма, стал у него общим принципом объяснения природы в целом; неорганическая природа предстала в качестве недоразвитого организма.

Неорганическая и органическая природа, по Шеллингу, связаны одним и тем же началом, что может доказать лишь философская дедукция, но не частные науки. «Мир есть организация, а всеобщий организм сам – условие… механизма» («О мировой душе». – Там же, с. 91). Натурфилософия Шеллинга оказала значительное влияние на многих естествоиспытателей (X.Стеффенс, К.Г.Карус, Л.Окен и др.

), а также на поэтов-романтиков (Л.Тик, Новалис и др.). В этот период Шеллинг пытается объединить традицию неоплатонизма («О мировой душе») с этическим идеализмом Фихте и рассматривает натурфилософию как органичную часть трансцендентального идеализма, показывающую, как развитие природы увенчивается появлением сознательного «Я».

Она дополняется другой частью, исследующей уже развитие самого «Я» («Система трансцендентального идеализма»). Деятельность «Я» распадается, по Шеллингу, на теоретическую и практическую сферы.

Первая начинается с ощущения, затем переходит к созерцанию, представлению, суждению и наконец на высшем уровне – разума – достигает пункта, где теоретическое «Я» сознает себя самостоятельным и самодеятельным, т.е. становится практическим «Я», волей. Воля в свою очередь проходит ряд ступеней развития, высшей из которых является нравственное действие как цель сама по себе.

Если в теоретической сфере сознание определяется бессознательной деятельностью «Я», то в практической сфере, напротив, бессознательное зависит от сознания и им определяется. У Фихте эти два разнонаправленных процесса совпадают только в бесконечности, куда и оказывается отнесенным осуществление познавательного и нравственного идеала.

По-новому интерпретируя кантовскую «Критику способности суждения» и опираясь на эстетическое учение Шиллера и романтиков, Шеллинг видит в искусстве ту сферу, где преодолевается противоположность теоретического и нравственно-практического; эстетическое начало предстает как «равновесие», полная гармония сознательной и бессознательной деятельностей, совпадение природы и свободы, тождество чувственного и нравственного начал. В художественной деятельности и в произведении искусства достигается «бесконечность» – идеал, недостижимый ни в теоретическом познании, ни в нравственном деянии. Художник, по Шеллингу, – это гений, т.е. «интеллигенция», действующая как природа; в нем разрешается противоречие, не преодолимое никаким другим путем. Соответственно философия искусства является у Шеллинга «органоном» (т.е. орудием) философии и ее завершением. Эти идеи он развил в «Философии искусства» (Philosophie der Kunst, 1802–03, изд. 1907, рус. пер. 1966), выразив миросозерцание, общее у него с йенскими романтиками. Одним из центральных становится у Шеллинга понятие интеллектуальной интуиции, родственной интуиции эстетической. В философии тождества он рассматривает интеллектуальную интуицию уже не как самосозерцание «Я», как он это делал ранее вслед за Фихте, но в качестве формы самосозерцания Абсолюта, предстающего теперь как тождество субъекта и объекта. Это учение Шеллинг наиболее отчетливо развил в «Изложении моей системы» и диалоге «Бруно». Будучи тождеством субъективного и объективного, Абсолют (или «абсолютный разум»), по Шеллингу, не есть ни дух, ни природа, а безразличие обоих (подобно точке безразличия полюсов в центре магнита), содержащее в себе возможность всех вообще определений. Бог и универсум – лишь разные аспекты одного и того же. Бог – это универсум, взятый со стороны его тождества. Единичное, конечное не имеет истинного бытия. Абсолют распадается на два «полюса» – субъект и объект, идеальное и реальное, при этом на разных ступенях бытия преобладает один или другой полюс. Эти ступени бытия Шеллинг именует потенциями. Полная развернутость, осуществленность этих потенций есть, по Шеллингу, Вселенная; она есть тождество абсолютного организма и абсолютного произведения искусства. Абсолют в такой же мере рождает Вселенную, в какой и творит ее как художник: эманация и творение сливаются здесь в безразличие противоположностей. В диалоге «Бруно» Шеллинг исходит из принципа совпадения противоположностей в абсолютном единстве, из которого все возникает и в которое все вновь возвращается. Этот принцип, восходящий к Николаю Кузанскому, составляет основу диалектики Шеллинга и Гегеля. В системе эстетического пантеизма, где чувствуется влияние и Спинозы, и неоплатонизма, Шеллинг сближается с пантеизмом немецкой мистики (Экхарт). В 1804 в сочинении «Философия и религия» (Philosophie und Religion) Шеллинг ставит вопрос, выводящий его за пределы философии тождества: как и в силу чего происходит рождение мира из Абсолюта, почему нарушается то равновесие идеального и реального, которое существует в точке безразличия, и в результате возникает мир? Мир рождается, по убеждению философа, в результате «отпадения» вещей от Абсолюта, и только в «Я» происходит возвращение к Абсолюту, примирение с ним. К той же теме – «почему существует сущее, а не ничто?» – Шеллинг обращается также в связи с проблемой зла. В написанном под влиянием теософии Бёме сочинении «Философские исследования о сущности человеческой свободы» (Philosophische Untersuchungen über das Wesen der menschlichen Freiheit, 1809, рус. пер. 1908) Шеллинг утверждает, что происхождение мира из Абсолюта не может быть объяснено рационально: это – иррациональный первичный факт, коренящийся не в разуме, а в воле с ее свободой. «В последней, высшей инстанции нет иного бытия, кроме воления. Воление есть прабытие, и только к волению приложимы все предикаты этого бытия: безосновность, вечность, независимость от времени, самоутверждение» (Соч. в 2 т., т. 2. М., 1989, с. 101). Вслед за Бёме и Баадером Шеллинг различает в Боге самого Бога и то, что в Боге не есть Он сам, – его неопределимую основу, которую он называет «бездной» или «безосновностью» (Ungrund) и которая есть нечто неразумное, темное и злое, стремление и вожделение, т.е. бессознательная воля. Именно она есть «непостижимая основа реальности вещей» (там же, с. 109). В силу наличия этой темной стихии происходит раздвоение Абсолюта, акт самоутверждения свободной воли, отделения от универсального, божественного начала – иррациональное грехопадение, которое невозможно понять из законов разума и природы. Акт грехопадения – это надвременный акт; бессознательная воля действует до всякого самосознания, и на метафизическом уровне человек оказывается виновным уже в момент своего рождения. Сущность этой вины – своеволие, стремящееся к тому, чтобы в качестве частной воли быть тем, что оно есть лишь в единстве с божественной волей. «В воле человека происходит отделение ставшей духовной самости… от света, т.е. разделение начал, неразрывно соединенных в Боге» (там же, с. 113). Искупление этой первородной вины и воссоединение с Абсолютом, а тем самым и воссоединение самого Абсолюта – такова, по Шеллингу, цель истории. Поскольку воля как изначальное иррациональное хотение есть непостижимый первичный факт, она не может быть предметом философии, понятой как априорная наука разума, т.е. рациональное выведение всего сущего из исходного принципа. Называя эту рационалистическую философию (в т.ч. и свою философию тождества, и философию Гегеля) негативной, отрицательной, Шеллинг считает необходимым дополнить ее «позитивной философией», рассматривающей первичный факт – иррациональную волю. Позитивная философия постигает Бога эмпирически, в «опыте», отождествляемом Шеллингом с мифологией и религией, в которых сознанию было дано в истории Откровение Бога. Мифологический процесс, по Шеллингу, есть в то же время процесс теогонический, в нем Бог порождает себя в сознании, открываясь не только человеку, но самому себе. Этот процесс завершается в христианском Откровении как религии духа. По Шеллингу, в Боге существуют три потенции: непосредственная возможность бытия, или бессознательная воля; возможность бытия, становящаяся бытием, т.е. сознающая себя воля, и, наконец, третья потенция – Дух, витающий между первой и второй. Стремясь преодолеть пантеистическую трактовку Бога как «абсолютной необходимости» (в духе Спинозы и отчасти – Гегеля), Шеллинг подчеркивает личный характер Бога, известную свободу Его по отношению к миру; в учении о потенциях Бога акцентируется желание философа увидеть в Боге живое, свободное и самосознательное Существо. Философия Шеллинга оказала большое влияние на европейскую мысль 19–20 вв., причем на различных этапах ее развития воспринимались разные аспекты его учения. Под влиянием Шеллинга формировались философские учения Гегеля, Шлейермахера, Баадера, Шопенгауэра, К.Хр.Краузе, К.Розенкранца, Э.Гартмана, В.Вундта и др. Значительным оказалось воздействие Шеллинга на русскую философию – через натурфилософов Д.М.Велланского, М.Г.Павлова, М.А.Максимовича и др., московский кружок «любомудров» (В.Ф.Одоевский, Д.В.Веневитинов, А.И.Галин), славянофилов, П.Я.Чаадаева (лично знакомого и переписывавшегося с Шеллингом), позднее – В.С.Соловьева и др. В 20 в. идеи Шеллинга получили развитие в философии жизни (А.Бергсон) и в экзистенциализме, в т.ч. русском (Н.А.Бердяев).

Сочинения:

1. Sämtliche Werke, Abt. 1 (Bd. 1–10) – 2 (Bd. 1–4). Stuttg. – Augsburg, 1856–61; 2. Werke, neue Aufl., Bd. 1–6. Münch., 1956–60; 3. в рус. пер.: Философские письма о догматизме и критицизме. – В сб.: Новые идеи в философии, 12. СПб., 1914; 4. Об отношении изобразительных искусств к природе. – В кн.: Литературная теория немецкого романтизма. Л., 1934;

5. Соч., т. 1 – 2. М., 1987–89.

Литература:

1. Фишер К. История новой философии, т. 7. СПб., 1905;

2. Лазарев В.В. Шеллинг. М., 1976;

3. Он же. Философия раннего и позднего Шеллинга. М., 1990;

 4. Гулыга А.В. Шеллинг. М., 1984; 1882

5. Sneeberge G. F.W.J. v. Schelling. Eine Bibliographie. Bern, 1954; 6. Jaspers K. Schelling. Größe und Verhängnis. Münch., 1955; 7. Schilz W. Die Vollendung des deutschen Idealismus in der Spätphilosophie Schellings. Stuttg., 1955; 8. Schelling-Studien, hrsg. v. A.M.Koktanek. Münch. – W., 1965; 9. Jahnig D. Schelling, Bd. 1–2. Pfullingen, 1966–69; 10. Heidegger M. Schellings Abhandlung über das Wesen der menschlichen Freiheit (1809). Tüb., 1971; 11. Actualité de Schelling… publ. par G.Planty-Bonjour. P., 1979; 12. Tilze H. «Identitäts»-Philosophie heute und bei Schelling, Meisenheim am Glan, 1979; 13. Schmidig D. Einheit und Totalität in Schellings Philosophiekonzept. – Einheitskonzepte in der idealistischen und in der gegenwärtigen Philosophie. Bern – Fr./M. – N. Y. – P., 1987.

14. См. также лит. к ст. Философия Откровения.

П.П.Гайденко

Источник: https://Platona.net/board/novaja_filosofskaja_ehnciklopedija/shelling/3-1-0-1944

Натурфилософия Шеллинга и естествознание

4. Философия Шеллинга: Натурфилософия. Философское развитие Шеллинга характеризуется, с

С первых самостоятельных шагов в философии Шеллинг обращался как к истории естествознания, так и к его современным достижениям.

Но делал это скорее не как естествоиспытатель, а как натурфилософ; натурфилософия в свою очередь мыслилась им в качестве необходимой и органичной части философской системы.

Вот почему из естественнонаучных и медицинских открытий прошлого и современности философа особо привлекали и становились предметом непосредственного осмысления такие, которые в наибольшей степени отвечали главным тенденциям шеллингианской системы и функциям ее натурфилософского раздела.

Натурфилософия же в системе Шеллинга покоилась на некоторых весьма важных теоретических предпосылках, которые касались нового понимания природы, ее вещей, явлений, отношений. Вслед за Лейбницем и Кантом и еще более определенно, чем они, Шеллинг мыслил природу как живую, одухотворенную, самосозидающую целостность, как совокупность процессов творчества.

Другими словами, в философии пробил час диалектического, а не механистического подхода к явлениям природы и к природе как целому. Однако и Шеллинг, подобно своим предшественникам, с трудом внедрял диалектическое миропонимание в естествознание и даже в философию природы.

Он исходил из того, что материальная природа формулируется без участия свободы, «выступает в форме создания хотя и закономерного, но порождаемого без какой-либо цели, т.е. такого, что хоть и получилось в результате слепого механизма, но представляется таким, словно бы было создано сознательно».

Или: «Своеобразие природы на том и держится, что в своем механизме она все же целесообразна, несмотря на то, что сама в себе является не чем иным, как слепым механизмом».

Для созданий природы характерны специфические целостность и необходимость. Растение таково, каково оно есть: свободное в нем необходимо и необходимое свободно. В нем еще нет «вековечного разлада» необходимости и свободы, свойственного человеку.

Противоречие, «заключенное в одном и том же произведении природы», — противоречие между слепым механизмом и целесообразностью, — не истолковывалось, согласно Шеллингу, адекватно ни одной философской системой за исключением трансцендентального идеализма.

Другое противоречие, над которым бьются и естествознание и натурфилософия, — между ставшим и бытием как становлением. Наука, согласно Шеллингу, имеет своей задачей «конструировать возникновение фиксированного продукта».

Этому соответствует важнейшая черта самой природы: она есть противоречие, одна сторона которого — продуктивность; ее формы, результаты суть устойчивые продукты. Их-то и пытается ухватить и конструктивно воспроизвести естествознание. Вторая сторона противоречия — становящийся, исторически развивающийся характер всей природы: ее продуцирование бесконечно.

И эту сторону имеет в виду естествознание, которое принимает в расчет активность, подвижность природы, ее становление и непрерывное творчество.

А функция натурфилософии состоит как раз в том, чтобы понять обе противоположности в их единстве и полярности, удержать их именно как противоречие, научить естествоиспытателя, да и любого человека, наблюдающего за природой, видеть за ставшим — становление, за процессом вечного продуцирования — возможные фиксированные природные продукты. Ставшее природы должно быть также схвачено в его истории.

Шеллинг считал необходимым для натурфилософии вводить диалектику в природу не извне, только со стороны философии, но следуя новым достижениям и идеям самих наук о природе. В них он искал прежде всего такие открытия, которые позволили бы понять природу как Единое, Одно, как Целое, само по себе Тождественное.

На этом пути Шеллинг пытался опереться на такие природные явления (и соответственно открытия естествознания), которые бы наиболее зримо демонстрировали их внутреннюю подвижность, полярность природных сил, противоречие устойчивости и становления — и потому могли быть расценены как «основания» для всех других форм природных противоположностей.

Отсюда — совершенно особое внимание, которое Шеллинг уделил магнетизму. Последний был расценен не как отдельное и специфическое явление природы, а как «свойство материи вообще» и как основополагающая, «подлинная» категория физики.

Отталкиваясь от «полярности» магнита, Шеллинг развил идею о «законе полярности», о единстве противоположностей как первом принципе учения о природе и, более того, о «всеобщем мировом законе», — что сделал не менее, если не более энергично, чем Гегель, с чьим именем обычно связывают этот закон диалектики.

Не менее впечатляет то внимание, которое Шеллинг уделил формирующейся на его глазах области физики, где объединялись в единое целое магнетизм и электричество (исследования Гальвани, Риттера, Вольта).

Ибо здесь еще более, чем в сфере магнитных явлений, Шеллинг мыслил найти опору для своей диалектики природы с ее тезисами о единстве природных явлений, о полярности, о внутренней динамичности и активности природы, о её «восхождении» по ступеням активизма. Такими ступенями Шеллинг считал магнетизм, электричество и химизм.

В случае магнетизма мы видим «полюса» объединенными внутри одного тела. Электричество — стадия разделения противоположностей, их «распределения» в различных телах, их (относительное) взаимное напряжение.

Химизм как стадию развития природы Шеллинг как бы подгоняет к первым двум и трактует довольно сложно: тела относятся друг к другу так, как магнетические силы; но результатом становится индифференция тел, как на «электрической» стадии.

Переходя к толкованию живой природы, натурфилософ Шеллинг прежде всего стремится перекинуть мостик от неорганических явлений к органическим. В результате чувствительность организма он уподобляет магнетизму, раздражимость — электричеству, воспроизводимость живого трактуется как аналог «химизма».

При объяснении живой природы Шеллингом снова движет стремление понять ее единство и целостность, проявляющиеся во взаимодействии и взаимозависимости внешне существующих относительно независимо конкретных организмов.

Необходимо отметить, что главным устремлением Шеллинга становится экстраполяция свойств «более высоких» стадий развития природы на более «низкие»: живое есть для него символ и образец для неживого, наделенное духом — прообраз бездуховного, которое представляется таковым лишь по видимости, а на деле заключает в себе какой-то зародыш духовности.

Это снова же служит идее изначального единства природы. Согласно позиции Шеллинга, «на различных ступенях создания видов и родов проявляется одна и та же бессознательная деятельность природы. За шестьдесят лет до Дарвина и за десять лет до Ламарка Шеллинг выдвигает в предисловии к сочинению «О мировой душе» идею о том, что последовательный ряд всех органических существ должен представлять собой результат постепенного развития одной и той же организации. В другом месте он отмечает, что в человеке это развитие завершается и подытоживается: «в самом себе человек пробегает всю лестницу живых существ».

«Натурфилософия Шеллинга ведет от материи к человеку, от неживой природы к царству организмов. Исходный пункт и результат натурфилософии — тождество природы и духа, материи и сознания, познающего духа и наблюдаемой природы.

То, что в нас осуществляет познание, должно быть идентично, тождественно с тем, что познано.

Это тождество должно облегчить адекватное понимание природы — а именно такое, которое соответствует природе и не подчиняет природу человеческому рассудку».

Диалектическое понимание организма и органического в натурфилософии Шеллинга отличается оригинальностью и глубиной. Организм можно рассматривать и как объект, и как субъект. В качестве объекта его определяет природа. Как субъект организм не подпадает под простое влияние механизма и химизма, и физика не является решающей наукой для познания органики, для адекватного познания феномена жизни.

Организм в интерпретации Шеллинга предстает как отношение реальности и первообраза или, конкретнее, материи и «света» — отношение, которое проявляется в разных формах, когда преобладает влияние реального принципа (свет только «встраивается» в материю) или когда перевешивает принцип идеальный (свет «растворяется» в материи). Во втором случае и имеет место так важное для Шеллинга тождество.

В натурфилософии Шеллинга заметное место занимает интерпретация медицины и ее открытий, ибо медицине придается статус высшего пункта естествознания («врачебная наука — это крона и цвет всего естествознания»). Он ратует за философскую обработку медицинских дисциплин, за научную классификацию болезней и методов их лечения. Исследователи показали, что Шеллинг досконально знал медицинские открытия своего времени.

Натурфилософия — одно из выдающихся достижений раннего Шеллинга. Её расцвет совпадает с заметным оживлением — на рубеже веков и в первые два десятилетия XIX в. — интереса мировой культуры к наукам о природе и к медицине.

Под влиянием Шеллинга так или иначе находились известные естествоиспытатели и ученые-медики его времени, например Риттер, Эшенмайер, Штеффенс, Эрстед, Трокслер, Окен, Карус.

Другие ученые и медики, признавая шеллингианское воздействие на естествознание, напротив, сетовали на засилье философско-метафизических воззрений даже в конкретных научных исследованиях, не говоря уже о теоретических разделах наук о природе и медицины.

Однако по мере того, как социальные процессы (отмена крепостного права, наполеоновское нашествие, объединение Германии) выступали на первый план, угасал и интерес к натурфилософии.

Другие проблемы станут волновать и самого Шеллинга — на смену прежней, ориентированной на природу и естествознание модели системы придет новая, где с разумом и наукой станут соперничать вера, откровение, художественное созерцание, мифология, религия.

У раннего же Шеллинга система включала, кроме натурфилософии, также и тесно связанную с ней трансцендентальную философию, или трансцендентальный идеализм.

Источник: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000005/st122.shtml

Философия Шеллинга кратко

4. Философия Шеллинга: Натурфилософия. Философское развитие Шеллинга характеризуется, с

Философия Шеллинга, который развивал и в то же время критиковал идеи своего предшественника Фихте, является завершенной системой, состоящей из трех частей – теоретической, практической и обоснования теологии и искусства. В первой из них мыслитель исследует проблему того, как вывести объект из субъекта.

Во второй – соотношение свободы и необходимости, сознательной и неосознанной деятельности. И, наконец, в третьей – он рассматривает искусство как оружие и завершение всякой философской системы. Поэтому мы здесь рассмотрим основные положения его теории и периоды развития и складывания главных идей.

Философия Фихте и Шеллинга имела большое значение для складывания романтизма, национального немецкого духа, а впоследствии сыграла огромную роль в возникновении экзистенциализма.

Начало пути

Будущий блестящий представитель классической мысли Германии родился в 1774 году в семье пастора. Он закончил университет в Иене. Французская революция весьма обрадовала будущего философа, поскольку он видел в ней движение общественного прогресса и освобождения человека. Но, разумеется, интерес к современной политике не являлся главным в жизни, которую вел Шеллинг.

Философия сделалась его ведущей страстью. Его заинтересовало противоречие в теории познания современной ему науки, а именно различия в теориях Канта, делавшего ударение на субъектности, и Ньютона, который видел основным в научном исследовании именно объект. Шеллинг начинает искать единство мира. Это стремление красной нитью проходит через все созданные им философские системы.

Первый период

Развитие и складывание системы Шеллинга принято делить на несколько этапов. Первый из них посвящен натурфилософии. Мировоззрение, которое господствовало у немецкого мыслителя в этот период, изложено им в книге «Идеи философии природы». Там он подытожил открытия современного ему природоведения.

В том же труде он выступил с критикой Фихте. Природа вовсе не является материалом для реализации такого феномена, как «Я». Она представляет собой самостоятельное, не осознающее себя целое, и развивается по принципу телеологии. То есть она несет в себе зародыш этого «Я», которое «прорастает» из нее, как колос из зерна.

В этот период философия Шеллинга стала включать в себя некоторые диалектические принципы. Между противоположностями («поляриями») есть некие ступени, а различия между ними могут быть сглажены. В качестве примера Шеллинг приводил виды растений и животных, которые могут быть отнесены и к той и к другой группе.

Всякое движение происходит из противоречий, но в то же время оно является развитием мировой Души.

Философия трансцедентального идеализма

Изучение природы подтолкнуло Шеллинга к еще более радикальным идеям. Он написал труд под названием «Система трансцедентального идеализма», где вновь возвращается к переосмыслению идеяй Фихте о природе и «Я».

Что из этих феноменов следует считать первичным? Если исходить из натурфилософии, то таковой представляется природа. Если же встать на позиции субъективизма, то первичным следует считать «Я». Здесь философия Шеллинга приобретает особую специфику.

Ведь, по сути, что такое природа? Мы так называем окружающую нас среду. То есть, «Я» создает само себя, чувства, представления, мышление. Целый мир, отдельный от себя. «Я» творит искусство и науки. Поэтому логическое мышление является низшим.

Оно – продукт разума, но и в природе мы видим следы рационального. Главное же в нас – это воля. Она заставляет развиваться и разум, и природу. Высшим в деятельности «Я» является принцип интеллектуальной интуиции.

Но и все вышеизложенные позиции не удовлетворили мыслителя, и он продолжал развивать свои идеи. Следующий этап его научного творчества характеризует труд «Изложение моей системы философии».

Уже говорилось о том, что паралеллизм, существующий в теории познания («субъект-объект»), был тем, против чего выступал Шеллинг. Философия искусства представлялась для него образцом для подражания. А существующая теория познания не соответствовала ему.

Как обстоят дела в реальности? Целью искусства является не идеал, а тождество субъекта и объекта. Так должно быть и в философии. На этом основании он строит собственную идею единства.

Шеллинг: философия тождества

В чем состоят проблемы современного мышления? В том, что преимущественно мы имеем дело с философией объекта. В ее системе координат, как указал еще Аристотель, «А = А». А вот в философии субъекта все обстоит иначе. Тут А может быть равно Б, и наоборот.

Все зависит от того, каковы компоненты. Чтобы объединить все эти системы, нужно найти точку, где все это совпадает. Таким отправным пунктом философия Шеллинга видит Абсолютный Разум. Он является тождеством духа и природы.

Он представляет собой некую точку индифферентности (в ней все полярности совпадают). Философия должна быть своего рода «органоном» — орудием Абсолютного Разума. Последний представляет собой Ничто, имеющее потенцию превратиться в Нечто, и, изливаясь и творя, дробится на Вселенную.

Поэтому природа логична, имеет душу, и вообще, представляет собой окаменевшее мышление.

В последний период своего творчества Шеллинг стал исследовать феномен Абсолютного Ничто. Оно, по его мнению, изначально представляло собой единство духа и природы. Эта новая философия Шеллинга кратко может быть описана следующим образом. В Ничто должно быть два начала – Бог и бездна.

Шеллинг называет ее взятым у Экхарта термином Ungrunt. Бездна обладает иррациональной волей, и она приводит к акту «выпадения», разделения начал, реализации Вселенной. Затем природа, развиваясь и высвобождая свои потенции, создает разум. Его апогеем является философское мышление и искусство.

А они могут помочь человеку вновь вернуться к Богу.

Философия откровения

Это еще одна проблема, которую поставил Шеллинг. Немецкая философия, впрочем, как и всякая господствующая в Европе система мышления, представляет собой пример «негативного мировоззрения». Руководствуясь им, наука исследует факты, а они мертвы. Но существует еще и позитивное мировоззрение – философия откровения, которая может понять, что такое самосознание Разума.

Дойдя до конца, она постигнет истину. Ею является самосознание Бога. А как можно объять философией этот Абсолют? Бог, как считает Шеллинг, является бесконечным, и в то же время он может сделаться ограниченным, являясь в человеческом облике. Таким был Христос.

Придя к подобным взглядам под конец жизни, мыслитель начал критиковать идеи о Библии, которые он разделял в молодости.

Изложив, таким образом, периоды в развитии идей этого немецкого мыслителя, можно сделать следующие выводы. Шеллинг считал главным методом познания созерцание и фактически игнорировал рассудок. Он критиковал мышление, основанное на эмпиризме. Классическая немецкая философия Шеллинга полагала, что главным результатом опытного познания является закон.

А соответствующее теоретическое мышление выводит принципы. Натурфилософия же выше эмпирического познания. Она существует до всякого теоретического мышления. Ее основным принципом является единство бытия и духа. Материя – не что иное, как результат действий Абсолютного разума. Поэтому природа находится в равновесии.

Ее познание – это факт существования мира, и Шеллинг ставил вопрос о том, как ее постижение сделалось возможным.

Источник: https://FB.ru/article/160859/filosofiya-shellinga-kratko

Scicenter1
Добавить комментарий