Деррида: метод деконструкции: Как реализовать призыв постмодернистов? Этого можно достичь, считают

Деррида: метод деконструкции

Деррида: метод деконструкции: Как реализовать призыв постмодернистов? Этого можно достичь, считают

Как реализовать призыв постмодернистов? Этого мож­но достичь, считают постмодернисты, в определенном

варианте лингвистической философии. Снова в центр философствования ставится язык, но не столько речь, сколько письмо, письменный текст.

�меется в виду, что в речи человек уже определил свою позицию, от него теперь труднее дождаться желаемого плюрализма. Письмо же открыто для самых различных его интер­претаций.

С этой целью Деррида как раз и настаива­ет на деконструкции.

Речь идет о том, чтобы разложить на части структу­ры — философские, политические, культурные.

Для каж­дого слова надо искать заменители (с этим мы отчасти уже знакомы по семейному сходству слов).

Нужно пока­зать, что именно ты усмотрел в данном слове или выска­зывании, при этом широко использовать метафоры, сим­волы, описания слов в словарных статьях.

Суть философствования Дерриды состоит в выска­зывании того же самого, но в другой форме — в пере­писывании мысли. Переписывать следует «в слове, которое оказалось бы и более красивым.

Когда я гово­рю об этом написании другого, которое окажется более красивым, я, очевидно, понимаю перевод как риск и шанс поэмы». �ными словами, рискуй в поисках кра­соты.

К этой точке зрения близок другой француз­ский философ, Ролан Барт, который понимал текст как «никакой власти, немного знания, толика мудрости и как можно больше ароматной сочности».

Короче, текст должен доставлять удовлетворение, наслаждение.

Лиотар: этика и эстетика возвышенного

Новейшие постмодернисты сближают этику с эсте­тикой. �х философия ориентирована эстетически. Ли-

отар, один из лидеров постмодернизма, развивает в этой связи своеобразно понятую эстетику возвышен­ного.

Возвышенное понимается как единство удовольст­вия и боли, сотворение непредставимого.

Эстетика возвышенного состоит, по Лиотару, в том, чтобы «зри­мыми представлениями намекнуть на непредставимое».

Увидеть можно красивое и прекрасное, но не возвышен­ное. Квадрат Малевича не является иллюстрацией к ге­ометрии, он намекает на то неуловимое, которое как раз и вызывает чувство возвышенного.

Постмодернизм давно завоевал себе право на суще­ствование, особенно в мире искусства.

Постепенно он проникает и в мир науки и техники, прежде всего туда, где имеют дело с многозначимостью (в этой свя­зи мы предлагаем компьютерфэнам поразмыслить над тем, что представляет собой гипертекст, гиперсреда, ги­перпространство и так называемая виртуальная ре­альность: все больше нелинейных связей, все больше мнимого).

п»ї

Источник: http://3-net.ru/sign/sign-81965.php

ДЕРРИДА: МЕТОД ДЕКОНСТРУКЦИИ

Деррида: метод деконструкции: Как реализовать призыв постмодернистов? Этого можно достичь, считают

Как реализовать призыв постмодернистов? Этого можно достичь, считают постмодернисты, в определенном варианте лингвистической философии.

Снова в центр философствования ставится язык, но не столько речь, сколько письмо, письменный текст. Имеется в виду, что в речи человек уже определил свою позицию, от него теперь труднее дождаться желаемого плюрализма.

Письмо же открыто для самых различных его интерпретаций. С этой целью Деррида как раз и настаивает на деконструкции.

Речь идет о том, чтобы разобрать, разложить на части структуры — философские, политические, культурные. Для каждого слова надо искать его заменители (с этим мы отчасти уже знакомы по семейному сходству слов). Нужно показать, что именно ты усмотрел в данном слове или высказывании, при этом широко используются метафоры, символы, описания слов в словарных статьях.

Суть философствования Деррида состоит в высказывании той же самой вещи, но и другой, в переписывании ее. Переписывать следует «в слове, которое оказалось бы и более красивым.

Когда я говорю об этом написании другого, которое окажется более красивым, я, очевидно, понимаю перевод как риск и шанс поэмы». Другими словами, рискуй в поисках красоты.

К этой точке зрения близок другой французский философ, Ролан Барт, который понимал текст как «никакой власти, немного знания, толика мудрости и как можно больше ароматной сочности». Короче, текст должен доставлять удовлетворение, наслаждение.

ЛИОТАР: ЭТИКА И ЭСТЕТИКА ВОЗВЫШЕННОГО

Новейшие постмодернисты сближают этику с эстетикой. Их философия ориентирована эстетически. Лиотар, один из лидеров постмодернизма, развивает в этой связи своеобразно понятую эстетику возвышенного. Возвышенное понимается как единство удовольствия и боли, сотворение непредставимого.

Эстетика возвышенного состоит, по Лиотару, в том, чтобы «зримыми представлениями намекнуть на непредставимое». Увидеть можно красивое и прекрасное, но не возвышенное.

Квадрат Малевича не является иллюстрацией к геометрии, он намекает на то неуловимое, которое как раз и вызывает чувство возвышенного.

Постмодернизм давно завоевал себе право на существование, особенно в мире искусства.

Постепенно он проникает и в мир науки и техники, прежде всего туда, где имеют дело с многозначимостью (в этой связи мы предлагаем компьютерфэнам поразмыслить над тем, что представляет собой гипертекст, гиперсреда, гиперпространство и так называемая виртуальная реальность: все больше нелинейных связей, все больше мнимого).

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПОСТМОДЕРНИЗМА

  • · Язык — главная среда человеческого существования.
  • · Слова, текст надо деконструировать (Деррида), рассеивать (Фуко).
  • · Назначение текста — доставлять удовольствие (Барт), чувство возвышенного (Лиотар).
  • · Меньше единообразия, власти, тоталитаризма, лицемерного согласия, больше чувственности, иронии, нестабильности.

ФИЛОСОФИЯ В РОССИИ. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИАЛЕКТИЧЕСКОГО И ИСТОРИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА

Своеобразие российской философии на нынешнем этапе ее развития во многом определяется двумя обстоятельствами. Во-первых, сохранением идущей от Маркса, Энгельса и Ленина диалектико-материалистской традиции.

Во-вторых, содержанием русской философии, восходящей к философии В.С..Соловьева, П. А. Флоренского, С. Н. Булгакова, Н. А. Бердяева, А. Ф. Лосева, Н. О. Лосского.

Так как философия марксизма рассматривалась выше, ограничимся перечислением и кратким комментарием основных положений диалектического и исторического материализма.

Основной вопрос философии — это вопрос о соотношении материи и сознания. Материалисты считают первичной материю. Идеалисты считают первичными идеи, сознание. Материалисты правы: лет эдак 10 миллионов тому назад планета Земля была, а людей с их сознанием не было.

Трудно найти среди современных философов кого-либо, кто бы отрицал этот факт. К сожалению, противопоставление материалистов и идеалистов мало что дает для решения действительно актуальных проблем. Важно понять природу сознания, его активность (благодаря которой, кстати, человек и узнал, что Земля существовала до человека).

Но в указанном отношении простой рецепт — «материя первична», не «работает».

Мир познаваем. Имеется в виду, что нет таких тайн, которые рано или поздно не будут раскрыты и изучены человеком. Многие философы вслед за постпозитивистом Карлом Поппером предпочитают рассуждать просто о «росте знания» (зачем, мол, ссылаться на некие тайны).

Сознание есть продукт высокоорганизованной материи. Опять же возникает вопрос о природе самого сознания.

Познание — это отражение действительности в процессе восхождения от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике. Практика — критерий истины.

Многие из современных философов считают, что познание есть не отражение действительности, а конструирование ее моделей, образцов, в которых присутствует активность сознания (вспомните феноменологов, их внимание к процессу воображения).

Материя и сознание развиваются диалектически, от одного противоречия к другому; противоречия — это единство и борьба противоположностей. Тезис о противоречивости мира у многих вызывает возражение. Каждому известно, что логика, наука о мышлении, запрещает противоречия. Познание проблемно, но непротиворечиво.

Закон единства и борьбы противоположностей, известный, между прочим, с античности, не пользуется уважением в современной науке. Дело в том, что содержание законов физики, биологии, социологии, других наук нельзя втиснуть в узкие рамки представлений о единстве и борьбе противоположностей.

Представьте себе на основе закона противоположностей товарно-денежные отношения. Вам придется утверждать, что все едины (не могут обойтись друг без друга), но вместе с тем находятся в состоянии борьбы (каждый преследует свой интерес). Вроде бы мы даем правильную интерпретацию происходящему, но вряд ли ею удовлетворится экономист.

Он объяснит, что для понимания товарно-денежных отношений надо использовать понятия спроса, предложения, денег и т.д.

Экономический базис, совокупность производительных сил и производственных отношений, определяет характер политических, социальных и духовных отношений в обществе (это основное положение исторического материализма).

Многие философы считают, что далеко не всегда именно экономика играет в обществе решающую роль.

В зависимости от обстоятельств на первый план могут выходить самые разнообразные, не обязательно экономические общественные отношения.

Развитие экономических отношений и деятельность пролетариата обеспечат победу социализму, который сменится коммунизмом. Эта гипотеза пока не нашла своего подтверждения.

Религия — опиум для народа. Мало кто согласится ныне с такой явно упрощенной трактовкой религии.

Влияние диалектического и исторического материализма в нашей стране ослабевает. Эта философия перестала быть официальной доктриной нашего государства. Трудно отделаться от мысли, что диалектический и исторический материализм попал в зону затяжного кризиса.

В чем скрыты истоки неудач диалектического и исторического материализма? Прежде всего в недостаточной философской проработке достижений наук, искусств и практик ХХ века.

ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ

В нашей книге не ставится задача рассмотреть в деталях ту или иную национальную философию. Это соответствует тому, что в учебниках математики рассматривается не немецкая или французская математика, а математика как явление мировой культуры. Подобно математике, физике, кибернетике философия есть явление мировой культуры.

Разумеется, это не отменяет тот факт, что всякая философия несет на себе печать национально-культурного своеобразия.

Столь же неоспоримо, что для близкой нашему сердцу российской духовности если не во всех, то во многих отношениях смыслообразующую роль играет философия отечественных авторов: Чаадаева, Хомякова, Герцена, Чернышевского, Соловьева, Бердяева, Флоренского, Лосского, Лосева и многих других. Для философских воззрений этих авторов характерен большой разброс.

Тем не менее ниже мы попытаемся представить традиционную российскую философию как нечто целостное. Затем проведем конкретизацию основных черт философии, ориентирующейся на российские традиции, на примере философии В. С. Соловьева, Н. А. Бердяева, А. Ф. Лосева. Соловьев чуть ли не единодушно признается самым выдающимся русским философом XIX.

века, но ныне его идеи энергично возрождаются. Бердяев, пожалуй, наиболее известный из всех российских философов ХХ века, проживавших вне России. Лосев — крупнейшая философская фигура ХХ.века внутрироссийского масштаба. Итак, о характерных чертах традиционной российской философии.

Для абсолютного большинства русских философов характерен идеал цельности, рассмотрение в единстве всех духовных сил человека — чувственных, рациональных, эстетических, нравственных, религиозных. Идеал цельности противопоставляется фрагментарности, расчлененности культуры индустриального общества.

Но мир — это не просто целостность, а положительное единство (В. Соловьев). Чаще всего положительное единство понимается как приоритет религиозного опыта жизни. Философия сливается с религией, прежде всего с православием.

Положительное единство понимается также как нравственность, оправдание абсолютного добра.

Нравственность, понимаемая на уровне субъекта, приводит к этическому персонализму.

Нравственность в общественном контексте приводит к принципу соборности. Соборность означает единство людей на основе их любви к Богу и следование строгой нравственности.

Принцип соборности кладется в основу интерпретации политических и правовых воззрений.

Принцип цельности в российской философии применительно к проблемам теории познания конкретизируется в сочетании чувственного, рационального и возвышенно-мистического.

Часто основа познания понимается как интуиция, как постижение внешнего в его слиянии с внутренним, психическим.

В вопросе об истинности отечественные философы часто стремятся соединить теоретический и нравственно-религиозный опыт. Истина сближается с праведностью, высокой духовностью.

Космизм: идея мирового всеединства субъекта, человечества и физического космоса.

По сути дела, концепция русского космизма является дальнейшей конкретизацией идеи всеединства, которая занимала умы и сердца Соловьева и Флоренского, Федорова и Циолковского, Вернадского и Чижевского.

Русские космисты видят едва ли не основную задачу человека в «распространении совершенства» (Циолковский) по Вселенной. Эта идея поражает своей масштабностью, но для ее научного анализа все еще не достает данных.

Ныне часто говорят и пишут о необходимости возрождения отечественной философской традиции. Безусловно, такого рода идеи заслуживают всяческой поддержки. Но возрождать отечественную философию на новом этапе российской действительности целесообразно не иначе как с использованием достижений современной мировой философии в целом.

В.С.СОЛОВЬЕВ: «АБСОЛЮТНОЕ ОСУЩЕСТВЛЯЕТ БЛАГО ЧЕРЕЗ ИСТИНУ В КРАСОТЕ»

В философии Владимира Сергеевича Соловьева основные черты русской философии представлены особенно рельефно. Соловьев недоволен позитивизмом, отвлеченными началами рационалистов, односторонностью эмпириков. Его влекут философские начала цельного знания, он оправдывает добро, развивает идеалы Богочеловечества.

Но что же является абсолютно сущим, абсолютно единым? Для Соловьева очевидно, что на эту роль может претендовать только Бог. Сама полнота бытия требует, чтобы сущее было личностью — всеблагой, любящей, милостивой, волевой. Но это и есть Бог, который олицетворяет собой положительное всеединство. Философию Соловьева так и называют: философия положительного всеединства.

Всякое многообразие скреплено божественным единством, мудростью Бога, Софией. София — это душа мира. Смысл бытия человека — достраивание Софии до органической целостности с абсолютом, с Богом. Такое восстановление может иметь место в процессе эволюции человечества. В этом случае человечество становится Богочеловечеством.

В Боге и причастных к нему вещах заключены в единстве благо (как реализующаяся воля), истина (как реализующееся размышление) и красота (как реализующееся чувство). Отсюда следует формула Соловьева: «Абсолютное осуществляет благо через истину в красоте». Три абсолютные ценности — благо, истина и красота — всегда образуют единство, смысл которого — любовь.

Любовь — это та сила, которая подрывает корни всякого эгоизма, всякой отдельности. Благотворна уже физиологическая любовь, соединяющая разнополые существа. Но истинная любовь — это воссоединение в Боге. Это истинная духовность. Хотя любовь по преимуществу есть платоническое чувство, Соловьев угадывал в ней женское очарование.

Блестящий поэт, он описывает одно из своих мистических видений следующим образом:

Все видел я, и все одно лишь было,-
Один лишь образ женской красоты…

Видимо, неслучайно философию Соловьева часто называют философией Вечной женственности.

Для Соловьева гарантами спасения человечества являются любовь и нравственность. Истину добывает высоконравственный человек. Безнравственная наука служит силам разрушения, войны в том числе. То же относится и к искусству, если оно не наполнено нравственным смыслом.

Жизнь всякого человека есть творчество, свободное движение к добру. Жизнь — это подвиг одухотворения. Пигмалион сотворил статую, и она ожила; так истинный человек, подобно талантливому скульптору, одухотворяет свои деяния. Соответственно жертва Христа открыла путь к спасению человечества.

Все личные и общественные коллизии разрешаются при стремлении к совершенному добру. Нравственность имеет первенство над правом, политикой, экономикой. Разрушительные силы не всесильны, на пути к Богочеловечеству можно справиться с любыми задачами, в том числе и с войнами, и с разделением церквей, и с разделением людей по нациям.

Источник: https://vuzlit.ru/1514248/derrida_metod_dekonstruktsii

Постмодернизм программа постмодернистов стр. 13 — стр. 13

Деррида: метод деконструкции: Как реализовать призыв постмодернистов? Этого можно достичь, считают

Наш обзор современной философии был бы весьма неполным, если мы прошли мимо постмодернизма. Постмодернизм считается многими экстравагантной философией. Но число его сторонников неуклонно возрастает. Крупнейшими постмодернистами являются французские философы Жак Деррида, Жан Лиотар, много сторонников постмодернизма также в США.

Слово «постмодерн» означает после модерна. Французское слово «модерн» означает современный. Постмодерн — это прежде всего философия, которая направлена против философии Нового времени.

Постмодернисты считают, что феноменология, герменевтика, аналитическая философия по сути своей не отказались от идеалов нововременной философии. Постмодернисты готовы к самым резким выводам.

Они стремятся расшатать все то, что сжимает человека в «объятиях тоталитаризма»: жесткие логические схематики, окончательные выводы, всяческий поиск устойчивого, преклонение перед авторитетами, властные структуры, в том числе науку и технику, поиск единообразия, насаждение необоснованных ценностей, стремление к непременному согласию между людьми, умаление эмоционального и чувственного, культивирование устаревших эстетических и моральных идеалов.

Призыв постмодернистов таков: больше хаоса, дискретности, плюрализма, чувственности, кризиса авторитетов, интуитивизма, поиска нестабильности, несогласия, нигилизма, отсутствия единообразия, иронии по отношению к признанным ценностям, калейдоскопичности, символичности, неустойчивости.

ДЕРРИДА: МЕТОД ДЕКОНСТРУКЦИИ

Как реализовать призыв постмодернистов? Этого можно достичь, считают постмодернисты, в определенном варианте лингвистической философии. Снова в центр философствования ставится язык, но не столько речь, сколько письмо, письменный текст.

Имеется в виду, что в речи человек уже определил свою позицию, от него теперь труднее дождаться желаемого плюрализма. Письмо же открыто для самых различных его интерпретаций. С этой целью Деррида как раз и настаивает на деконструкции.

Речь идет о том, чтобы разобрать, разложить на части структуры — философские, политические, культурные. Для каждого слова надо искать его заменители (с этим мы отчасти уже знакомы по семейному сходству слов). Нужно показать, что именно ты усмотрел в данном слове или высказывании, при этом широко используются метафоры, символы, описания слов в словарных статьях.

Суть философствования Деррида состоит в высказывании той же самой вещи, но и другой, в переписывании ее. Переписывать следует «в слове, которое оказалось бы и более красивым.

Когда я говорю об этом написании другого, которое окажется более красивым, я, очевидно, понимаю перевод как риск и шанс поэмы». Другими словами, рискуй в поисках красоты.

К этой точке зрения близок другой французский философ, Ролан Барт, который понимал текст как «никакой власти, немного знания, толика мудрости и как можно больше ароматной сочности». Короче, текст должен доставлять удовлетворение, наслаждение.

ЛИОТАР: ЭТИКА И ЭСТЕТИКА ВОЗВЫШЕННОГО

Новейшие постмодернисты сближают этику с эстетикой. Их философия ориентирована эстетически. Лиотар, один из лидеров постмодернизма, развивает в этой связи своеобразно понятую эстетику возвышенного. Возвышенное понимается как единство удовольствия и боли, сотворение непредставимого.

Эстетика возвышенного состоит, по Лиотару, в том, чтобы «зримыми представлениями намекнуть на непредставимое». Увидеть можно красивое и прекрасное, но не возвышенное.

Квадрат Малевича не является иллюстрацией к геометрии, он намекает на то неуловимое, которое как раз и вызывает чувство возвышенного.

Постмодернизм давно завоевал себе право на существование, особенно в мире искусства.

Постепенно он проникает и в мир науки и техники, прежде всего туда, где имеют дело с многозначимостью (в этой связи мы предлагаем компьютерфэнам поразмыслить над тем, что представляет собой гипертекст, гиперсреда, гиперпространство и так называемая виртуальная реальность: все больше нелинейных связей, все больше мнимого).

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПОСТМОДЕРНИЗМА

  • Язык — главная среда человеческого существования.

  • Слова, текст надо деконструировать (Деррида), рассеивать (Фуко).

  • Назначение текста — доставлять удовольствие (Барт), чувство возвышенного (Лиотар).

  • Меньше единообразия, власти, тоталитаризма, лицемерного согласия, больше чувственности, иронии, нестабильности.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИАЛЕКТИЧЕСКОГО И ИСТОРИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА

Своеобразие российской философии на нынешнем этапе ее развития во многом определяется двумя обстоятельствами. Во-первых, сохранением идущей от Маркса, Энгельса и Ленина диалектико-материалистской традиции.

Во-вторых, содержанием русской философии, восходящей к философии В.С..Соловьева, П. А. Флоренского, С. Н. Булгакова, Н. А. Бердяева, А. Ф. Лосева, Н. О. Лосского.

Так как философия марксизма рассматривалась выше, ограничимся перечислением и кратким комментарием основных положений диалектического и исторического материализма.

Основной вопрос философии — это вопрос о соотношении материи и сознания. Материалисты считают первичной материю. Идеалисты считают первичными идеи, сознание. Материалисты правы: лет эдак 10 миллионов тому назад планета Земля была, а людей с их сознанием не было.

Трудно найти среди современных философов кого-либо, кто бы отрицал этот факт. К сожалению, противопоставление материалистов и идеалистов мало что дает для решения действительно актуальных проблем. Важно понять природу сознания, его активность (благодаря которой, кстати, человек и узнал, что Земля существовала до человека).

Но в указанном отношении простой рецепт — «материя первична», не «работает».

Мир познаваем. Имеется в виду, что нет таких тайн, которые рано или поздно не будут раскрыты и изучены человеком. Многие философы вслед за постпозитивистом Карлом Поппером предпочитают рассуждать просто о «росте знания» (зачем, мол, ссылаться на некие тайны).

Сознание есть продукт высокоорганизованной материи. Опять же возникает вопрос о природе самого сознания.

Познание — это отражение действительности в процессе восхождения от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике. Практика — критерий истины.

Многие из современных философов считают, что познание есть не отражение действительности, а конструирование ее моделей, образцов, в которых присутствует активность сознания (вспомните феноменологов, их внимание к процессу воображения).

Материя и сознание развиваются диалектически, от одного противоречия к другому; противоречия — это единство и борьба противоположностей. Тезис о противоречивости мира у многих вызывает возражение. Каждому известно, что логика, наука о мышлении, запрещает противоречия. Познание проблемно, но непротиворечиво.

Закон единства и борьбы противоположностей, известный, между прочим, с античности, не пользуется уважением в современной науке. Дело в том, что содержание законов физики, биологии, социологии, других наук нельзя втиснуть в узкие рамки представлений о единстве и борьбе противоположностей.

Представьте себе на основе закона противоположностей товарно-денежные отношения. Вам придется утверждать, что все едины (не могут обойтись друг без друга), но вместе с тем находятся в состоянии борьбы (каждый преследует свой интерес). Вроде бы мы даем правильную интерпретацию происходящему, но вряд ли ею удовлетворится экономист.

Он объяснит, что для понимания товарно-денежных отношений надо использовать понятия спроса, предложения, денег и т.д.

Экономический базис, совокупность производительных сил и производственных отношений, определяет характер политических, социальных и духовных отношений в обществе (это основное положение исторического материализма).

Многие философы считают, что далеко не всегда именно экономика играет в обществе решающую роль.

В зависимости от обстоятельств на первый план могут выходить самые разнообразные, не обязательно экономические общественные отношения.

Развитие экономических отношений и деятельность пролетариата обеспечат победу социализму, который сменится коммунизмом. Эта гипотеза пока не нашла своего подтверждения.

Религия — опиум для народа. Мало кто согласится ныне с такой явно упрощенной трактовкой религии.

Влияние диалектического и исторического материализма в нашей стране ослабевает. Эта философия перестала быть официальной доктриной нашего государства. Трудно отделаться от мысли, что диалектический и исторический материализм попал в зону затяжного кризиса.

В чем скрыты истоки неудач диалектического и исторического материализма? Прежде всего в недостаточной философской проработке достижений наук, искусств и практик ХХ века.

ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ

В нашей книге не ставится задача рассмотреть в деталях ту или иную национальную философию. Это соответствует тому, что в учебниках математики рассматривается не немецкая или французская математика, а математика как явление мировой культуры. Подобно математике, физике, кибернетике философия есть явление мировой культуры.

Разумеется, это не отменяет тот факт, что всякая философия несет на себе печать национально-культурного своеобразия.

Столь же неоспоримо, что для близкой нашему сердцу российской духовности если не во всех, то во многих отношениях смыслообразующую роль играет философия отечественных авторов: Чаадаева, Хомякова, Герцена, Чернышевского, Соловьева, Бердяева, Флоренского, Лосского, Лосева и многих других. Для философских воззрений этих авторов характерен большой разброс.

Тем не менее ниже мы попытаемся представить традиционную российскую философию как нечто целостное. Затем проведем конкретизацию основных черт философии, ориентирующейся на российские традиции, на примере философии В. С. Соловьева, Н. А. Бердяева, А. Ф. Лосева. Соловьев чуть ли не единодушно признается самым выдающимся русским философом XIX.

века, но ныне его идеи энергично возрождаются. Бердяев, пожалуй, наиболее известный из всех российских философов ХХ века, проживавших вне России. Лосев — крупнейшая философская фигура ХХ.века внутрироссийского масштаба. Итак, о характерных чертах традиционной российской философии.

Для абсолютного большинства русских философов характерен идеал цельности, рассмотрение в единстве всех духовных сил человека — чувственных, рациональных, эстетических, нравственных, религиозных. Идеал цельности противопоставляется фрагментарности, расчлененности культуры индустриального общества.

Но мир — это не просто целостность, а положительное единство (В. Соловьев). Чаще всего положительное единство понимается как приоритет религиозного опыта жизни. Философия сливается с религией, прежде всего с православием.

Положительное единство понимается также как нравственность, оправдание абсолютного добра.

Нравственность, понимаемая на уровне субъекта, приводит к этическому персонализму.

Нравственность в общественном контексте приводит к принципу соборности. Соборность означает единство людей на основе их любви к Богу и следование строгой нравственности.

Принцип соборности кладется в основу интерпретации политических и правовых воззрений.

Принцип цельности в российской философии применительно к проблемам теории познания конкретизируется в сочетании чувственного, рационального и возвышенно-мистического.

Часто основа познания понимается как интуиция, как постижение внешнего в его слиянии с внутренним, психическим.

В вопросе об истинности отечественные философы часто стремятся соединить теоретический и нравственно-религиозный опыт. Истина сближается с праведностью, высокой духовностью.

Космизм: идея мирового всеединства субъекта, человечества и физического космоса.

По сути дела, концепция русского космизма является дальнейшей конкретизацией идеи всеединства, которая занимала умы и сердца Соловьева и Флоренского, Федорова и Циолковского, Вернадского и Чижевского.

Русские космисты видят едва ли не основную задачу человека в «распространении совершенства» (Циолковский) по Вселенной. Эта идея поражает своей масштабностью, но для ее научного анализа все еще не достает данных.

Ныне часто говорят и пишут о необходимости возрождения отечественной философской традиции. Безусловно, такого рода идеи заслуживают всяческой поддержки. Но возрождать отечественную философию на новом этапе российской действительности целесообразно не иначе как с использованием достижений современной мировой философии в целом.

В.С.СОЛОВЬЕВ: «АБСОЛЮТНОЕ ОСУЩЕСТВЛЯЕТ БЛАГО ЧЕРЕЗ ИСТИНУ В КРАСОТЕ»

В философии Владимира Сергеевича Соловьева основные черты русской философии представлены особенно рельефно. Соловьев недоволен позитивизмом, отвлеченными началами рационалистов, односторонностью эмпириков. Его влекут философские начала цельного знания, он оправдывает добро, развивает идеалы Богочеловечества.

Но что же является абсолютно сущим, абсолютно единым? Для Соловьева очевидно, что на эту роль может претендовать только Бог. Сама полнота бытия требует, чтобы сущее было личностью — всеблагой, любящей, милостивой, волевой. Но это и есть Бог, который олицетворяет собой положительное всеединство. Философию Соловьева так и называют: философия положительного всеединства.

Всякое многообразие скреплено божественным единством, мудростью Бога, Софией. София — это душа мира. Смысл бытия человека — достраивание Софии до органической целостности с абсолютом, с Богом. Такое восстановление может иметь место в процессе эволюции человечества. В этом случае человечество становится Богочеловечеством.

В Боге и причастных к нему вещах заключены в единстве благо (как реализующаяся воля), истина (как реализующееся размышление) и красота (как реализующееся чувство). Отсюда следует формула Соловьева: «Абсолютное осуществляет благо через истину в красоте». Три абсолютные ценности — благо, истина и красота — всегда образуют единство, смысл которого — любовь.

Любовь — это та сила, которая подрывает корни всякого эгоизма, всякой отдельности. Благотворна уже физиологическая любовь, соединяющая разнополые существа. Но истинная любовь — это воссоединение в Боге. Это истинная духовность. Хотя любовь по преимуществу есть платоническое чувство, Соловьев угадывал в ней женское очарование.

Блестящий поэт, он описывает одно из своих мистических видений следующим образом:

Все видел я, и все одно лишь было,-
Один лишь образ женской красоты…

Видимо, неслучайно философию Соловьева часто называют философией Вечной женственности.

Для Соловьева гарантами спасения человечества являются любовь и нравственность. Истину добывает высоконравственный человек. Безнравственная наука служит силам разрушения, войны в том числе. То же относится и к искусству, если оно не наполнено нравственным смыслом.

Жизнь всякого человека есть творчество, свободное движение к добру. Жизнь — это подвиг одухотворения. Пигмалион сотворил статую, и она ожила; так истинный человек, подобно талантливому скульптору, одухотворяет свои деяния. Соответственно жертва Христа открыла путь к спасению человечества.

Источник: http://uchebana5.ru/cont/3194334-p13.html

Scicenter1
Добавить комментарий