Борьба против космополитизма в Советском Союзе: B 20-е годы XX веке в CCCP космополитизм воспринимался в

Борьба с космополитизмом в СССР

Борьба против космополитизма в Советском Союзе: B 20-е годы XX веке в CCCP космополитизм воспринимался в
ечатания зарубежной литературы скрыто ее использовали в плагиате выдавая ее за оригинальное исследование.

Например, А.Фатеев считает в своей монографии, что шедшие переговоры о создании независимости для Израиля, о создании НАТО, о том, что СССР потеряло надежды на создание на Ближнем Востоке своеобразного советского плацдарма для политики.

Потому что Израиль пошел на сближение с США. И в этом плане советское правительство потерпело поражение. Отсюда и корни для Холодной войны. Отсюда, можно сделать вывод, что кампания по борьбе с безродным космополитизмом была тесно связана с Холодной войной.

И такие сложившиеся внешние условия, как пишет автор, диктовали советскому правительству в еще большую изоляцию для советского народа от злых влияний Запада. И с еще большей силой насаждался в пропаганде и среди общества образ врага народа. А еврейское население вызывало подозрение, так как оно было наиболее западноориентированно и зажиточнее.

Осенью 1948года выходит постановление «О Еврейском Антифашистском Комитете». Огласке не поддавался факт государственного национализма, и в итоге все эти причины были объединены в одну борьба с низкопоклонством и космополитизмом. Наступление противоборства теперь шло против капиталистическо-буржуазной идеологии и американизма.

Из США создавался образ врага, а внутри низкопоклонники и космополиты. А в США в это время шла широкая антикоммунистическая кампания.

Я. Л. Раппопорт пишет, что «антиеврейская направленность борьбы была настолько откровенной, что ее было трудно прикрыть фиговым листком советского интернационализма» и приводит популярное двустишие: «Чтоб не прослыть антисемитом, зови жида космополитом». А националисты США открыто обвинял правящую партию ВКП(б) «в открытом бесчеловечном антсемитизме».

Но все это было предысторией для настоящего разгорания конфликта, по которому причиной к борьбе с космополитами стал конфликт в 1949 году между руководством Союза Писателей и критиками из Всероссийского театрального общества (ВТО).

Которые в своих критических статьях подвергали опале пьесы социалистов (А.Фадеев). В ответ они обвинили критиков в космополитизме. Инициатором этой интриги стал первый секретарь МК и МГК Г. М.

Попов, который лично обратил внимание Сталина на этот инцидент.

Подводя итоги по первой главе, можно выделить такие выводы, как то что, к сожалению, в самой кампании по борьбе с космополитизмом было множество перегибов, которые придавали ей нечеловеческие формы, которые доходили до абсурда, с такими печальными последствиями.

Но все же, как бы, ни ругали сталинскую кампанию против космополитов, нужно учитывать, что с точки зрения правящего в те годы режима и при существовавшей тогда идеологической системе борьба с «антипатриотическими» проявлениями имела свои объективные предпосылки, помимо «антисемитизма».

Это были общие меры, предпринятые после войны для общего укрепления коммунистического строя, для контроля над проявлениями инакомыслия и общественными чувствами, дозволенными во время войны в пропагандистских и националистических целях.

Нельзя отрицать, что черты антисемитизма действительно исходили из следствий кампании по борьбе с антипатриотизмом и низкопоклонством перед Западом. В рядах космополитов упоминаются представители еврейской интеллигенции. В первую очередь, потому, что евреи, имели большой вес в прослойке российской интеллигенции в послевоенной статистике.

Во-вторых, одной из причин обострения «еврейского вопроса» можно назвать провозглашение в 1948г. государства Израиль с проамериканской ориентацией. В советских евреях видели шпионов, предателей, пособников американским капиталистам, и изменников.

Можно представить общий механизм действия репрессий. Когда правительственная партия или ее руководство обнаруживало внеочередных тайных врагов космополитов. То тут же главная партийная газета «Правда» публиковала установочную статью, объясняющая и доказывающая враждебность и опасность этого явления для советской власти.

Всегда приводились примеры разоблачения космополита. Впоследствии все советские структуры и организации должны были приступить к разоблачению всех космополитов. Если какой-нибудь журнал не находил подозреваемых в космополитизме, то это печатное издание могло считаться замешанным в сотрудничестве с инакомыслящими.

Правительство реагировало на это моментально. Разоблачались все. Приветствовалась инициативность.

Нередко сами космополиты маскировались под честных советских граждан и пытались отвести от себя подозрения разоблачением своих собратьев… В СССР подобные кампании традиционно являлись методом политико-идеологического управления государством и обществом, с важным дисциплинарным значением.

В итоге от космополитизма пострадали не только еврейские писатели, но так как их было гораздо больше в советской литературе, то они больше и пострадали от советской власти. Привилегированная еврейская научная интеллигенция крайне болезненно прошла идеологическую чистку, восприняв этот шаг властей как скрытый повод к антисемитизму.

Команду на прекращение кампании дали сверху 29 марта 1949 года, когда на совещании редакторов центральных газет секретарь ЦК, заведующий отделом агитации и пропаганды ЦК М. А. Суслов предложил «осмыслить» ситуацию и прекратить публиковать «крикливые» статьи.

Тогда же в марте Сталин заявил, что «не надо делать из космополитов явление. Не следует сильно расширять круг. Нужно воевать не с людьми, а с идеями», кампания пошла на убыль, но она продолжалась уже без «антисемитской» сути. Он продолжал бояться, так как могло произойти крушение идеологических норм, а с ними и политической системы.

Необходимо выделить, что одним из следствий политики борьбы с космополитами было опускание «железного занавеса».

Сталина часто обвиняют, что он воспользовался кампанией против космополитизма, чтобы ужесточить свою политику, как внутреннюю, так и внешнюю.

И действительно, данная программа во многом способствовала усилению политики изоляции советского государства, которая была направлена на недопущение воздействия капиталистической идеи на советских граждан.

Говоря о «борьбе с космополитизмом», необходимо также упомянуть, что она во многом сыграла негативную роль в развитии передовой мысли, как научной, так и культурной. Она полностью ее отбросила назад, по сравнению с передовыми инновациями Запада. Были в ограничены возможности развития науки, философии и искусства.

Ужесточение идеологического контроля над областью естественных наук во многом отбросило нашу страну назад. Примером этому может служить случай закрытия дороги советским генетикам. Академик Т.

Лысенко монополизировал агробиологию, и в этой области многие почвоведы, медики и физиологи были отнесены на последние позиции, что препятствовало развитию этих важнейших областей. Кибернетику окрестили реакционной наукой.

Несомненно, критика ряда новейших научных направлений и невозможность сотрудничества с зарубежными коллегами, ограничение свободы дискуссий и мнений в среде передовых и образованнейших людей общества, является одним из самых отрицательных последствий «борьбы с космополитизмом».

Подводя итог, необходимо еще раз отметить, что кампания по борьбе с «безродными космополитами» не носила антисемитского характера, в отличии оттого, как раньше высказывалось такое мнение, оно не было политическим явлением, а многими ее жертвами стали абсолютно разные национальности. При этом в ходе кампании, в отличие от 30-х гг.

, теперь не проводилось масштабных репрессий. Кампания была направлена на взятие контроля над общественной мыслью. В результате борьбы с космополитизмом пострадали и отстали в своем развитии многие научные направления, была ограничена свобода мысли, свобода печати. Проводился государственный изоляционализм.

Но в итоге эта политика выполнила свое предназначение, со временем изжив себя полностью.

Объективно выражаясь, кампания против космополитизма второй половины XXвека не подразумевала преследование евреев по национальному признаку, скорее всего её главной задачей была идеологическая самоизоляция СССР от вредного западного влияния.

Добровольное пожертвование своим положением на внешнем уровне. Пытались искоренить научный и моральный авторитет Запада среди советского общества. То самоволие после войны и во время.

То послабление которое дало советское правительство, считалось что развратило общество, проникающими с запада фильмами, наукой… Именно тогда сталинский режим из-за начинавшейся Холодной войны с Западом решил поправить сложившееся опасное положение, решительно переставив акценты в коммунистической идеологии и пропаганде против инакомыслия для поднятия морального патриотизма.

космополитизм борьба инакомыслие западничество

Глава II. Роль в истории появления термина «космополит»

Термин «космополит» появился в русской литературе в середине XIX века с подачи автора «Фрегат Паллада» — И.А. Гончарова. В его версии этим термином был поставлен знак равенства между словом «жид», которым в те времена обозначали этническую принадлежность к еврейской нации и самим словом «космополит». Получилось — «жид-космополит».

До начала реформ в России космополитизм рассматривался как «реакционная буржуазная идеология, проповедующая отказ от национальных традиций и культуры, патриотизма, отрицающая государственный и национальный суверенитет, служащая целям государств, добивающихся мирового господства»

Что касается использования термина «космополитизм» в советское время, в частности, в послевоенный период, то следует помнить, что собственно кампания с низкопоклонством перед Западом, названная «борьбой с космополитизмом», началась с писем выдающегося русского — советского ученого Петра Леони

Источник: https://www.studsell.com/view/19714/?page=3

Правда [1949]: Против космополитизма в литературоведении

Борьба против космополитизма в Советском Союзе: B 20-е годы XX веке в CCCP космополитизм воспринимался в

Сегодня в нашей постоянной рубрике “Лучше один раз прочесть” мы коснемся приобретшей сегодня столь дурную известность проблемы борьбы с формализмом и буржуазным космополитизмом в Советском Союзе. Сделаем мы это на примере статьи Л.

Климовича, напечатанной в №11 газеты “Правда” за 1949 год, дающей яростную отповедь формалистскому направлению в изучении литературного наследия узбекского народа.

Нас здесь интересует не столько содержание этой критики, сколько логика приводимых аргументов, оценить которую можно, не будучи специалистом ни в узбекской литературе, ни в литературоведении вообще.

Также небесполезно понять с какими же именно явлениями боролась советская критика в рамках кампании против формализма и космополитизма – и не в программных статьях членов ЦК ВКП(б), а в повседневной практике культурной работы.

Против космополитизма в литературоведении.

Об авторе: Люциан Ипполитович Климович (1907-1989) – советский востоковед и исламовед, профессор (1933), член союза писателей СССР (1949), заслуженный работник культуры (1982).

Узбекский народ является творцом литературных ценностей, занявших почетное место в сокровищнице братских литератур нашей Родины. Такие замечательные образцы узбекского героического эпоса, как сказания «Алпамыш», «Тахир и Зухра», «Равшан», «Фархад и Ширин» и др.

, после Великой Октябрьской социалистической революции получили широкое распространение среди советских читателей.

Новых успехов народное творчество достигло в Советском Узбекистане: в многочисленных эпических сказаниях, повествующих о борьбе узбекских трудящихся за социализм, воспевающих образы Ленина и Сталина, славящих легендарные подвиги Советской Армии, рисующих новые социалистические отношения в труде и в быту, узбекские народные поэты и сказители сумели ярко выразить глубокий патриотизм своего народа, его беззаветную преданность советской отчизне и большевистской партии, его горячую любовь к своему старшему собрату — русскому народу.

Впервые узбекское народное творчество стало предметом научного изучения только после 1917 года.

Буржуазное литературоведение игнорировало искусство народов, угнетенных царизмом, стремясь доказать, что искусство этих народов якобы лишено подлинной самобытности и является всего лишь сколком с искусства арабского, османского или персидского.

Исследования советских ученых, собравших десятки фольклорных памятников, неопровержимо устанавливают лживость и реакционный смысл подобных «теорий».

С тем большим осуждением должна быть встречена выпущенная Гослитиздатом книга В. Жирмунского и X. Зарифова «Узбекский народный героический эпос» (ОГИЗ, Государственное издательство художественной литературы, М., 1947), по существу возвращающая нас к задам буржуазного литературоведения.

Авторы этой книги всходят в своих рассуждениях из методологических предпосылок, глубоко чуждых марксистско-ленинскому литературоведению.

В своей работе они стоят на позициях буржуазного космополитизма, пользуются методологией, по существу своему последовательно формалистической (здесь и далее выделено нами – Ред.).

Послушно следуя осужденному нашей наукой «историко-сравнительному» методу, заимствованному в арсенале буржуазного литературоведения, Жирмунский и Зарифов рассматривают узбекский фольклор, как колоссальное собрание так называемых международных сюжетов, якобы извечно кочующих из одной национальной литературы в другую.

Вместо того, чтобы проследить, как отразилась в узбекском героическом эпосе история узбекского народа, его характерные духовные свойства, его бытовой уклад и своеобразие его национальной культуры, авторы книги озабочены только тем, чтобы подыскать для каждого сказания, созданного узбекскими поэтами, параллель в западноевропейских и ближневосточных (арабская, тюркские, персидская) литературах. История узбекского народного творчества поэтому искажается до неузнаваемости, а ее творцы, народные певцы и поэты, превращаются под пером Жирмунского и Зарифова всего лишь в комбинаторов стандартных сюжетов и образов, якобы перекочевавших в их произведения то из немецких, то из арабских, то из греческих источников. Авторы книги не делают даже попытки исторически объяснить эти «заимствования», так как они не могут не понимать, что указать, каким путем попали в средневековый Узбекистан поэтические мотивы, например, из французской или английской литературы, просто невозможно. Устанавливаемые ими совпадения и параллели носят поэтому исключительно формальный характер и в большинстве случаев буквально поражают своей надуманностью и искусственностью.

Национальное своеобразие узбекского искусства оказывается поэтому смазанным, оно без остатка растворяется в бесчисленных аналогиях, которые неутомимо проводят авторы книги.

Бесспорно, узбекский эпос находился во взаимодействии с эпическим творчеством других народов.

Но это взаимодействие может быть правильно понято и объяснено только с позиций научного марксистско-ленинского литературоведения, рассматривающего каждое литературное явление во всей исторической конкретности.

Методология же, которой пользуются авторы книги, неизбежно приводит их к космополитизму. Отдельные верные положения, высказанные в книге, не могут изменить этого итога.

Так, в самом конце книги авторы правильно пишут, что «раскрытие смысла героических образов, созданных народом в его многовековой истории, их живого социального звучания и воспитывающего значения для нашей героической эпохи — это первая и основная задача работы фольклориста над эпосом». Но этот тезис остается пустой декларацией, ибо в той же главе авторы стараются убедить читателей, что изучение народных корней эпоса, установление его живой связи с массами якобы возможно лишь после широкого сравнительного изучения эпоса в «международном» масштабе.

Неправильно также, имея в виду «литературные дастаны» («дастаны» — сказания—Л. К.), распространенные в Средней Азии, утверждать, что «народные книги» сводятся к «арабско-персидским источникам».

Авторы книги утверждают, что «если через посредство «народной книги» узбекский эпос обогащается поэтической романтикой средневековой персидской литературы, то через сказку в эпос проникает богатое и разнообразное наследие бродячих мотивов и сюжетов, распространенных в мировом фольклоре».

Говорить так — значит не только обеднять узбекское эпическое творчество, но и путем повторения лживых формул об «интернациональной мусульманской письменной культуре» и т. п. принижать значение литературных богатств народов Советского Союза,

В частности, следуя воззрениям буржуазных писателей, стремящихся в своих реакционных целях свести на нет оригинальность литератур на тюркских языках, Жирмунский и Зарифов в своей книге говорят о персидской литературе, как об «основном источнике средневековой романтики для всех литератур мусульманского Востока», и возводят узбекский эпос к «арабско-персидским источникам».

Нарочитые поиски «мусульманских» истоков в узбекском эпосе приводят авторов к утверждениям, весьма напоминающим рассуждения панисламистов в других родственных им феодально-клерикальных и буржуазно-националистических «теоретиков».

Замалчивая реакционную роль ислама, всегда служившего идеологической опорой для эксплуататорских классов на Востоке, Жирмунский и Зарифов говорят о «народных корнях» «официальной идеологии мусульманства», о некоей «интернациональной мусульманской письменной культуре» и т. п.

Все это буквально повторяет шовинистические разглагольствования некоторых небезызвестных буржуазных этнографов и историков культуры.

Жирмунский и Зарифов не останавливаются перед прямой фальсификацией.

Они пытаются, например, сказание о «Фархаде и Ширин», в котором нашли свое выражение народные мечты о счастье и справедливости, истолковать, как отражение влияния… библии и корана.

И, наоборот, анализируя эпос «Юсуф и Ахмед», в которой развиваются идеи «газавата», т. е. войны за веру, авторы книги объявляют этo проникнутое мусульманской идеологией произведение «патриотическим».

Даже защита многоженства, встречающаяся в некоторых литературных памятниках, отразивших реакционное влияние ислама, толкуется в книге всего лишь как «прием», призванный подчеркнуть… «обаяние романического героя».

Надо ли искать более выразительного доказательства полнейшей порочности того объективистского, формалистического метода исследования, которым пользуются авторы книги? Они все время витают в кругу надуманных абстрактных литературных схем и поэтому обнаруживают полную неспособность разобраться в идейной сущности рассматриваемых литературных памятников. Только безыдейной, беспринципной погоней за «оригинальными» сопоставлениями и пустопорожними параллелями можно объяснить сделанное ими абсолютно надуманное и бестактное сравнение любимого узбекского народного героя Алпамыша с… германским Зигфридом.

Прослеживая всевозможные переклички, которые якобы существуют между узбекским эпосом и различными восточными и западноевропейскими литературами, Жирмунский и Зарифов только вскользь вспоминают о литературе великого русского народа. Как и подобает безродным космополитам, им совершенно чужда наша русская национальная культура.

Вот почему, уподобляя героя сказания «Гороглы», юного Айваза, то библейскому Давиду, то Говэну средневековых французских сказаний о короле Артуре, авторы игнорируют взаимодействие двух национальных культур— узбекской и русской.

Русские на протяжении веков находились в экономическом и культурном общении с узбеками, и это общение было в высокой степени плодотворно для узбекского народа. Но Жирмунский и Зарифов обходят эти факты молчанием.

Порочная методология не дала авторам книги увидеть и то качественно новое, что принесли во многовековую эпическую традицию современные советские сказители. Героическому эпосу, созданному в республике после Октябрьской революции и отражающему грандиозные социалистические преобразования, происшедшие за годы советской власти в Узбекистане, авторы уделили из 496 страниц всего… 30.

Издание этой методологически порочной, путаной и антиисторической книги является ошибкой Гослитиздата.

Долг советских литературоведов — дать подлинно научный марксистско-ленинский анализ литературных богатств, которыми гордятся народы нашей Родины.

Но эта задача может быть выполнена только при условии, если глубоко чуждое влияние буржуазно-позитивистской, космополитической школы Веселовского будет ликвидировано в нашем литературоведении.

Источник: https://pikabu.ru/story/pravda_1949_protiv_kosmopolitizma_v_literaturovedenii_6254091

Борьба с космополитизмом в СССР (стр. 1 из 2)

Борьба против космополитизма в Советском Союзе: B 20-е годы XX веке в CCCP космополитизм воспринимался в

Аналитическая справка по этнополитической истории России

Борьба с космополитизмом в СССР

Выполнила: Тяпкина Екатерина

Москва, 2009

Введение

Послевоенные идеологические кампании получили довольно широкое освещение в современной научной литературе, а также значительный общественный резонанс. Последние десятилетия вопрос борьбы с космополитизмом в СССР в 1945 – 1953 годы довольно часто обсуждался, получая, неоднозначные, иногда весьма радикальные оценки.

Несомненно, что кампания против космополитизма является одним из важнейших звеньев в серии тех политико-идеологических кампаний, которые были развернуты высшим руководством Страны Советов в послевоенные годы.

Сегодня многие клеймят кампанию по «борьбе с безродным космополитизмом» (выражение Андрея Жданова, одного из главных идеологов и авторов программы) как одно из ярчайших проявлений антисемитизма советской власти, добавляя, что одной из важнейших ее задач было также подавление всякой творческой самостоятельности советской интеллигенции. Очевидно, кампания имела целью взять под контроль начавшийся в конце 30-х гг. процесс «идейного разоружения» в обществе и предотвратить рост прозападных настроений, особенно в условиях развернувшейся сразу после войны «холодной войны». Однако был ли действительно антисемитизм основой новой идеологической кампании? Или репрессии против евреев явились общим следствием борьбы с антипатриотизмом, просто следствием, более широко освещенным в прессе? Этот вопрос остается спорным. К тому же, космополитами признавались не только евреи, но и русские, например. Большое количество представителей еврейского населения действительно пострадало от развернувшейся кампании, однако не стоит забывать, что они составляли очень значительную прослойку советской интеллигенции.

К сожалению, в кампании по борьбе с космополитизмом было множество перегибов, которые придавали ей иногда несколько извращенные формы, которые могли бы показаться довольно абсурдными, если бы не имели столь печальных последствий.

Тем не менее, как бы ни ругали сегодня сталинскую кампанию против космополитов, нужно учитывать, что с точки зрения правящего в те годы режима и при существовавшей тогда идеологической системе борьба с «антипатриотическими» проявлениями имела свои объективные предпосылки и помимо «антисемитизма».

Она входила в общий комплекс мер, которые были предприняты после войны для общего укрепления коммунистического строя, а также для контроля над проявлениями национальных чувств, дозволенными во время войны в пропагандистских целях.

Победоносное завершение Великой Отечественной войны породило в советском обществе надежды на либерализацию общественной жизни, расширение свободы творчества и ослабление жесткого государственного контроля в области искусства, литературы. Однако начавшаяся вскоре «холодная война» перечеркнула все подобные упования.

Первые признаки похолодания отношений с Западом характеризовались новым «завинчиванием гаек» в отношении интеллигенции. Так, в 1946 г. уже появляются первые постановления ЦК партии по вопросам культуры (например, «О журналах «Звезда» и «Ленинград»», «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению» и т.д.).

В это же время беспощадно критикуется ряд известных советских писателей: М.Зощенко охарактеризован как «пошляк и подонок литературы», Анна Ахматова названа «типичной представительницей чуждой нашему народу пустой безыдейной поэзии». А главный идеолог партии А.А. Жданов ведет кампанию, обличающую «дух низкопоклонства перед современной буржуазной культурой Запада».

Естественным продолжением «борьбы с низкопоклонством» становится борьба с «космополитизмом», направленная в первую очередь против части интеллигенции, которой приписывали прозападные идеи.

Фактически, на «идеологическом фронте» сражение ведется сразу по многим направлениям: против некритической оценки западной культуры, против остатков буржуазных воззрений, против проявлений «низкопоклонства», а также отступлений от марксизма-ленинизма в науке, искусстве, литературе.

Сегодня некоторые историки усматривают идеологические зачатки будущей «борьбы с космополитизмом» уже в знаменитом тосте Сталина «за здоровье русского народа» (некоторые усматривают в нем также проявление национализма и великодержавия) и последовавшем за ним периодом культивирования патриотических, а по заявлениям ряда исследователей, даже, якобы, националистических настроений. Впервые теоретическое обоснование космополитизма в сравнении с патриотизмом и национализмом было дано в статье О.В. Куусинена «О патриотизме», где космополитизм трактовался как «безразличное и пренебрежительное отношение к Отечеству». Фактически, из статьи можно было сделать вывод, что космополитами могли быть только «враги народа», сторонники буржуазного космополитизма и национализма. Очередную попытку подвести теоретическую базу под космополитизм и антипатриотизм мы видим в статье Г.Ф.Александрова «Космополитизм — идеология империалистической буржуазии», опубликованной в 1948 г. в «Вопросах философии». В ней космополитами объявлялись кадет П.Н.Милюков и др., «отъявленными космополитами» — такие бывшие оппоненты Сталина, как Н.И.Бухарин и Л.Д.Троцкий, Пятаков и пр. Таким образом, термин приобретал довольно зловещий оттенок.

Заметим, что И.В. Сталин всегда придавал проблеме космополитизма большое значение, понимая ее важность в идеологическом плане.

Поэтому фактически именно он был инициатором всей масштабной кампании, и даже нередко лично редактировал важные пропагандистские статьи (хотя его прямое участие далеко не всегда афишировалось).

Сама же организационная часть кампании по воспитанию «советского патриотизма» направлялась «Агитпропом». Ее возглавляли Андрей Жданов, М.А.Суслов, а также Шепилов, редактор «Правды» по отделу пропаганды, позднее заместитель Суслова.

Как уже упоминалось выше, отечественная и зарубежная историография часто приравнивает «борьбу с безродным космополитизмом» к явному проявлению антисемитизма. Здесь, как один из наиболее ярких примеров, приводят, в частности, «дело ЕАК».

Однако отметим, что однозначно судить о данной проблеме нельзя. Вряд ли можно утверждать, даже несмотря на то, что антисемитские проявления действительно имели место, будто вся эта масштабная идеологическая кампания была затеяна исключительно против евреев.

Так, например, не менее широкую известность имеет «Ленинградское дело», также проходившее в рамках борьбы с космополитизмом, в котором фигурировало в т.ч. и множество русских фамилий. В общей массе жертв кампании евреи представляли не столь уж значительное меньшинство.

К примеру, по знаменитому «делу врачей» арестованных лиц не еврейской национальности проходило почти в три раза больше, чем евреев. Это еще раз доказывает некорректность объяснения антикосмополитизма и якобы антиеврейских кампаний исключительно с позиций антисемитизма Сталина и его окружения.

Очевидно, главным двигателем кампании было стремление вновь контролировать те национальные импульсы, которые получили развитие во время войны.

Тем не менее, нельзя отрицать, что отдельные проявления антисемитизма действительно были одним из следствий кампании по борьбе с антипатриотизмом и низкопоклонством перед Западом. В рядах космополитов чаще начинают упоминаться представители еврейской интеллигенции.

Во-первых, потому, что евреи, по статистике, имели весьма большой удельный вес в прослойке российской интеллигенции, гораздо больший, чем в населении страны в целом.

Так, составляя после ВОВ немногим более 1% населения СССР, в различных областях культуры, искусства и науки доля евреев могла составлять примерно от 20 до 60 %! Поэтому любое давление на «интеллигентиков» неизбежно затрагивало и евреев, даже если и не было прямо направлено против них.

Вероятно, обострение «еврейского вопроса» было вызвано и провозглашением в 1948г. государства Израиль, установившего явную проамериканскую ориентацию. А потому в советских евреях, традиционно поддерживавших связи с сородичами, часто стали видеть потенциальных изменников.

Своего пика кампания против «безродных космополитов» достигла в январе 1949 г., после выхода в «Правде» редакционной статьи «Об одной антипатриотической группе театральных критиков», в которой критиковался ряд «последышей буржуазного эстетства», часть из которых была еврейской национальности.

Причем существуют данные, что текст статьи редактировался лично Иосифом Виссарионовичем. Упомянутая статья послужила сигналом для появления новых подобных же статей, для проведения чисток в государственном аппарате, среди интеллигенции. Производится роспуск различных еврейских объединений.

Кульминацией кампании можно назвать печально знаменитое «ленинградское дело» 1950, и последовавшее за ним в 1952-1953 «дело врачей». Тем не менее, массовых репрессий и арестов, как в 30-е гг. не производилось.

Как правило, наказание сводилось к увольнению с работы, исключению из партии, иногда просто к переводу куда-нибудь на периферийные посты, хотя, конечно, было много арестов. К тому же клеймо космополита сразу записывало в лагерь подозрительных лиц, «шпионов».

Однако необходимо отметить, что уже в марте 1949 года злоупотребление темой космополитизма в целом и антисемитизма в частности (антисемитские проявления были наиболее заметны на местах, где его труднее было контролировать) постепенно сходит на нет. Сталин заявляет, что надо воевать «не с людьми, а с идеями», очевидно, оценивая в том числе и вероятную опасность роста еврейского национализма. Таким образом, кампания по инерции еще продолжалась, но явно уже без «антисемитской» сути.

Наступление теперь шло против капиталистическо-буржуазной идеологии и американизма.

Из США, фактически, создавался образ врага (внешнего; внутри же в этом образе представлялись «безродные космополиты» и «низкопоклонники»).

Одновременно стоит вспомнить, что в США также шла широкая антикоммунистическая кампания. Таким образом, можно сделать вывод, что кампания по борьбе с безродным космополитизмомбыла тесносвязана и с «холодной войной».

Источник: https://mirznanii.com/a/340004/borba-s-kosmopolitizmom-v-sssr

Scicenter1
Добавить комментарий