Бенедикт (Барух) Спиноза: (1632 — 1677) — нидерландский философ. Родился в семье купца.

Спиноза (spinoza, espinosa) бенедикт (барух) (1632—1677) — нидерландский философ. родился в амстердаме

Бенедикт (Барух) Спиноза:  (1632 - 1677) - нидерландский философ. Родился в семье купца.

СПИНОЗА(Spinoza, Espinosa) Бенедикт (Барух) (1632—1677) — нидерландский философ. Родился в Амстердаме в семье купца, принадлежавшего к еврей­ской общине. Первое образование получил в духовном училище, готовившем раввинов. За увлечение светски­ми науками и современной ему философией в 1656 на С.

руководителями общины был наложен «херем» (великое отлучение и проклятие). С. вынужден был покинуть Амстердам. Основные сочинения: «Основы философии Декарта» (1663), «Богословско-политический трактат» (1670), «Этика, доказанная в геометрическом порядке» (1677) и «Трактат об усовершенствовании разума» (1677).

В своей онтологии, следуя традиции пантеизма, С. провозглашает единство Бога и природы, что было им выражено в идее единой, вечной и бесконечной суб­станции. Эта субстанция является причиной самой себя (causa sui), т.е. она, во-первых, существует сама в себе и, во-вторых, представляется сама через себя.

Качествен­ные характеристики субстанции, когда ум представляет себе нечто как ее необъемленное свойство, как сущ-

ность субстанции, называются атрибутами. Атрибут имеет с субстанцией одно общее и одно отличительное свойство. Общее свойство состоит в том, что атрибут существует сам в себе (по существу есть сама субстан­ция), а отличительное — то, что атрибут представляется через другое (через ум).

Хотя число атрибутов бесконеч­но, человеческому уму открываются только два из них — протяженность и мышление. Если Декарт дуали­стически противопоставлял протяжение и мышление как две самостоятельные субстанции, то С. монистиче­ски усматривает в них два атрибута одной субстанции.

Бесконечно многообразные вещи чувственного и умо­постигаемого мира суть модусы — различные состоя­ния единой субстанции. Модус существует в другом и представляется через другое. Бесконечное множество модусов возникает из необходимости божественной природы. Бог является имманентной причиной модусов как атрибута протяжения, т.е.

вещей чувственного мира, так и атрибуты мышления — вещей умопостигаемого мира. Так что любой модус заключает в себе сущность Бога. Познавая модусы, мы познаем субстанцию. Среди прочих С. выделяет бесконечные модусы.

Бесконечный модус движения и покоя связывает другие модусы атри­бута протяжения с субстанцией, мыслимой в этом атри­буте; бесконечный модус беспредельного разума (intellectus infmitus) связывает другие модусы атрибута мыш­ления с субстанцией, мыслимой через этот атрибут. В гносеологии С. выделяет три рода познания.

Первый род познания есть познание чувственное, называемое также мнением, или воображением. Этот вид знания да­ет смутные идеи и зачастую приводит к заблуждению. Второй род познания составляет понимание (intellectio), дающее уже отчетливое представление модусов. К по­ниманию относится деятельность рассудка (ratio) и ра­зума (intellectus).

Третий и высший род — это интеллек­туальная интуиция, или непосредственное усмотрение истины. Благодаря интуиции можно постигать вещи под углом зрения вечности, т.е. рассматривать модусы как формы единой субстанции. Разделяя позиции математи­ческого естествознания и рационалистского метода Де­карта, С. выступает сторонником детерминизма и про­тивником телеологии.

Так, признание «конечных при­чин» наравне с необходимостью С. называет предрас­судком. Ведь если существуют «конечные причины», то, как отмечает С., Бог имел бы стремление к тому, чего у него нет, тогда субстанция оказывается несовершенной. В антропологии С. отвергает идею свободы воли. Сво­бодной следует считать такую вещь, которая из одной необходимости своей собственной природы определяет­ся сама собой к действию. Но таковой, по определению, является лишь субстанция. Отождествляя свободу с по-

знанием, С. соотносит с понятием субстанции идею «свободной необходимости», совмещающей в себе не­обходимость и свободу как два момента в субстанции, самораскрывающейся в познании. Этика С. строится на том, что человек должен руководствоваться в своей дея­тельности исключительно разумом. С.

заложил основы научной критики Библии и выдвинул идею интеллекту­альной любви к Богу: «познающий себя самого и свои аффекты ясно и отчетливо любит Бога». По утвержде­нию Гегеля, учение С. является «существенным нача­лом» всякого философствования. [См.

также «Этика»(Спиноза).]

А.Н. Шуман

Предыдущая319320321322323324325326327328329330331332333334Следующая

Дата добавления: 2014-12-20; просмотров: 699; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/1-104818.html

Бенедикт Спиноза

Бенедикт (Барух) Спиноза:  (1632 - 1677) - нидерландский философ. Родился в семье купца.

Рис. 5.2. Бенедикт Спиноза

Бенедикт Спиноза (Барух д’Эспиноза, лат. Benedictusde Spinoza; 1632— 1677) — нидерландский философ, натуралист. Барух (имя, данное при рождении) дс Спиноза (рис. 5.2) родился в еврейской семье, которая бежала из Португалии в либеральные в отношении этничности и вероисповедания Нидерланды.

Барух родился в еврейском квартале Амстердама, где его отец, происходивший из уважаемого рода, занимался торговлей. Барух был четвертым ребенком в семье и вторым от второго брака его отца, женившегося три раза. Мать, не сумевшая адаптироваться к влажному климату, умерла, когда Баруху было шесть лет.

Спиноза, как и все мальчики в общине, начал свое обучение в религиозной школе «Эц Хаим». Наряду с изучением иврита, религиозных книг, Барух знакомится в школе с работами Аристотеля и Ибн-Рушда.

Он отличался пытливым умом и жаждой познания; чтобы читать философские трактаты, он берет уроки латыни, изучает итальянский, португальский, испанский, французский языки.

Научные интересы Баруха выходили далеко за пределы иудаизма, а его исторический анализ религиозной литературы привел к тому, что его исключили из еврейской общины в 1656 г. Тогда Спиноза принимает имя Бенедикт и ненадолго уезжает в пригород Амстердама.

По возвращении Спиноза поступает в частный колледж ван ден Эндена, где изучает древние языки (латынь и греческий) и философию от античности до современных ему авторов, естественные науки, искусства (рисование), ремесло (шлифовка линз). Наибольшее впечатление в этот период на Спинозу произвели труды Рене Декарта.

Он даже взял его манеру написания работ — геометрическим способом.

Деятельность Спинозы вызывает недовольство еврейской общины и просьбу синагоги выдворить Спинозу за пределы Амстердама. По этой причине в 1660 г. Спиноза переезжает в деревню Рсйнсбург близ Лейдена, в 1663 г. — в Ворбюрг, а в 1670 г. — в Гаагу. Там он пишет философские трактаты и занимается шлифовкой линз.

В это время его приглашают преподавать в Гейдельбергский университет, но он отказывается, мотивируя это тем, что не может поступиться свободой в высказывании мыслей в угоду кому-либо, даже несмотря на стесненное материальное положение. В 1677 г. в возрасте 44 лег Спиноза умирает от туберкулеза.

После смерти его труды были изданы в Амстердаме без указания имени автора и сразу после выхода в свет запрещены.

Основные труды. «О Боге, человеке и его счастье», «Трактат об усовершенствовании разума и о пути, которым лучше всего направляться к истинному познанию вещей», «Основы философии Декарта, доказанные геометрическим способом», «Богословско-политический трактат», «Еврейская грамматика», «Этика, доказанная в геометрическом порядке и разделенная на пять частей».

Философское учение. Философские идеи Спинозы по большей части изложены в трактате «Этика». Эта работа написана геометрическим способом, где основные положения его учения представлены как аксиомы, теоремы и леммы.

В центре его философской доктрины лежит идея существовании единой субстанции, с помощью которой он стремился преодолеть дуализм Декарта в понимании мироздания. По мнению Спинозы, существует единая субстанция — Бог, которая есть причина самой себя и неизбежна в своем существовании.

Бог действует по собственным внутренним законам, на него не влияют никакие внешние факторы, он абсолютно свободен. Субстанция имеет бесчисленное множество атрибутов (сущностных характеристик), в ряду которых res cogita и res existia — атрибуты мышления и протяженности, данные человеку для познания как взгляд изнутри и взгляд снаружи.

«Бог, или субстанция, состоящая из бесконечно многих атрибутов, из которых каждый выражает вечную и бесконечную сущность, необходимо существует»[1]. «Под атрибутом я разумею то, что ум представляет в субстанции как составляющее ее сущность»[2]. Бог и его атрибуты вечны.

В этой связи Бог находится везде, и он есть все; здесь взгляды Спинозы пересекаются с воззрениями философов эпохи Возрождения Кузан- ским и Телезио. В философии существует мнение о принадлежности Спинозы к материализму и атеизму, но все же стоит учитывать особенности культуры, в которой произошло становление философа.

Конечно, его Бог априори не мог быть личным христианским Богом, а его наличие в философской доктрине Спинозы не может свидетельствовать о полном атеизме. Кроме субстанции и ее атрибутов существуют модусы. «Под модусом я разумею состояние субстанции (Substantiae affectio), иными словами, то, что существует в другом и представляется через это другое»[2].

Модусы — это вещи, определенные, бесконечные и конечные во времени и пространстве, одно из состояний субстанции. Состояние субстанции в данном случае имеет для Спинозы физический смысл, как пар или лед — это состояния воды.

Бесконечные модусы порождены бесконечными атрибутами, например движение — бесконечный модус атрибута протяженности, при этом существуют конечные модусы — единичные модификации бесконечных модусов. «Бог составляет производящую причину (causa efficient) не только существования вещей, но и сущности их»[4]. Все вещи детерминированы Богом и несвободны от него и его свойств. Между модусами существует возможность взаимодействовать друг с другом, поскольку они связаны между собой общностью происхождения и детерминации. Таким образом, Бог есть природа порождающая, а мир — природа порожденная.

Антропологические и психологические взгляды. Сущность человека возможна, но не необходима. Спиноза допускает равновеликую вероятность существования и не-существования человека.

«Следовательно, сущность человека составляет нечто существующее в Боге, что без Бога не может ни существовать, ни быть представляемо, иными словами, состояние или модус, выражающий природу бога известным и определенным образом»[5].

Человек есть соединение двух модусов — модуса мышления и протяжения, именно поэтому они (модусы) доступны ему для познания. Душа — модус мышления, а тело — модус протяжения. Душа как модус мышления, происходящая из атрибута мышления, бесконечна, т.е. она вечна.

Душа является частью разума Бога, но частью его разума являются и другие вещи, сущность которых не доступна адекватному познанию человеком, поскольку вещи внешни по отношению к человеку и не составляют сущность его души.

При этом в душе есть понятие о вещи (именно это знание заложено в человеке изначально), и поэтому душа способна воспринимать и познавать вещи. Так у Спинозы, как и Декарта, существует представление о врожденных идеях (понятиях).

Объектом души является тело, причем актуально существующее, поскольку человек воспринимает состояния своего тела, поэтому человеческое тело существует так, как человек его ощущает. Душа есть познание человеческого тела. Тело и душа образуют единство, поэтому тело — это протяженная душа, а душа — мыслящее тело.

Чем в большее число состояний способно приходить тело, тем больше человеческая душа способна к восприятию. Более того, человеческая душа воспринимает не вещи, а именно состояния тела, которые вызваны взаимодействием с другими телами. Образы восприятия формируются при непосредственном воздействии вещей на тело.

Образы восприятия могут быть ложными, поскольку формируются в отсутствии понятий. Душа воспринимает не только состояния тела, но и идеи этих состояний, т.е. рефлексирует, и образы восприятия становятся более четкими. При этом идеи состояний тела — смутные, поэтому душа познает тело не всегда адекватно. Все понятия истинны, так как относятся к Богу. Память имеет ассоциативную природу: вспоминая одну вещь, мы тут же вспоминаем и те вещи, которые сопутствовали ей при восприятии. Память при этом сцеплении идей, выражающих природу вещей, сообразно состояниям тела, которые были вызваны взаимодействием тела с этими вещами. Мышление — атрибут Бога, в нем содержатся адекватные и всеобщие идеи

(понятия). Всеобщие идеи могут возникать из обобщения беспорядочного опыта, что Спиноза называет мнением или воображением. Наличие адекватных идей о свойствах вещей является познанием рассудком, или познанием второго рода. Помимо этих двух родов знания существует интуитивное познание, познание третьего рода.

Взаимосвязь души и тела проявляется прежде всего в аффектах. «Аффект, называемый страстью души, есть смутная идея, в которой душа утверждает большую или меньшую, чем прежде, силу существования своего тела или какой-либо его части и которой сама душа определяется к мышлению одного преимущественно перед другим»[6].

Аффекты могут быть активными и пассивными. Активный аффект ведет человека к самосохранению через познание посредством разума причин мироздания, т.е. Бога. В соответствии с таким определением в познании Бога заключается высшее благо, т.е. удовольствие.

«Так как разум не требует ничего противного природе, то он требует, следовательно, чтобы каждый любил самого себя, искал для себя полезного, что действительно полезно, и стремился ко всему тому, что действительно ведет человека к большему совершенству, и вообще чтобы каждый, насколько это для него возможно, стремился сохранять свое существование»[7]. Активность субъекта зависит от адекватности идеи, которая руководит в это время его действиями, пассивный аффект препятствует действиям человека, поскольку связан с неадекватными идеями. «Сущность души состоит из идей адекватных и неадекватных, следовательно, имеет ли она те или другие идеи, она стремится пребывать в своем существовании, и притом в продолжение неопределенного времени. А так как душа через идеи о состояниях тела необходимо сознает самое себя, то она сознает и свое стремление… Это стремление, когда оно относится к одной только душе, называется волей; когда же оно относится вместе и к душе и к телу, оно называется влечением (appetitus), которое поэтому есть не что иное, как самая сущность человека, из природы которого необходимо вытекает то, что служит к его сохранению, и, таким образом, человек является определенным к действию в этом направлении. Далее, между влечением и желанием (cupiditas) существует только то различие, что слово желание большей частью относится к людям тогда, когда они сознают свое влечение, поэтому можно дать такое определение: желание есть влечение с сознанием его»[8].

Таким образом, Спиноза разграничивает стремления человека на волю, желание и влечение. Более того, градация влечения и желания по признаку осознанности до сих пор присутствует в теории общей психологии.

Спиноза выделяет три аффекта: желание, удовольствие (радость) и неудовольствие (печаль). Все остальные аффекты образуются из этих трех. При этом радость — пассивное состояние, через которое душа приходит к большему совершенству, а печаль — состояние, через которое душа приходит к меньшему совершенству.

Аффект удовольствия, относящийся к душе и телу, Спиноза называет приятностью или веселостью, а аффект неудовольствия — болью или меланхолией. Аффекты возникают параллельно познанию, т.е. любой познавательный акт сопровождается аффектом, к какому бы виду познания он не принадлежал.

Кроме того, желание и удовольствие больше способствуют познавательной способности души, а неудовольствие препятствует познанию. Спиноза подчеркивал субъективность отражения реальности через аффекты.

Сколько существует воздействующих на нас идей, вещей и состояний тела, столько существует и аффектов, причем эти аффекты будут индивидуальны для каждого человека. Один и тот же объект может вызывать у разных людей, так же как и в разное время у одного и того же человека, различные аффекты.

Спиноза подчеркивал уникальность мотивационно-эмоционального репертуара человека. В целом, под аффектом Спиноза подразумевал то, что в отечественной психологии В. Н. Мясищев определял как отношение, включающее в себя когнитивный, эмоциональный и конативный (мотивационный) компоненты.

Примером этому может служить связь желания и двух других аффектов: если человек испытывает удовольствие от чего либо, он к этому стремится, причем сильный аффект стимулирует большее желание, чем слабый. Наличие двух противоположных аффектов одновременно Спиноза называл душевным колебанием, что в современной психологии чаще определяется как внутриличносгный конфликт.

Если аффект меняется на противоположный, то сила противоположных аффектов будет равной. Если человек любил кого-то очень сильно, то ненавидеть этого человека он будет с той же силой. Также представления об аффектах других людей вызывает у нас подобные чувства, т.е. если мы предполагаем, что кто-либо ненавидит нас, то мы начинаем его ненавидеть.

Если говорить об эмоциональной памяти, то ей, как и памяти в целом, свойственен ассоциативный механизм. Если душа переживает два эмоциональных состояния одновременно, то впоследствии при воспоминании одного будет вспоминаться и другое.

Спиноза во многом сходно со стоиками описывает действие аффектов на человека и считает рабством невозможность человека противостоять аффектам. Аффект, по мнению Спинозы, может быть уничтожен противоположным аффектом или же путем осознания причин, приведших к нему.

И первое, и второе дается человеку нелегко, и этому нужно учиться, прежде всего путем составления четких и ясных понятий. Спиноза утверждает, что нет ни одного телесного явления, о котором человек не мог бы составить четкого и ясного представления. Если душа познает вещи как необходимые, то меньше страдает от них.

Таким образом, осознавая детерминированность всего мира Богом, человек меньше тревожится и становится в большей степени свободным. Познавая детерминированность мира Богом, душа может достигнуть того, что все состояния тела или образы вещей будут относиться к идее Бога.

«Познающий себя самого и свои аффекты ясно и отчетливо любит Бога, и тем больше, чем больше он познает себя и свои аффекты»[9]. Познающий себя интуитивно и посредством рассудка актуализирует свои способности, что свидетельствует о том, что наибольшая часть его души вечна.

В целом, учение Спинозы соединяет в себе как идеи стоиков относительно аффектов, так и положения Кузанского, Телезио и Декарта, переосмысленные в психологическом ключе. Спиноза подчеркивает эту особенность своего учения, говоря, что именно единение души и тела и вытекающие из него состояния есть предмет его изучения.

Кроме того, им был введен в науку ряд дефиниций, которые существенно обогатили категориальный аппарат психологии, также им были описаны основные эмоциональные состояния и особенности познавательной деятельности человека.

В гносеологическом ключе он оставался рационалистом, оставляя приоритетное значение рациональному познанию в сравнении с опытным.

Рис. 53. Готфрид Лейбниц

дентом. Благодаря знакомству Лейбница с Петром I в России также была открыта академия наук. Последние годы Лейбница прошли беспокойно.

Сын умершего к тому времени герцога Брауншвсйг-Люнсбургского плохо относился к нему и, став королем Англии, не пригласил к английскому двору, а оставил в Ганновере в прежней должности. К этому же периоду относится и известный спор Лейбница с Ньютоном. В 1714 г.

Лейбниц тяжело заболел, его состояние периодически то ухудшалось, то улучшалось. В 1716 г. он простудился и умер, это событие осталось незамеченным, за его гробом шел только личный секретарь.

Основные труды. «Рассуждение о метафизике», «Новая система природы и общения между субстанциями, а также о связи, существующей между душою и телом», «Новые опыты о человеческом разуме», «Опыты теодицеи о благости Божией, свободе человека и начале зла», «Монадология», «Об искусстве комбинаторики», «Об истинном отношении круга к квадрату».

Философское учение, Лейбниц, как и Спиноза, в определенном ключе пытался переосмыслить и объединить все имеющиеся на тот момент философские знания от Античности до своего времени, включая не только греческую, римскую, но и китайскую философию.

Лейбниц предполагал, что мир состоит из монад, неделимых сущностей, в основе которых лежит психическое. «Монада, о которой мы будем здесь говорить, есть не что иное, как простая субстанция, которая входит в состав сложных; простая — значит не имеющая частей»[1]. Психическое неуничтожимо, в этом смысле все души бессмертны.

Также психическое не подчиняется законам механики, а существует сообразно собственным законам, гак Лейбниц вводит в науку психический детерминизм. По мнению Лейбница, существуют простые монады, а также сложные субстанции, состоящие из простых (агрегаты). Монады сотворены Богом, при этом могут быть уничтожены.

Каждая монада — замкнутая внутри себя частица, изменяющаяся и в своем изменении неизменная. Все изменения монады связаны с внутренними причинами, поскольку внешняя причина по причине замкнутости монады в себе воздействовать на нее не может.

Взаимовлияние простых монад может происходить только через посредство Бога, поэтому физически простая монада не может повлиять на изменение внутри другой монады. Каждая монада содержит в себе все, являясь живым зеркалом Вселенной, но не может это все осознать.

«Каждая сотворенная монада представляет всю Вселенную, но отчетливее представляет она то тело, которое собственно с ней связано и энтелехию которого она составляет, и как это тело, вследствие связности всей материи в наполненном пространстве, выражает всю Вселенную, так и душа представляет всю Вселенную, представляя то тело, какое ей в частности, принадлежит»[2]. Тело — естественная (природная) машина. Ни одна душа, кроме Бога, не освобождена от тела. Все тела изменяются, постепенно развиваясь и свертываясь. Полное преобразование тела возможно (из гусеницы в бабочку), но переселения душ не бывает, хотя телесные изменения могут быть кардинальны. Тело не столько соединено с душой, сколько существует согласно с ней, при этом каждое живет по своим законам. «Душа следует своим законам, тело — также своим; и они сообразуются в силу гармонии, предустановленной между всеми субстанциями, так как они все суть выражения одной и той же Вселенной»[3]. Так Лейбниц обосновывает психофизический параллелизм.

Изменение в состоянии монады Лейбниц называл перцепцией, которое должно быть отличаемо от апперцепции, т.е. сознания.

Перцепции, по мнению Лейбница, могут быть неосознаваемыми, таким образом, он впервые выдвигает идею бессознательного как элемента психики.

Перцепции порождают стремления, следовательно, познающее начало первично по отношению к мотивации. Основные свойства монад — это стремления и восприятия, активное и пассивное начала.

Простые монады — энтелехии — несут в себе лишь неотчетливые восприятия и их изменения. Монады-души — более сложные субстанции, обладающие стремлениями, более четкими восприятиями и памятью.

Монады-духи (разумная душа) отличаются большей сложностью и наличием сознания и самосознания, принадлежат человеку.

Несмотря на то, что человеческая душа стоит выше всех других монад, она включает в себя все предыдущие ступени развития и может находиться как в бессознательном состоянии, так и в состоянии смутных восприятий, а также ясно осознавать.

Память имеет ассоциативный механизм, представляя собой последовательность идей, в этом свойстве она подобна, но не тождественна рассудку.

Лейбниц считал, что люди, действующие на основании чувственного восприятия и памяти, сходны с животными, как, например, собака при виде палки вспоминает о боли, причиненной ей палкой. Ясность познания наступает с помощью разума и научного знания.

«Равным образом через познание необходимых истин и через их отвлечения мы возвышаемся до рефлексивных актов, которые дают нам мысль о том, что называется я, и усматривать в себе существование того или другого; а мысля о себе, мы мыслим также и о бытии, о субстанции, о простом и сложном, о невещественном и о самом боге, постигая, что то, что в нас ограничено, в нем беспредельно. И эти-то рефлексивные акты доставляют нам главные предметы для наших рассуждений»[4]. Эволюция психического воплощает принцип непрерывности в работах Лейбница.

В гносеологии Лейбниц утверждает, что истины разума — истинны, а истины факта — ложны, что объяснимо через их происхождение. Знание разума имеет божественное происхождение, поскольку все понятия — порождения Бога, как и вещи, изменяемые по его воле.

«Рефлексия — внимание, направленное на то, что заключается в нас, и чувства не дают нам вовсе того, что мы приносим уже с собой.

Если это так, то можно ли отрицать, что в нашем духе имеется много врожденного, так как мы, так сказать, врождены самим себе, и что в нас имеются бытие, единство, субстанция, длительность, изменение, деятельность, восприятие, удовольствие и тысячи других предметов наших интеллектуальных идей? Так как эти предметы непосредственно и всегда имеются в нашем разуме (хотя мы, отвлеченные своими делами и поглощенные своими нуждами, не всегда сознаем их), то нечему удивляться, если мы говорим, что эти идеи вместе со всем тем, что зависит от них, врождены нам. Я предпочел бы поэтому сравнение с глыбой мрамора с прожилками сравнению с гладким куском мрамора или с чистой доской — тем, что философы называют tabula rasa. Таким же образом идеи и истины врождены нам подобно склонностям, предрасположениям, привычкам или естественным потенциям (virtualites), а не подобно действиям, хотя эти потенции всегда сопровождаются соответствующими, часто незаметными действиями»[5]. Эмпирики в своем познании подобны животным, поскольку, как и последние, ориентируются только на опыт.

Учение Лейбница служит своеобразным переходом к немецкой классической философии. Предложенное им деление психической активности на перцепцию и апперцепцию ляжет в основу психологических концепций Канта, Вундта и других.

Теория бессознательного (малых перцепций) феноменологически расширит предметную область психологии, ограничивавшуюся понятием «сознание».

Впоследствии бессознательное или неосознаваемое станет одной из ключевых проблем теоретической и практической психологии.

Источник: https://studme.org/148324/psihologiya/benedikt_spinoza

Спиноза Бенедикт

Бенедикт (Барух) Спиноза:  (1632 - 1677) - нидерландский философ. Родился в семье купца.

(религиозное имя — Барух) (1632—1677) — нидерландский философ — материалист, пантеист, основная философская идея которого в том, что Бог осуществляется в вещах. Его предки были евреи — переселенцы из Португалии. Родился в семье купца.

Возглавив после смерти отца (1654) его дело, завязал научные и дружеские связи вне еврейской общины, в частности с представителями религиозного вольномыслия. Наибольшее влияние на него оказали его наставник в латинском языке ван ден Энден и Уриель Акоста (1585—1640).

Был подвергнут руководителями еврейской общины Амстердама великому отлучению (херем) и изгнан из общины за страшное ложное учение (1656). Спасаясь от преследований, жил в деревне, зарабатывая на жизнь шлифовкой линз. Затем жил в Рейнсбур-ге, предместье Гааги, где и создал свои философские произведения.

В борьбе против олигархического руководства еврейской общины стал решительным противником иудаизма. По своей идейно-политической позиции был противником монархии и сторонником республиканского правления. Философские воззрения С. складывались под влиянием идей Дж. Бруно (1548—1600), рационалистического метода Р.

Декарта (1596—1650), механистического и математического естествознания, а также философии Томаса Гоббса (1588—1679). Стремясь ксозданию целостной картины природы в русле пантеизма, сделал центральным положением своей онтологии тождество Бога и природы. Согласно С.

человек— целостное, природное существо, у которого душа и тело как атрибуты единой субстанции нераздельны и определяются одними и теми же материальными причинами (Богом, идентичным природе). По его мнению, порядок и связь идей те же, что ПОРЯДОК и связь вещей (Этика, 1677).

Воля, как и остальные психические процессы, строжайшим образом детерминирована, а иллюзия ее свободы возникает из-за незнания причин человеческих действий. Свободными эти действия являются тогда, когда они совершаются на основе знания необходимости, причем, чем активнее человек, тем в большей степени он свободен.

В природе человека заложено стремление к самосохранению. Оно выражено в особом духовно-телесном акте — влечении, которое совместно с двумя первичными эмоциями — радостью и печалью — лежит в основе всего многообразия мотивов и чувств человека. Радость увеличивает способность тела к дей-ствию, печаль ограничивает ее. С.

полагал, что объективно-психологический подход дает возможность рассматривать чувства с такой же точностью, как рассматриваются линии и поверхности в геометрии. Низшим видом знания является сенсорно-ассоциативный (чувственный) опыт, более высоким — рациональное знание, высшим — интуитивное. Идея С.

о психофизическом монизме (в противовес психофизическому параллелизму и психофизическому взаимодействию) была воспринята гештальтпсихологией, его трактовка влечения (побуждения, аффе-рентивность которого нейтрализуется сознанием) повлияла на психоанализ. На С. ориентировался Л. С. Выготский в критике дуалистической теории аффектов и мотивов поведения. Основные работы С. (на рус яз.): Политический трактат, М., 1910; Принципы философии Декарта, Л., 1926; Переписка, М., 1932; Этика, 4.1-5. М.-Л., 1933; Трактат об усовершенствовании разума. М.-Л., 1934; Избранные произведения, т. 1-2, М., 1957. Л.А. Карпенко, М.Г. Ярошевский

Источник: История психологии в лицах: Персоналии. Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах/ Под. ред. Л.А. Карпенко

Спиноза — нидерландский философ, пантеист. Предложил решение психофизической проблемы на основе материалистического монизма, когда мышление и протяжение были рассмотрены как атрибуты одной и той же субстанции. Разработал учение об аффектах, где они рассматривались как психические процессы, реализация которых или увеличивает, или уменьшает способность тела к действию.

Источник: Р. Корсини, А. Ауэрбах. Психологическая энциклопедия. СПб.: Питер, 2006. — 1096 с

Spinoza или d'Espinosa, 1632-1677) — нидерландский философ-материалист. Решил (поставленную Р. Декартом) психофизическую проблему в духе материалистического монизма, рассматривая мышление и протяжение как атрибуты одной и той же субстанции — природы, или Бога.

При этом способность тела (как конкретного единичного проявления субстанции) к действию лежит в основе мышления, которое тем совершеннее, чем больше способность тела производить разнообразные и сложные действия. Эти и др. идеи С. предвосхищали положения возникшего только в XX в.

деятелъностного подхода в психологии, в частности, идею обобщения в действии или посредством действия. Мысли С.

об аффектах как психических процессах, увеличивающих или уменьшающих способность тела к действию, исследование им путей формирования «вторичных» (высших, сложных) аффектов из первичных, способы борьбы с «вредными» аффектами высоко оценены. С. Выготским; они до сих пор изучаются и используются в исследованиях психологии мотивации и эмоций. (Е. Е. Соколова.)

Источник: Большой психологический словарь. Сост. Мещеряков Б., Зинченко В. Олма-пресс. 2004

(24.11.1632, Амстердам — 21.02.1677, Гаага) — нидерландский философ.

Биография. Родился в семье купца. Из-за преследований со стороны еврейской общины, к которой принадлежала семья отца, был вынужден жить в деревне. Зарабатывал на жизнь шлифовкой линз.

Исследования. Предложил решение психофизической проблемы на основе материалистического монизма, когда мышление и протяжение трактовались как атрибуты одной и той же субстанции. Разработал учение об аффектах, где они рассматривались как психические процессы, реализация которых или увеличивает, или уменьшает способность к действию.

Сочинения. Избранные произведения. Т. 1-2, М., 1957

Источник: И. Кондаков. Психологический словарь, 2000 г

Источник: https://vocabulary.ru/person/spinoza-benedikt.html

Бенедикт спиноза (1632-1677)

Бенедикт (Барух) Спиноза:  (1632 - 1677) - нидерландский философ. Родился в семье купца.

Нидерландский философ. Родился в Амстердаме в семье зажи­точного купца. Учился в религиозной гимназии. За неприятие тал­мудистской догматики был изгнан из еврейской общины.

Чтобы иметь средства к существованию, овладел искусством шлифова­ния линз, которые обладали высоким качеством и охотно покупа­лись. Особый интерес проявлял к математике и естествознанию.

Эти науки, так же как и философия, усваивались им в основном самостоятельно…

Бенедикт Спиноза стремился, опираясь на геометрический ме­тод, создать целостную картину мира, ядром которой является тождество Бога и природы.

Философ природу называл единой и вечнойсубстанцией, облада­ющей бесконечным числом атрибутов и являющейся причиной самой себя. Но конечному человеческому уму, как он считал, открывает­ся лишь два атрибута — протяженность и мышление.

Единая суб­станция проявляется в бесконечном множестве конечных вещей, совокупность которых называется модусами.

Спиноза полагал, что человек есть часть природы; его мышление зависит от его телес­ного состояния, что обнаруживается на чувственной ступени по­знания.

Спиноза разработал учение о трех родах знания: первый род — чувственное познание (мнение), второй — понимание, состоящее из рассудка и разума, третий — интеллектуальная интуиция, со­ставляющая основу достоверного знания.

В центре этической концепции Спинозы находится идея о сво­боде как осознанной необходимости. Активность свободы связана с тем, что человек, действующий только согласно разуму и достоверному знанию, получает возможность управлять своими аффек­тами (страстями).

В социальной философии Спиноза был сторонником естествен­ного права и общественного договора. Он считал, что законы ис­тории необходимо выводить из неизменной человеческой природы.

Основные труды Спинозы: «Богословско-политический трактат» (1670), «Политический трактат» (1677) и «Этика» (1677).

А.К.Рычков

[УЧЕНИЕ О СУБСТАНЦИИ]

1. Под причиною самого себя (causa sei) я разумею то, сущ­ность чего заключает в себе существование, иными словами, то, чья природа может быть представляема не иначе, как суще­ствующею.

2. Конечною в своем роде называется такая вещь, которая может быть ограничена другой вещью той же природы. Так, например, тело называется конечным, потому что мы всегда представляем другое тело, еще большее. Точно так же мысль ограничивается другой мыслью. Но тело не ограничивается мыслью, и мысль не ограничивается телом.

3. Под субстанцией я разумею то, что существует само в себе и представляется само через себя, т.е. то, представление чего не нуждается в представлении другой вещи, из которого оно дол­жно было бы образоваться.

4. Под атрибутом я разумею то, что ум представляет в суб­станции как составляющее ее сущность.

5. Под модусом я разумею состояние субстанции (Substaniae affectio), иными словами, то, что существует в другом и пред­ставляется через другое.

6. Под Богом я разумею существо абсолютно бесконечное (ens absolute infinitum), т.е. субстанцию, состоящую из беско­нечно многих атрибутов, из которых каждый выражает вечную и бесконечную сущность (15.1.361—362).

Из необходимости божественной природы должно вытекать бесконечное множество вещей бесконечно многими способами (т.е. все, что только может представить себе бесконечный разум.)

Королларий 1. Отсюда следует 1), что Бог есть производящая причина (causa efficiens) всех вещей, какие только могут быть представлены бесконечным разумом.

Королларий 2. Следует 2), что Бог есть причина сам по себе, а не случайно (per accidens).

Королларий 3. Следует 3), что Бог есть абсолютно первая при­чина (15.1.377).

Мышление составляет атрибут Бога, иными словами. Бог есть вещь мыслящая (rex cogitans).

Протяжение составляет атрибут Бога, иными словами, Бог есть вещь протяженная (rex extensa).) (15.1.404).

Тела различаются между собой по своему движению и покою, скорости и медленности, а не по субстанции.

Тело, движущееся или покоящееся, должно определяться к дви­жению или покою другим телом, которое в свою очередь определе­но к движению или покою третьим телом, это — четвертым, и так до бесконечности (13.1.415—416).

В природе вещей нет ничего случайного, но все определено к существованию и действию по известному образу из необходимо­сти божественной природы (13.1.387).

[ГНОСЕОЛОГИЯ]

Однако, поскольку природа, или Бог, есть существо, о кото­ром высказываются бесконечные атрибуты и которое включает в себя все сущности сотворенных вещей, то в мышлении необ­ходимо должна возникнуть обо всем бесконечная идея, которая заключает в себе объективно всю природу, как она реально су­ществует в себе (13.1.168).

Идеи фиктивные, ложные и прочие имеют свое начало в воображении, т.е. в некоторых случайных и, так сказать, раз­розненных ощущениях, которые не возникают от самой мощи духа, но от внешних причин, сообразно с тем, как тело, во сне или бодрствуя, получает различные движения.

Истинная же идея, как мы показали, проста или сложена из простых идей и показывает, каким образом или почему что-либо есть или произошло и что ее объективные действия в душе происходят в соответствии с формальной сущностью самого объекта; это то же самое, что говорили древние, именно, что истинная наука идет от причины к действиям (13.1.349)…

Свойства разума, которые я особо заметил и ясно понимаю, таковы:

I. Разум заключает в себе достоверность, т.е. знает, что вещи формально таковы, как они в нем самом объективно содер­жатся.

II. Разум воспринимает некоторые вещи или образует неко­торые идеи абсолютно, а некоторые — из других. Так, идею количества он образует абсолютно, не обращаясь к другим мыслям; а идею движения — не иначе, как обращаясь к идее количества.

III. Те идеи, которые он образует абсолютно, выражают бес­конечность; ограниченные же идеи он образует из других…

VI. Идеи, которые мы образуем ясными и отчетливыми, пред­ставляются настолько вытекающими из одной только необхо­димости нашей природы, что кажутся абсолютно зависящими от одной только нашей мощи; смутные же наоборот: часто они образуются против нашей воли…

VIII. Чем более совершенства некоторого объекта выражают идеи, тем они совершеннее. Действительно, мы не так удивля­емся мастеру, который создал идею какой-нибудь часовни, как тому, кто создал идею какого-нибудь знаменитого храма (13.1.356-357).

Итак, цель в том, чтобы иметь ясные и отчетливые идеи, т.е. такие, которые возникли из чистого разума, а не из случайных движений тела. Затем, чтобы все идеи были сведены к одной, мы постараемся связать и расположить их таким образом, что­бы наш дух, насколько для него возможно, объективно переда­вал то, что существует формально в природе, в ее целом и в ее частях (13.1.351).

Порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей (13.1.407).

К познанию первого рода относятся все те идеи, которые неадекватны и смутны; следовательно, познание это есть един­ственная причина ложности. К познанию же второго и третьего рода относятся, как мы сказали, идеи адекватные; и потому оно необходимо истинно (13.1.439).

Высшая добродетель души состоит в познании Бога, иными словами — в познании вещей по третьему способу, и эта добро­детель бывает тем больше, чем больше душа познает вещи по этому способу (13.1.607)…

[ПРОБЛЕМА СВОБОДЫ]

Действовать вполне по добродетели есть не что иное, как действовать по законам собственной природы. Действуем же мы лишь постольку, поскольку познаем. Следовательно, дейст­вовать по добродетели есть для нас не что иное, как действо­вать, жить, сохранять свое существование по руководству разума и притом на основании стремления к собственной пользе (13.1.542).

Человек свободный ни о чем так мало не думает, как о смерти, и его мудрость состоит в размышлении не о смерти, а о жизни.

Свободным я назвал того, кто руководствуется одним только разумом. Поэтому, кто рождается свободным и таковым оста­ется, тот имеет одни только адекватные идеи и потому не имеет никакого понятия о зле, а следовательно, также и о добре (ибо понятия добра и зла соотносительны) (13.1.576).

Человек, руководствующийся разумом, является более свобод­ным в государстве, где он живет сообразно с общими постановле­ниями, чем в одиночестве, где он повинуется только самому себе (13.1.579).

Человек необходимо подвержен всегда пассивным состоя­ниям, следует общему порядку природы, повинуется ему и при­способляется к нему, насколько того требует природа вещей (13.1.529).

Под аффектами я разумею состояния тела (corporis affectiones), которые увеличивают или уменьшают способность самого тела к действию, благоприятствуют ей или ограничивают ее, а вме­сте с тем и идеи этих состояний (13.1.456).

Человеческое бессилие в укрощении и ограничении аффек­тов я называю рабством. Ибо человек, подверженный аффек­там, уже не владеет сам собой, но находится в руках фортуны, и притом в такой степени, что он, хотя и видит перед собой луч­шее, однако принужден следовать худшему (13.1.521).

Под удовольствием (радостью — laetetia), следовательно, я буду разуметь в дальнейшем такое пассивное состояние, через которое душа переходит к большему совершенству, под неудо­вольствием (печалью — tristitia) же такое, через которое она переходит к меньшему совершенству.

Далее, аффект удо­вольствия, относящийся вместе и к душе и к телу, я называю приятностью или веселостью; такой же аффект неудовольст­вия — болью или меланхолией.

Но должно заметить, что приятность и боль относится к человеку тогда, когда аффек­ту подвергается одна его часть преимущественно перед другими; веселость же и меланхолия — тогда, когда подвер­гаются аффекту все части одинаково. Далее, что такое жела­ние, я объяснил в с.т.

9 этой части, и кроме этих трех я не признаю никаких других основных аффектов и покажу далее, что остальные аффекты берут свое начало от этих трех (13.1.465-466).

Я разумею здесь под именем желания всякие стремления че­ловека, побуждения, влечения и хотения, которые бывают раз­личны сообразно с различными состояниями человека и неред­ко до того противоположны друг другу, что человек влечется в разные стороны и не знает, куда обратиться (13.1.508).

Любовь есть удовольствие, сопровождаемое идеей внешней причины.

Ненависть есть неудовольствие, сопровождаемое идеей внеш­ней причины.

Расположение есть удовольствие, сопровождаемое идеей ка­кой-либо вещи, составляющей косвенную причину удовольст­вия (13.1.510).

Под добром я понимаю то, что, как мы наверное знаем, для нас полезно.

Под злом же — то, что, как мы наверное знаем, препятствует нам обладать каким-либо добром (13.1.524).

Я постоянно старался не осмеивать человеческих поступков, не огорчаться ими и не клясть их, а понимать.

И потому я рассматривал человеческие аффекты, как-то: любовь, ненависть, гнев, зависть, честолюбие, сострадание и прочие движения души — не как пороки человеческой природы, а как свойст­ва, присущие ей так же, как природе воздуха свойственно тепло, холод, непогода, гром и все прочее в том же роде (13.II.288-289).

[ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ]

Итак, под правом природы я понимаю законы или правила, согласно которым все совершается, т.е. самую мощь природы. И потому естественное право всей природы и, следовательно, каждого индивидуума простирается столь же далеко, сколь да­леко простирается их мощь.

Но люди скорее следуют руководству слепого желания, чем разума; и потому естественная мощь, или право людей, должно определяться не разумом, но тем влечением (appetitus), которое определяет их к действию и которым они стремятся сохранить себя (13.11.291).

Право, или строй природы, под которым все люди рождают­ся и большею частью живут, не запрещает ничего, кроме того, чего никто не хочет и никто не может: ни распрей, ни ненави­сти, ни гнева, ни хитростей, и ни одно влечение не идет враз­рез с ним.

Поскольку люди обуреваются гневом, завистью или ка­ким-нибудь другим ненавистническим аффектом, постольку они влекутся врозь и друг другу враждебны; и потому они должны внушать тем больший страх, насколько более они могут и насколько хитрее и коварнее по сравнению с осталь­ными животными. Но так как люди по природе в высокой степени подвержены этим аффектам, то люди, следователь­но, — от природы враги. Ибо тот есть для меня величайший враг, кого я должен наиболее бояться и наиболее остерегать­ся (13.11.294).

Несомненно, что там, где люди имеют общее право и все руководимы как бы единым духом, каждый из них имеет тем менее права, чем более превосходят его мощью все осталь­ные вместе, т.е.

он не имеет на самом деле по природе ника­кого другого права, кроме того, которое уступает ему общее право.

Он обязан исполнять все, что бы ни повелевалось ему с общего согласия, или же он по праву будет принужден к этому.

Это право, определяемое мощью народа (multittudo), обыч­но называется верховной властью (imperium). Она сосредото­чена абсолютно в руках того, на кого с общего согласия по­ложена забота о делах правления, а именно установление, истолкование и отмена права, укрепление городов, решение вопроса о войне и мире и т.д.

Если эта обязанность лежит на собрании, составляющемся из всего народа, то форма вер­ховной власти называется демократией, если на собрании, в которое входят только избранные, — аристократией, и, ес­ли, наконец, забота о делах правления и, следовательно, верховная власть возложена на одно лицо, — монархией (13.11.

294-297).

Наличие какой бы то ни было верховной власти (imperium) создает гражданское состояние, совокупное же тело верховной власти называется государством (ст1.

а8), а общие дела верхов­ной власти, направляемые тем, в чьих руках верховная власть, именуются делами правления (геs рublica).

Затем люди, посколь­ку они по гражданскому праву пользуются всеми выгодами го­сударства, называются гражданами, а поскольку они обязаны подчиняться установлениям, или законам государства — под­данными[5] (13.11.299).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/12_29611_benedikt-spinoza--.html

Бенедикт (Барух) Спиноза (1632—1677)

Бенедикт (Барух) Спиноза:  (1632 - 1677) - нидерландский философ. Родился в семье купца.

Бенедикт (Барух) Спиноза появился на свет в 1632 г. в многодетной семье евреев-сефардов Михаэля и Ханны Деборы де Спиноза. Мать Спинозы умерла достаточно рано (в 1638 г.) от туберкулеза. Отец занимался до конца жизни бизнес-проектами.

Спиноза получил хорошее образование в начальной религиозной школе «Эц Хаим» (именно там будущий ученый освоил несколько языков: португальский, нидерландский, испанский, иврит, немного итальянский и французский языки, а также изучил труды еврейских философов).

Барух после смерти отца сначала занимается (вместе со своим братом Габриэлем) семейным бизнесом, а потом, после нескольких выступлений с неортодоксальными взглядами и исключения из еврейской общины по обвинению в ереси, продает свою часть бизнеса и переезжает в Оверкерк (пригород Амстердама).

Там будущий ученый поступает в частный колледж ван ден Эндена, где знакомится с ведущими произведениями греческой философии, естественных наук, получает базовые знания в сфере рисования, шлифовки оптических стекол и многом другом. Вокруг Спинозы формируется кружок исследователей, разделяющих его позицию.

Активная деятельность Спинозы не прошла даром: в 1660 г. синагога просит власти осудить ученого за «угрозу благочестию и морали», в результате чего он вынужден был покинуть Амстердам и переехать в Рейнсбург.

Именно здесь он пишет свои основные произведения, в которых излагает главные философские и политико-правовые воззрения («Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье», «Трактат об усовершенствовании разума», а также значительную часть «Основ философии Декарта», первую книгу «Этики»).

Философские воззрения Спинозы. В «Этике» Спиноза задает несколько основных позиций, касающихся философии и метафизики: вначале он объясняет базовые термины, которые будут использоваться, потом формулирует аксиомы, а в самом конце — представляет теоремы.

Метафизика и ее цель объяснялась Спинозой достаточно просто: достижение душевного равновесия, радости и довольства. Вышеупомянутая цель, по мнению ученого, может быть достигнута только при познании человеком своей природы, своего положения во вселенной. Все это требует обязательного изучения бытия.

Спиноза первым среди философов подробно рассматривает основные категории, относящиеся к вопросам метафизики.

Субстанция — «существует само по себе», «представляется само через себя». Она — это все существующее, бесконечное, вечное во времени, неделимое (конечные вещи — это части указанной субстанции, являющиеся ее модусами, модификацией, определенным проявлением).

Субстанция, по мнению ученого, характеризуется определенными атрибутами (их число бесконечно, но человек обычно использует только два основных атрибута, характеризующих ее: протяжение — определяет все физические свойства объекта и мышление, понимаемое как бесконечная вещь, являющаяся первопричиной).

Спиноза отождествляет понятие «субстанции» с понятиями «природа», «Бог», «дух».

Причинность — все, по мнению Спинозы, можно объяснить через причины («ничто не происходит из ничего»). Природа, отмечал ученый, это есть ряд причин и следствий, которые составляют однозначную необходимость.

Идеей причинности Спиноза фактически нивелировал позицию свободы воли, которая рассматривалась философом как мнимая возможность осуществлять какие-либо действия. Истинно свободной, независимой позицией обладает только вещь, которая является причиной самой себя, т.е.

субстанция, Бог, Создатель. Свободе Спиноза противопоставляет позицию принуждения или насилия.

Аффекты — своеобразное состояние тела и идеи данного состояния, увеличивающие или уменьшающие активность человека. Спиноза выделяет три основных вида аффектов: влечение или желание (как проявление сущности природы человека), стремление к самосохранению[1]. Три основных аффекта, переживаемых человеком, были: удовольствие, желание и неудовольствие[2].

Политико-правовые воззрения Спинозы

Рассматривая политико-правовые идеи Спинозы, следует отметить, что они так или иначе связаны с созданной им философской картиной мира, с представлением об обусловленности, причинности всех имеющихся явлений.

Право. Спиноза дифференцировал понятие естественного права, под которым понималась необходимость, в соответствии с которой действует как вся, так и отдельная часть природы. Человек, отмечал философ, является частью природы, он стремится к самосохранению, что определяет его аффекты, страсти, поступки и пр.

При этом человек понимался Спинозой как корыстолюбивое и эгоистичное существо («Каждый защищает чужой интерес лишь постольку, поскольку думает тем самым упрочить свое благосостояние»). Спиноза же жестко критиковал позицию погони за дополнительными деньгами и жадность.

Политико-правовой режим, «естественное состояние» и структура общества. Следует отметить, что основные политико-правовые воззрения Спинозы сформировались под влиянием Гоббса: однако если Гоббс был ярым сторонником абсолютной монархии, то Спиноза стал одним из основоположников демократии.

При этом Спиноза жестко критиковал Гоббса в рамках позиции «естественного состояния», так как считал, что «состояние борьбы всех против всех» невозможно из-за разделения труда и объективных демографических причин.

Общественный договор, отмечал мыслитель, существовал, но действовал и заключался он в абсолютно других случаях.

Философ совершенно логично говорил: человек имеет полноценную свободу только тогда, когда действует в рамках разума.

Однако толпа (большинство людей) действует отнюдь не разумно: они идут в рамках пассивных аффектов.

Именно поэтому необходимо создать государство («ни одно общество не может существовать без власти и силы… и без законов, умеряющих и сдерживающих страсти и необузданные порывы людей»).

Так как законы являются сдерживающей силой, то и приниматься они должны не монархами, не отдельными лицами, которые могут принять закон, основываясь на своей прихоти, а на основе позиции общего собрания людей, которые, как представлял Спиноза, осуществляя обсуждение законов, ликвидируют имеющиеся частные интересы отдельных индивидов, оставляя в принятом нормативном правовом акте только разумное начало. Именно поэтому наиболее разумным, могущественным и прочным государством является демократическая республика.

Абсолютная монархия в представлениях Спинозы характеризуется крайне негативно: глава государства, желая удержать подданных в своем подчинении, создает вокруг себя круг лиц, относящихся к знати. Данный правитель будет бояться народа больше, чем своего окружения. Поэтому для подданных создадут дополнительные препоны и проблемы.

Ограниченная монархия с установленным представительным учреждением, а также аристократическая республика вполне возможна, но такие государства должны предусмотреть возможности для предупреждения установления тиранического строя.

Права государства и человека. Спиноза, расширяя позицию Макиавелли, отмечал, что государственная власть должна иметь определенные границы. Например, государство не может регламентировать мысли людей. Кроме того, государство не может осуществлять такие действия, которые каким-либо образом подрывают его авторитет или вызывают негатив со стороны подданных.

Таким образом, рассматривая представления Спинозы об общественном договоре, можно отметить, что договор предусматривал, по мнению мыслителя, определенный баланс интересов всех сторон: государство было обязано руководить своими подданными в определенных рамках, подданные подчинялись государству. Нарушение имеющихся договоренностей означало прекращение соглашения[3].

Республиканское правление в Англии, установленное после казни короля, продержалось относительно недолгий период времени: возможности республики постоянно сокращались. В результате в 1660 г. восстанавливается монархия, династия Стюартов вновь возвращается к власти.

В 1689 году из-за просчетов, допущенных в управлении государством, происходит еще одна революция: Стюартов окончательно отстраняют от власти и в этом же году принимается Билль о правах, установивший (или подтвердивший) основные права и свободы подданных: например, свободу подачи петиций на имя короля, свободу от конфискаций имущества и установления штрафов без решения суда, свободу слова, дебатов (устанавливался парламентский иммунитет, что означало невозможность привлечь к ответственности членов

Парламента за их выступления в представительном органе), свободу выборов в парламент от вмешательства короля. Государственный переворот 1688—1689 гг. официально вошел в историю под названием «Славная революция».

Джон Локк — один из основателей философского движения сенсуализма, идеолог «Славной революции».

Появился на свет 29 августа 1632 г. в городе Рингтон в семье адвоката. В 1646 году был зачислен в Вестминстерскую школу по рекомендации одного из друзей отца.

В 1652 году Локк, будучи одним из лучших учеников школы, получает возможность поступить в университет (что им и было осуществлено: Локк поступает в Оксфордский университет, где в 1656 г. получает степень бакалавра, а в 1658 г. — степень магистра).

В 1667 году Локк становится официальным домашним врачом и воспитателем в семье лорда Эшли.

Относительно благополучная финансовая ситуация становится причиной включения Локка в политическую деятельность: он начинает активно писать (именно в это время создаются «Послания о веротерпимости») и выступать. В 1688 году Локк становится членом Королевского общества.

Дальнейшая карьера философа была полностью зависима от общественного положения его патрона: если лорд Эшли занимал какие-либо важные правительственные места, то и Локк, следуя за ним, получал перспективные должности (это продолжалось в течение всей дальнейшей жизни философа). В 1683 году Локк уезжает из Англии, возможно, из-за имеющихся политических проблем. Вернуться на родину ему удалось только в период «Славной революции».

Основные философские воззрения Локка. Идеологической основой философских воззрений Локка является Декарт: его позиции о знании, субстанции и другие идеи. Локк соглашается со многими идеями Декартовой философии. При этом он создает нечто новое — движение сенсуализма, провозглашающее преимущество чувств при исследовании того или иного объекта.

Следует отметить особо, что Локк серьезно занимался вопросами познания. Их основой, по мнению философа, является опыт, состоящий из восприятий (последние делятся на ощущения и рефлексии).

Политико-правовые идеи. Локк, будучи ярким представителем естественно-правовой школы, отмечает, что в догосударственном состоянии существовала полная свобода в отношении действий и распоряжения своим имуществом, а также личностью[1]. Естественное (догосударственное) состояние характеризуется Локком следующим образом: все равны и свободны, имеют определенную собственность.

В рамках данной концепции философ отдельно рассматривает понятие естественного закона и естественных прав. К последним, кстати, относилось право на индивидуальность, на свой труд (именно труд позволяет отделить частную от общей собственности), результаты трудовой деятельности.

Что касается естественного закона, то здесь Локк обращает внимание на вопросы его исполнения и наказания тех, кто отошел от установленных требований. Нарушителей закона, отмечает Локк, следует наказывать неотвратимо (именно это является гарантией закона и законности).

Государство. Основная задача государства — гарантия имеющихся естественных прав, к которым относились свобода, равенство, собственность, а также законов (мир и безопасность). Государство не должно посягать на все вышеуказанные права и законы (Локк определяет и главную опасность для прав и законов: сословные привилегии).

Локк отмечает особо: пределом власти государства при имеющихся формах правления являются установленные естественные права подданных.

Таким образом, заключает мыслитель, власть не может издавать деспотические указы, власти не могут лишать собственности другое лицо без соответствующего согласия лишаемого.

Если власть является тиранической, то народ имеет право осуществить восстание против правителя.

Форма правления. Абсолютная монархия рассматривается Локком крайне негативно: он считает, что она полностью не соответствует заключенному общественному договору по созданию государства. Объясняется это несоответствие им достаточно просто: договор предусмотрел установление равного суда и закона для всех, но над абсолютным монархом такого суда нет.

2

Концепция разделения властей.

Именно Локк представил идею по разделению властей на несколько основных ветвей: законодательная власть мыслилась философом как высшая власть в государстве, созданная на основе согласия и доверия подданных (она должна была формироваться народом, им же она могла быть отстранена от своих полномочий)[2]; исполнительная власть — отдельная ветвь власти, занимающаяся исполнением принятых законов[3]; федеративная власть — занималась международными вопросами[4].

Локк делал потрясающие выводы относительно устройства работы данных ветвей власти: законодательная и исполнительная власть не должны быть сконцентрированы в одних руках (это может привести к использованию своих политических привилегий в собственных интересах). При этом устанавливалось следующее требование: законодательная ветвь власти не должна действовать постоянно, так как это создаст желание править тиранически.

Локк определяет отдельно, кто должен быть во главе той или иной власти: монарх, по мнению философа, не может быть наделен законодательными полномочиями, он является лишь главой исполнительной власти (при этом он может осуществлять определенные прерогативы — распускать и созывать парламент, накладывать вето на тот или иной закон, представлять проекты нормативных правовых актов в парламент и т.д.). Деятельность монарха должна быть подчинена закону, отмечал Локк[5].

Белякова Л.Ю. Идея свободы суверенной личности в политико-правовой доктрине Дж. Локка // История, философия, политические, юридические науки, культурология и искусство. Вопросы теории и практики. 2012. № 4.

Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского / Сочинения. М., 2012.

Голухин А.В. Понятие государственного интереса в философско-мировоззренческой парадигме учения Джона Локка // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки, 2000, № 3.

Троими Г. О праве войны и мира. М., 2008.

ЛоккД. Два трактата о правлении / Сочинения. В 3 т. М., 2010.

Спиноза Б. Избранные произведения. Т. 1,2. М., 2000.

Томсинов В.А.

Источник: https://bstudy.net/633994/pravo/benedikt_baruh_spinoza_16321677

Scicenter1
Добавить комментарий