8.2. Г.Гегель.: По Канту, стало быть, наличное существование (Dasein) есть

Диалектика Гегеля кратко и понятно, с примерами

8.2. Г.Гегель.: По Канту, стало быть, наличное существование (Dasein) есть

Диалектику, в понимании Гегеля, можно понять как метод, противоположный формальной логике. Диалектика Гегеля позволяет понять развитие, поэтому в рамках диалектической логики допустимы такие положения, которые недопустимы в формальной логике. В формальной логике есть либо А, либо Б. Третьего не дано.

В диалектической логике и А и Б сосуществуют одновременно, ведь диалектика – это логика развития. Простой пример: лист дерева зеленый или нет? С точки зрения формальной логики лист дерева может быть только одного цвета в данный момент.

С точки зрения диалектики, один и тот же лист и зеленый, и желтый, и красный ведь он находится в постоянном развитии в ходе смены времен года.

Диалектика Гегеля кратко: тезис, антитезис, синтез

Самое элементарное объяснение диалектики Гегеля заключается в триаде «тезис – антитезис — синтез». Гегель считал, что мышление и бытие тождественны, а потому всё в мире развивается по единым законам. И в самой общей форме этот закон развития выглядит как триада «тезис-антитезис-синтез».

Это триада означает, что любое явление в мире обязательно порождает свое противоречие. Если есть черное, то есть и белое. Если есть мужчина, то есть и женщина. Одно без другого не бывает. Эти два противоречия естественно вступают в отношения взаимодействия. Рано или поздно это взаимодействие порождает синтез – т.е.

некое новое явление, которое вбрало в себя черты и тезиса, и антитезиса. Синтез сам становится новым тезисом и порождает новое противоречие и все начинается вновь и так до бесконечности… Пока Абсолютный Дух не познает сам себя через человека.

Грубо говоря, взаимодействие мужчины и женщины как противоположностей порождает ребенка, который вбирает в себя черты и отца и матери. Таким образом, ребенок – это синтез. Таким же образом развивается и вся природа и общество. Ведь что есть эволюция? Развитие живых организмов через естественный отбор, наследственность и изменчивость.

Эволюция природы постоянно происходит благодаря наличию противоречий между хищниками и травоядными, которые выступают как тезис и антитезис и т.д.

Триаду Гегеля легко продемонстрировать и на примере истории. Киевская Русь – тезис. Монголы – антитезис.

Борьба Руси и монголов порождает синтез – Золотую Орду – государство, в рамках которого сливаются две культуры: русская и монгольская. Золотая Орда становится тезисом и порождает новый антитезис – стремление Руси освободится от ее ига.

В итоге Русь освобождается от монголов, но становится государством с чертами восточного деспотизма (Иван Грозный и т.п.) – это синтез.

Любая революция легко поддается описанию в рамках гегелевской триады. Английская, французская – все они развивались как борьба антагонистических социально-экономических слоев, а в итоге оканчивались неким синтезом старых феодально-монархических и новых республиканско-капиталистических порядков.

Итак, основные составляющие гегелевской диалектической триады:

Законы диалектики Гегеля

Из всего вышесказанного вытекает первый и важнейший закон диалектики Гегеля: закон единства и борьбы противоположностей. Именно существование противоположностей заставляет мир естественным образом развиваться. Противоречия между противоположностями постепенно накапливаются и выливаются в масштабные изменения.

Отсюда следует второй закон диалектики Гегеля: переход количественных изменений в качественные. Например: когда противоречия между разными классами в Англии, Франции, России накапливались до предела – начиналась революция (количественные изменения переходили в качественные).

Но, как уже было сказано выше, в ходе революций возникал некий синтез старого и нового. Отсюда следует третий закон диалектики: закон отрицания отрицания. Проще говоря этот закон говорит нам о том, что ничего не вечно и каждая новая стадия развития так или иначе отрицает предыдущую.

Итак, законов диалектики Гегеля всего три:

  • Закон единства и борьбы противоположносей
  • Закон перехода количественных изменений в качественные
  • Закон отрицания отрицания

Книги Гегеля о диалектике

Гегелевская триада и три закона диалектики позволяют получить первое примерное представление о диалектической логике как науке о развитии. В своих книгах «Наука логики», «Малая логика»Гегель гораздо более подробно описал механизмы действия диалектического развития.

Есть чистое бытие и чистое ничто. Переход одного из низ в другое называется становлением. Но в ходе становления есть механизмы развития нового и препятствия новому. Это называется «моменты становления».

Переход ничто в бытие называется возникновением. Переход бытия в ничто в становлении есть прехождение.

Постепенно происходит «снятие становление» и возникает некое новое бытие. Это новое бытие, имеющее новые определенные качество называют «налично сущее»или «нечто». Налично сущее, выражая единство наличного бытия и определенности, отвечает сразу на два вопроса: «Что?» и «Какое?».

Например, становление в истории обозначает открытую борьбу классов, наций и т.п. По окончанию этой борьбы возникает наличное бытие, к примеру, капиталистическое общество.

* * *

Это лишь начала диалектики. До сих пор, спустя 200 лет мало кто может похвастаться пониманием этой философии. Диалектика Гегеля очень сложна и требует к себе особого внимания.

1. Философия Франкфуртской школы: Эрих Фромм

2. Философия постмодернизма кратко и понятно

3. В чем сущность и смысл исторического процесса?

4. Топ-5 политиков, убитых за то, что хотели сделать этот мир лучше

5. Как правильно готовиться к ЕГЭ по обществознанию?

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a6226bb482677a2e6493600/5a678ea49b403c6678746753

Наличное бытие. Конспект

8.2. Г.Гегель.: По Канту, стало быть, наличное существование (Dasein) есть
?

Category: В результате снятия становления получили наличное бытие. Наличное — это то, что есть налицо, наличное, иногда говорят — насущное, «хлеб насущный» ( кстати, интересно бы разобрать этимологию этого слова — «насущный»).
Это наличное бытие есть — как бытие, то есть — если оно есть, то это — бытие.

Но, кроме бытия, в нем должно присутствовать и «ничто», и оно тоже есть — только называется небытие . И вот эту разницу между «ничто» и «небытием» в наличном бытии необходимо понять.

Наличное бытие — это то, что есть налицо, значит небытие — это то, что скрыто, что не налично.

Тут довольно простая связка противоположностей — «наличное бытие — небытие''.

Можно представить себе, что вы увидели предмет в первый раз в своей жизни, издалека, и вот то, что вы увидели — наличное бытие, вы ещё не знаете ничего о нём — ни его предназначение, ни свойств, ни качеств, ни вкуса, запаха, веса — только зрительный образ. Первый образ, который вы начинаете анализировать, постигая его небытие.

Небытие — это какая то определенность предмета, явления.

Вообще, это звучит так — Небытие, принятое в бытие так что конкретное целое имеет форму бытия, называется определенностью.

Сложно довольно таки.Ну, к примеру — если изучаем асфальтированную дорогу, то асфальтированная — это и есть определенность дороги. Умный человек — его определенность — ум, деревянный пол — деревянный его определенность и тд.

Чтобы познать наличное бытие, необходимо изучить его определенности.Далее цитата из «Социальная диалектика» автор — Попов М.В.

такая определенность, которая берется изолированно, сама по
себе, называется качеством.

Иногда люди с апломбом пишут, чтопользовались качественным анализом, но это означает лишь, чтоони пользовались самым простым, самым примитивныминструментом, хотя и совершенно необходимым.

Еслиисследование проходило только на качественном уровне, то нетолько до сущности, но даже до количества не дошли, а ведьколичество, как отмечал Гегель, – это более глубоко понятое

качество.

То есть — определённости предмета или явления — это его качественные показатели. Идём дальше, рассматриваем качество. Качество — есть, следовательно оно бытие, наличное бытие. А раз есть бытие, то должно быть и «ничто», что и следует рассмотреть.

Рассматривать можно ничто по отношению к бытию, а можно и бытие по отношению к ничто. Точнее — нужно рассматривать и так, и эдак и получим два определения.

Качество, взятое как бытие в противоположность ничто, называется реальностью.

А качество, взятое как ничто в противоположность бытию, называется отрицанием.

Тут можно привести в пример два высказывания — «он хороший» и «он не плохой». Вроде бы — говорится об одном и том же качестве человека — он не плохой, он хороший, но одно выражено через бытие, а другое — через ничто. То есть — через реальность и через отрицание соответственно.

Хотя приятнее, когда говорят — «он хороший», чем когда «он не плохой», но тут необходимо добавлять другие определенности, качества, конкретизирующие в чём хороший, в чем неплохой — в целом или в частностях, сейчас не об этом. Сейчас о том, что не нужно путать в логике реальность и отрицание.Реальность — это выражение того, что есть.

Отрицание — это выражение того, что есть через то, чего нет. Хотя — часто приходят к определению того, что есть в реальности через отрицание — через то, чего нет в реальности. К примеру — да, он не толстый, он — худой или наоборот — нет, он толстый, а не худой.Опять ничего сложного, всё это — простые законы логики.

Теперь беремся за рассмотрение реальности и отрицания как двух сторон определенности.

Реальность — есть, следовательно она — бытие, наличное бытие ( другого у нас пока нет). Раз она бытие, то содержит в себе ничто, отрицание . Значит — отрицание тоже есть, и тоже — бытие. Также и отрицание — есть, значит оно бытие, наличное бытие и содержит в себе реальность.
Различие между отрицанием и реальностью снимается, так как они оба являются наличным бытием, и заодно снимается различие между определенностью и наличным бытием, так как и отрицание и реальность — есть, они есть — наличное бытие. Нет отдельно реальности, нет отдельно отрицания от наличного бытия и нет отдельно определенности от наличного бытия. Все различия сняты. Раз нет отдельно определённости от наличного бытия, то получаем

определённое наличное бытие .

Тот же «деревянный пол» — это уже определённое наличное бытие и о том, какие сюрпризы есть в этом определённом наличном бытии — в следующий раз.
диамат, конспект, размышлизмы

Источник: https://kzs72.livejournal.com/1074933.html

Dasein как категория немецкой философии (стр. 2 из 6)

8.2. Г.Гегель.: По Канту, стало быть, наличное существование (Dasein) есть

Напомним также, что сам 'коперниканский переворот' в метафизике, который совершал Кант, разрабатывая трансцендентальное (критическое) обоснование всякой возможной метафизики, имеет прямое касательств к тому перевороту в онтологии, который Хайдеггер задумал совершить в своей фундаментальной онтологии.

Понимая человеческое существование как по сути своей онто-логическое, понимая, соответственно, экзистенциальную аналитику человеческого существования как условие возможной онтологии, Хайдеггер было несложно увидеть в критике Канта соответствующий замысел обоснования (а не критического отстранения от дел) метафизики.

Трудность была связана только с 'субъектом', который, казалось, субъективирует своим трансцендентальным устройством всякую метафизику.

И тут сам язык подарил Хайдеггеру замечательную подсказку: слово Dasein — и человеческое бытиё (не определенное как субъект), и бытие-существование (не определенное как объект или предмет). Оно — это слово — в самом себе как будто и содержит весь замысел экзистенциальной онтологии.

Гегель

По Канту, стало быть, наличное существование (Dasein) есть существование предмета познания в опыте. Бытие присутствует в опыте познания. Но присутствует оно тут двояко: как бытие-знание, бытие-идея (идея разума) и как бытие-незнание (вещь в себе).

Идея бытия-знания коренится в идее самого разума как разума познающего и призвана дать завершающее (онтологическое) единство логической системе опытного рассудка.

«Идея» бытия-незнания либо наводит на мысль о возможности изначально иной идеи самого (чистого) разума (идею разума иной архитектоники, иной логики), либо отводит мысль от идеи логически (архитектонически разумно) определенного бытия вообще.

Но классический немецкий идеализм строит трансцендентальную метафизику (онтологию) совершенно неожиданным для Канта образом. Он доводит идею бытия-знания до предела, утверждая в бытийном средоточии вещей (в их «в себе») бесконечное в себе бытие (свободу) мыслящего духа.

Диалектический спор разума с самим собой, понятый Кантом как необходимая самокритика (дисциплина) разума в его метафизических умозаключениях, истолковывается как бесконечное критическое и синтетическое (по отношению к абстрактным — рассудочным — антиномическим противополаганиям) самосознание субъекта в его чистой субъектности, т. е. — свободе.

Именно такого (фихтевского) субъекта имея в виду, Гегель и сформулировал в программном Предисловии к «Феноменологии духа» основной замысел своей философии: «На мой взгляд, который должен быть оправдан только изложением самой системы, все дело в том, чтобы понять и выразить истинное не как субстанцию только, но равным образом и как субъект».

В результате соотношение между тематическими для нас понятиями Dasein и Sein радикально меняется.

Понятие Dasein у Гегеля и Г. Г. Шпет в переводе «Феноменологии духа» и Б. Г. Столпнер в переводе «Логики» передают по-русски одинаково: «наличное бытие».

Хотя в «Феноменологии» Dasein не имеет терминологического характера, тогда как в «Логике» это вполне определенная категория, перевод в обоих случаях вполне передает суть дела, но суть эта в «Феноменологии» иная, чем в «Логике».

То, как философия Гегеля развернута в «Феноменологии», ближе к темам Хайдеггера, и гегелевское понятие определенной формы сознания как явления или наличного бытия (Dasein) духа может быть вполне осмысленно сопоставлено с хайдеггеровским Dasein.

Первоначально Гегель называет «Феноменологию» наукой об опыте сознания, и начинает «Введение» прямой полемикой с Кантом в его понимании опыта. Простейшим образом критику эту можно резюмировать так.

Опыт, то средостение, в котором субъект прямо встречается с объектом, свидетельствует не о разделяющей их пропасти, а, напротив, есть прямое открытие их внутренней соприсущности, тайного тождества, — это путь к распознаванию себя в средоточии другого: «внешний» сознанию «предмет» открывает на опыте, что его «в себе» и есть то, что, казалось, субстанциально ему противостоит — «субъект»; сознание же, сознававшее себя отличным от сознаваемого, на опыте не только познает предмет, но и само себя, изменяется и, изменившись, открывает для сознания иное бытие, иной смысл предметности и иной смысл познавательного отношения к ней.

Так, мы можем, например, говорить о первом — наивно наблюдающем сознании, которое, наталкиваясь в опыте наблюдения на самого себя, преобразуется во второе — критическое (заметившее свое самостоятельное бытие, приобретшее самосознание) сознание; это последнее в опыте познания преобразуется в третью форму, в которой познающее сознание — в своем отличии от познаваемого предмета — снимается в конкретном тождестве самосознающего духа, где бытие мысли оказывается самим бытием, открывшимся как мысль. Тогда тот опыт (кантовский), в котором сознание различает бытие предмета для себя (для сознания) и его бытие в себе, есть лишь определенная ступень в самопознании духа, форма сознания — явление, наличное бытие (Dasein) мыслящего духа, который — не узнавая самого себя (будучи вещью в себе для самого себя) на своем пути к самому себе (к чистому самосознанию и самопознанию) — имеет место (ist da) в качестве обособленного (трансцендентального) субъекта вместе с миром вещей, столь же неузнаваемым им (ушедшим в себя). Но мыслящая воля, осуществляющаяся в опыте — как опыте о самом себе (о своем бытии), — на этом опыте, на деле покажет: «что было в себе, то станет для нас, станет нашей производительной силой», как говорили гегельянцы-марксисты.

Опыт, иными словами, не есть средство, с помощью которого человек, исходя из своего обособленного (субъективного) бытия, извлекает кое-что для себя из бытия вещей, которое остается также обособленным в них.

В неприступном «в себе» вещей сознание просто не распознает свое собственное «в себе», а именно мыслящий дух.

В опыте предмет не просто отвечает на вопросы познающего духа, который испытывает его, пытливо изменяя его наличное бытие (Dasein); соответственно, и познающий дух не просто изменяет свое наличное (субъективное) бытие, испытывая себя на способность к объективному (сверхличному) суждению.

Нет, это само- и взаимоиспытывающее становление на пути друг к другу (или к самим себе) и есть само бытие — или — само мышление. «Вещь» в своем бытии подобна мысли, которая образует соответствующее бытие «понятия». «В этой природе того, что есть: быть в своем бытии своим понятием — и состоит вообще логическая необходимость…»

Что значит для сущего быть мыслью?

Быть растением (воспользуемся этим классическим гегельянским примером) — значит расти, т. е. являться (присутствовать, иметь место) последовательно в качестве (в существовании, в наличном бытии) ростка, стебля, цветка (быть цветком — значит цвести), плода (быть плодом — значит плодить)…

и только этот рост (не семя, не генетический код, не вид, не набор таксономических признаков и не просто описуемая последовательность стадий) и есть бытие растения в качестве растения.

Так растение своим бытием приводит в движение собственные «абстрактные», отвлеченные (как бы отвлекающиеся от бытия растением и увлекающиеся собственным бытием в качестве ростка, листа, цветка…

) моменты, каждый раз претендовавшие быть выражением самого бытия, всего бытия, — своим бытием растение опровергает каждое ложное Dasein, до(по)казывает себя, определяет себя, само абстрагирует себя в бытии мира (видимо, в качестве ложного Dasein самого бытия?), — и в этом смысле оно есть сущее (особое) понятие, мыслимое (? существующее) неким общим мышлением (сущим духом).

Стало быть, одна и та же логика мысли сказывается у Гегеля в двух основных сферах (как бы зеркально отражающих друг друга): как онтологика, объективная логика, или логика сущего, существование которого есть осуществление своего бытия (? понятия), и субъективная логика, которая принимала разный вид: или логики субъективного духа, в его образовании объективным, или историо-логики, т. е. логики исторического самопознания.

Значение «Феноменологии духа» в том, что обе стороны тут рассматриваются во взаимоопределении, сопряженно. Гегель ведет здесь речь не о бытии мышления (не о мышлении как бытии), а о том, что значит быть человеком, то есть быть в качестве мыслящего духа. Быть человеком в этом качестве — значит образовываться (sich bilden), становиться образованным.

В историческом измерении (которое тут входит в определение мысли и в саму суть философии) образование — это самопознание (вместе с познанием мира и внутри этого познания) в опыте исторического бытия (это слово здесь впервые получает характерную двусмысленность: человек в совершающемся бытии и бытие в определенности человеческого бытия).

Это историческое бытие-становление-развитие-образование каждый раз (jeweilig, как сказал бы здесь Хайдеггер), однако, есть бытие также и потому (и в том смысле), что временит (verweilt), находит определенную, особую, «индивидуальную, цельную» форму устойчивого существования (des Daseins) и надолго задерживается в этой эпохе.

Дух образуется, проходя (проживая, изживая) такие устойчивые образования, эпохи или исторические миры, так что целое каждый раз присутствует в их своеобразной определенности.

Этим историческим мирам-эпохам соответствует определенное историческое сознание и самосознание человека. Сознание, — перед лицом Бытия мыслящего духа всегда ложное, — характеризует как раз историческое бытие человека — das Dasein.

Образом таких исторических «бытий» Гегелю служат известные нравственные (можно было бы сказать, экзистенциальные) характеры: стоик, скептик, прекрасная душа, несчастное сознание, религиозный человек, мастер, художник… которые занимают разные места на лестнице образования мыслящего духа (на его пути к абсолютному знанию и чистому самопознанию).

При этом все, что захватывало некогда человека целиком, было целостным самоопределением его бытия, остается неприметной чертой, оттенком в (бесконечном) богатстве образованного самосознании.

За этими экзистенциальными типами еще не проглядывает историческое Dasein определенного философского мира, культурной эпохи мысли и соответствующего этой мысли — и ее миру — сознания. Чтобы представить своеобразную фундаментальную (т. е.

базирующуюся на аналитике мыслящего Dasein — или на аналитике исторического сознания в горизонте мышления) онтологию Гегеля в полноте кроющихся в ней возможностей, следовало бы вернуться в план «Феноменологии» вместе с «Историей философии» и «Логикой». Здесь же я вынужден ограничиться только примером (притом весьма запутанным примером). Дело в том, что мы встречаемся у Гегеля и с другим (чем в «Феноменологии») значением понятия Dasein.

Источник: https://mirznanii.com/a/227446-2/dasein-kak-kategoriya-nemetskoy-filosofii-2

Dasein как категория немецкой философии

8.2. Г.Гегель.: По Канту, стало быть, наличное существование (Dasein) есть
метафизики', написанной сразу после 'Бытия и времени'.

Напомним также, что сам 'коперниканский переворот' в метафизике, который совершал Кант, разрабатывая трансцендентальное (критическое) обоснование всякой возможной метафизики, имеет прямое касательств к тому перевороту в онтологии, который Хайдеггер задумал совершить в своей фундаментальной онтологии. Понимая человеческое существование как по сути своей онто-логическое, понимая, соответственно, экзистенциальную аналитику человеческого существования как условие возможной онтологии, Хайдеггер было несложно увидеть в критике Канта соответствующий замысел обоснования (а не критического отстранения от дел) метафизики. Трудность была связана только с 'субъектом', который, казалось, субъективирует своим трансцендентальным устройством всякую метафизику.

И тут сам язык подарил Хайдеггеру замечательную подсказку: слово Dasein — и человеческое бытиё (не определенное как субъект), и бытие-существование (не определенное как объект или предмет). Оно — это слово — в самом себе как будто и содержит весь замысел экзистенциальной онтологии.

Гегель

По Канту, стало быть, наличное существование (Dasein) есть существование предмета познания в опыте. Бытие присутствует в опыте познания. Но присутствует оно тут двояко: как бытие-знание, бытие-идея (идея разума) и как бытие-незнание (вещь в себе).

Идея бытия-знания коренится в идее самого разума как разума познающего и призвана дать завершающее (онтологическое) единство логической системе опытного рассудка.

«Идея» бытия-незнания либо наводит на мысль о возможности изначально иной идеи самого (чистого) разума (идею разума иной архитектоники, иной логики), либо отводит мысль от идеи логически (архитектонически разумно) определенного бытия вообще.

Но классический немецкий идеализм строит трансцендентальную метафизику (онтологию) совершенно неожиданным для Канта образом. Он доводит идею бытия-знания до предела, утверждая в бытийном средоточии вещей (в их «в себе») бесконечное в себе бытие (свободу) мыслящего духа.

Диалектический спор разума с самим собой, понятый Кантом как необходимая самокритика (дисциплина) разума в его метафизических умозаключениях, истолковывается как бесконечное критическое и синтетическое (по отношению к абстрактным — рассудочным — антиномическим противополаганиям) самосознание субъекта в его чистой субъектности, т. е. — свободе.

Именно такого (фихтевского) субъекта имея в виду, Гегель и сформулировал в программном Предисловии к «Феноменологии духа» основной замысел своей философии: «На мой взгляд, который должен быть оправдан только изложением самой системы, все дело в том, чтобы понять и выразить истинное не как субстанцию только, но равным образом и как субъект».

В результате соотношение между тематическими для нас понятиями Dasein и Sein радикально меняется.

Понятие Dasein у Гегеля и Г. Г. Шпет в переводе «Феноменологии духа» и Б. Г. Столпнер в переводе «Логики» передают по-русски одинаково: «наличное бытие».

Хотя в «Феноменологии» Dasein не имеет терминологического характера, тогда как в «Логике» это вполне определенная категория, перевод в обоих случаях вполне передает суть дела, но суть эта в «Феноменологии» иная, чем в «Логике».

То, как философия Гегеля развернута в «Феноменологии», ближе к темам Хайдеггера, и гегелевское понятие определенной формы сознания как явления или наличного бытия (Dasein) духа может быть вполне осмысленно сопоставлено с хайдеггеровским Dasein.

Первоначально Гегель называет «Феноменологию» наукой об опыте сознания, и начинает «Введение» прямой полемикой с Кантом в его понимании опыта. Простейшим образом критику эту можно резюмировать так.

Опыт, то средостение, в котором субъект прямо встречается с объектом, свидетельствует не о разделяющей их пропасти, а, напротив, есть прямое открытие их внутренней соприсущности, тайного тождества, — это путь к распознаванию себя в средоточии другого: «внешний» сознанию «предмет» открывает на опыте, что его «в себе» и есть то, что, казалось, субстанциально ему противостоит — «субъект»; сознание же, сознававшее себя отличным от сознаваемого, на опыте не только познает предмет, но и само себя, изменяется и, изменившись, открывает для сознания иное бытие, иной смысл предметности и иной смысл познавательного отношения к ней.

Так, мы можем, например, говорить о первом — наивно наблюдающем сознании, которое, наталкиваясь в опыте наблюдения на самого себя, преобразуется во второе — критическое (заметившее свое самостоятельное бытие, приобретшее самосознание) сознание; это последнее в опыте познания преобразуется в третью форму, в которой познающее сознание — в своем отличии от познаваемого предмета — снимается в конкретном тождестве самосознающего духа, где бытие мысли оказывается самим бытием, открывшимся как мысль. Тогда тот опыт (кантовский), в котором сознание различает бытие предмета для себя (для сознания) и его бытие в себе, есть лишь определенная ступень в самопознании духа, форма сознания — явление, наличное бытие (Dasein) мыслящего духа, который — не узнавая самого себя (будучи вещью в себе для самого себя) на своем пути к самому себе (к чистому самосознанию и самопознанию) — имеет место (ist da) в качестве обособленного (трансцендентального) субъекта вместе с миром вещей, столь же неузнаваемым им (ушедшим в себя). Но мыслящая воля, осуществляющаяся в опыте — как опыте о самом себе (о своем бытии), — на этом опыте, на деле покажет: «что было в себе, то станет для нас, станет нашей производительной силой», как говорили гегельянцы-марксисты.

Опыт, иными словами, не есть средство, с помощью которого человек, исходя из своего обособленного (субъективного) бытия, извлекает кое-что для себя из бытия вещей, которое остается также обособленным в них.

В неприступном «в себе» вещей сознание просто не распознает свое собственное «в себе», а именно мыслящий дух.

В опыте предмет не просто отвечает на вопросы познающего духа, который испытывает его, пытливо изменяя его наличное бытие (Dasein); соответственно, и познающий дух не просто изменяет свое наличное (субъективное) бытие, испытывая себя на способность к объективному (сверхличному) суждению.

Нет, это само- и взаимоиспытывающее становление на пути друг к другу (или к самим себе) и есть само бытие — или — само мышление. «Вещь» в своем бытии подобна мысли, которая образует соответствующее бытие «понятия». «В этой природе того, что есть: быть в своем бытии своим понятием — и состоит вообще логическая необходимость…»

Что значит для сущего быть мыслью?

Быть растением (воспользуемся этим классическим гегельянским примером) — значит расти, т. е. являться (присутствовать, иметь место) последовательно в качестве (в существовании, в наличном бытии) ростка, стебля, цветка (быть цветком — значит цвести), плода (быть плодом — значит плодить)…

и только этот рост (не семя, не генетический код, не вид, не набор таксономических признаков и не просто описуемая последовательность стадий) и есть бытие растения в качестве растения.

Так растение своим бытием приводит в движение собственные «абстрактные», отвлеченные (как бы отвлекающиеся от бытия растением и увлекающиеся собственным бытием в качестве ростка, листа, цветка…

) моменты, каждый раз претендовавшие быть выражением самого бытия, всего бытия, — своим бытием растение опровергает каждое ложное Dasein, до(по)казывает себя, определяет себя, само абстрагирует себя в бытии мира (видимо, в качестве ложного Dasein самого бытия?), — и в этом смысле оно есть сущее (особое) понятие, мыслимое (? существующее) неким общим мышлением (сущим духом).

Стало быть, одна и та же логика мысли сказывается у Гегеля в двух основных сферах (как бы зеркально отражающих друг друга): как онтологика, объективная логика, или логика сущего, существование которого есть осуществление своего бытия (? понятия), и субъективная логика, которая принимала разный вид: или логики субъективного духа, в его образовании объективным, или историо-логики, т. е. логики исторического самопознания.

Значение «Феноменологии духа» в том, что обе стороны тут рассматриваются во взаимоопределении, сопряженно. Гегель ведет здесь речь не о бытии мышления (не о мышлении как бытии), а о том, что значит быть человеком, то есть быть в качестве мыслящего духа. Быть человеком в этом качестве — значит образовываться (sich bilden), становиться образованным.

В историческом измерении (которое тут входит в определение мысли и в саму суть философии) образование — это самопознание (вместе с познанием мира и внутри этого познания) в опыте исторического бытия (это слово здесь впервые получает характерную двусмысленность: человек в совершающемся бытии и бытие в определенности человеческого бытия).

Это историческое бытие-становление-развитие-образование каждый раз (jeweilig, как сказал бы здесь Хайдеггер), однако, есть бытие также и потому (и в том смысле), что временит (verweilt), находит определенную, особую, «индивидуальную, цельную» форму устойчивого существования (des Daseins) и надолго задерживается в этой эпохе.

Дух образуется, проходя (проживая, изживая) такие устойчивые образования, эпохи или исторические миры, так что целое каждый раз присутствует в их своеобразной определенности.

Этим историческим мирам-эпохам соответствует определенное историческое сознание и самосознание человека.

Сознание, — перед лицом Бытия мыслящего духа всегда ложное, — характеризует как раз историческое бытие человека — das Dasein.

Образом таких исторических «бытий» Гегелю служат известные нравственные (можно было бы сказать, экзистенциальные) характеры: стоик, скептик, прекрасная душа, несчастное сознание, религиозный человек, мастер, художн

Источник: https://www.studsell.com/view/2370/?page=2

Гегель: бытие и ничто | Философский штурм

8.2. Г.Гегель.: По Канту, стало быть, наличное существование (Dasein) есть
Систематизация и связи

Основания философии

Диалектика

Философское творчество

 Гегель: «Чистое бытие образует начало, потому что оно в одно и то же время есть и чистая мысль, и неопределенная простая непосредственность, а первое начало не может быть чем-нибудь опосредствованным и определенным.

   … Если мы высказываем бытие как предикат абсолютного [Целого (Всеобщего)], то мы получаем первую дефиницию абсолютного: абсолютное есть бытие.

   … чистое бытие есть чистая абстракция и, следовательно, абсолютно отрицательное, которое, взятое также непосредственно, есть ничто. … Из этого вытекает вторая дефиниция абсолютного, согласно которой оно есть ничто.

   … Здравый человеческий рассудок, как часто называет себя односторонняя абстракция, отрицает соединение бытия и ничто.»

 Важный момент указан: «рассудок …

отрицает соединение бытия и ничто» — этим рассудок полагает Бытие, Бытие всякой целостности, как нечто вечно устойчивое и различимое, но это ведь не так — всё конечно, а значит Бытие любой целостности непременно должно быть как-то очерчено и ограничено посредством Ничто…

и более того, только с т.з. Бытия и Ничто рассматриваемой целостности, с т.з. диалектики этих двух точек зрения про одно и тоже некое целостное в Целом, точек зрения, которые затем совмещаемы в сознании человека, и даётся возможность познания…

 Чистое Бытие включает в себя чистое Ничто (и наоборот) и вместе они составляет Целое, они есть Первоосновы, они трансцендентны, обладают Абсолютной истинностью и являются основанием любой трансцендентальности. Триада Бытие, Ничто и Целое не содержит частей — каждая первооснова, составляющая триаду, тождественна всей триаде.

 Целое, как Абсолютная Истина, обладает чистым Бытием, как воплощением совпадения Сущности и Существования Целого в её Абсолютной рефлексии в себя. Целое есть Абсолютное основание и содержит в себе причину самого себя.

Абсолютно чистый предикат Быть Целого есть чистое Бытие, а его отрицание есть чистое Ничто: то что не Целое есть Ничто — это то, что для Целого, как в себе Абсолютно самодостаточного и этим истинного, абсолютно ничтожно.

 Чистое Бытие есть тоже, что и чистое Ничто, которое как определение возможно только про Целое, которое есть вседостаточность и автотождественность и тем никак не проявляющееся во вне, что и есть чистое Ничто, на что и указывал Гегель: «…рассматривая весь мир, мы говорим: все есть [Целое] — и не говорим ничего больше, то мы опускаем все определенное и имеем, следовательно, вместо абсолютной полноты абсолютную пустоту [Ничто]».

 Чистое Ничто есть абсолютная неопределенность и в этом оно сродни Хаосу, но Хаос всё же является в Целом, где он определяется как нечто лишь ещё не нашедшее определения свободное пустое понятие…

чистое же Бытие, как чистая мысль, есть непосредственно данные в Целом бесконечные взаимосвязанные и взаимообусловленные духовные и материальные Целостности во множественных тождественно-переходящих самотождественных существованиях Природы как Логически раскрывающихся воплощениях бесконечных Рефлексированных духовных идей.

 Целое имеет всё своё содержание в виде взаимосвязанных и взаимообусловленных Целостностей в Логике Целого. Все Целостности в Целом необходимо имеют Сферу своего существования, а значит не обладают чистым Бытием и чистым Ничто Целого — они конечно обладают своим Бытием и Ничто, но таким, которые до конца не «чисты» — т.е.

как бы «замутнены» локальностью своих сфер существования. Бытие и Ничто Целостности всегда и «есть» и их «нет» (условно их можно, в отличии от чистых у Целого, назвать «серыми») — потому то с двух этих т.з. только и возможно разумно рассматривать и определять всякую конечную Целостность — ведь она всегда как-то сущим образом с т.з. Ничто есть, а с т.з.

Бытия её нет, но в этой то диалектике она и дана к осознанию.

 Целое состоит из частей в виде Логически взаимосвязанных и взаимообусловленных Целостностей, составляющих содержание Целого, Целостностей, которые есть непосредственная и сущая определенность, представленная в Целом бесконечностью противоречивых Целостностей с их бесконечной Противоречивой иерархией целостности, в их перманентном развитии и изменчивом единстве в Целом. Всякая Целостность есть часть Целого, есть отрицательное единство, имеющее сферу своего существования – Целостность, имеющая бесконечную сферу существования, есть Целое. Существование Целостности в её сфере существования необходимо выражено, с одной стороны, в виде её перманентного стремления любой ценой уподобится Целому (стать Всеобщим), а с другой стороны, как стремление обрести совершенство и тем стать всеЦЕЛОохватывающим, чем фактически также уподобится Целому. Уподобление Целостности Целому есть Познание Истины ею самой собой в процессе её Необходимого стремления разрешить свои Противоречия, этого фатального проявления её не истинности, как несовпадения с Целым.

 Истина возможна лишь про Целое (Всеобщее) выраженная Логикой этого Целого…

— скажем так условно, снаружи Целого говорить об Истине невозможно — оттуда оно лишь чистое Ничто и значит взгляд на Истину возможен только как бы «изнутри» Целого, т.е.

Целое существует и мыслится исключительно через себя, через диалектическое развитие своего содержания в виде взаимосвязанных и взаимообусловленных Целостностей.

 Изначально Истина не дана никакой Целостности как Субъективности в Целом в отличии от Ничто, которое вечно и везде присутствует и значит путь к Абсолютной Истине возможен и лежит только через перманентное отрицание Ничто, отрицание того, что не истинно (не Логично), что разрушительно для Целостности и этим «очерчивает» Целостность в Целом на пути самосохранения самотождественной Целостности… — это условно-наглядно выглядит трансцендентально в виде Тождества Целостности как баланса, целостности в виде «весов», слежение за равновесием (нулём) которых, (условно) как за магнитной стрелкой компаса, дает возможность через перманентное сохранение Целостностью «баланса», не сойти ей с пути к Истине (быть Логичной) — Гегель: «Тождественное как таковое есть прежде всего то, что не имеет определения…» — т.е. Тождество есть трансцендентальность, Ничто, не имеющее определения, образованное и выраженное «балансом» моментов отрицательного единства реальной Целостности в себе вместе со сферой своего существования, сферы, которая «помогает сводить  баланс» в Целое противоречивой Целостности.

 Всякий путь обретения Истины есть сохранение Субъективной Целостностью себя любой ценой неким Логичным образом в Целом (Всеобщем) и самосохранение это протекает исключительно через двоякое (диалектичное) бесконечное уподобление Целому, двоякое как соотносительное и смысл его выявляется только диалектически во взаимном соотнесении.

 Целое с одной стороны, заданно бесконечным временным совокупным «рядом» диалектически развивающихся Целостностей, «рядом» который «задан», но не «дан», и лишь предполагается, что всякая Целостность в конце этого бесконечного «ряда» развития совпадёт с Целым.

 С другой стороны, Целое дано «пространственно» здесь и сейчас как бесконечность существующих конкретных Целостностей, с их конечным совершенством, которое бесконечно развивается, как перманентное самосовершенствование Целостностей самими собой, что также в идеале ведет к совпадению с совершенным Целым. Т.е.

существование любой Целостности в сфере её существования необходимо выражено, с одной стороны, в виде её перманентного стремления любой ценой уподобится Целому (стать Всеобщим), а с другой стороны, как стремление обрести совершенство и этим стать всеЦЕЛОохватывающим, чем фактически также уподобиться Целому.

Эти два пути к Истине Целого есть принцип любой целостности и их познания, что необходимо и перманентно реализуются в процессе существования целостностей в Целом, т.е.

существование всякой целостности, это любой ценой в Целом, или уподоблением или совершенствованием, самой собой через себя постичь Абсолютную Истину Целого -> суть всякой Целостность всегда быть обреченной на этот бесконечный диалектический путь к совпадению с Целым, что и есть путь Истины, путь как естественная необходимость любого в мире сём — единственно возможный, и тем необходимый, путь к Истине всякого наличного Бытия над бездной Ничто.

 Противоречие, как движитель Развития, перманентно присуще любой Целостности (как отрицательному единству) на её Необходимом (Логичном) диалектическом пути любой ценой к совпадению с совершенным Целым.

Этот путь есть самогармонизация Целостности посредством её объективизации в Целом в виде бесконечного ряда слияний с Целым (растворений во Всеобщем) через диалектический Синтез Целостности в себе и со сферой своего существования в Целом.

В случае гармонии Целостности с собой и со сферой своего существования, Синтез разрешает Противоречие Целостности и тем сохраняет её как отрицательное единство, необходимо-логично стремящееся обрести Абсолютную Истину, а если гармонии нет, то синтез растворяет Целостность в чистом Бытии Целого…

Причем важен момент — разрешение любого Противоречия Целостности в Целом тут же ведет к образованию у Целостности некого нового Противоречия, т.е. Противоречие разрешается за счет образования нового Противоречия, — этим Целостность определяет себя частью Целого в его Логике.

Новое Противоречие тут же требует своего разрешения и так бесконечно до разрушения Целостности ввиду её конечности, относительности, ограниченности сферой её существования, ввиду её несовершенства. Но и разрушившее Целостность Противоречие разрешается так же за счет образования нового Противоречия, которое, как Снятие предыдущего, уже несёт та Целостность (Сфера), частью которой являлась разрушившееся Целостность.

 Будучи необходимо присущим всякой Целостности, Противоречие, «под угрозой разрушения», извечно Необходимо движет Целостность к познанию Истины, к Совершенству.

На этом пути всякая Целостность в своей Форме определенным образом отражает и выражает своё соответствие Истине Целого, и когда возможности Формы становятся ограничением (фатальным Противоречием) для Целостности на её пути самой собой через себя в Сфере своего Существования обретению Истины, то тогда и тут же эта её Форма разрушается. Причем разрушаясь, Целостность через своё Снятие передает «свою миссию» познания Истины Целостности, частью которой иерархически в Целом она являлась, тому, во что она обратилась или перешла. Т.е. одна Форма Познания Истины сменяется другой — разрушаясь Целостность как бы «реинкарнируется» в иной, продолжающей своё движение к Истине Целостности, но на новом более высоком уровне, уже как бы «ближе» к Истине Целого.

 Целостности, составляющие содержание Целого, есть его части, и Целое соответственно «сводит» их в целое посредством изменения сферы их существования. Целостности же, путем гармонизации с Целым, стремятся исключить это «сведение», что лежит через познание ими Абсолютной Идеи посредством их «самостоятельного» стремления к совпадению (гармонии) с совершенным Целым.

И тут правильным думаю будет утверждение, что в потоке Бытия в Целом любое отрицательное единство (Целостность) может существовать только как Познание Целого (Истины), – Познание, как некое предположение моментов своего Бытия в Целом, Бытия в виде самотождества в развитии, причем неживое есть линейное (эйдотическое) Тождество, а живое есть развивающееся самомодифицирующееся (рефлексивное) Тождество.

 — Философская Система Гегеля дело великое и сложное и все принятые в ней основоположения, включая Целое, Бытие и Ничто, имеют право на жизнь как необходимые для целостности системы с её логикой, и их обсуждение, понятно, тут уместно только с т.з.

увязки в системе, а не в изолированности этих положений, поэтому справедливо настаивать на том, что здесь надо разобраться исключительно «из» этой системы, конечно может быть с некоторыми обоснованными субъективными интерпретациями, но делая это крайне скупо, осторожно и конечно же не горячась…

  •  Дополнение: Гегель: бытие и ничто сущности

Источник: http://PhilosophyStorm.org/gegel-bytie-i-nichto

Scicenter1
Добавить комментарий