4. МОРАЛЬНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО ПСИХОАНАЛИЗА. ПАРАДОКС

Психоанализ экзистенциальный

4. МОРАЛЬНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО ПСИХОАНАЛИЗА. ПАРАДОКС
одно из направлений в современной философской и психоаналитической мысли. В рамках этого направления наблюдается переплетение идей, выдвинутых в свое время основателем психоанализа З. Фрейдом и видным представителем экзистенциализма М. Хайдеггером.

   Родоначальником экзистенциального психоанализа был французский философ, драматург и писатель Жан-Поль Сартр (1905–1980). В работах «Очерк теории эмоций» (1939) и «Бытие и ничто» (1943) он критически переосмыслил фрейдовское учение о внутрипсихической деятельности личности и хайдеггеровские представления о бытии человека в мире.

На основе соединения ряда идей психоанализа и экзистенциализма Ж.-П. Сартр предложил свое собственное учение, названное им экзистенциальным психоанализом.

   В хайдеггеровской философии Ж.-П. Сартра привлекла попытка выявить онтологические структуры человеческого бытия, понять смысл человеческого существования путем расшифровки скрытых значений этого бытия. В психоанализе З. Фрейда его заинтересовала та ориентация, благодаря которой открывалась возможность проникновения в глубинные слои психики.

   Ж.-П. Сартр разделял психоаналитические идеи, согласно которым поведение человека требует расшифровки, раскрытия смысла поступков, выявления значения любого действия. Заслуга З.

Фрейда состояла, по его мнению, в том, что основатель психоанализа обратил внимание на скрытую символику.

Он создал специальный метод, позволяющий раскрывать существо этой символики в контексте отношений врач-пациент.

   Согласно Ж.-П. Сартру, З. Фрейд был едва ли не единственным человеком, который не остановился на признании «горизонтального психического детерминизма», то есть исторической обусловленности психических процессов.

Основатель психоанализа ввел новое измерение человека – «вертикальный детерминизм», предполагающий проникновение в глубинные структуры личности. Данные фрейдовские идеи Ж.-П.

Сартр использовал в своем учении, считая, что психоанализ – это метод, который позволяет выявлять эти структуры.

   Одновременно Ж.-П. Сартр критически отнесся к фрейдовским попыткам психоаналитического объяснения принципов функционирования человеческой психики посредством бессознательных влечений и аффективных проявлений индивида.

С одной стороны, он подверг критике «эмпирический» психоанализ З. Фрейда с его сексуальной детерминацией психических процессов. С другой стороны, Ж.-П.

Сартр с сомнением отнесся к психоаналитическому толкованию аффектов, основанному на выявлении причинных связей и зависимостей.

   Ж.-П. Сартр исходил из характерной для экзистенциалистов установки против психоаналитического рассмотрения причинной обусловленности психических процессов. Его критический пафос был направлен против объясняющих схем причинного характера, использованных З. Фрейдом наряду с пониманием и толкованием психических феноменов. С точки зрения Ж.-П.

Сартра, эти два типа связей несовместимы между собой. Отсюда глубокое противоречие классического психоанализа.

Оно состоит в том, что теоретик (ученый) устанавливает жесткие причинные связи между изучаемыми фактами, в то время как практик (врач) достигает успеха благодаря пониманию символической деятельности человека и выявлению смысла симптомов психических расстройств.

   Ж.-П. Сартра не удовлетворяла ориентация классического психоанализа, связанная с рассмотрением настоящего через призму прошлого. В противоположность З.

Фрейду он обратился к осмыслению человека не столько через прошлое, сколько с учетом будущего.

Важную роль в его учении о человеке играло понятие проекта, включающего в себя установку на будущее, открытость по отношению к возможности развертывания человеческой деятельности в перспективном плане.

   В работе «Бытие и ничто» Ж.-П. Сартр особо подчеркивал различие между «эмпирическим», то есть классическим психоанализом и экзистенциальным психоанализом.

Это различие заключается в неприятии последним представлений о бессознательном как исходном пункте осмысления человеческой деятельности. По словам Ж.-П.

Сартра, экзистенциальный психоанализ отвергает гипотезу о бессознательном и рассматривает психический акт как сопричастный с сознанием.

   Ж.-П. Сартр стремился совместить экзистенциальный и психоаналитический подходы к изучению человеческого бытия, с тем чтобы создать новый метод, способствующий постижению смысла человеческого существования и раскрытию подлинных отношений между бытием и сознанием.

С помощью такого метода он попытался прояснить экзистенциальную (основанную на существовании) природу человека, рассматривая его в контексте свободы, тесно связанной с проектом и выбором, ведущим к открытию человеческой реальности.

Этот метод он называл экзистенциальным психоанализом.

   Основной принцип экзистенциального психоанализа состоит в рассмотрении человека как некой целостности, имеющей определенный смысл.

Его задачей служит реконструирование жизни индивида с учетом «изначального проекта» и свободного выбора, реально значимых не столько на психологическом уровне, сколько прежде всего и главным образом на уровне онтологических структур.

«Его отправной точкой является опыт, его точкой опоры – доонтологическое и фундаментальное понимание, которое человек имеет о человеческой личности».

   Экзистенциальный психоанализ нацелен на выявление свободного выбора. Он есть «метод, предназначенный обнаруживать в строго объективной форме субъективный выбор, посредством которого каждая личность делается личностью, то есть объявляет о себе, чем она является».

Он включает в себя не только осмысление сновидений, мифов и неврозов, что имело место в классическом психоанализе, но и исследование возможных мыслей человека, находящегося в бодрственном состоянии.

«Экзистенциальный психоанализ отвергает постулат бессознательного; для него психический факт совпадает с сознанием». Исходя из такого понимания, он обращается к изучению сознательной деятельности человека и соответствующих способов его бытия в мире. По словам Ж.-П.

Сартра, «этот психоанализ еще не нашел своего Фрейда; можно обнаружить лишь его предчувствие в некоторых отдельных удачных биографиях».

   Ж.-П. Сартр не был одинок в своей теоретической полемике с некоторыми идеями классического психоанализа.

С экзистенциальных позиций, хотя и отличных от сартровской, психоаналитическое учение о человеке подверглось переосмыслению со стороны таких исследователей и практикующих психиатров, как Л. Бинсвангер (1881–1966) и М. Босс (1904–1990).

И тот и другой являются основателями экзистенциального анализа в психиатрии. Оба были увлечены идеями М. Хайдеггера и предприняли попытку перевести его философию на психиатрическую основу с учетом психоаналитической антропологии.    

Источник: https://vocabulary.ru/termin/psihoanaliz-ekzistencialnyi.html

§ 3. Теория самоактуализации в экзистенциальной перспективе

4. МОРАЛЬНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО ПСИХОАНАЛИЗА. ПАРАДОКС

Экзистенциальная психология исследуетконфликты, обусловленные столкновениемчеловека данностями существования.Эти конфликты осознаются путем глубокойличной рефлексии и, как правило, связаныс переживанием человеком экстремальногожизненного опыта.

Экзистенциальнаяпсихология считает, что нет в человекепредзаданных свойств, сил, способностей.Направление развития личности определяетсятеми выборами, которые делаетчеловек, «заключенный» в ситуацию.Д.

Леонтьев (1997 —III)отмечает, что «неправильный выбор,плохое осознание альтернатив, бегствоот ответственности за выбор — этопредпосылки «нездорового развития»,то есть какой-то однозначной направленностиили сущности у человека нет» (с.41).Дж.

Роуэн констатировал «методологическуюнесовместимость» экзистенциальной иличностно-центрированной психологии(все начинается с поля — всё предзадано).

Формальное начало экзистенциальногонаправления связано с С.Кьеркегором иотносится к 1834 году, когда он (Кьеркегор)решил, что слишком много людей (философов,изобретателей, религиозных деятелей)дружно старается облагодетельствоватьчеловечество, всячески стремясь облегчитьего жизнь.

Возникает опасность чтостанет «слишком легко». И.Ялом (1995) пишето Кьеркегоре: «Возможно нужен кто-то,кто вновь затруднит жизнь. Он решил, чтооткрыл свое предназначение. Подобноновому Сократу, он должен отправитьсяна поиски трудностей. Каких именно?Найти было нетрудно.

Достаточно былопоразмыслить о ситуации собственногосуществования, собственном смертельномстрахе, стоящих перед собой выборах,своих возможностях и ограничениях…«Ты должен что-то сделать, но посколькутвои ограниченные способности непозволяют тебе облегчить что-либо ещеболее, чем оно есть, то ты должен, с темже гуманитарным энтузиазмом, как удругих, приняться за то, чтобы что-либозатруднить» (с.20).

Реализуя установку на «затруднение»жизни, экзистенциальные психологиподводят человека к конечным данностямбытия, сформулированных в четырехпроблемах:

1. Проблема смерти— наиболееочевидная из всех, соотносится сэкзистенциальным конфликтом междуосознанием неизбежности смерти ижеланием продолжать быть; сейчас мысуществуем, но наступит день, когда мыперестанем существовать.

Эта ужасающаяправда наполняет сердца ужасом, леденитразум, парализует волю.

Говоря словамиСпинозы, «все сущее стремится продолжатьсвое существование»; противостояниемежду сознанием неизбежности смерти ижеланием продолжать жить — это центральныйэкзистенциальный конфликт.

2. Проблема свободы— в экзистенциальномсмысле есть отсутствие внешней структуры.«Свобода как первичный принцип порождаетужас» (И.Ялом). Повседневная жизнь даритнам утешительную иллюзию, что мы приходимв хорошо организованную вселенную,устроенную по определенному плану, итакую же покидаем.

На самом деле индивиднесет полную ответственность за своймир — иначе говоря, сам является еготворцом. С этой точки зрения «свободаподразумевает ужасающую вещь: мы неопираемся ни на какую «почву», под намии над нами — бездна, которой нет ни концани края.

Открытие этой истины об отсутствииструктуры вступает в конфликт с нашейпотребностью в структуре и почве.

3.

Проблема изоляции— это неизолированность от других людей спорождаемым его одиночеством, и невнутренняя изоляции (от частей своейсобственной личности) это фундаментальнаяизоляция: сколь бы ни были мы близки ккому-то, между нами всегда остаетсяпоследняя непреодолимая пропасть;каждый из нас в одиночестве приходит вмир и в одиночестве из него уходит.Конфликт — это напряжение междуосознанием собственной абсолютнойизоляции и потребностью в контакте,защите, принадлежности к большемуцелому.

4. Проблема смысла— заключается вдинамическом конфликте, проистекающемиз дилеммы ищущего смысл существа,заброшенного без его согласия в неимеющий смысла универсум.

Мы должныумереть; мы сами структурируем своювселенную; каждый из нас фундаментальноодинок в равнодушном мире — какой жетогда смысл в нашем существовании?Почему мы живем? Как нам жить? Еслиизначально ничего не предначертано —значит каждый из нас должен сам творитьсвой жизненный замысел. Но может ли этособственное творение быть достаточнопрочным, чтобы выдержать нашу жизнь?

Ключевая идея экзистенциальной психологиинаиболее ярко сформулирована Ж.-П.Сартром (1989): «Существование предшествуетсущности» (с. 323). Другими словами «вчеловеке нет никаких предзаданныхсущностей или «природы человека»,которая бы определяла, что разовьетсяна ее основе в дальнейшем. Человек вкаждый момент своей жизни решает, чемон будет дальше и куда будет развиваться.

Человек творит самого себя и он естьлишь то, что сам из себя делает… Всё,что в жизни есть: тревога, вина, страх,отчаяние, с одной стороны, и надежда,свобода, ответственность и любовь, сдругой, — все это не сваливается начеловека неизвестно откуда, не заложенов него изначально, а порождается егособственными выборами и его собственнымиусилиями» (Леонтьев Д., 1997 — III,с.43).

Ж.П.Сартр разработал «экзистенциальныйпсихоанализ». «Это метод, предназначенныйдля выявления в строго объективнойформе субъективного выбора, посредствомкоторого каждая личность, делает себяличностью, то есть дает себе знать отом, что она есть».

Человек должен сводитьотдельные формы поведения к фундаментальнымотношениям, а не к сексуальности, «кбытию, выражающемуся в этих формахповедения. Следовательно, он идет ссамого начала к пониманию бытия, и неможет иметь другой цели, кроме обнаружениябытия и способа бытия перед лицом этогобытия» (цит. по Тихонравов Ю.

, 1998, с.37).Сартр считает, что «…экзистенциальныйпсихоанализ — это моральное описание,ибо он открывает нам этический смыслразличных человеческих проектов» (тамже).

Отдавая должное психоанализу Фрейда,Сартр считает, что Фрейд и его последователиидут в правильном направлении, но недоводят дело до конца, застревая напромежуточных результатах. Сартротвергает понятие «бессознательное»,различая сознание и познание, причемстатус познания — выше (осознание —это еще не познанное).

Отвергаются также «великие объяснительные идолы нашеговремени — наследственность, образование,среда, психологическая конституция»(там же, с.38). Ключевые понятия анализапо Сартру — «первоначальный проект» и«кристаллизация».

Под «первоначальным проектом» Сартримел в виду «последнее, далее нередуцируемое основание, к которомуможно прийти при анализе человеческойличности, изначальный сознательныйвыбор самого себя по отношению к бытию»(Тихонравов Ю., 1998, с.41).

Этот выбор лежитв основе всех решений и выборов, которыечеловек осуществляет в дальнейшем напротяжении всей своей жизни. Вокругэтого выбора происходит «кристаллизация»(наиболее близкий термин из психоанализа— «фиксация»).

Кристаллизация необязательно связывается с сексуальностью,а может осуществиться и вообще внеэмоциональной связи с другим человеком.Она происходит в то время, когда учеловека нет осмысления и поставленнойцели. И пока не произойдет осмысления,человек может считать себя связаннымпервоначальным выбором и кристаллизацией.

Это состояние уверенности в своейнесвободе Сартр описывает термином«дурная вера», причем парадокс заключаетсяв том, что на дорефлективном уровнесознания, человек знает, что лжет себеи это знание дает основание считать,что из темницы «дурной веры» выход есть.

Выход осуществляется путем «реконструкциипервоначального проекта», в результатечего как отмечают Л.Филиппов и Ю.Тихонравов,реставрируется «нутряноéотношение к миру». Мир становитсяантропоморфным.

Вместо монотонной ибесцветной сетки естественнонаучной«картины мира» перед человеком открываетсякрасочный и рельефный — живописныйокеан бытия… Натурфилософия досократиков,античный символизм и алхимический мифсредневековья вступают в свои права…место понятий у Сартра занимают метафоры…В результате мир превращается всовокупность нуждающихся в расшифровкесимволов» (Тихонравов Ю., 1998, с.43).

Реальная человеческая жизнь, по Сартру,зависит от цели, которую он перед собойставит. Причем должна быть конечнаяцель. Конечной целью может быть «тотидеал, который можно назвать Богом…Быть человеком — это стремиться бытьБогом, или, если угодно, человек — этофундаментальное желание быть Богом»(там же, с.48).

Быть Богом — это быть всеми понимать всё, ничего не иметь вне себя,не признавать границ и условий,реализовываться во всех формах. Человекжелает быть всемогущим и всезнающим,но это лишь свойство его сознания —жажда, лежащая в основе всех потребностейи устремлений.

Однако трагедия заключаетсяв том, что сознание никогдане можетстать реальностью и, следовательно,фундаментальный проект никогда не можетбыть реализован. Сознание живет, надеется,страдает, а реальность состоит избезжизненных фактов. Даже если нечтореализовывается, то цена этой реализации— омертвение.

«Ценности, направляющиечеловеческую жизнь, остаются таковымидо тех пор, пока они не реальны, едва онисчитаются реализованными, как оказываютсянесовершенными или дефективными»(Аббаньяно Н., 1998,II, с.149).Следовательно, другие люди так жеявляются для моего сознания вещами, несуществуют на равных со мной, и я длядругих являюсь лишь вещью.

«Любовьзавершается крахом, потому что каждыйиз двухpartnersхочет бытьдля другого целым миром, и тогда конфликтнеизбежен; или, если один из нихотказывается от этой претензии, то, содной стороны, рождается мазохизм, а сдругой — садизм.

Сама смерть не составляетдля человека никакой границы или исхода:она факт, как и рожденье; и, подобнорождению, она абсурдный факт» (там же,с.150). Таким образом человек — это творец,обреченный в глобальном масштабе нанеудачу.

Эта обреченность по существууравнивает все выборы, делает равноабсурдным и бессмысленным все выборы«…так что в сущности одно и то же —пьянствовать в одиночестве и вести засобой народы».

Если один из этих видовдеятельности выше другого, — писалСартр, — то не по причине реальной цели,а по достигнутому осознанию его идеальнойцели: и в этом случае апатия одинокогопьяницы выше потусторонней агитациипредводителя народов» (там же, с.151). Посуществу приведенные рассуждения Сартраимеют основу в выявленной С.

Кьеркегором«парализующей мощи возможного»,порождающей фундаментальную тревогу.Этот вид тревоги связан с одностороннимакцентом внимания на негативные аспектывсех данных как возможностей, любыхпроектов, деятельности, в которую мыможем вовлечься. Этот стиль рассуждений— «родовая» черта экзистенциальнойфилософии и психологии. Любое событие,действие, деятельность оказываетсябессмысленным, бесполезным в контекстеслишком широком, рамки которого включаютрождение и смерть как абсурдные факты.За пределами этого отрезка сознаниеожидает Ничто, поэтому нет надеждырассчитывать на оценку своих усилий«извне, со стороны». Может ли человекследовать своим путем, осуществить«прорыв», не надеясь на рай, при полномзнании того, что всё, к чему он прикоснетсяомертвеет?

У экзистенциальной психологии нетоднозначного ответа на этот вопрос. Всеэкзистенциалисты, понимая под экзистенциейсовокупность возможностей, которыечеловек должен реализовать, сходятсяв том, что экзистенция — это трансценденцияк бытию и что движение трансцендированияносит не необходимый, а возможныйхарактер, но дальше, указывает Н.

Аббаньяно(СПб., 1998), позиции их расходятся.«Особенность позиции Хайдеггера состоитв том, что он, признавая, что экзистенция— это постоянная проекция в будущее, вконечном счете приходит к выводу, чтовсе проекты обречены на неудачу, ибоусловия, в которых они реализуются,непременно их разрушают.

Таким образом,экзистенция не может оторваться от«ничто». С другой стороны К.Ясперсподчеркивает, что все попытки экзистенции«дойти до бытия» оканчиваются крахом,так как человек не может отождествитьсяс бытием, не может воссоединиться странсцендентностью» (Аббаньяно Н. СПб.,1998. С.10-11).

Обе эти установки Аббаньяноназывает негативными, ввиду того, чтоони сводят экзистенцию к невозможности— невозможности оторваться от «ничто»(Хайдеггер) и «невозможности прикрепитьсяк бытию» (Ясперс). Но возможно еще одна,третья позиция: акцентировать вниманиене на начальном или конечном пунктахдвижения, а на самом движении.

То естьэкзистенция должна смотреть на самусебя как на отношение с бытием, котороевсегда проблематично.

Если Хайдеггер и Ясперс в конечном счетесводили все возможности к невозможностям,то представители христианскогоэкзистенциализма (Марсель, Лавалль, ЛеСенн) превращали их в потенциальности,неизбежно предназначенные Богом. В этомслучае, пишет Н.Аббаньяно, экзистенцияутрачивает свою проблематичность, ипроцесс ее конструирования осуществляетсякак будто бы автоматически.

Таким образом, в экзистенциализме можновыделить три главных направления взависимости от того, как они трактуютпроблему возможного:

1) невозможность возможного;

2) необходимость возможного;

3) возможность возможного.

Третья позиция полностью соответствуетпредпосылкам теории самоактуализации,особенно по К.Роджерсу. У А.Маслоучувствуется сильное искушение принятьвторую позицию.

Сартр в своих поздних работах рассматриваетчеловеческое существование как«помещенное в историю и подверженноевсе ее перипетиям». В «Критикедиалектического разума» (1960) реальностьрассматривается как социальнаяреальность, которая посредством своихинертных институтов подавляет человеческуюпотребность в самостоятельномпроектировании своей жизни.

Подлинноесуществование обнаруживается в этойработе не как индивидуальный «прорыв»,а как борьба против всех форм социальногопорядка в тех пределах, в которых онипарализуют свободу индивидов.

Эта борьба— процесс, который не будет иметь конца,и человек участвует в этом процессе какгруппа, которая свободно формируетсяна основе клятвы, консолидируетсятеррором и отчуждает свой суверенитетв пользу харизматического вождя, чтобыизбежать другие виды отчуждения.

Такоеобъединение — это этап на пути движенияк единому Богу, группа — один из множествабогов, политеизм, подготавливающийокончательный монотеизм в неяснойперспективе. «Человек — это всегданеудавшийся Бог, но он может реализоватьсяв группе как временное божество»(Аббаньяно Н., 1998, с.154).

Итак, с одной стороны Сартр отпускалчеловеку бесконечную свободу проектироватьсебя и свое бытие. Но эта свобода —свобода сознания, которое вместе счеловеком заключена в природный иисторический мир, обладающий абсолютнойдетерминирующей способностью.

Следовательно, сознание должно смиритьсяперед лицом абсолютной необходимостии единственный выход человека — признатьи принять эту необходимость и следоватьсудьбе. Сартр является весьма талантливымучеником и последователем С.

Кьеркегора,последовательно проводя линию на«затруднение» жизни, и в этом смысле онодин из наиболее последовательныхпротивников идей, проповедуемых А.Маслоу. Сартр не оставляет человекуни малейших надежд на свободу, поэтомукритика Маслоу этой теории именно поотношению к вопросу о свободе неадекватна.

Объединяет эти две теории негативноеотношение к социуму, как главномупрепятствию свободному развитию и ростуличности.

Различие заключается в том,что Маслоу ищет убежища от этойнеустранимой реальности в пиковыхпереживаниях и идее пассивности,растворения если не в бытии, лишенномграниц, то хотя бы в любимом, близкомчеловеке, или в Утопии, Еупсихее. ДляСартра же такой «выход» представляетсядурной верой и мазохизмом, а потому этоне выход.

Не следует считать, что экзистенциализмсчитает необходимым привести человекак столкновению с его пределами, «запугать»его до паралича воли и бросить его вэтом беспомощном состоянии. Считается,что спасение человека в самом человеке.

Обострение кризиса при столкновении счетырьмя проблемами побуждает человекак решению, в котором он обретаетуверенность («бегство в решение»).Решимость, проявляющаяся в деятельности(«ввязывание»), вырывает его из обреченностиобыденного бытия и дарует «подлинность»экзистенции.

Этический идеалэкзистенциализма заключается вмужественном противодействиибеззащитности, заброшенности, нахожденииглубинной опоры своих поступков, выбороввнутри самого себя, через самостроительство.Идеал экзистенциализма реализуется впоступке, «ввязывании», преодолениисобственной обособленности, готовностидостойно принять давление среды.

Подлинность бытия осуществляется черезизолированное мгновение, в которомкардинально меняется отношение кбудущему, именно такие мгновения даютчеловеку ощущение целостности и причастияк миру. Другими словами человек должензанять автономную позицию по отношениюк миру и обрести в себе, в своем собственномпроекте креативные силы, позволяющиепротивостоять давлению судьбы.

Социальноеи индивидуальное в экзистенциальномподходе составляют разные уровни бытиячеловека. Через собственную свободудуха человек способен занять определенную,«свою позицию», «зацепиться за нееногтями» (О.Больнов) и найти возможностьреализации своих идеалов.

Позитивный экзистенциализм (О.Больнов,Н.Аббаньяно) считает, что на пути кподлинности надо преодолеть «безмерность»(«безродность» человека, чувствопотерянности, дезориентацию, ощущениегосподства иррациональных сил). Человек,по О.Больнову (1999) — это «существо,строящее свой дом». «Дом» — это результатреализации креативных способностейчеловека, соотнесенный с миром.

Основнаясила этого строительства — разум,который решает задачу обуздания идемистификации иррациональных сил. Каки Ф.Ницше, Больнов видел в «безмерности»высшее несчастье современного человека,источник дегуманизации общества:«правильное отношение к мере потеряно,а на ее место под обманчивым покрываломустремления к обеспеченности (опоре —прим. автора) выступила все разрушающаябеспредельность» (с.

213). Насущной задачейсовременного человека объявляетсяпоиск «меры» (новый экзистенциал) какограничительного предела социальнойсущности человека на основе «свободногосамоограничения» и самовоспитания вдухе «свободного разума».

Человечностьи гуманность должны поддерживаться«мерой» — «волей к порядку и безопасности»,которой угрожает техника, средствауничтожения человека, духовнаябезродность, функционализация жизни ит.п.

Итак, экзистенциальная психология имеетточку соприкосновения с гуманистическойв оценке роли современного социума какограничителя в развитии человеком своихспособностей. Но противоречий гораздобольше.

1. Теория самоактуализации основана наидее преформизма, исходной наделенностичеловека способностями, в том числе испособности с потребности в самоактуализации.Экзистенциальная психология считает,что такие убеждения — это «дурная вера».которая способствует отказу от подлиннойжизни, от стремления осуществить свойпроект.

2. Самоактуализация не приводит человекак предельным данностям его существования,а скорее скрывает их, способствуясохранению иллюзий, неподлинностибытия. Так же оцениваются пиковыепереживания и трансцендирования втеории А.Маслоу.

В целом гуманистическаятеория оценивается как эклектическаясмесь фатализма с упрощенным оптимизмом,как «индивидуалистическая идеясамоактуализации, превращенная в некуюрелигию, в культ без учета интересовдругих» (Леонтьев Д., 1997-III,с.

49).

Источник: https://studfile.net/preview/3994065/page:24/

Экзистенциальный анализ. История, теория и методология практики. 1.4(Летуновский В.В.)

4. МОРАЛЬНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО ПСИХОАНАЛИЗА. ПАРАДОКС

В основе философского учения Сартра лежит творчески разработанная феноменологическая методология.

В противоположность Хайдеггеру, Сартр акцентирует свое внимание, прежде всего, на субъективно-деятельной стороне сознания человека, «заброшенного в мир», в котором человек утверждает, «выбирает себя», но каким бы в конечном счете этот выбор не оказался, он абсурден, бессмыслен («Тошнота»).

В ранних философских работах Сартр разрабатывает феноменологическую концепцию близкую концепции Гуссерля. Однако, в отличие от последнего, сознание у Сартра не имело своего субъекта, его характеризовали беспрепосылочность и нерефлексивность. В этом виде сознание Сартра являло собой генератор «жизненного мира», «неутомимое творчество экзистенции».

Такое сознание, представляющее собой некую метапсихологическую реальность, было в определенной мере изолировано от бытия. Эту проблему Сартр попытался решить в своих работах более позднего периода, в частности в его концепции «феноменологической онтологии» («Бытие и Ничто», 1943). Здесь сознание определяется как Ничто, изначальная пустота в бытии.

Само же бытие Сартр наделяет антропоморфными свойствами. Оно отталкивает, привлекает, очаровывает и т.д. Таким образом, в концепции Сартра собственно психическое как бы отторгается от сознания и слипается с бытием.

В результате смешения онтологических и психологических предикатов возникает своеобразный язык, в опоре на который Сартр производил «экзистенциально-психологическую дешифровку «символов личности».

То, что интересует психоаналитика в первую очередь, — так это определение свободы личности на основе того индивидуального отношения, которое объединяет ее с различными символами бытия.

Я могу любить липкие связи, бояться дыр и т.д. это совсем не значит, что липкое, жирное, дыра и т.д.

потеряли для меня сове онтологическое значение, напротив, в силу этого значения я и определяю себя тем или иным способом по отношению к ним. (Кузьмина, 1969)

Согласно Сартру, человеческое существование не укоренено ни в чем. Сама человеческая субъективность привносит в бытие мира трещину. Через человеческую свободу в мир проникает небытие («Бытие и ничто»).

Человек, лишенный каких бы то ни было ориентиров, делает себя сам, и потому его жизнь есть «проект», самостановление в пассивном, косном мире вещей — эта убежденность Сартра отражена в известной формуле «существование предшествует сущности».

Конечным результатом любой деятельности человека является отчуждение. Отчуждение неизбежно лежит в основе человеческих отношений.

Одно из центральных понятий философии Сартра — это понятие самообмана, самообольщения сознания (Mauvaise foi).

В качестве основного инструмента борьбы с самообманом Сартр видит экзистенциальный психоанализ, который представляет из себя метод выяснения в строго объективной форме субъективный выбор, посредством которого человек делает себя личностью, то есть, сообщает о себе то, что он есть («концепция первоначального выбора»). Сартр считал, что Фрейд впервые ввел «вертикальный детерминизм» в понимании человеческих действий, раскрыть который можно лишь посредством символической интерпретации психического, избегающей его сведения к предшествующим обстоятельствам, наследственности, физиологической обусловленности и т.п. (т.е. горизонтальному детерминизму). Для того, чтобы психоанализ стал действительно экзистенциальным, его необходимо очистить от любого рода натурализма, который присутствует у Фрейда в его теории либидо:

«Мы требуем», — пишет Сартр, — …настоящего несводимого, то есть несводимого, не сводимость, которого была бы очевидна, которое не представлялось бы как постулат психолога… Это требование с нашей стороны происходит не от непрерывной погони за причиной, того бесконечного обращения к истокам, который часто изображали как составляющую рационального исследования… Это не ребяческие поиски «потому что», которое делает невозможным дальнейшее «почему?». Напротив, это требование, основанное на предонтологическом понимании человеческой реальности, и на связанном с ним отказе считать человека поддающимся анализу и сведению к исходным данным, к определенным желаниям (или «влечениям»)… Это единство (которое мы ищем), которым является бытие рассматриваемого человека, есть свободное объединение, и это объединение не может идти следом за многообразием, которое оно объединяет. (Sartre 1956, pp. 560-561).

Это единство самому Сартру виделось в определении так называемого первоначального проекта мира.

«Именно… с помощью сравнения различных эмпирических побуждений испытуемого мы пытаемся раскрыть и высвободить фундаментальный проект, который является общим для всех них — и не простым суммированием или реструктуризацией этих тенденций; каждое побуждение или тенденция — это весь человек. (Sartre 1956, pp. 564.)

Сартр ставит в центр внимания вопрос: Что делает мир индивида возможным? Иными словами, предлагается метаонтическая [1] дисциплина как надлежащая основа психоанализа.

По словам Сартра, Фрейдовский психоанализ «выбрал свое собственное несводимое вместо того, чтобы позволить ему появиться в самоочевидной интуиции. Экзистенциальный психоанализ не ищет причин или основных влечений, как психоанализ.

Он старается определить, что именно делает возможным то, что эти причины и основные влечения обладают действенностью, которой как устанавливает фрейдистский психоанализ, они обладают.

Результаты, которые будут получены таким образом, — то есть конечные цели индивидуума — могут стать затем объектом классификации, и именно с помощью сравнения этих результатов мы можем упрочить общие соображения о человеческой реальности как эмпирическом выборе своих собственных целей.

Поведение, которое изучается этим психоанализом, будет включать не только сновидения, ошибки, навязчивые неврозы, но также и главным образом мысли в бодрствовании, успешные действия, стиль и т.д. С точки зрения Сартра, человек сам неосознанно в какой-то момент своей жизни совершает выбор своего миропроекта, который впоследствии определяет всю его дальнейшую жизнь.

Экзистенциальный психоанализ пытается определить первоначальный выбор… (который) соединяет в дологический синтез тотальность существующего, и как таковой есть центр отсчета для бесконечного множества поливалентных смыслов. (там же, с.570)

Таким образом, в результате процедуры экзистенциального анализа психолог пытается выйти к своего рода общей универсалии, структуре, описывающей условия существования индивидуального сущего как такового, во всех его ракурсах рассмотрения: временных, пространственных, ментальных, гностических и т.д. Именно в этой универсалии, являющейся одновременно смысловой матрицей, психотерапевт может найти источник смысла конкретных симптомов психического расстройства. Эта универсалия есть целостное трансцендентальное основание мира индивида.

Сартр также говорит о проекте человека и на онтологическом уровне. Проект этот заключается в желании быть Богом — обрести самодостаточность и плотность «в-себе-бытия». Это изначальное желание человека быть Богом у Сартра обречено быть не реализованным.

По канве этого провала пишется жизненная история — история ошибок и поражений. На онтическом уровне цель экзистенциального психоанализа реализуется в реконструкции биографий, причем чаще всего биографий поэтов и художников.

Объектами экзистенциального психоанализа Сартра становятся Жане, Стендаль и даже сам Фрейд (Сартр, 2000).

На последующее развитие практической психологии Сартр оказал гораздо меньшее влияние, чем Гуссерль и Хайдеггер. Несмотря на то, что в основе концепции экзистенциального психоанализа Сартра лежали идеи не только Фрейда, но и Хайдеггера, Сартр по мнению М.

Босса, с которым в этом пункте можно вполне согласиться, создал нечто противоположное тому пониманию, которое вкладывал Хайдеггер в Dasein аналитику и Dasein анализ.

Тем не менее, близкие Сартру мысли относительно конечных целей экзистенциального анализа мы можем обнаружить у Бинсвангера (хотя возможно здесь целесообразнее говорить о близости взглядов нежели, о влиянии).

Опосредованно влияние Сартра можно проследить в работах представителей американской гуманистической психологии, в том числе американской ветви экзистенциальной психологии (Р.Мэй и др.). Философия Сартра также оказалась близкой антипсихиатрическому движению 1960-х гг.

[1] Онтология согласно Хайдеггеру. — рассуждение об обязательных условиях сущих как сущих чтобы постичь сущность бытия. В противоположность онтологическому, онтический ракурс рассмотрения занимается собственно проблематикой сущего, именно здесь появляется каузальность: причина и следствие.

Постичь что-либо онтически — значит постичь это в полной детерминации как конкретный феномен. Метаонтический уровень рассмотрения является промежуточным и рассматривает условия бытия индивидуального сущего, т.е. изучаются структуры (матрицы), конституирующие бытие индивидуального сущего.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Летуновский В.В.,

Источник: http://hpsy.ru/public/x1415.htm

Scicenter1
Добавить комментарий