б)              инстинкты и ценности: Сфера инстинктов, чувственности, подробно исследуемая в физиологии

Физиология инстинктов

б)              инстинкты и ценности: Сфера инстинктов, чувственности, подробно исследуемая в физиологии

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Министерство здравоохранения Украины

Харьковский национальный медицинский университет

Кафедра физиологии

Реферат

По теме: «Физиология инстинктов»

Выполнила: студентка 16 группы

2 мед. факультета

Комар В.А.

Проверила: Пандикидис Н.И

Харьков 2014

f

1. Понятие о инстинкте

2. Свойства инстинктов

3. Классификация б-инстинктов

4. Индивидуальность в проявлении инстинкта

5. Фазы проявления инстинктивной деятельности

1. Определение о инстинкте

Инстинкт — это переходная форма между условным и безусловным рефлексом. В организации целостного поведения животных они играют огромную роль. Определенную роль они играют и в организации поведения человека, но, как правило, в проявление их вмешивается рассудочная деятельность. Человек сознательно может подавлять или резко сглаживать проявление инстинктов.

Инстинкт (от лат.

instinctus — побуждение) — сложный комплекс взаимосвязанных рефлексов, включающих двигательные и поведенческие реакции, свойственные животному данного вида, возникающие в ответ на раздражения внешней или внутренней среды (по принципу все или ничего) и протекающий на фоне высокой возбудимости нервных центров, осуществляющих эти акты. Инстинкты являются целесообразной приспособительной деятельностью, обусловленной врожденными механизмами. Реализация инстинктов зависит от функционального состояния животного (определяемого доминирующей потребностью) и сложившейся в данный момент ситуации. По сути дела инстинкты — это комплексы простых безусловных рефлексов, включающие целостную реакцию всего организма. В их осуществлении принимают участие многие отделы ЦНС, например: ретикулярная формация, аминоспецифические системы мозга, лимбическая система, кора больших полушарий. Они характеризуются постоянством ответных реакций на действие определённых раздражителей.

2. Свойства инстинктов

Различают следующие свойства инстинктов:

1. Они являются врожденными, т.е. наследуются. Наследуются всеми представителями данного вида животных.

2. Для возникновения безусловнорефлекторной реакции необходимо действие специфического раздражителя (например, механическое раздражение губ вызывает сосательный рефлекс у новорожденного).

3. Имеется постоянное рецептивное поле (зона восприятия специфического раздражителя).

4. Имеют постоянную рефлекторную дугу.

3. Классификация инстинктов

Одной из наиболее полных можно считать классификацию, предложенную П.В. Симоновым(1986):

1. Витальные (жизненно важные). Инстинкты данной группы обеспечивают сохранение жизни индивидуума.

Для них характерны следующие признаки: а) неудовлетворение соответствующей потребности ведёт к гибели особи; и б) для удовлетворения той или иной потребности не нужна другая особь данного вида.

К витальным инстинктам относят: пищевой, питьевой, оборонительный, регуляции сна-бодрствования, рефлекс экономии сил.

2. Ролевые. Обеспечивают соответствующее положение в среде себе подобных. Эти безусловные рефлексы лежат в основе полового, группового или родительского поведения (социальные потребности человека). К ним относят: половой, родительский, рефлекс эмоционального резонанса (сопереживания), территориальный, иерархический (рефлексы доминирования или подчинения).

3. Безусловные рефлексы саморазвития. Они не нужны для индивида в данный момент, они обеспечивают его будущие потребности. К рефлексам саморазвития относят: исследовательский, имитационный и игровой, рефлекс преодоления (сопротивления, свободы).

Исследовательский инстинкт формирует постоянный сенсорный, информационный «голод» (вспомним требование хлеба и зрелищ в Древнем Риме), который определяет постоянный поиск информации как фактор развития нервной системы. Большая роль в эволюции принадлежит рефлексу преодоления или свободы. На существование этого рефлекса впервые указал И.П.

Павлов. Без рефлекса свободы невозможно было бы добиться удовлетворения какой-то потребности при наличии внешних препятствий. Воля к преодолению препятствий, стремление к свободному проявлению различных форм поведения, к достижению поставленной цели, несомненно, явилась полезной для индивидуума реакцией, поэтому закрепилась наследственно.

4. Индивидуальность в проявлении инстинкта

Хотя инстинкты и являются видовыми, но в то же время в их проявлении можно обнаружить и элемент индивидуальности поведенческих реакций. Последнее обусловлено: а) врождёнными особенностями нервной системы; б) обученностью и опытом, приобретёнными в период предшествующей жизни. инстинкт рефлекс подавление фаза

Основа формирования индивидуальности при проявлении инстинкта, то есть модификации его, заложена уже на уровне простейшего безусловного рефлекса.

Так, в структурах, обеспечивающих врождённые безусловные рефлексы, с помощью соответствующих механизмов может меняться чувствительность рецепторов, нейронов, эффекторов, что приводит к изменению выраженности ответа на раздражитель.

Причём, чем сложнее механизмы регулирования функций, больше в них структурных звеньев, тем облегчается возможность некоторой модификации рефлекторного ответа. Примеры такой модификации можно обнаружить даже при рефлекторной регуляции функций вегетативных органов.

Так, реакция барорецепторов дуги аорты, направленная на снижение частоты сердечных сокращений при повышении давления, проявляется лишь тогда, когда организм находится в состоянии физического покоя, в то время как при выполнении физической работы такого эффекта не наблюдается.

Но наиболее отчётливо индивидуальность в функциях ЦНС проявляется при формировании инстинктов — комплексов рефлексов.

Выраженность инстинктов обусловлена многими факторами внутренней и внешней среды (конкретной ситуацией, интенсивностью метаболизма, гормональными вливаниями и т.п.).

Причём индивидуальность инстинкта в большей мере относится к выраженности инстинктивного поведения, а не в изменении самого конкретного инстинкта.

5. Фазы проявления инстинктивной деятельности

Проявление цепочки рефлекторных актов, составляющих инстинкт, происходит в две фазы: 1 — поисковая и 2 — завершающая. Причём модуляция проявляется более выражено на уровне 1 фазы.

В этот период проявление инстинктивного поведения является наиболее пластичным, зависимым от конкретных реальных условий. Завершающая фаза, напротив, отличается жёсткой стереотипностью, обусловленной анатомо-физиологическими особенностями нервной системы (жёсткая цепь рефлекторных дуг).

В отличие от 1 фазы приобретённые компоненты здесь играют несущественную роль, а нередко и вовсе отсутствуют.

Достаточно наглядно вышесказанное можно проследить на примере пищевого рефлекса у хищника.

При возникновении ощущения голода начинается активная поисковая фаза, проявление которой целиком и полностью зависит от окружающей ситуации, приобретённых в течении жизни навыков.

Но когда жертва обнаружена, то преследование, нападение и пожирание её строго регламентировано врождённым комплексом рефлексов. В это время у животного притупляется даже ориентировочный рефлекс и оно может легко попасть в засаду.

Строгое видовое однообразие инстинктов обеспечивает сохранение выполнения жизненно важных функций, направленных на выживание особи и вида, независимо от случайных условий среды, в которых животное может оказаться.

По сути дела инстинкты являются врождённо закреплённым итогом всего эволюционного пути, пройдённого видом.

Естественно, что эти генетически закреплённые программы не могут и не должны легко изменяться под воздействием непостоянных внешних факторов.

Биологическая роль инстинктов не ограничивается только лишь организацией врождённых форм поведения. Процессы, обеспечивающие проявление инстинктов, особенно их первой поисковой фазы, явились эволюционной основой формирования более сложных форм поведения. Поэтому можно утверждать, что инстинкты являются своеобразной переходной формой к более сложной форме — условно-рефлекторной деятельности.

Размещено на Allbest.ru

  • Понятие и характеристика высшей нервной деятельности, основные этапы и особенности ее формирования у человека. Условные и безусловные рефлексы, правила их выработки. Анатомия и физиология речевых центров. Асимметрия полушарий. Психическое развитие детей.контрольная работа [33,3 K], добавлен 06.04.2011

Источник: https://revolution.allbest.ru/psychology/00520736_0.html

Особенности функционирования инстинктов

б)              инстинкты и ценности: Сфера инстинктов, чувственности, подробно исследуемая в физиологии

Введение. Проблемы интерпретации термина «инстинкт»

Термин «инстинкт» так же проблематичен, как и термин «бессознательное».

Вот стандартное определение понятия «инстинкт»:

Инсти́нкт  — совокупность врождённых тенденций и стремлений, выражающихся в форме сложного автоматического поведения. В узком смысле, совокупность сложных наследственно обусловленных актов поведения, характерных для особей данного вида при определённых условиях.

(Биологический энциклопедический словарь / под. ред. М. С. Гилярова. — Изд. второе, исправленное. — Москва: Советская энциклопедия, 1989. — С. 231. — 864 с.

)

В общей психологии сохраняется аналогичный взгляд на инстинкты, как на стереотипные врожденные автоматизированные формы поведения. И в этом смысле инстинкты противопоставляются сознательной разумной деятельности. Традиционно так же идет разделение человека и животных.

Животным приписываются инстинкты и бессознательная деятельность, а человеку приписывается сознательная разумная деятельность и отрицается наличие инстинктов у человека.

Однако,  мы видим, что ведущие направления психотерапии употребляют представления о наличии инстинктов у человека. Это противоречие нуждается в объяснении и уточнении.

Первое, что бросается в глаза при рассмотрении данного противоречия – это тот факт, что рассматривая проявления инстинктов у человека ни Фрейд, ни Юнг, ни Перлз, не имеют ввиду ни каких «форм автоматического поведения», а употребляют понятие инстинкта исключительно в контексте его прямого перевода – «влечение», «побуждение».

В чем же дело? Неужели Фрейд, Перлз и другие основатели классических методов психотерапии не знали, что такое инстинкт? – Вряд ли. Конечно, они знали, что пишут об инстинктах биологи, имели собственное мнение по этому вопросу и даже спорили между собой, какой же из инстинктов является основным.

Дело здесь в понимании основателями классических методов психотерапии отличий функционирования инстинктов у человека. Эти отличия происходят из общей эволюции инстинктивной деятельности и особенностей проявлений инстинктов у высших млекопитающих, к которым относится и вид Человек Разумный.

Частично на вопрос особенностей проявления инстинктов у человека отвечает Абрахам Маслов:

Инстинкты составляют основу поведения животных. У высших животных инстинкты подвергаются модификации под влиянием индивидуального опыта. Общепринятого определения инстинкта не разработано до сих пор.

Некоторые проблемы, в том числе применимость термина инстинкт к человеку, носят дискуссионный характер. (Abraham H. Maslow. Motivation and Personality Chapter 4, Instinct Theory Reexamined).

Для прояснения и понимания инстинктов у человека рассмотрим основные особенности проявления инстинктов.

Основные особенности инстинктивных проявлений

Инстинкты эволюционируют. Эволюция инстинктов лежит в основе исследований сравнительной психологии. Основатель сравнительной психологии русский зоопсихолог В.А. Вагнер разработал объективные биологические методы исследования типических инстинктов. Под «типическим инстинктом» В.А.Вагнер понимал видоспецифичную форму поведения при удовлетворении животным какой-либо потребности.

Здесь нужно сделать очень важное замечание: видоспецифичная форма удовлетворения потребности (побуждения, влечения) у разных биологических видов отличается.  Однако содержание самой потребности остается общим и проходит через весь филогенез биологических видов.

Например, потребность организма в питании (пищевое влечение, пищевой инстинкт) проявляется на всех этапах эволюции видов, однако «типический инстинкт», как видоспецифичная константная (стереотипная) форма удовлетворения этой потребности – у разных видов отличается. В данном случае часто возникает терминологическая путаница.

С одной стороны, термин «типический инстинкт» подразумевает именно форму поведения, а не содержание влечения.

С другой стороны, при потере в этом термине слова «типический», получается употребление термина «инстинкт»  в качестве обозначения константного видоспецифичного поведения с потерей понимания инстинкта в его непосредственном переводе и значении, как побуждения (влечения). На мой взгляд, именно эта путаница и привела к механическому переносу и искажению понятия инстинкта, как некоего «сложного автоматического поведения».

В.А.Вагнер предложил три метода исследований типических инстинктов:

А. Определение типа видового инстинкта – внутривидовой анализ психики. Он заключается в исследовании индивидуальных колебаний видоспецифичных форм поведения (типических инстинктов) у данного конкретного вида животных.

Вагнер противопоставлял инстинктивную деятельность разумной деятельности и предполагал, что исследование индивидуальных колебаний типических инстинктов позволит отличить инстинктивные формы поведения от разумных форм поведения.

Б. Филогенетический метод исследования – установление генотипической связи типических инстинктов.

Этот метод предполагает сравнение особенностей типических инстинктов данной конкретной таксономической группы животных с аналогичными по функции типическими инстинктами таксономических групп, стоящих выше и ниже относительно данной таксономической группы на эволюционной лестнице. Таким образом, производится наблюдение эволюции форм инстинктивного поведения в филогенезе биологических видов.

В. Онтогенетический метод исследования типических инстинктов –  предполагает наблюдение изменений типических инстинктов в онтогенезе биологических видов.

Инстинкт является внутренним источником побуждения. В отличие от рефлекса (отражения), инстинкт проявляется не в ответ на внешний стимул, а имеет самостоятельное внутреннее происхождение.

Рефлексы – тоже бессознательные реакции, но они обслуживают инстинкты и проявляются в ответ на стимул. Например, инстинкт питания обслуживается целым рядом безусловных рефлексов – сосания, кусания, жевания, глотания, выделения желудочного сока, перистальтики кишечника, дефекации, срыгивания и т.д.

Условные рефлексы становятся на обслуживание инстинкта в конкретных условиях среды. Например, удовлетворение пищевого инстинкта в условиях наличия определенных продуктов питания формирует вкусовые реакции.

Таким образом, в одних условиях  индивид воспринимает как «вкусные» одни продукты, а в других – другие.

Так обретаются определенные склонности к употреблению пищи, сексуальные предпочтения, представления о красоте и т.п.

Существует большое количество исследований, посвященных проявлению спонтанного инстинктивного поведения в отсутствии внешних источников побуждения. Классическим примером таких исследований является демонстрация К.Лоренцом скворца, который с детства жил в неволе и питался в искусственных условиях в клетке.

Однако, он проделывал движения по поимке насекомых в воздухе, которые в реальности отсутствовали. Другой пример подобных исследований приводит Р.Хайнд.

Он описал, как канарейка, лишенная возможностей строить гнездо и не имеющая для этого естественных условий и материалов, выполняла весь комплекс движений по переносу несуществующих травинок и вплетению их в несуществующее гнездо.

Существует так же множество исследований по наблюдению инстинктов полового поведения у животных в условиях отсутствия возможности осуществления естественных половых отношений, что приводило к нарушениям влечения при реализации самого двигательного комплекса полового поведения.

Все эти наблюдения показывают, что инстинкт, как внутреннее побуждение, проявляется независимо от того, есть ли внешний стимул или условия для его реализации. Поэтому, в условиях неподходящих для реализации инстинкта, инстинкт все равно проявляется, но в искаженном виде.

Инстинктивные формы поведения частично дозревают в процессе жизни. Это эволюционное приобретение позволяет им приспособиться к текущим условиям среды. Чем выше на эволюционной лестнице стоит биологический вид – тем больше приспособительная изменчивость его форм инстинктивного поведения.

Значительная часть процесса дозревания инстинктов в онтогенезе связано и явлением импринтинга. Импринтинг (запечатление) хорошо описан в наблюдениях реакции следования за матерью у выводковых птиц. Само влечение следования за матерью врожденное, но образ матери подлежит запечатлению в ранний чувствительный (сензитивный) период.

Сензитивные периоды влияют на процесс формирования поведения и у более развитых в эволюционном плане биологических видов, в том числе и у человека.

У высших млекопитающих, в том числе и у человека, появляется еще одно эволюционное приобретение, в процессе которого дозревают врожденные формы поведения – это игра. Игра представляет собой совершение пробных действий в условиях сниженной ответственности за результаты этих действий.

Так, большинство навыков удовлетворения  жизненно важных потребностей формируются при жизни в конкретных условиях среды. Таким образом, происходит индивидуальное приспособление способов удовлетворения потребностей именно в данных конкретных условиях.

На способности инстинктивного поведения к приспособлению к условиям построена и способность высших млекопитающих к обучению.

Однако, гибкость инстинктивных форм поведения и их высокая изменчивость в онтогенезе у высших млекопитающих имеет и обратную сторону. Психические и физические травмы во время созревания инстинктивных форм поведения приводят к нарушениям способности индивида к удовлетворению своих потребностей.

Инстинкты имеют цепное строение. Уильям Крейг (1919) выделил цепь состоящую как минимум из трех звеньев:

«побуждение»-«поиск способа его удовлетворения»-«завершающее действие».

Однако, с учетом приспособительных изменений реализации инстинкта существует более сложное цепное строение. Для примера приведу цепь реализации инстинкта продолжения рода у высших млекопитающих:

«половой набор хромосом» «первичные половые признаки» — «половая идентификация» — «половое поведение» — «влечение» — «ухаживание» — «половой акт» — «беременность» (у самок) — «родительское поведение».

Физические или психические травмы могут приводить к нарушению этой цепи реализации инстинкта.

В случае «сбоя» реализации этого инстинктивного процесса – инстинкт возвращает свое действие на одно из предыдущих звеньев с целью повторения попытки реализации.

Рассмотрение возможностей исправления ошибок инстинкта – вопрос психотерапии. В данном контексте становится понятным общий смысл психотерапии и для человека и животных.

Для иллюстрации возможных нарушений инстинктивного поведения приведу пример нарушения сексуального поведения у лошадей в результате раннего отлучения жеребенка от матери.

Для воспитания хорошего жеребца жеребенка до года нельзя отлучать от кобылы. Дозревание полового инстинкта требует формирования полового поведения в контакте с матерью. Жеребенок, когда подрастает – начинает запрыгивать на кобылу.

Эти движения не носят непосредственного полового действия, а имеют характер игры, имитации полового действия. Если жеребенка отлучить от матери – он лишается таких игр и позже,  уже во взрослом состоянии, при испытании полового влечения «стесняется» запрыгнуть на кобылу.

В таких условиях кобыла, которая готова к спариванию начинает нервничать и злиться, может побить «стеснительного» жеребца, что усугубляет его закомплексованность. «Лошадиная психотерапия» такого сексуального расстройства проводится путем обездвиживания кобылы в специальном станке для спаривания.

Таким образом, для «стеснительного» жеребца создаются специальные условия безопасности, в которых он может «доиграть» сексуальные игры, не доигранные в детстве.

Конечно, психотерапия травм инстинктивного поведения у человека имеет более сложный и разнообразный характер. Однако, суть психотерапии та же – создание условий для проявления определенных травмированных реакций в безопасных условиях.

В человеческой психотерапии такие условия часто создаются в воображаемом или игровом пространстве.

Думаю, что параллели с приведенным зоологическим примером и того, что происходит во время психоаналитических сеансов или сеансов гештальттерапии, психологи могут провести самостоятельно.

Как Боги стали инстинктами. Инстинкты наблюдались людьми на протяжении всей истории человечества. Они воспринимались, как некие глобальные силы, которые вдохновляют и побуждают человека к определенным действиям.

Для древнего анимистического мышления эти процессы виделись, как приход к человеку различных духовных существ – Богов или Духов. Так, например, у древних греков приход к человеку состояния любви воспринимался, как приход Бога Эроса. Сон воспринимался, как приход Морфея, страх – как приход Фобоса, гнев – приход Арея и т.д.

У каждого народа есть свой пантеон языческих богов, который и отражает представления и сознавание данного народа о движущих силах бытия.

Однако, в процессе изменений форм хозяйствования с присвоительных к производственным произошел и переход от доминирования анимистического и образного видов мышления к доминированию абстрактно-логического мышления.

Вместе с изменением способов мышления произошел и переход от образного и чувственного понимания движущих сил поведения человека к абстрактным способам понимания. Так Эрос где-то в средневековье стал «либидо», а потом «инстинктом продолжения рода».

То же самое случилось с другими языческими Богами – они стали разными «инстинктами».

Выводы

    Путаница в терминологии, потеря смысла слова «инстинкт», как «побуждения» или «влечения» и интерпретация этого термина, как «автоматизированного поведения» — все это привело к потере контакта сознания с феноменом движущих сил жизни. И теперь люди, вместо того, чтобы наблюдать, как их посетил Бог Любви, занимаются поиском абстрактного понимания и интеллектуализациями на тему «а что такое любовь?»Психология в ее практической части, так или иначе, возвращается к пониманию инстинктов, как движущих сил жизни и признания факта их управления сознанием. Признание инстинктов у человека практически произошло в психоаналитических направлениях и в гештальттерапии. Очень близко к древнему пониманию инстинктов подошел К.Г.Юнг. Его опыт общения с Духами и интерпретация инстинктов, как архетипов практически приводит к соединению абстрактно-логического объяснения этого феномена с древним анимистическим мировосприятием. Такой подход позволяет не только понимать данный феномен реальности, но и практически применять это понимание в жизни. Но полного признания наличия инстинктов у человека в психологии по-прежнему не происходит. Почему признания инстинктов не происходит в общей психологии, я попробую рассмотреть в одной из следующих публикаций.В связи с рассмотрением описанных выше особенностей проявления инстинктивной деятельности возникает вопрос о пересмотре отношений инстинктов и сознания, а также вопрос о рассмотрении сознания с точки зрения эволюции инстинктивной деятельности. Думаю, что это тоже тема для отдельной статьи.

Источник: https://www.b17.ru/article/features_of_the_functioning_of_instincts/

16 ББК 87.61 Б Печатается по решению кафедры социальной философии Волгоградского государственного университета Отв. редактор: Омельченко Николай Викторович – доктор философских

б)              инстинкты и ценности: Сфера инстинктов, чувственности, подробно исследуемая в физиологии

Книги по всем темамPages:     | 1 |   …   | 14 | 15 || 17 | 18 |   …

  | 39 |

Экономический фактор в составе природы ценности отражает стремление к «совершенствованию» внешней реальности, подчинению ее человеку и его растущим потребностям под влиянием духовно-практического ориентира вечного существования.

«Вторая природа» призвана обезопасить жизнь индивида, с одной стороны, и сделать ее более полной, насыщенной благами, с другой. Обладание экономическими ценностями (богатство, собственность, деньги, управление, распределение, накопление и т.д.

) оказываются наиболее простым вариантом решения проблемы качественного и количественного продления жизни. Однако сфера материального обнаруживает непрочность и преходящий характер, что вызывает потребность у мыслящего индивида найти иные способы решения задачи совершенствования своей экзистенции.

2.2.

ФАКТОР БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО В СТАНОВЛЕНИИ ЦЕННОСТЕЙ Успех никогда не обеспечен, он зависит от соединения разнородных моментов, причем, видимо, ни от одного другого в такой мере, как от способности психического аппарата приспосабливать свои функции к окружающему миру… Зигмунд Фрейд Вторым источником формирования мировоззренческих ценностей цивилизации выступает сфера бессознательного (неосознанного). Для аргументации этого утверждения мы используем возможности психоаналитического метода. Сочетание в работе методов географизма, экономизма и психоанализа предлагается, исходя из методов дополнительности и многофакторности.

а) проблемы изучения бессознательного Использование психоаналитического метода широко применимо к изучению отдельной личности или социальных отношений. Наше исследование ставит перед собой новою задачу: применить данный метод в анализе отношений «общество–природа».

Для ее решения необходимо изучить «бессознательную» («неосознанную») сферу мировоззрения в целом и цивилизации как формы жизни общества, отделившейся от природы, в частности, показать динамику ее изменений и выяснить меру влияния бессознательного на мировоззренческие ценности цивилизации.

Предполагается, что результатом решения этой задачи будет вывод, не совпадающий с утверждениями классического психоанализа, так как вместе со сменой альтернативы «человек–общество» на «общество–природа» оказываются измененными и многие существенные акценты и определения.

Это не свидетельствует о «неверном» понимании психоаналитического метода, а является развитием последнего и применением его к решению задач, выходящих за определенные его создателями пределы.

Оценивание человеком внешней реальности, конструирование должного и желаемого бытия, усовершенствование собственных возможностей – деятельность, которая может быть объяснена и истолкована как в иррациональном, так и в рациональном аспектах.

С одной стороны, перечисленные выше способности есть некая манифестация разума в мире природы, а сама возможность внесения значимости и смысла – акт осмысления несовершенства наличного бытия и его корректировка.

С другой стороны, оценивание – спонтанное следование иррационально-волевому импульсу приятия или неприятия каких-либо феноменов еще до того, как осмыслена их сущность и изучено их воздействие в отношении субъекта.

Понимание ценности как значимости, обусловленной личным переживанием субъекта на первый взгляд предполагает доминирование бессознательного фактора в ее природе.

Но включение смыслового компонента в структуру ценности уже не позволяет столь однозначно сводить ценностное отношение к феноменам бессознательного в психике индивида.

Для того чтобы выяснить, какова роль сознательных (осознанных) и бессознательных (неосознанных) процессов в актах оценивания обратимся к анализу ценности с позиции доминирования каждого из факторов.

Структура ценности включает, с одной стороны, переживания, имеющие эмоционально-чувственную, интуитивно-образную природу, а с другой, смыслы, связанные с той деятельностью мышления, которая характеризуется как осознанная. Из этого следует, что ценность представляет собой специфический комплекс неосознанных и сознательных актов субъективной реальности.

В чем же состоит роль каждого из них в процессе становления ценности Если опираться на традицию классического психоанализа, следует признать, что логически и понятийно описать бессознательные феномены мы не способны. Поэтому все рассуждения о том, что в структуру ценности входят переживания страха, тревоги, влечения и т.д.

, строго говоря, будут противоречить самому определению бессознательного как алогичного, внерационального. Однако повсюду в психологии мы встречаем теории бессознательного, выстроенные на основе логических законов.

Вероятно, это означает, что бессознательное в большинстве случаев понимается учеными и философами как то, что в принципе может стать доступным осознанию, но пока не является таковым. Так, современный исследователь проблемы сознания Дж.

Серл определяет бессознательное как интенциональные ментальные состояния, которые «есть возможная сознательная мысль или опыт»101, и которые еще не стали объектом осознания, или подверглись «вытеснению». Если опираться на такую трактовку бессознательного, то в процессе описания неосознанных оснований ценности вполне допустимы как логический анализ, так и использование научного понятийного аппарата.

Бессознательное в природе ценностного отношения связано, с одной стороны, с инстинктивными влечениями, чувственностью, а с другой, с интуитивными способностями. Эти стороны взаимосвязаны, но качественно отличаются друг от друга. Обратимся к рассмотрению роли каждой из них в процессе формирования ценностного отношения.

Серл Дж. Открывая сознание заново. М., 2002. С. 154.

б) инстинкты и ценности Сфера инстинктов, чувственности, подробно исследуемая в физиологии человека, в философии традиционно не относилась к разряду основных объектов внимания. Ее изучение сопутствовало, с одной стороны, анализу телесной составляющей в природе человека, и с другой – выявлению форм познания.

Человек как существо, находящееся во власти инстинкта, в религиозной философии оценивался как низшая стадия духовного развития личности, что во многом предопределило пренебрежение к исследованию бессознательной биологической сферы в природе человека вплоть до эпохи секуляризма.

Но и современная философия в лице психоанализа, непосредственно обратившаяся к изучению этого пласта психической жизни, закрепила за сферой инстинктов самые негативные детерминанты поведения.

Отсюда физическая природа человека зачастую оценивается определенной философско-религиозной традицией как причина аморального, животного, порой преступного отношения к ближним, а чувственность – как преобладание страстей и эмоций, лишающих человека его человечности. В то же время Ф.

Брентано отмечал, что «наша симпатия и антипатия, точно так же как и гадательные суждения, зачастую представляют собой всегонавсего инстинктивные или привычные импульсы»102. Попробуем разобраться, какие ценностные отношения формирует сфера инстинктов и чувственности, и всегда ли они эгоистичны и асоциальны.

Прежде всего, отметим, что инстинкт есть некий отлаженный механизм взаимоотношений субъекта и среды, нацеленный на устойчивое обеспечение средств жизнедеятельности, который наследуется генетически или приобретается в опыте.

Доминирующие инстинкты в психике человека включают самосохранение, размножение, утверждение своего влияния (как вида и как особи).

Инстинкт для животных выступает формой выражения предпочтения определенного варианта существования в среде.

Ценностные отношения, которые формируются исходя из этих неосознанных устремлений, связывают главные приоритеты существования с заботой о жизни, потомстве (детях и семье, будущем поколении), о жилище (Доме бытия), своей этнической и социальной общности, и о том, что способствует укреплению этого.

Таким образом, ведущие витальные ценности, и главная среди них ценность – Жизнь, складываются под влиянием сферы инстинктов. Этим целевым ценностям сопутствуют и ценности-средства, обеспечивающие или усиливающие значение и влияние первых, к таковым относятся: здоровье, нестрадание (удовольствие), любовь, родина, собратья и т.д.

Но девиз «живи и дай жить другим» не является естественным принципом отношений тех, кто не обладает осознанием ценности Другого. Поэтому следует отметить, что сфера инстинктов формирует отношения, которые способствуют утверждению Своей жизни, Своего потомства, Своего дома, Своего рода, а, следовательно, предопре Брентано Ф.

О происхождении нравственного сознания. СПб., 2000. С. 55.

деляют вражду со всем Чуждым. Нравственные и социальные ценности, закрепляющие значимость Другого, в этом смысле противостоят бессознательной сфере инстинктов. Но именно эта сфера оказывается основанием ценности самого себя, снятие которой расценивается как нравственное становление.

Утверждение само-ценности возможно через переживание своей особенности, исключительности, не тождественности единичности Другого. Еще С. Кьеркегор говорил о том, что бесконечная заинтересованность в единичности Другого составляет основу как чувственной, так и нравственной жизни.

Можно добавить, что единичность и ценность Другого постигается и переживается только благодаря ощущению значимости собственной индивидуальности и ощущению своего подобия другому.

«Ценности по привычке» также являются вариантом проявления инстинктивного источника ценностного отношения. Стереотипное мышление и оценивание оказываются выражением стремления к стадному образу жизни, где творчество и ответственность за собственный выбор подвергаются вытеснению ради покоя и безответственности.

Выбор ценностей и следование в направлении чьих-то ценностей – два основных вида ценностного отношения. И если первый характерен для творчески мыслящих личностей, второй, основанный на условном инстинкте и стремлении «быть как все», — для тех, кто не обладает достаточным уровнем творческих способностей или сознательно их не использует.

Автоматическое поведение, следование чужим ценностям выступают своеобразным способом укоренения в социуме через отождествление своего существования с более значимыми ценностями. Отказ от выбора, собственного мнения, предпочтения — есть выбор и предпочтение привычки, стандарта, стереотипа, моды, традиции, осуществленный однократно и избавляющий от необходимости оценивания в дальнейшем.

Это своеобразное решение проблемы существования как обретения гомеостаза – состояния, при котором напряжение сведено к минимуму.

Сфера инстинктов, таким образом, оказывается в основании важнейших витальных и экзистенциальных ценностей личности. Тяга к существованию, его продлению и совершенствованию кроется в природной сущности человека.

Однако личность оказывается уникальным типом животного, способного не подчиниться биологической программе и наделить высшей ценностью жизнь Другого и даже собственную смерть во имя этого.

Продление своего бытия в жизни других выступает еще одним вариантом решения экзистенциально-эссенциальной проблемы вечности без потери смысла.

в) чувственное в природе ценности Что касается чувственности, области «страстей», «аффектов», то рождаемые здесь устремления направлены, прежде всего, к достижению удовольствия, радости, наслаждения от самой жизни и ее возможностей.

Диапазон ценностей, формирующихся под влиянием чувственности, предельно широк: от многочисленных источников того, что дает наслаждение и удовольствие, до презрения к ним, которое тоже видится как высшее наслаждение.

Классификация видов удовольствия, данная Эпикуром, показывает, что большая часть из них не является результатом природной необходимости, а, следовательно, значительная часть страстей проистекает не из нашей биологической природы, а из природы социальной. Потребность в пище, воде, тепле не предполагает пресыщенности, насилия, погони за богатством или славой.

Но, несмотря на это, все негативные качества личности, как правило, связываются с «чувственной распущенностью», преобладанием чувств над разумом и т.д. В то же время пороки, в которых обвиняют физическую природу человека, формируются не генетически, а приобретаются в процессе социализации.

Вероятно, чувственность – только основа, на которой могут произрасти как пороки, так и добродетели. С одной стороны, господство чувств может вызвать жадность, развращенность, властолюбие, с другой — щедрость, любовь, эстетическую радость.

Ценность формируется под влиянием чувственности, и значительная часть переживаний, высвечивающих, что является значимым для существования личности и ее наполнения смыслом, связана именно с неосознанным чувственным опытом, который далеко не всегда подчинен природной целесообразности.

Наиболее подробно тему чувственности исследует Г. Буркхардт, делая вывод об ее исключительной ценности в межличностном бытии в силу того, что из нее рождается все экзистенциальное общение.

Он подчеркивает, что «основу экзистенциального общения мы находим в непосредственности чувственного самораскрытия», а сама чувственность есть «чистая открытость»103, основа гармоничности, эстетического и этического восприятия мира, утраченная механической, «обесчувствленной» цивилизацией Запада.

Осознание того, что человек не может жить только чувствами, привело к тому, что их роль стала оцениваться как второстепенная и неконструктивная. Подобные выводы в основном характерны для западной цивилизации.

И можно только согласиться с немецким философом в том, что утрата ценности чувственного отношения превращает «открытого» человека в «закрытого», формирует тотальные государства и механическое мировоззрение.

Итак, очевидна взаимосвязь между эмоционально-волевой, чувственной способностью индивида и оценивающим процессом: то, что приятно и вызывает положительные эмоции, наделяется высокой оценкой, в то время как то, что вызывает боль, страдание – оценивается негативно.

Чувственность, относящаяся к неосознанным сторонам психики, оказывается одним из фундаментов ценностного отношения. В то же время в истории человечества немало примеров, когда чувственное удовольствие и наслаждение Буркхардт Г. Непонятая чувственность // Это человек: Антология. М.

, 1995. С. 143-144.

рассматриваются как преграда на пути к более высоким формам совершенства и трактуются негативно.

Такая оценка связана с пониманием неразрывности наслаждения и страдания, где первое неизбежно влечет за собой второе (буддизм, стоицизм).

Оценивание бытия в этом случае оказывается результатом осмысления последствий выбора, сделанного на основе чувственности. Как видно, ценностное отношение может формироваться как на чувственной, так и на сознательной мотивации.

Большинство ценностей, формирующихся под влиянием чувственности (красота, удовольствие, наслаждение и т.д.) призваны наполнить существование личности радостью восприятия, положительной «энергией» творчества, богатством способов наслаждения жизнью.

Если при этом индивид надеется на вечное послесмертное бытие, он видит его наполненным блаженством и удовлетворением всех потребностей.

Если человек рассматривает жизнь как конечную и единственную, то его желание наслаждаться жизнью здесь-и-теперь свидетельствует о стремлении к приращению ее качества или полноты.

Личность, способная к творчеству ценностей эстетического или гедонического содержания, реализует возможность увековечения своей субъективности в феноменах искусства и переживаниях публики. Сфера чувств, таким образом, оказывается одной из составляющих экзистенциально-ценностного отношения к миру.

г) фактор интуиции Следует заметить, что бессознательное основание бытия личности включает не только инстинктивную, чувственную и волевую сферы, но также и интуитивные способности, «неподвластные» осознанию.

В отличие от предыдущих сфер, интуиция часто оценивается как высшая духовная деятельность, а в ряде философских школ как единственный достоверный источник знаний и сущности мира. Как утверждали русские интуитивисты Н.О. Лосский, С.Л.

Франк, внутреннее бытие есть единство переживания и пережитого, сознательного и подсознательного, индивидуального и всеединого.

Интуитивность не объяснима логически, а, следовательно, не может быть антиномичной, разграниченной, фрагментарной, то есть не обладает свойствами, искажающими познание. Интуиция выступает высшей формой бессознательного и выражает природное стремление к гармоничному существованию, возникающее спонтанно, иррационально.

Интуиция каждого человека также индивидуальна, как и чувственность, интеллект, темперамент. Поэтому варианты гармоничного существования в каждом случае уникальны. Интуитивные способности разделяют на первичные, связанные с чувственно-образным восприятием, вторичные – умозрительные и высшие – мистические104. Каждый вид выступает формой отношения См. Лосский Н.О.

Чувственная, интеллектуальная и мистическая интуиция / Сост. А.П. Поляков. М., 1995. С. 336-337.

Pages:     | 1 |   …   | 14 | 15 || 17 | 18 |   …   | 39 | Книги по всем темам

Источник: http://knigi.dissers.ru/books/1/5528-16.php

«1 Л.В. Баева Ценностные основания индивидуального бытия: опыт экзистенциальной аксиологии Монография УДК 17 (075.8) ББК 87.61 Б Печатается по решению кафедры …»

б)              инстинкты и ценности: Сфера инстинктов, чувственности, подробно исследуемая в физиологии
Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   …   | 6 |

— [ Страница 3 ] —

Понимание ценности как значимости, обусловленной личным переживанием субъекта на первый взгляд предполагает доминирование бессознательного фактора в ее природе.

Но включение смыслового компонента в структуру ценности уже не позволяет столь однозначно сводить ценностное отношение к феноменам бессознательного в психике индивида.

Для того чтобы выяснить, какова роль сознательных (осознанных) и бессознательных (неосознанных) процессов в актах оценивания обратимся к анализу ценности с позиции доминирования каждого из факторов.

Структура ценности включает, с одной стороны, переживания, имеющие эмоционально-чувственную, интуитивно-образную природу, а с другой, смыслы, связанные с той деятельностью мышления, которая характеризуется как осознанная. Из этого следует, что ценность представляет собой специфический комплекс неосознанных и сознательных актов субъективной реальности. В чем же состоит роль каждого из них в процессе становления ценности?

Если опираться на традицию классического психоанализа, следует признать, что логически и понятийно описать бессознательные феномены мы не способны. Поэтому все рассуждения о том, что в структуру ценности входят переживания страха, тревоги, влечения и т.д., строго говоря, будут противоречить самому определению бессознательного как алогичного, внерационального.

Однако повсюду в психологии мы встречаем теории бессознательного, выстроенные на основе логических законов. Вероятно, это означает, что бессознательное в большинстве случаев понимается учеными и философами как то, что в принципе может стать доступным осознанию, но пока не является таковым.

Так, современный исследователь проблемы сознания Дж.

Серл определяет бессознательное как интенциональные ментальные состояния, которые «есть возможная сознательная мысль или опыт»101, и которые еще не стали объектом осознания, или подверглись «вытеснению».

Если опираться на такую трактовку бессознательного, то в процессе описания неосознанных оснований ценности вполне допустимы как логический анализ, так и использование научного понятийного аппарата.

Бессознательное в природе ценностного отношения связано, с одной стороны, с инстинктивными влечениями, чувственностью, а с другой, с интуитивными способностями. Эти стороны взаимосвязаны, но качественно отличаются друг от друга. Обратимся к рассмотрению роли каждой из них в процессе формирования ценностного отношения.

Серл Дж. Открывая сознание заново. М., 2002. С. 154.

б) инстинкты и ценности Сфера инстинктов, чувственности, подробно исследуемая в физиологии человека, в философии традиционно не относилась к разряду основных объектов внимания. Ее изучение сопутствовало, с одной стороны, анализу телесной составляющей в природе человека, и с другой – выявлению форм познания.

Человек как существо, находящееся во власти инстинкта, в религиозной философии оценивался как низшая стадия духовного развития личности, что во многом предопределило пренебрежение к исследованию бессознательной биологической сферы в природе человека вплоть до эпохи секуляризма.

Но и современная философия в лице психоанализа, непосредственно обратившаяся к изучению этого пласта психической жизни, закрепила за сферой инстинктов самые негативные детерминанты поведения.

Отсюда физическая природа человека зачастую оценивается определенной философско-религиозной традицией как причина аморального, животного, порой преступного отношения к ближним, а чувственность – как преобладание страстей и эмоций, лишающих человека его человечности. В то же время Ф.

Брентано отмечал, что «наша симпатия и антипатия, точно так же как и гадательные суждения, зачастую представляют собой всегонавсего инстинктивные или привычные импульсы»102. Попробуем разобраться, какие ценностные отношения формирует сфера инстинктов и чувственности, и всегда ли они эгоистичны и асоциальны.

Прежде всего, отметим, что инстинкт есть некий отлаженный механизм взаимоотношений субъекта и среды, нацеленный на устойчивое обеспечение средств жизнедеятельности, который наследуется генетически или приобретается в опыте.

Доминирующие инстинкты в психике человека включают самосохранение, размножение, утверждение своего влияния (как вида и как особи).

Инстинкт для животных выступает формой выражения предпочтения определенного варианта существования в среде.

Ценностные отношения, которые формируются исходя из этих неосознанных устремлений, связывают главные приоритеты существования с заботой о жизни, потомстве (детях и семье, будущем поколении), о жилище (Доме бытия), своей этнической и социальной общности, и о том, что способствует укреплению этого.

Таким образом, ведущие витальные ценности, и главная среди них ценность – Жизнь, складываются под влиянием сферы инстинктов. Этим целевым ценностям сопутствуют и ценности-средства, обеспечивающие или усиливающие значение и влияние первых, к таковым относятся: здоровье, нестрадание (удовольствие), любовь, родина, собратья и т.д.

Но девиз «живи и дай жить другим» не является естественным принципом отношений тех, кто не обладает осознанием ценности Другого. Поэтому следует отметить, что сфера инстинктов формирует отношения, которые способствуют утверждению Своей жизни, Своего потомства, Своего дома, Своего рода, а, следовательно, предопреБрентано Ф.

О происхождении нравственного сознания. СПб., 2000. С. 55.

деляют вражду со всем Чуждым. Нравственные и социальные ценности, закрепляющие значимость Другого, в этом смысле противостоят бессознательной сфере инстинктов. Но именно эта сфера оказывается основанием ценности самого себя, снятие которой расценивается как нравственное становление.

Утверждение само-ценности возможно через переживание своей особенности, исключительности, не тождественности единичности Другого. Еще С. Кьеркегор говорил о том, что бесконечная заинтересованность в единичности Другого составляет основу как чувственной, так и нравственной жизни.

Можно добавить, что единичность и ценность Другого постигается и переживается только благодаря ощущению значимости собственной индивидуальности и ощущению своего подобия другому.

«Ценности по привычке» также являются вариантом проявления инстинктивного источника ценностного отношения. Стереотипное мышление и оценивание оказываются выражением стремления к стадному образу жизни, где творчество и ответственность за собственный выбор подвергаются вытеснению ради покоя и безответственности.

Выбор ценностей и следование в направлении чьих-то ценностей – два основных вида ценностного отношения. И если первый характерен для творчески мыслящих личностей, второй, основанный на условном инстинкте и стремлении «быть как все», для тех, кто не обладает достаточным уровнем творческих способностей или сознательно их не использует.

Автоматическое поведение, следование чужим ценностям выступают своеобразным способом укоренения в социуме через отождествление своего существования с более значимыми ценностями. Отказ от выбора, собственного мнения, предпочтения есть выбор и предпочтение привычки, стандарта, стереотипа, моды, традиции, осуществленный однократно и избавляющий от необходимости оценивания в дальнейшем.

Это своеобразное решение проблемы существования как обретения гомеостаза – состояния, при котором напряжение сведено к минимуму.

Сфера инстинктов, таким образом, оказывается в основании важнейших витальных и экзистенциальных ценностей личности. Тяга к существованию, его продлению и совершенствованию кроется в природной сущности человека.

Однако личность оказывается уникальным типом животного, способного не подчиниться биологической программе и наделить высшей ценностью жизнь Другого и даже собственную смерть во имя этого.

Продление своего бытия в жизни других выступает еще одним вариантом решения экзистенциально-эссенциальной проблемы вечности без потери смысла.

в) чувственное в природе ценности Что касается чувственности, области «страстей», «аффектов», то рождаемые здесь устремления направлены, прежде всего, к достижению удовольствия, радости, наслаждения от самой жизни и ее возможностей.

Диапазон ценностей, формирующихся под влиянием чувственности, предельно широк: от многочисленных источников того, что дает наслаждение и удовольствие, до презрения к ним, которое тоже видится как высшее наслаждение.

Классификация видов удовольствия, данная Эпикуром, показывает, что большая часть из них не является результатом природной необходимости, а, следовательно, значительная часть страстей проистекает не из нашей биологической природы, а из природы социальной. Потребность в пище, воде, тепле не предполагает пресыщенности, насилия, погони за богатством или славой.

Но, несмотря на это, все негативные качества личности, как правило, связываются с «чувственной распущенностью», преобладанием чувств над разумом и т.д. В то же время пороки, в которых обвиняют физическую природу человека, формируются не генетически, а приобретаются в процессе социализации.

Вероятно, чувственность – только основа, на которой могут произрасти как пороки, так и добродетели. С одной стороны, господство чувств может вызвать жадность, развращенность, властолюбие, с другой щедрость, любовь, эстетическую радость.

Ценность формируется под влиянием чувственности, и значительная часть переживаний, высвечивающих, что является значимым для существования личности и ее наполнения смыслом, связана именно с неосознанным чувственным опытом, который далеко не всегда подчинен природной целесообразности.

Наиболее подробно тему чувственности исследует Г. Буркхардт, делая вывод об ее исключительной ценности в межличностном бытии в силу того, что из нее рождается все экзистенциальное общение.

Он подчеркивает, что «основу экзистенциального общения мы находим в непосредственности чувственного самораскрытия», а сама чувственность есть «чистая открытость»103, основа гармоничности, эстетического и этического восприятия мира, утраченная механической, «обесчувствленной» цивилизацией Запада.

Осознание того, что человек не может жить только чувствами, привело к тому, что их роль стала оцениваться как второстепенная и неконструктивная. Подобные выводы в основном характерны для западной цивилизации.

И можно только согласиться с немецким философом в том, что утрата ценности чувственного отношения превращает «открытого» человека в «закрытого», формирует тотальные государства и механическое мировоззрение.

Итак, очевидна взаимосвязь между эмоционально-волевой, чувственной способностью индивида и оценивающим процессом: то, что приятно и вызывает положительные эмоции, наделяется высокой оценкой, в то время как то, что вызывает боль, страдание – оценивается негативно.

Чувственность, относящаяся к неосознанным сторонам психики, оказывается одним из фундаментов ценностного отношения. В то же время в истории человечества немало примеров, когда чувственное удовольствие и наслаждение Буркхардт Г. Непонятая чувственность // Это человек: Антология. М.

, 1995. С. 143-144.

рассматриваются как преграда на пути к более высоким формам совершенства и трактуются негативно.

Такая оценка связана с пониманием неразрывности наслаждения и страдания, где первое неизбежно влечет за собой второе (буддизм, стоицизм).

Оценивание бытия в этом случае оказывается результатом осмысления последствий выбора, сделанного на основе чувственности. Как видно, ценностное отношение может формироваться как на чувственной, так и на сознательной мотивации.

Большинство ценностей, формирующихся под влиянием чувственности (красота, удовольствие, наслаждение и т.д.) призваны наполнить существование личности радостью восприятия, положительной «энергией»

творчества, богатством способов наслаждения жизнью. Если при этом индивид надеется на вечное послесмертное бытие, он видит его наполненным блаженством и удовлетворением всех потребностей.

Если человек рассматривает жизнь как конечную и единственную, то его желание наслаждаться жизнью здесь-и-теперь свидетельствует о стремлении к приращению ее качества или полноты.

Личность, способная к творчеству ценностей эстетического или гедонического содержания, реализует возможность увековечения своей субъективности в феноменах искусства и переживаниях публики. Сфера чувств, таким образом, оказывается одной из составляющих экзистенциально-ценностного отношения к миру.

г) фактор интуиции Следует заметить, что бессознательное основание бытия личности включает не только инстинктивную, чувственную и волевую сферы, но также и интуитивные способности, «неподвластные» осознанию.

В отличие от предыдущих сфер, интуиция часто оценивается как высшая духовная деятельность, а в ряде философских школ как единственный достоверный источник знаний и сущности мира. Как утверждали русские интуитивисты Н.О. Лосский, С.Л.

Франк, внутреннее бытие есть единство переживания и пережитого, сознательного и подсознательного, индивидуального и всеединого.

Интуитивность не объяснима логически, а, следовательно, не может быть антиномичной, разграниченной, фрагментарной, то есть не обладает свойствами, искажающими познание. Интуиция выступает высшей формой бессознательного и выражает природное стремление к гармоничному существованию, возникающее спонтанно, иррационально.

Интуиция каждого человека также индивидуальна, как и чувственность, интеллект, темперамент. Поэтому варианты гармоничного существования в каждом случае уникальны. Интуитивные способности разделяют на первичные, связанные с чувственно-образным восприятием, вторичные – умозрительные и высшие – мистические104. Каждый вид выступает формой отношения См. Лосский Н.О.

Чувственная, интеллектуальная и мистическая интуиция / Сост. А.П. Поляков. М.,

1995. С. 336-337.

субъекта к объекту и, следовательно, может иметь ценностный аспект. При этом интуитивная основа зачастую имеет решающее значение для оценивания, даже если идет вразрез с практическим опытом. Интуиция помогает гораздо раньше отличить добро от зла, чистоту от подлости, чем опыт и логика. Поэтому именно интуитивное восприятие во многом и формирует ценностную картину мира личности.

А. Бергсон связывает интуицию с реализацией творческого, а, следовательно, личностного начала105. В этом, по его мнению, состоит процесс эволюции жизни на высшем уровне сознания. Интуиция способствует развитию и познанию жизни, сознания, в то время как интеллект способен только к познанию неживого, механического. Н.О.

Лосский уже не разделяет интуицию и интеллект, отмечая в этом случае различие между интеллектуальной и мистической интуицией, где последняя связана с познанием «металогического» мира.

Но в каждом из вариантов интуиция оказывается формой выражения отношения к жизни и духу как ценности: «Ценность бытия также воспринимается непосредственно; это – аксиологическая интуиция; особенно важные ее виды представляют собою нравственный и эстетический опыт»106.

Если, объясняя сущность ценности, мы разграничиваем субъект и объект, стремимся выявить их отношения и влияния, то, изучая интуицию, мы ищем возможность их объединения. Интуиция как созерцание сущности объекта не разделяет, а связывает субъекта и мир.

В индуистской традиции, например, для постижения истины необходимо тождество с миром, которое достигается через понимание себя как самого Брахмана. «Брахман один, но он является причиной множества. Другой причины нет. Брахман – это и есть ты. Сосредоточь свое сознание на этой истине», – учит Шанкара107.

Подобные идеи пронизывают и учение о Дао как едином во всех вещах принципе гармонии, и христианские догматы о присутствии Бога в каждом человеке, и суфийские идеи о поиске внутреннего Я как Бога. В этих вариантах мистического интуитивизма ценность субъекта оказывается равной ценности объекта, главным (единственным) из которых выступает Бог.

Следствием этого оказывается предельно высокое оценивание Я как всеединого с Богом или как имеющим сущность в Боге. Традиции расходятся лишь в степени пантеизма. Если даосизм утверждает, что Дао присутствует во всем, то индуизм, христианство и ислам подразумевают, что Бог лишь в том, кто обладает сознанием, душой. Отсюда – различия в оценивании мира и человека.

Общим во всех вариантах выступает методология понимания себя как Бога – интуитивизм. Интуиция, таким образом, оказывается основанием для отождествления субъекта с Абсолютом и в этом смысле, источником возрастания ценности собственного Я и ценноСм. Бергсон А. Творческая эволюция. М., 2001. С. 184-240.

Лосский Н.О. Чувственная, интеллектуальная и мистическая интуиция / Сост. А.П. Поляков. М., 1995.

С. 337.

Хаксли О. Вечная философия. М., 1997. С. 17.

сти Другого, аналогичного Я, также равного Богу. В этом можно увидеть еще один вариант решения проблемы смерти и бессмертия.

Р. Штайнер полагает, что основой ценностного стремления развитой личности является интуиция, которая и отражает субъективное волеизъявление. Человек «действует так, как он хочет, то есть сообразно своим этическим интуициям»108, отмечает автор «Философии свободы».

И в основе этих «интуиций» лежит не стремление к удовольствию, а реализация свободного «духовного воления». Р. Штайнер поясняет, что стремления к физическому удовольствию также могут выступать основой ценности, но это характерно для «незрелых» в духовном отношении людей.

В существе «созревшего» человека содержится целостность, включающая и желания, проистекающие из духа.

Из этого следует, что низшие физические потребности и стремление к удовольствию составляют инстинктивную бессознательную природу ценности, а высшие духовно-нравственные устремления

– ее интуитивную бессознательную природу. В этом подходе природа ценности трактуется как чисто бессознательная и, следовательно, связанная только с переживанием и значимостью. Однако духовное развитие личности, в первую очередь, связано с нравственной сферой.

Нравственное отношение непосредственно связано с полаганием смыслов, которые для духовно развитой личности не сводятся к эгоистическим или гедонистическим стремлениям.

Духовно-нравственное развитие предполагает осмысление, осознание своей природной потребности, желания, а также того, что выступает внешней, объективной детерминантой, и на этом основании – выбор приоритета и поведения, преодолевающее эти факторы.

Итак, бессознательное как составляющая часть субъективности оказывается сферой, способной вызвать как эгоистические, так и альтруистические ценности, формировать как низшие, примитивные ценности, так и высшие, трансцендентные. Но бессознательное – не только выражение субъективности, это сфера, формирующаяся в условиях коллективного бытия и коллективного переживания.

Исследователи-психоаналитики доказывают, что людей объединяет не только следование одним и тем же природным инстинктам, но и стремление к одним и тем же духовным архетипическим ориентирам. Это объясняет то, что ценности при всем многообразии отношений к реальности имеют сходные черты и являются типичными для многих людей. Но даже если принять во внимание все аргументы Г.

Юнга и Э. Фромма, то бессознательную сферу не следует рассматривать как полностью надындивидуальную. Одни и те же коллективные образы, символы переживаний, влечений, страданий проявляются во внутреннем бытие каждой личности совершенно особым образом.

Это касается как наиболее общих архетипов Матери и Отца, так и специфических символов Души, Бога, Природы, Воды, Огня и т.д. Коллективность психической жизни – умозрительный вывод, основанный на многочисленной практике анаШтайнер Р. Философия свободы. Калуга, 1994.

С. 203.

логичных переживаний внутренних актов интуитивных видений. Их типологии всегда условны и каждый специалист понимает, что одни и те же образы (называемые одинаково) могут иметь различное толкование, смысл и значимость для индивида. Это следует иметь в виду и при исследовании бессознательных переживаний больших коллективов людей, цивилизации в целом.

Интуиция оказывается сферой, способствующей отбору и оцениванию внешних и внутренних феноменов и явлений с позиции определения их возможности совершенствования бытия личности. Бессознательно осуществляется выбор тех или иных качеств, которые способствуют внесению смысла, обретению полноты жизни, продлевают ее физически или в сознании других людей.

Даже выбор в пользу разрушения и гибели других интуитивно предполагает надежду на память о содеянном в сознании врагов или человечества в целом (например, разрушение Парфенона Геростратом). Выбор позитивных, жизнеутверждающих ценностей (жизни, духовности, здоровья, красоты, молодости, силы, радости, знания и т.д.

) отражает интуитивное ощущение того, что есть полнота, совершенство бытия и чего именно не достает до этой целостности.

Анализ индивидуального бытия приводит нас к выводу о том, что неосознанная сфера психики индивида, включающая в себя как чувственные, инстинктивные, волевые, так и интуитивные способности и акты выступает важнейшим источником формирования ценностей, поскольку именно здесь закладываются основания субъективности личности, возникают индивидуальные переживания положительного или отрицательного наполнения, влияющие на определенное отношение к миру и себе с позиции не достаточного совершенства и восполнения не достающего качества, а также устремление и активность для изменения в желаемом направлении.

2.3. ФАКТОР СОЗНАНИЯ И ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ ЦЕННОСТЕЙ

Источник: http://doc.knigi-x.ru/22monografiya/20929-3-1-baeva-cennostnie-osnovaniya-individualnogo-bitiya-opit-ekzistencialnoy-aksiologii-m.php

Scicenter1
Добавить комментарий