Дисциплинарность и трансдисциплинарность: Принципиальным при учреждении Исторической Антропологии является

Интердисциплинарный подход

Дисциплинарность и трансдисциплинарность: Принципиальным при учреждении Исторической Антропологии является

ИНТЕРДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ПОДХОД В ИСТОРИЧЕСКОМ ПОЗНАНИИ — 1) метод изучения истории, синтезирующий возможности разных дисциплин, изучающих различные аспекты социальной жизни человека и самого человека как социального существа (2); 2) интегральный подход к изучению прошлого на «перекрестке» социальных и гуманитарных наук, основанный на междисциплинарной кооперации (4); 3) изучение прошлого путем «стратегии присвоения», т. е. заимствования методов и концепций смежных дисциплин (5). В современной эпистемологии существуют различные представления об интердисциплинарности (междисциплинарности) в научном познании. В рамках одного из них интердисциплинарность рассматривается как взаимодействие научных дисциплин (3). В исторической науке интердисциплинарность иногда отождествляется с мультидисциплинарностью. При этом акцентируется внимание на том, что междисциплинарное взаимодействие заключается в применении исследовательского инструментария, заимствованного у смежных социальных наук.

Интердисциплинарный подход в историческом познании — это форма и способ изучения исторической реальности. Интердисциплинарный подход является одной из форм организации кросс-дисциплинарных научных исследований, направленных на преодоление дисциплинарной ограниченности в изучении истории.

Интердисциплинарный подход как способ, позволяя взглянуть на историю в различных дисциплинарных ракурсах, представляет собой тот вариант холизма в историческом познании, предметный аспект которого проявляется в рассмотрении прошлого как целостной исторической реальности.

Интердисциплинарный подход — это постановка научно-исследовательских задач на стыке истории и других научных дисциплин и использование их теоретического потенциала и научного языка в интерпретации научных фактов в целях целостного изображения истории.

Интердисциплинарный подход, направленный на решение научных проблем, которые кажутся сложными или широкомасштабными для исследователей, принадлежащих к одной дисциплине, сопровождается интеграцией знаний предметного характера.

В этом плане интердисциплинарный подход означает, прежде всего, кооперацию различных научных областей, циркуляцию общих понятий для описания, понимания и объяснения некоторого фрагмента исторической реальности. В результате историческое познание становится «средой гуманитарных наук» (М. Фуко).

В историческом познании интердисциплинарный подход, как способ взаимодействия различных специализированных научных практик, проявляется не в том, что «территория историка» становится открытой для «эпистемической интервенции» со стороны других социальных и гуманитарных наук, а в том, что историк, работая на стыке разных дисциплин, старается сделать прошлое, выступающее предметом его исследования, более сложным и разноплановым с познавательной точки зрения. Интердисциплинарный подход, связанный с формированием новых научных полей исследования, ведет к образованию гибридных дисциплин путем заключения «брака» истории с другими социальными, гуманитарными и естественными науками (таких как: историческая социология, историческая психология, историческая этнология, историческая география, историческая антропология, социоестественная история, историческая политология, историческая демография, историческая имагология, историческая информатика, клиометрия и т. п.). Интердисциплинарный подход, когнитивная стратегия которого нацелена на получение нового синтетического знания об исторической реальности, раскрывает большие перспективы для проведения компаративных научных исследований.

А. В. Лубский

Определение понятия цитируется по изд.: Теория и методология исторической науки. Терминологический словарь. Отв. ред. А.О. Чубарьян. [М.], 2014, с. 137-138.

Литература:

1) Вахштайн В. Эпистемические интервенции: скромное обаяние «чужих» объяснительных моделей. Режим доступа: http://www.hse.ni/news/ recent/49103686.html [февраль, 2014]; 2) Могильницкий Б. Г.

Междисциплинарный синтез: уроки школы «Анналов»// Методологический синтез: прошлое, настоящее, возможные перспективы. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2002. С. 11; 3) Piaget J. The epistemology of interdisciplinary relationships // Interdisciplinary.

Problems of Teaching and Research in Universities. P., 1972. P. 139; 4) Репина Л. П. Опыт междисциплинарного взаимодействия и задачи интеллектуальной истории // Диалог со временем. 2005. Вып. 15. С. 5-14; 5) Тихонов В. В.

Междисциплинарный подход в историографическом исследовании: современный российский опыт // «Стены и мосты»: Междисциплинарные подходы в исторических исследованиях. М.: Изд-во «Совпадение», 2012. С. 251-258.

Источник: http://ponjatija.ru/node/10619

От дисциплинарности к трансдисциплинарности в понятиях и определениях

Дисциплинарность и трансдисциплинарность: Принципиальным при учреждении Исторической Антропологии является

АННОТАЦИЯ

Успехи современной науки в решении сложных многофакторных проблем природы и общества во многом зависят от интеграции знаний и методов отдельных научных дисциплин.

После того, как уровень развития университетской науки почти сравнялся с уровнем академической науки, поиск решения проблемы интеграции научных дисциплин сместился в университетскую среду.

В последнее время в России всё чаще проводятся конференции, участники которых пытаются осуществить научный поиск рамок и идентификационных признаков междисциплинарного взаимодействия наук, а также определить институциональные основы и перспективы развития междисциплинарности в современном научном пространстве.

Показательной в этом отношении стала Всероссийская научная конференция «Междисциплинарность в современном социально-гуманитарном знании», состоявшаяся в Южном Федеральном Университете (ЮФУ) г. Ростове-на-Дону в июне 2016 года.

Участникам этой конференции удалось сформулировать и конструктивно обсудить проблемы междисциплинарных взаимодействий, а также озвучить общие требования к междисциплинарным исследованиям и публикациям, прежде всего, в науках о человеке и обществе. Решения некоторых из таких проблем видятся авторам статьи в более чётком и логически связанном содержании определений научных подходов к познанию мира, закреплённом в их новой классификации.

ABSTRACT

The success of modern science in solving complex multifactorial problems of nature and society largely depends on the integration of knowledge and methods of separate scientific disciplines.

When the level of university science development comes up with the level of academic science, the search for the solution of integration problem of scientific disciplines has shifted to the university environment.

In recent years in Russia, conferences are increasingly held in which the participants are trying to carry out scientific research of framework and identification features of science interdisciplinary interaction, as well as to determine institutional foundations and prospects of interdisciplinary science development in the modern scientific space.

In this respect All-Russian Scientific Conference «Interdisciplinarity in the modern social-humanitarian knowledge» has become indicative and taken place in Southern Federal University (SFU) in Rostov-on-Don in June 2016.

Participants of this conference have succeeded in formulating and constructively discussing problems of interdisciplinary interactions as well as to disclose general requirements for interdisciplinary research and publications, especially in sciences of human and society. Solutions of some of these problems are seen by the authors of the article in clear and coherent content of certain scientific approaches to understand the world as well as in accepting their new classification.

Введение

22–23 июня 2016 года в Южном Федеральном Университете (ЮФУ) в г. Ростове-на-Дону, в рамках направления «Междисциплинарные социально-гуманитарные исследования ЮФУ (МСГИ ЮФУ), прошла Всероссийская научная конференция «Междисциплинарность в современном социально-гуманитарном знании».

Партнёрами конференции выступили: Отделение общественных наук Российской академии наук; Центральный экономико-математический институт РАН; Институт социологии РАН; Российское психологическое общество; Южное отделение Российской академии образования.

В работе конференции приняли участие около 300 человек: представители академической науки, исследователи и профессорско-преподавательский состав вузов России, а также, зарубежные гости [5].

На конференции была предпринята попытка провести научный поиск рамок и идентификационных признаков междисциплинарного подхода в науках о человеке и обществе, комплексное осмысление потенциала практического применения междисциплинарности в социальном управлении и образовании, а также определить институциональные основы и перспективы развития междисциплинарности в современном научном пространстве России.Кроме пяти пленарных заседаний, программа конференции предусматривала работу участников одновременно по шести тематическим направлениям: Междисциплинарность в современном научном дискурсе; Методология и язык междисциплинарности; Предметные поля и научные сообщества в междисциплинарных исследованиях; Институты развития междисциплинарности в современном социально-гуманитарном знании; Междисциплинарный научный подход в практике управления, оценки, экспертизы и консалтинга; Междисциплинарность в современном образовании [7].

Активные дискуссии участников конференции обозначили ряд существенных проблем в области понимания механизмов взаимодействия научных дисциплин, как в академической, так и в университетской среде.

Проблемы, обозначенные на конференции

Некоторые участники признавались в том, что их участие в конференции обусловил интерес: происходит ли сегодня реанимация междисциплинарности, которая была чрезвычайно популярна в научном мире в середине ХХ века или организаторы конференции вкладывают в это явление новый смысл? Открывая конференцию, проректор по научной и пректно-инновационной деятельности ЮФУ, д-р экон.

наук, профессор Шевченко И.К. прояснила позицию руководства ЮФУ по этому вопросу. Явление междисциплинарности приобретает особое значение в университетской науке и образовании. Современный студент должен не только получить качественное образование, но и научиться применять полученные знания и навыки в тесном взаимодействии со специалистами других научных дисциплин.

Сегодня важны не только открытия, которые могут быть сделаны на стыке научных дисциплин, но и поиск решений сложных социально-экономических проблем.Некоторые пленарные докладчики: Батурин Ю.М., д-р юрид. наук, член-корр. РАН, профессор (ИИЕТ РАН, Москва), Полтерович В.М., д-р экон. наук, академик РАН, (ЦЭМИ РАН, Москва), Кирдина С.Г., д-р социол.

наук, профессор (ИЭ РАН) посчитали целесообразным рассуждать о потенциале взаимодействия научных дисциплин в более широком аспекте: от меж¬дисциплинарности – к мультидисциплинарности и трансдисциплинарности.Особое мнение по поводу реализации междисциплинарных взаимо-действий высказал участник пленарной дискуссии – Вахштайн В.В., д-р социол.

наук, профессор, декан философско-социологического факультета РАНХиГС. По его мнению, непреодолимым препятствием в реализации взаимодействия научных дисциплин является отсутствие языка междисциплинарных взаимодействий [2].Подводя итоги работы участников конференции, Председатель конференции Клейнер Г.Б., д-р экон. наук, член-корр.

РАН, профессор (ЦЭМИ РАН) подчеркнул, что междисциплинарность сегодня – это одна из актуальных тенденций развития научного знания, попытка преодоления его фрагментарности.

Междисциплинарность, не претендуя на всеобъемлющий характер и отмену сложившейся дисциплинарной специализации науки, занимает важнейшую нишу – заполнение свободного пространства, объективно существующего между научными дисциплинами. Поэтому, междисциплинарность способна создать научный фундамент для обеспечения эффективности, системности и гармоничности социального управления.

Наряду с позитивной оценкой перспектив междисциплинарности, Клейнер Г.Б. озвучил и возможные риски её применения в академической и университетской науке.

К таким рискам относятся: возможная утрата профессиональных ориентиров исследований; проблемы рецензирования и оценок научных работ; отсутствие единых критериев и стандартов; проблемы определения референтной группы читателей; проблемы отсутствия признанных авторитетов в новой сфере знания; неоднородность массива публикаций; отсутствие авторитетных журналов; опасность попадания междисциплинарных исследовательских работ в сферу псевдонауки. Участники пленарных заседаний согласились с тем, что снижение рисков междисциплинарности можно достичь посредством усиления требований к междисциплинарным публикациям. Такие публикации должны: содержать чёткое описание постановки задачи и методов её решения (с дисциплинарной идентификацией); включать полное описание предпосылок, принимаемых автором; содержать указание на критерии проверки гипотез; указывать на признаки, необходимые для идентификации работы в дисциплинарном научном потоке, а также, что наиболее важно – включать «паспорт» междисциплинарной работы, т. е. перечень характеристик, позволяющих однозначно выделить данную работу [4].

Решение проблемы определений

В ходе финальной дискуссии «Горизонты междисциплинарности», в которой приняли участие пленарные докладчики конференции, неожиданно возникла проблема с формулировкой определений научных подходов в контексте многообразного взаимодействия наук о человеке и обществе.

Эта проблема наглядно продемонстрировала различие между научными знаниями, которые уже нашли своё отражение в интерсубъективных (общепринятых) определениях, закреплённых в текстах разного рода энциклопедий и живым общением специалистов высокого уровня, для которых более важно общее содержание объекта дискуссии, чем его точное определение.Концентрируясь на этой проблеме, следует отметить, что понятия дисциплинарного, междисциплинарного, мультидисциплинарного и трансдисциплинарного подходов, обсуждаемые на конференции, имеют непосредственное отношение к научному мировоззрению. Как пишет Т. Кун в книге «Структура научных революций», именно благодаря принятию парадигмы группа исследователей… становится профессиональной, а предмет её интереса превращается в научную дисциплину». Поэтому, пытаясь проявить срытый смысл междисциплинарности, Клейнер Г.Б. сравнил её с внутренней свободой дисциплинарного специалиста. Но допустима ли внутренняя свобода без моральной ответственности специалиста за результаты и последствия своей профессиональной деятельности?С учётом этих обстоятельств, мы предполагаем, что подходы к познанию мира следует разделить на два вида. На подходы, которые обеспечивают становление научного мировоззрения, и на те, которые обеспечивают расширение сформировавшегося научного мировоззрения. Тем самым определения подходов будут различаться логичным усилением их семантической насыщенности.

Дисциплинарность (дисциплинарный подход) – это способ становления научного мировоззрения в рамках локальной картины мира, методологии и, адекватного по своим объяснительным возможностям, языка, формирующего у специалиста моральную ответственность за результаты и последствия своей профессиональной деятельности.

Междисциплинарность (междисциплинарный подход) – это способ расширения научного мировоззрения в направлении обогащения знаний, методологии и языка одной научной дисциплины за счёт знаний, методологии и языка другой научной дисциплины, усиливающий моральную ответственность специалиста за результаты и последствия своей профессиональной деятельности.
Мультидисциплинарность (мультидисциплинарный подход) – это способ расширения научного мировоззрения в направлении целостного образа объекта исследования, формирующий уровень моральной ответственности дисциплинарных специалистов за результаты и последствия своей профессиональной деятельности в рамках общепринятой научной парадигмы.
Трансдисциплинарность (трансдисциплинарный подход) – это способ расширения научного мировоззрения, заключающийся в рассмотрении того или иного явления специалистом, не ограничивающим себя рамками какой-либо одной научной дисциплины, моральная ответственность которого за результаты и последствия своей профессиональной деятельности основывается на признании объективного долженствования и обязательности элементов-фрагментов единого мира.Стремление научных дисциплин к интеграции в процессе поиска решений сложных многофакторных проблем природы и общества в рамках картины единого мира нашло свою реализацию в одной из разновидностей трансдисциплинарного подхода – Трансдисциплинарности–4. Принимая во внимание опасения профессора Вахштайна В.В., касающиеся отсутствия языка междисциплинарного общения, эта разновидность трансдисциплинар-ного подхода получила следующее определение. Трансдисциплинарность-4 – это способ познания мира, предоставляющий возможность свести знания человечества во всеобъемлющую, согласованную науку, основанную на едином комплексе понятий и метаязыке. В таком образе Трансдисциплинарность-4 подобна гипердисциплине или метанауке [1, с.43–110]. С учётом атрибутов метанауки: метатеории [3, с. 491–492] и метанарратива [6, с. 489–490], содержание которых придерживается большинство специалистов эпистемологии и философии науки, можно сформулировать определение метатеории и метанарратива Трансдисциплинарности-4.Метатеория трансдисциплинарности-4 – это описание общих представлений о фундаментальных особенностях мирового устройства и формах их проявления, которые закладываются в основу всей системы человеческих знаний об окружающей действительности. Набор исходных мировоззренческих ориентиров и основных философских категорий в рамках метатеории трансдисциплинарности-4 подвергается определённой интеллектуальной обработке, приводящей к их переосмыслению, упорядочению и обобщению. Цель метатеории трансдисциплинарности-4 – создание картины единого мира. Дисциплинарные (локальные) картины мира в этом случае представляют собой абстрактные модели определённых областей (фрагментов) единого мира. В результате, метатеория трансдисциплинарности-4 представляется схемой, которая определяет способ и контекст построения научных моделей исследуемых областей (фрагментов) действительности, а также задаёт набор наиболее общих условий, обеспечивающих характер понимания специальных теорий, конструируемых учёными. Такая схема, в силу своей абстрактности, обеспечивает трансдисциплинарную интерпретацию результатов моделирования фрагментов действительности в рамках различных дисциплинарных и междисциплинарных подходов.

Метанарратив трансдисциплинарности-4 – это универсальная система понятий, знаков, символов и моделей, направленная на создание единого типа описания объектов и изложения взаимосвязанных событий в картине единого мира.

С помощью метанарратива трансдисциплинарности-4 соединяются различные языки, в том числе, языки научных дисциплин, а также культурные и смысловые дискурсы (направления взаимодействий).

В этой связи, метанарратив трансдисциплинарности-4 формируется в процессе философского переосмысления общих понятий и категорий, которые необходимы и достаточны для описания картины единого мира.

Обладая такими атрибутами, трансдисциплинарный подход может сыграть роль прочного фундамента, на базе которого возможно построение всеобъемлющей, согласованной науки, основанной на едином комплексе понятий и метаязыке. При этом, трансдисциплинарный подход будет непосредственно зависеть от уровня систематизации дисциплинарных знаний, а также от развития и совершенствования дисциплинарных, междисциплинарных и мультидисциплинарных подходов.

ВыводыПринимая во внимание определения вышеперечисленных научных подходов можно сделать следующие выводы. Разные подходы строятся на различных точках зрения на мир, допускающих определённые способы его познания и нормы моральной ответственности за результаты и последствия такого познания.

Совокупность подходов в науке похожа на некий оптический прибор, позволяющий, при необходимости, фокусироваться на изображении всего мира или на его фрагментах. Поэтому не корректно заставлять специалистов разных подходов выходить за границы их предназначения и возможностей.

С другой стороны, чтобы познание мира таким «ансамблем подходов» не превратилось в калейдоскопический процесс, сменяющихся картин мира, зависящий от перестроения подходов и «тасования» их знаний, необходим генерализирующий или трансдисциплинарный подход.

Такой подход позволит формировать единый контекст построения научных моделей исследуемых областей действительности, в которых детально прорисованные локальные картины мира будут укладываться в единую логику.

Иными словами, трансдисциплинарный подход должен обосновывать содержание общих условий, обеспечивающих характер понимания специальных теорий, конструируемых специалистами разных подходов.Мир проявляется перед современным человечеством набором взаимосвязанных сложных многофакторных проблем природы и общества. Такие проблемы нуждаются в безотлагательном решении.

Чтобы поиски таких решений увенчались успехом необходимо совершить следующие действия: принять классификацию научных подходов, построенную на их однозначных определениях; уточнить условия и границы участия научных подходов в теоретическом формировании и технико-технологическом осуществлении таких решений; обеспечить подготовку будущих специалистов в вузах с учётом принятой классификации подходов. На практике эти действия позволят современным специалистам, получить не только полное представление о реальных теоретических и технико-технологических возможностях научных подходов, но и обрести моральную ответственность за результаты и последствия своей профессиональной деятельности.

Это обстоятельство будет служить гарантией того, что команда специалистов, формирующая для решения сложной многофакторной проблемы, будет работать не столько «на процесс поиска», сколько на всесторонне обоснованный «ожидаемый результат».

  1. Вартофский М. Эвристическая роль метафизики в науке // Структура и развитие науки. Из Бостонских исследований по философии науки. Сб. переводов. – М.: Прогресс, 1978. – 486 с.
  2. Вахштайн В.В. Салоны и клубы.

    Междисциплинарность как идеология академического мира // Всероссийская конференция Междисциплинарность в современном социально–гуманитарном знании, (Ростов-на-Дону, 22–23 июня 2016 г.) / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://msgi.sfedu.ru/conference2016_ru (дата обращения: 4.07.2016).

  3. Гусев С.С.

    Метатеория // Энциклопедия эпистемологии и философии науки. – М.: Канон+, РООИ Реабилитация, – 2009. – 1248 с.

Источник: http://7universum.com/ru/social/archive/item/3435

Методологические принципы трансдисциплинарных исследований. Инженерия трансдисциплинарности

Дисциплинарность и трансдисциплинарность: Принципиальным при учреждении Исторической Антропологии является

Е.Н. Князева «Трансдисциплинарные стратегии исследований»

Рассматриваются особенности трансдисциплинарности, ее отличие от междисциплинарности и полидис-циплинарности.

В качестве бурно развивающихся областей современных трансдисциплинарных исследований рассматриваются теория сложности (синергетика), исследования будущего (futures studies) и когнитивная наука.

Показано, что именно трансдисциплинарные исследования, по-видимому, определят облик науки в среднесрочном будущем.

Наряду с термином «междисциплинарность» для характеристики научных направлений, подобных нелинейной динамике или исследованиям будущего, сегодня часто используются также термины «полидисциплинарность» и «трансдисциплинарность». Хотя эти три термина близки друг к другу по содержанию, между ними можно все же провести некоторые концептуальные разграничения.

1. Полидисциплинарность, междисциплинарность и трансдисциплинарность.

Полидисциплинарность — это неинтегративная смесь дисциплин, в которой каждая дисциплина сохраняет собственную методологию и собственные теоретические допущения, не видоизменяя и не дополняя их, подвергаясь воздействию со стороны других дисциплин.

«Междисциплинарность» означает прежде всего кооперацию различных научных областей, циркуляцию общих понятий для понимания некоторого явления.

Трансдисциплинарность характеризует такие исследования, которые идут через, сквозь границы многих дисциплин, выходят за пределы конкретных дисциплин, что следует из смысла самой при-

ставки «транс». Тем самым создается холистическое видение предмета исследования. Трансдисциплинарные исследования характеризуются переносом когнитивных схем из одной дисциплинарной области в другую, разработкой и осуществлением совместных проектов исследования.

Трансдисциплинарность как термин первоначально начала использоваться научными центрами во франкоговорящем мире. В первую очередь это Центр Эдгара Морена (Центр современной антропологии) в Париже.

Следуя Морену, целесообразнее говорить о полидисциплинарных исследовательских полях, междисциплинарных исследованиях и трансдисциплинарных стратегиях исследования.

Методологические принципы трансдисциплинарных исследований. Инженерия трансдисциплинарности

Трансдисциплинарность — это исследовательская стратегия, которая пересекает дисциплинарные границы и развивает холистическое видение.

Трансдисциплинарность в узком смысле означает интеграцию различных форм и методов исследования, включая специальные приемы научного познания, для решения научных проблем.

Трансдисциплинарность в широком смысле означает единство знания за пределами конкретных дисциплин.

Термин «трансдисциплинарность» ввел Жан Пиажев 1970 г. Трансдисдиплинарным он называл свой Международный центр генетической эпистемологии, основанный им в Женеве в 1955 г. Он привлекал для сотрудничества ученых из самых разных научных дисциплин, в числе которых был

И. Пригожин, создатель теории открытых неравновесных систем.

В 1987 г. был создан Международный центр трансдисциплинарных исследований, который на первом своем съезде принял Хартию трансдисциплинарности. Под этой хартией стоят подписи Э. Морена и румынского физика Базараба Николеску, который считается одним из лидеров трансдисциплинарного движения в мире.

По Николеску, трансдисциплинарность базируется на трех методологических постулатах, что принципиально отличает ее от междисдиплинарно-сти и трансдисциплинарности.

1) Признание существования уровней реальности. Каждая дисциплина изучает только какой-то фрагмент реальности, только один из ее уровней.

Трансдисциплинарная стратегия стремится понять динамику процесса на нескольких уровнях реальности одновременно, поэтому она перешагивает границы конкретных дисциплин и создает универсальную картину процесса, ее холистическое видение.

Трансдисциплинарность не антагонистична междисциплинарности, а дополняет ее, так как соединяет различные фрагменты реальности в единую картину.

2) Логика включенного третьего. Трансдисциплинарность не противопоставляет, а объединяет, соединяет по принципу дополнительности то, что рассматривалось как противоположное. 3) Сложность. Трансдисциплинар-ность пытается понять реальность в ее сложности, а это именно та установка, которая свойственна синергетике. Только трансдисциплинарные исследования способны справиться со сложностью мира.

Трансдисциплинарность означает стимулирование синергии между дисциплинами и подлинную интеграцию знания. Она лежит в русле нынешней практики трансформации знания, поиска конструктивного решения проблем и вовлечения ученых в решение проблем реального мира.

Трансдисципли-нарность предполагает, что эксперты, проводящие анализ, ученые-исследователи, деятели в сферах социальной практики, политические лидеры соединяют свои усилия, чтобы решить проблему.

Но эта практическая ориентация трансдисциплинарных исследований не исключает, а, напротив, базируется на их фундаментальности, на холистическом видении реальности и попытке схватить реальность в ее универсальных паттернах.

Трансдисциплинарность включает в себя креативный подход к решению проблем, рациональность открытого, творческого ума.

Синтетические устремления трансдисциплинарности заключаются в том, что благодаря ей устанавливается связь между естественными, гуманитарными и социальными науками, а также искусством, литературой, поэзией и иными сферами духовного опыта. Трансдисциплинарность может выступать основой для конвергенции науки, технологии, искусства, исследования сознания и духовных практик.

Таким образом, трансдисциплинарность — это теоретическая попытка «трансцендировать» дисциплины и тем самым отреагировать на гиперспециализацию — процесс, ведущий к драматическому росту фрагментации и раздробления знания.

Трансдисциплинарные когнитивные стратегии становятся возможными и действенными только тогда, когда вырабатывается общий трансдисциплинарный язык — метаязык. Кросс-фертилизация различных дисциплин создает новое интеллектуальное пространство.

Необходимо, чтобы каждая научная дисциплина, входящая в поли- и транс-дисциплинарный комплекс, была одновременно и открыта, и замкнута.

Открыта по отношению к новым когнитивным схемам, переносимым из смежных и более отдаленных научных дисциплин и имеющим для нее эвристическую значимость; готова к кооперации с другими научными дисциплинами, к реализации совместных исследовательских проектов.

Замкнута, ибо она должна стремиться сохранить своей специфический предмет и ракурс исследования, развивать свои прогрессивные и наиболее продвинутые исследовательские методы и стратегии.

Трансципциплинарность вводится ныне в практику науки и управленческой деятельности. В документах ЮНЕСКО и в бюллетенях Ассоциации сложного мышления во Франции, возглавляемой Э. Мореном, сегодня нередко речь идет об инженерии трансцисциплинарности.

Инженерия трансдисциплинарности — это новый научный рационализм или парадигма открытого разума, в которой размышления неотделимы от действий, а все познание опирается на «такую странную способность ума, как связывать» (Джамбаттиста Вико). Имеется в виду связь различных дисциплинарных знаний, а также знаний и деятельности, традиций и новаций.

Эпистемология сложности неразрывно связана с прагматикой сложности: научные знания постоянно подвергаются трансформации под влиянием практических, технических, политических, культурных нововведений. Ключевым словом становится также моделирование сложности. У нас нет иного доступа к миру сложных систем, как построение моделей этих систем.

«Мы размышляем только на основе моделей» (Поль Валери). Нам ничего не дано, но все мы должны сконструировать (Гастон Башляр). Постулат объективности заменяется постулатом проективности. Процедура открывания сложного мира заменяется техникой дизайна, воплощения воображаемого и конструирования желаемого.

Эпистемология, а равным образом и науки об обществе и наука об образовании, становятся конструктивистскими.

3. Трансдисциплинарность синергетики.

 Определенные синтетические функции и глубокие обобщения были свойственны синергетике со времени ее основания Германом Хакеном в 19б9 г. [2]. Синергетика претендовала на открытие универсальных законов эволюции и самоорганизации и на широкие применения моделей, разработанных в ее рамках, ведь сложность существует на различных уровнях реальности [3].

Принадлежность синергетики к направлению универсализма в современном научном знании была отмечена Г. Хакеном в одной из его недавних книг.

«Совершенно очевидно, — утверждает он, -что синергетика относится к направлению универсализма» [4, с. 242].

Синергетические утверждения функционируют на таком уровне знания, на котором охватывается целый ряд научных дисциплин, изучающих самые разные сферы реальности.

Автоматического, универсально предданного синергетического описания не существует. В каждом конкретном случае следует удостовериться, имеются ли в наличии необходимые условия для самоорганизации.

Синергетика обеспечивает только общие трансдисциплинарные рамки, когнитивную стратегию или эвристический подход к конкретному научному исследованию. Выражаясь в терминах психологии, она обеспечивает ученых определенной научной установкой.

Остальное — дело конкретного исследования.

Таким образом, сущность синергетики состоит в универсализме и трансдисциплинарном переносе ее моделей. Синергетика имеет, по-видимому, мягкие и постоянно расширяющиеся границы.

Поэтому синергетику на ее развитой, саморефлек-тивной стадии должна отличать усиленная и детализированная самокритичность в отношении своих научных оснований и границ своей применимости.

Это служит основой для реализации больших и конструктивных возможностей синергетики и нелинейной динамики в целом в научном поиске. Без такой рефлективной работы может возникнуть опасность научной девальвации синергетики.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/20_38360_metodologicheskie-printsipi-transdistsiplinarnih-issledovaniy-inzheneriya-transdistsiplinarnosti.html

О дисциплинарном, полидисциплинарном, междисциплинарном и наддисциплинарном подходах в естественных и социогуманитарных науках (

Дисциплинарность и трансдисциплинарность: Принципиальным при учреждении Исторической Антропологии является

А.И. Липкин

О дисциплинарном, полидисциплинарном, междисциплинарном и наддисциплинарном подходах в естественных и социогуманитарных науках

Дается структура естественнонаучного знания, включающая 4 уровня: 1)эмпирических данных, 2)эмпирических законов, 3)конкретных теорий и 4)оснований.

Рефлексия 4-го уровня позволяет различать науки и разделы науки внутри них, их «институциональные окружения», дисциплины, «полидисциплинарное» описание явлений, «полидисциплинарные» и «междисциплинарные» науки.

Рассматриваются аналоги этих уровней и моно-, поли- и меж- «дисциплинарности» в социо-гуманитарных науках. Рассматриваются два типа «полидисциплинарного» рассмотрения социо-гуманитарных явлений (объектов): «каузального» и «многослойного».

Осознание своей специфики социальные и гуманитарные науки (СГН) начали в конце 19 в. путем противопоставления себя естественным наукам (ЕН).

Последние воспринимались при этом сквозь призму позитивизма конца 19 в. Я думаю, что подобное сравнение социальных и гуманитарных наук с естественными науками в представлении методологии конца 20 в.

могло бы еще раз существенно продвинуть самопонимание СГН[1].

Тема конференции – междисциплинарность, но, чтобы ее обсуждать надо разобраться с понятием дисциплины. Судя по приводимым в [Добреньков, Кравченко 2005] спектру определений «научной дисциплины» (P. Уитли, П. Бурдье, К. Хондрика, И. Валлерштайна, А.П. Огурцова), здесь нет единства.

Однако во всех них акцент делается на социальные институты, а не структуру знания, не содержание, которое обычно вкладывается в понятие научное знание или наука. С учетом этого возьмем в качестве ориентира определение, данное в «Философской энциклопедии»: «дисциплина научная (от лат.

disciplina — учение) — базовая форма организации профессиональной науки, объединяющая на предметно-содержательном основании области научного знания, сообщество, занятое его производством, обработкой и трансляцией, а также механизмы развития и воспроизводства соответствующей отрасли науки как профессии» [Мирский].

В нем «наука» в указанном выше содержательном смысле присутствует в виде «области научного знания», и является лишь одним из элементов в структуре дисциплины, главным же является институциональное окружение, ответственное за «развитие и воспроизводство соответствующей отрасли науки как профессии» (в приводимых в [Добреньков, Кравченко 2005] определениях научной дисциплины акцент на последнем еще более явный).

Рассмотрим как это определение работает (или не работает) в ЕН на примере физики и химии, которым отвечают одноименные науки и дисциплины. При этом особое внимание будем обращать на место «науки» и ее «институционального окружения».

У каждой из них своя логика: в центре науки лежит структура знания, «институциональное окружение» науки ориентировано на массовость производства.

Расхождение этих логик создает дополнительные трудности в обсуждении темы поли- и меж- дисциплинарности, поскольку последние непосредственно связаны со структурой знаний, т.е. с науками, а не с дисциплинами.

Структура современного физического знания, т.е.

физика как наука представляет собой совокупность разделов физики, каждый из которых определяется тем, что у него выделены основания, где задаются (определяются) базовые понятия необходимые для описания базового процесса-движения (по сути, обобщенного движения-перемещения Аристотеля) с участием «первичного идеального объекта» — ПИО (механической частицы в механике, электромагнитной волны и заряженной частицы в электродинамике и т.д.). Они четко выделены в курсах «теоретической физики», их порядка 10: классическая механика, электродинамика, квантовая механика,.. То, что объединяет эти разделы в физику – это, во-первых, представление любого из этих базовых процессов-движений как переход неизменной физической системы-объекта (ПИО) из одного состояния в другое (в химии – другой процесс – превращение веществ, т.е. химическая реакция), во-вторых, использование при построении ПИО различных модификаций и сочетаний всего двух прототипов – частицы и сплошной среды (в химии – атомов). Теории конкретных (частных) явлений (объектов) строятся из ПИО различных разделов физики (то же в химии).

В результате, исходя из структуры естественнонаучного знания, мы можем выделить следующие уровни:

0) «сырой» материал – «необработанные» эмпирические данные,

1) обработанные данные, прошедшие стадию «анализа данных»,

2)эмпирические законы (типа законов Кеплера или Ома), которые прямо не выводятся из первых («проблема Юма»), но выражены на том же языке, что и эмпирические данные. Эти «уровни материала» имеют свои аналоги в СГН.

При этом 0-й уровень – это то, что позитивисты мыслили как чисто эмпирический, но он оказался «теоретически нагруженным» (измерение силы или заряда уже предполагает наличие механики и теории электричества, где эти понятия появляются).

Еще более «теоретически нагруженным» является 1-й уровень, который предполагает более сложную дополнительную обработку данных с использованием различных методов. В физике 1-й уровень присутствует не всегда, а в истории и СГН, возможно, почти всегда.

Это усиливает проблему теоретической (а в СГН и ценностной) «нагруженности» фактов. Но здесь можно использовать тот же ход, что предложил К.Поппер в ЕН: если обработка данных использует методы, которые считаются соответствующим сообществом проработанными и адекватными, т.е.

«непроблематизируемыми», то их применение не проблематизирует возводимые на их основе построения. Такие  теории (и методы), которые достаточно проработаны и другие чем те, что строятся на основании обработанных с их помощью данных, К. Поппер называл «наблюдательными» теориями (лучше им подходит название «приборных»).

2-й уровень в СГН не очень интересен. Главный интерес для заявленных в названии вопросов будут иметь следующие два теоретических уровня:

3) уровень конкретных теорий (т.е. теорий конкретных явлений, типа движения планет), использующие теоретические понятия (типа “масса”, “сила”), отсутствующие на первых двух уровнях и заимствованные из

4) уровня оснований.

В СГН 4-й уровень проявляется в наличии общедисциплинарных понятий (типа «идеальных типов» Вебера), которые используются при теоретическом описании конкретных явлений.

Опираясь на различение 3-го и 4-го уровня (которое игнорируется подавляющим большинством авторов) приступим к обсуждению моно-, поли-, меж- и над- дисциплинарности и связанной с этим терминологией, с которой сразу же начинаются неприятности.

Начнем с моно-дисциплинарности. Из структуры ЕН знания следует возможность превращения в дисциплины разделов науки. Но по факту, с одной стороны, есть примеры замыкания в дисциплины подразделов науки, имеющих большое прикладное значение, с другой, — в номенклатуре журналов и курсов лекций физика не членится на разделы.

Разделы проявляются в некоторых рубриках и спецификациях, но это не дотягивает до полного набора институтов, связываемых с понятием «дисциплина». Более того, если такие рубрикаторы появляются, то они более соответствуют представлениям «общей», а не «теоретической» физики, т.е.

отвечают (как и школьное и высшее нефизическое образование) старому, а не новому типу структурирования физических знаний[2].

В результате вопрос о том являются ли разделы физики дисциплинами остается открытым: по логике специализации вроде бы просматриваются многие характеристики необходимых для образования научной дисциплины институтов, но степень их реализации явно не дотягивает до этого статуса.

Теперь перейдем к обсуждению темы «поли-дисциплинарности». В ЕН 3-му уровню – уровню теорий конкретных явлений отвечает использование ПИО из разных разделов науки и даже разных наук (физики и химии). Такое поли-описание аналогично для случая когда используются ПИО из разных разделов одной науки или из разных наук (отвечающих разным дисциплинам)[3]. Т.е.

по сути надо говорить не о полидисциплинарности, а о «поли-научности» и «поли-разделонаучности». Это неудобоваримо, но отражает суть дела, ибо институциональные аспекты, центральные для понятия «дисциплины» здесь не важны. Это высвечивает терминологические трудности.

Их можно смягчить использованием кавычек: заменять требуемое по смыслу поли-научное на более общепринятое «полидисциплинарное», но в кавычках.

Далее, кроме поли-описания явления существуют поли-науки, т.е. «полидисциплинарные» науки, примером чего является «физическая химия» “в издании” 19 в. (в 20 в. она смешивается с квантовой химией, о которой речь ниже).

Здесь, например, химическая реакция, скорость которой зависит от распределения в пространстве веществ и  температуры, выделяет энергию, это приводит к потокам вещества и тепла, описываемых физикой (неравновесной термодинамикой в широком смысле слова), последние же влияют на скорость химической реакции.

Этот процесс описывается совместной системой уравнений, где через параметры-факторы температуры и концентрации физика входит в химические уравнения (и отвечающие им процессы), а выделяемая в химической реакции энергия как параметр-фактор входит в физические уравнения (и отвечающие им процессы).

Для СГН это отвечает случаю, когда, скажем, в экономической модели учитывается в качестве фактора что-то от культуры или политики.

Более сложный случай представлен в случае квантовой химии, где воздействие происходит на 4-м уровне (а не 3-м, как выше), базовый ПИО химии – атом, рассматривается как объект описания квантовой механики (раздела физики), что существенно сказывается на формулировке оснований химии. Этот случай уместно охарактеризовать как случай «междисциплинарной» науки.

Такое различение «полидисциплинарности» и «междисциплинарности» вполне соответствует приводимому в [Князева 2011, с. 194] различению (по Морену) на «полидисциплинарные исследовательские поля, междисциплинарные исследования и трансдисциплинарные стратегии исследования».

Правда, междисциплинарными могут быть не только исследования, но и науки (или разделы науки) типа квантовой химии, биофизики и т.п. Что касается трансдисциплинарности, то Е.Н. Князева к ней относит синергетику [Князева 2011, с.

195], которая, во-первых, является наукой, а не стратегией, во-вторых, это пример не «трансдисциплинарности», а «наддисциплинарности», ибо, как и в теории колебаний, здесь рассматриваются не конкретные типы движения, а формы движения, которые могут иметь место в различных дисциплинах (в любом ее разделе физики, в химии, в экологии,…) [Философия науки 2007, гл. 14, Липкин 2009 гл. 9][4].

Еще одна важная черта ЕН, которая может быть интересна при сравнении с СГН, состоит в том, что несмотря на постпозитивистскую революцию в эпистемологии, ЕН, похоже, не испытали такого потрясения основ как СГН. В значительной степени это связано с наличием четкого 4-го уровня в структуре естественнонаучного знания.

Теперь посмотрим на обсуждаемые вопросы со стороны СГН. Начнем с «моно-дисциплинарности», с вопроса о том, как здесь задаются науки. Определение типа «социология – это наука об обществе», т.е.

определение через объект исследования, будет аналогом определения типа: «физика – это наука о неживой природе» (похожее определение можно найти в философских словарях). Такой тип определений, во-первых, слишком неопределенен, во-вторых, приводит к проблеме  отличия от социологии – политологии, а от физики – химии.

Можно пойти по пути, используемому в специальных (физических или химических) энциклопедических словарях, где определение “физики” (“химии”) сводится к перечислению того, чем занимаются  “физики” (“химии”), что  можно свести к формуле: «Физика (химия) – это то, чем занимаются физики (химики)», соответственно «социология – это то, чем занимаются социологи». По сути, это определения в духе Т.Куна. Отличное от этого содержательное определение физики (и химии), данное мною в начале статьи, опирается на выделение 4-го уровня в структуре научного знания [Липкин 2011; Философия науки 2007, гл. 7, 14]. Проведение подобного типа работы для СГН поставило бы обсуждение меж- и поли- дисциплинарности в СГН на фундамент, который позволил бы четче формулировать и анализировать многочисленные вопросы, поставленные Л.П. Репиной [Репина 2003][5].

Теперь обратимся к рассмотрению некоторых типов междисциплинарности в СГН. В упоминаемых Л.П. Репиной дисциплинах типа «экономической истории», «политической истории» и др. история создает историческое измерение для понятий, введенных в соответствующих СГН.

Это напоминает приведенный выше случай «квантовой химии» в ЕН, т.е. речь идет о «междисциплинарности», отвечающей изменению базовых понятий одной науки под воздействием другой на 4-м уровне структуры научного знания.

  Такой тип «пересечения» наук возможен и для других СГН, примерами чего могут служить «экономическая политология»[6] и «экономическая социология»[7].

Другой вариант «пересечения» наук — «пересечение» на 1-м уровне -демонстрирует история как поставщик исторического материала для различных СГН (я не знаю аналогов этому в ЕН).

Наконец третий вариант «пересечения» наук происходит на 3-м уровне. В этом случае речь идет о «полидисциплинарном» описании объектов (или явлений) в истории. Примером такого «полидисциплинарного» объекта является общество (или человек).

Здесь можно выделить два подхода к рассмотрению такого объекта. Один, хорошо известный и ярко представленный в марксизме, строит каузальные цепочки, выводя явления и объекты одних СГН из других, например, политические и культурные из  экономических («надстройку» из «базиса»).

Это напоминает проникнутый физикализмом подход «глобального эволюционизма» в ЕН, успешность которого явно преувеличена, поскольку, во-первых, он не справляется с проблемой происхождения жизни, не говоря о происхождении человека и общества, ибо тут существуют качественные скачки, а во-вторых, требует серьезного анализа вопрос о границах применимости тех разделов физики (ОТО, термодинамика, квантовые теории поля), которые используются при конструировании модели рождения Вселенной [Липкин 2006]).

Другой подход я бы назвал «многослойным». Здесь выделяется несколько параллельных слоев «реальности» (например, — политической, экономической, культурной (со своими слоями)), в каждом из которых возникают  свои структуры и процессы со своей логикой.

В первом приближении можно, по-видимому, считать, что каждому слою соответствует наука со своим 4-м уровнем. «Полидисциплинарность» возникает здесь при рассмотрении взаимодействия слоев, которое может заключаться в поддержке и усилении (или наоборот, в ослаблении) процессов и структур одного слоя другим слоем.

Из аналогий с ЕН ближе всего к этому будет, по-видимому, случай «полидисциплинарной» науки типа упомянутой выше «физической химии».

Приведу пример «многослойного» рассмотрения в СГН [Липкин 2012]. «Представление об индивидуальном назначении жизни человека возникает на довольно поздней стадии развития древних обществ (одно из первых упоминаний об этом мы находим в Х таблице аккадского эпоса о Гигальмеше, относящемся ко II тыс. до н.э.).

Оно появляется при столкновением двух доиндивидуальных образов: образа эпического героя, олицетворявшего в рамках общинной структуры представления о неограниченных экспансионистких возможностях племени, и более позднего надплеменного образа – «государственных» богов.

В соперничестве героев и «государственных богов» верх одерживают боги, из двух основных атрибутов богов – бессмертия и праздника герою доступен только праздник: “Боги, когда создавали человека, смерть они определили человеку, жизнь в своих руках удержали», – говорит «хозяйка богов” Сидури Гильгамешу.

– “Ты же, Гильгамеш, насыщай желудок, днем и ночью да будешь ты весел, праздник справляй ежедневно, днем и ночью играй и пляши ты!.. Гляди, как дитя твою руку держит, своими объятиями радуй подругу – только в этом дело человека” [ППДВ, с. 206]».   Последнее есть гедонистический индивидуальный смысл жизни человека. Т.е.

новый смысл – первый индивидуальный смысл жизни – возникает в ходе процессов, идущих в слое культуры – в результате столкновения двух культурных традиций. Но эти новые смыслы могут быть востребованы или нет обществом. Пока общество живет социально-политическом и экономическом слоях по правилам и нормам, основанным на традиции, этот новый смысл ему не нужен.

Но в жизни общества под воздействием соцально-экономических процессов (т.е. в социальном, экономическом и политическом слоях) наступает время, когда разрушаются сами традиции. И тогда-то возникает запрос на индивидуальный смысл жизни.

Распространение эгоцентрического смысла жизни порождает новые проблемы в социально-политическом и культурном слоях, что порождает новые процессы. В результате возникает последовательное взаимное воздействие между идеями из культурного слоя, являющимися продуктом культурных процессов, и социально-политическими структурами/процессами, идущими по своей логике.

Что касается «наддисциплинарности», то примером наддисциплинарной науки в СГН (т.е. аналогом синергетики и теории колебаний) является семиотика.

Итак, из приведенных аналогий видно, что, во-первых, следует различать «науки» как совокупность знаний, их «институциональное окружение» и возникающие на их основе «дисциплины», проблемы поли- и меж- «дисциплинарности» связаны с науками, а не дисциплинами.

Во-вторых, требуется более глубокий анализ сути базовых понятий СГН как наук, состоящий в выявлении у них 4-го уровня – базовых понятий.

В-третьих, полезно отличать «полидисциплинарное» исследование «полидисциплинарных» объектов, «полидисциплинарные» науки, где взаимодействие между науками происходит на 3-м уровне, и «междисциплинарные» науки, в которых происходит синтез на уровне средств, т.е. на 4-м уровне. Кроме того, имеет смысл ввести еще понятие наддисциплинарности.

Добреньков В.И., Кравченко А.И (2005) История зарубежной социологии. М.

Князева Е. Н. (2011) Трансдисциплинарные стратегии исследований // Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin) 10 (112).

Липкин А.И. (2012) «Духовное» и «политическое» «ядра» «локальной цивилизации» и их столкновение в истории России (репринт WP17/2012/01 Серия WP17. Научные доклады Лаборатории сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ ВШЭ НИУ. М.)

Липкин А.И. (2011) Структура современного физического знания // Вестник Московского университета Серия 7 Философия. № 1, 2011, с. 46-62.

Липкин А.И. (2009) Концепции современного естествознания. Часть 1. Физика, химия, синергетика. (Курс лекций). М.: РГГУ.

Липкин А.И. (2008) Россия и Европа. Проблемы цивилизационной и национальной идентичности // Россия и Европа: вопросы идентичности (М., Институт Европы РАН), с. 103-113.

Липкин А.И. (2006) Место 4-мерного пространства-времени в теории относительности Эйнштейна. Методологический анализ // Актуальные вопросы современного естествознания. Вып 4, с. 19-26.

Мирский Э.М. Дисциплина научная // Философская энциклопедия (http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/)

Репина Л.П. Интердисциплинарная история вчера, сегодня, завтра // Междисциплинарные подходы к изучению прошлого /под ред. Л.П. Репиной/ М., 2003.

Философия науки (2007) (под ред. А.И. Липкина) М.: ЭКСМО.

[1]Такая работа проводится на моем семинаре по философии науки (на пересечении каф. философии МФТИ и каф. истории науки РГГУ) .

[2] До сер. 19 в. и в физике, и в математике базовые понятия задавались как неопределяемые, но очевидные.

Затем, с появлением неэвклидовых геометрий и электромагнитного поля этот способ определения оказывается недостаточным, наступает кризис оснований, выходом из которого стал «неявный» тип определения, введенный Д.Гильбертом в к. 19 в.

, что позволило ввести более сложные и менее наглядные понятия [Липкин 2007; 2009].

Курсы «общей» и «теоретической» физики отвечают старому и новому типу задания и структурирования физического знания (поэтому между ними есть расхождение в делении на разделы: в курсах «общей физики» есть разделы «оптики» и «атомной физики», в курсах «теоретической физики» их нет, ибо они являются там подобластями «электродинамики» и «квантовой механики»). В биологии, похоже, этого перехода пока не произошло. Возможно, в СГН тоже пользуются старым способом определения понятий.

[3] Например теория движения заряженного шарика в жидкости при наличии электромагнитного поля будет использовать ПИО трех разделов физики: гидродинамики, механики и электродинамики, более того возможно сочетание ПИО физики и химии при описании биологических явлений и объектов (в молекулярной биологии). Это простейшие типы «полидисциплинарных» теорий 3-го уровня для «полидисциплинарных» объектов и явлений в естественных науках (ЕН).

[4] Обсуждение в литературе синергетики, как и роли наблюдателя в квантовой механике, сильно мифологизировано (см. соответствующие главы в [Липкин 2009] или [Философия науки 2007]).

[5] В гуманитарных науках при создании 4-го уровня еще сталкиваются с проблемой понимания и герменевтического круга, возникающей в связи с построением системы базовых понятий адекватных данной культуре.

[6] «Выделение дисциплины экономической политологии из общего содержательного потока знаний о политике вызвано потребностью в более пристальном изучении отношений бизнеса с государством и обществом» [Богатуров А.Д. Понятие экономической политологии и особенности ее проблемного поля в России // ПОЛИС – политические исследования 2011, № 4 с. 8].

[7] Экономическая социология, как специальная социологическая теория исследует закономерности экономической жизни с помощью системы категорий, разработанных в рамках данной науки, главные из которых — социальные механизмы регулирования экономических отношений и процессов, экономическое сознание, экономическое мышление, экономические интересы, экономическая культура, экономическое поведение. Развитие экономики она описывает как социальный процесс, движимый активностью функционирующих в ней социальных субъектов, а также взаимодействием социальных групп и слоев. (Соколова Г.Н. Экономическая социология. Минск, 1995).

Источник: https://MIPT.ru/education/chair/philosophy/publications/works/lipkin/philsci/a_5rme4x

Scicenter1
Добавить комментарий