Эмпириокритицизм: Основное содержание эмпириокритицизма (философий критического опыта)

Эмпириокритицизм

Эмпириокритицизм: Основное содержание эмпириокритицизма (философий критического опыта)

Во второй половине XIX в. традиционное понимание опыта как чувственно — эмпирического отражения мира подверглось серьезному испытанию. Во многом это было связано с попыткой физиков, обнаружить «эфирный ветер».

Если свет — это волновое движение, распространяющееся в механическом эфире, то тогда и наблюдение небесных явлений, и эксперименты в земных условиях должны дать потенциальные возможности обнаружения эфира. Наблюдение абберрации звезд говорили в пользу его существования.

С другой стороны многочисленные опыты, в том числе знаменитый эксперимент Майкельсона — Морли говорили об его отсутствии. Итак, опыт, который до сих пор казался одним из самых надежных источников знания, давал диаметрально противоположные ответы на одни и те же вопросы.

В физике проблема «эфирного ветра» перешла от экспериментаторов к теоретикам, а ряд философских учений обратились к анализу понятия опыта. Так возник эмпириокритицизм или философия критического опыта.

Основные идеи эмпириокритицизма были разработаны швейцарским философом Р. Авенариусом (1843 — 1895) и австрийским физиком и философом Э. Махом (1838 — 1916).

Они подхватили идею классического позитивизма о необходимости устранения таких традиционных философских проблем, как соотношения бытия и мышления, субъекта и объекта и др.

и выступили с претензией создания абсолютно новой философии, якобы основной на «естественном понятии о мире». Эта философия по замыслу ее авторов и должна была стать теорией познания современной науки.

Центральным понятием философии Авенариуса является понятие «опыт». Свою главную задачу он видит в том, чтобы доказать несостоятельность развитого Дж. Локком и ставшего традиционным представления об опыте как о чувственно — эмпирическом отражении мира познающим субъектом. Этой цели служит у Авенариуса учение об интроекции и принципиальной координации.

Дуализм в традиционном понимании опыта обусловлен, по Авенариусу, тем, что человек по привычке истолковывает имеющиеся у него ощущения как результат внешних воздействий.

Такому удвоению мира на материальный и идеальный, внешний и внутренний Авенариус противопоставляет более простую с его точки зрения концепцию: материальное и идеальное, внешнее и внутреннее (среда и Я) неразрывно связаны, не существуют друг без друга, находятся в «принципиальной координации».

Они составлены из однородных «элементов опыта», или ощущений, которые в одной связи (определяемой в конечном счете субъектом) выступают как физические, а в другой как психические. Так, что у Авенариуса объект оказался неотделимым от субъекта, ощущения неотделимы от вещи, а вещь выступает как комплекс ощущений.

Из формулы принципиальной координации «без субъекта нет объекта» вытекает, что содержание опыта объявляется «нейтральным», т.е. ни материальным, ни идеальным. Оно представляется, в конечном счете, в виде потока ощущения и очищается от признания материи, причинности и вообще от объективной реальности.

Научное исследование сводится (как и у представителей классического позитивизма) к описанию фактов. Поскольку познание понимается Авенариусом как средство биологического приспособления к среде, то к нему должно предъявляться требование не соответствия действительности, а целесообразности и простоты.

Оно должно подчиняться принципу «наименьшей траты сил».

Сам Авенариус формулирует его так: «В случае присоединения новых впечатлений душа сообщает своим представлениям возможно меньшее изменение».

Э. Мах прекрасно понял, что учение Авенариуса о «нейтральных элементах опыта» ведет к непопулярному среди естествоиспытателей солипсизму. В то же время если отказаться от этой предпосылки, то от эмпириокритицизма ничего не останется.

И, чтобы как-то спасти его, Мах пытается заменить это учение учением о нейтральных элементах мира. Действительность, говорит Мах, выступает перед нами как совокупность цветов, тонов, степеней теплоты, давления, как времена, пространство.

Они образуют более или менее постоянные сочетания, т.е. тела, в том числе живые. Эти элементы ни физические, ни психические, а нейтральные. Их различие проявляется лишь в функциональном отношении, в котором рассматриваются «элементы».

Физическое состоит, по Маху, в анализе взаимной связи «элементов», психическое — в анализе отношения человеческого организма к «элементам».

Сняв таким образом различие между физическим и психическим Мах отвергает принцип причинности. По его мнению «в природе не существует ни причины, ни следствия». Так, что задача науки заключается в описании функциональных связей между нейтральными элементами мира.

«Мы не видим оснований больше, останавливаться на противоположности физического и психического, — пишет он. Нас может интересовать только одно: познание взаимной зависимости элементов».

В соответствии с такими установками наука должна лишь описывать явления, руководствуясь принципом «экономии мышления», который представляет собой ни что иное, как другое название принципа «наименьшей траты сил» Р. Авенариуса.

В соответствии с этим принципом Маха любые теории совершенно равноправны, лишь бы они не противоречили чувственным данным и были достаточно удобными и простыми. Вопрос об их объективном содержании, по Маху, лишен смысла.

Однако новейшие открытия, особенно открытия электрона как раз, наоборот, ставили со всей остротой этот вопрос. Изгоняя мышление из научного познания, отрицая его активную роль, эмпириокритицизм не мог рассчитывать на успех, и в 20-е годы он прекратил свое существование.

Имманентная философия сформировалась во второй половине XIX в. Ее основные идеи были развиты немецким философом Шуппе (1836 — 1913). Его идеи подхватили Р. Шуберт — Зольдерн, А. Леклер, И. Ремке, И. Кауфман и др.

Без всяких оговорок, присущими эмпириокритицизму, они открыто заявили, что стремятся возродить субъективно — идеалистическую философию Дж. Беркли в качестве теории познания естествознания конца XIX — начала XX вв.

Нельзя говорить о вещи, замечает Шуппе, независимой от сознаний; мы о ней ничего не знаем, не знаем даже существует ли она или нет. Но Шуппе отлично понимает, что эта берклианская предпосылка ведет к солипсизму, который нельзя последовательно защищать.

И Шуппе старается показать, что его солипсизм не онтологический, как у Беркли или у эмпириокритиков, а гносеологический. Он не отрицает реальное существование мира вне переживаний данного субъекта, а рассматривает его лишь с точки зрения некоего родового сознания, которое независимо от человеческого мозга и которые как бы автоматически оформляет мир.

Так субъективно — идеалистическая конструкция принимает у имманентов очертание объективно- идеалистической.

Концепция «всеобщего сознания» неизбежно приводит к вопросу, каким образом отдельные вещи и процессы объединяются им в единый мир. И. Шуппе стремится решить его в духе неокантианства. Родовое сознание конструирует мир с помощью априорных категорий тождества и сопринадлежность, т.е. с помощью причинной связи чувственных моментов друг с другом и с родовым понятием.

Однако такое учение привело Шуппе к мистическому представлению о данности всего возможного знания родовому сознанию и к пониманию истины как согласованности данного суждения с совокупностью других суждений, объединенных в систему. Истина отождествляется с необходимым мышлением, т.е.

мышлением, лишенном противоречий, и протекающем в строгом соответствии с законами формальной логики.

Однако это не решение вопроса, ибо это не решает проблемы истинности посылок. А, как известно, из ложных посылок следует все что угодно.

Так что на вопрос о возможности построения «совершенно непротиворечивой системы всего воспринимаемого и мыслимого», в сопоставлении с которой только и может быть выяснена истинность отдельного суждения, признает Шуппе, «нельзя ответить чисто логическими средствами, … для этого требуются предпосылки относительно определения и судьбы человечества, имеющие метафизическую природу». Но это и означает признание неприменимости выдвинутого самими имманентами критерия истины.

Концепция родового сознания не только не дала решения вопроса об истине. Она неизбежно привела имманентов к истолкованию «родового сознания» как божественной сущности и к прямой защите религии, пропаганде бессмертной души (Шуберт — Зольдерн).

Имманентная философия довольно скоро закончила свое существование и стала достоянием истории. Однако ряд ее идей были подхвачены другими философскими школами: в частности, понимание истины как согласованности данного суждения с совокупностью других суждений, объединенных в систему, были подхвачены неопозитивистами.

Page 3

Несостоятельность претензий эмпириокритицизма и имманетной школы стать «философией естествознания XX в.» побудила некоторых естествоиспытателей самим обратиться к проблеме соотношения мира представлений и понятий с миром вещей.

Попытки такого рода привели к оформлению целого философского течения, получившего название конвенционализма. Его родоначальником, по праву, считается французский математик и физик А. Пуанкаре (1854 — 1912).

Анализируя логические основы геометрий Риммана и Лобачевского — Бойяи, основы теории относительности, по иному, чем механика Ньютона, представляющие мир и другие научные открытия, Пуанкаре высказывает фундаментальную идею конвенционализма: в основе математического естествознания лежат произвольные условные соглашения, которые выбираются, исходя из соображения удобства, целесообразности. «Геометрические аксиомы, — пишет Пуанкаре, — не представляют собой ни математических суждений a priori, ни фактов опыта. Они суть конвенции». Эти конвенции «являются созданием свободного творчества нашего разума». Они суть предписания, и «эти предписания имеют значение для нашего познания, которое без них было бы невозможно; но они не имеют значения для природы».

Справедливости ради следует заметить, что Пуанкаре не всегда проводит эту линию конвенционализма. Для него математические аксиомы — не более чем гипотезы. И они выдвигаются чаще всего интуицией.

Причем в понимании интуиции у Пуанкаре нет ничего мистического. Интуиция для него это такое познание, когда новая идея, представляющая решение какой-то проблемы, является результатом неосознаваемого исследователем логического процесса. Интуитивно найденная идея должна затем обязательно подвергнуться логической обработке.

Конвенционализм правильно констатирует относительную свободу выбора средств познания действительности и возможность различных определений исходных положений теорий, а также возможность различных интерпретаций теоретических построений на предметном материале.

Однако это не превращает научные теории в произвольные конструкции, не заключающие в себе никакого объективного содержания. Это вынуждены были признать и некоторые последователи Пуанкаре. Так, Р.

Карнап вынужден был признать, что предпочтение одной логической системы, одной «языковой формы другой устанавливается на основании эффективности доступных с ее помощью результатов». Но это и означает фактическое признание практической проверки теоретических выводов науки.

Отрицание этого факта конвенционализмом подорвали его авторитет, и в настоящее время конвенционализм в чистом виде почти не встречается.

Page 4

Перейти к загрузке файла
  • 1. Джемс У. Прагматизм. -СПб.: 1910.
  • 2. Джемс У. Многообразие религиозного опыта. — М.: 1910.
  • 3. Риккерт Г. О понятии философии. — Н.: «Логос» 1910.
  • 4. Философия: курс лекций для студентов, магистров и аспирантов. В.Н. Чекер, Н.Н. Каськов. Луганск, 2003
  • 5. Ламетри. Избранные философские произведения. М.Л.:1925.
  • 6. Куданский Н. Избранные философские сочинения. — М.: 1937.
  • 7. Локк Дж. Опыты о человеческом разуме. Избранные философские произведения, т.1. — М.: 1960.
  • 8. Авенариус Р. Философия как мышление о мире согласно принципу наименьшей меры силы. — Спб.: 1912.
  • 9. Мах Э. Механика. — Спб.: 1909.
  • 10. Мах Э. Познание и заблуждение. Очерки по психологии исследования. — м.: 1909.
  • 11. Kaufman M. Immonente Philosophi. — Leipziy: 1883.
  • 12. Schuppe W. Erkenntisteoretische Ljgic. — Bon: 1878.
  • 13. Пуанкаре А. Наука и гипотеза. — СПб.: 1906.
  • 14. Карнап Р. Значение и необходимость. — М.: 1959.
  • 15. Философия: курс лекций для студентов, магистров и аспирантов. В.Н. Чекер, Н.Н. Каськов. Луганск, 2003.

  Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter

Источник: https://vuzlit.ru/1510498/empiriokrititsizm

Философия эмпириокритицизма

Эмпириокритицизм: Основное содержание эмпириокритицизма (философий критического опыта)

В конце XIX века позитивизм в своей первой,»классической», форме переживает кризис, вызванный: во-первых, прогрессом естест­веннонаучного знания, обесценившим многие из тех «синтетических обобщений», которые рассматривались самим позитивизмом как вечное и неоспоримое приобретение науки; во-вторых, коренной ломкой поня­тий и принципов классической физики, а также интенсивным развитием психологических исследований. Позитивизм оказался не в состоянии адекватно осознать сущность новых открытий в науке, и это вновь ос­тро поставило вопрос о роли философии в системе наук.

Вторая историческая разновидность позитивизма — эмпириокрити­цизм — возникает в 70 — 80-е годы XIX века. Появившись в Австрии и Швейцарии и быстро распространившись в Германии, России и ряде дру­гих стран, эмпириокритицизм явился важным связывающим звеном между позитивизмом XIX века и неопозитивизмом.

Основоположники эмпирио­критицизма Рихард Авенариус /1843-1896/ и Эрнст Мах /1838-1916/ были не только философами, но и учеными. Э.Мах был одним из круп­нейших физиков своего времени, автором ряда работ по механике, аку­стике и оптике, а научные интересы Р.Авенариуса лежали в области психофизиологии.

Название «эмпириокритицизм», изобретенное Авенариусом, озна­чает «критику опыта». В двухтомном труде «Критика чистого опыта» он выдвинул положение о том, что задача философии состоит именно в «очищении» опыта от всего того, что может быть истолковано как при­знание объективности, т.е.

от понятий материи /субстанции/, необ­ходимости, причинности, как якобы незаконно привнесенных в опыт, принципиально недоказуемых опытом. Под опытом Авенариус, как и все позитивисты, понимал не что иное, как человеческие ощущения.

«Чис­тый опыт» Авенариуса — это содержание человеческого сознания, «очищенное» от объективной действительности как его источника, от ценностных и антропоморфических представлений.

Центральной частью всей философии Авенариуса является его теория «принципиальной координации». В этой теории Авенариус при­знает как существование «Я», т.е. субъекта, некоего наблюдателя, — это центральный член координации, — так и существование той среды, в которой живет субъект, т.е.

«не- Я», — это противочлен.

Пытаясь пред­ставить эмпириокритицизм как философию, лишенную «крайностей» мате риализма и идеализма, Авенариус проводит мысль о том, что эта фило­софия направлена не только против материалистов, признающих сущест­вование природы до появления человека, но и против субъективных идеалистов, признающих существование субъекта до возникновения природы. Авенариус говорит, что «Я» и «не — Я», т.е. человек и сре­да, находятся в принципиальной координации, то есть в неразрывной связи друг о другом. Но это означает, что не существует субъекта без объекта, как и объекта без субъекта.

Философская позиция Авенариуса противоречит как «наивному реализму» всякого здравомыслящего человека, убежденного в существо­вании до, вне и независимо от него внешнего мира, так и очевидным фактам естествознания.

Естествознание говорит, что Земля существо­вала до человека и вообще до появления какого бы то ни было живого существа на ней. Это положение Авенариус не может отрицать. Но как же тогда быть с неразрывностью «Я» и «не — Я», если «не — Я» /т.е. Земля, среда/ существовала и тогда, когда «Я», т.е.

субъекта, цен­трального члена координации, еще не было? Пытаясь спасти свою сис­тему и устранить это противоречие, Авенариус вводит понятие «потен­циального центрального члена».

По Авенариусу, человек, это центральный член координации», даже тогда, когда он еще не родился, все же «не равен нулю»; он уже существует потенциально, в возмож­ности, и тем самым обусловливает существование всего мира, т.е. «не — Я», среды.

Авенариус разрабатывал свою теорию одновременно с Махом и не­зависимо от него, но теории Авенариуса и Маха настолько совпадают, что понятия «эмпириокритицизм» и «махизм» часто употребляются как тождественные.

Продолжая линию позитивизма, Э.

Мах выступил с претензией очистить естественнонаучное мышление от «метафизики» с ее мнимыми проблемами, Он заявил, что стоит на почве опыта и что его эмпири­ческая точка зрения «совершенно исключает все метафизические вопро­сы».

Сводя философию к «психологии познания», Мах вслед за И.Кантом утверждает, что познанию доступна на сущность вещей, а лишь их яв­ления. Но в отличие от Канта Мах. отрицает существование «вещей в себе», объективной реальности.

В основе всех явлений, по Маху, лежат факты чувственного ми­ра, ощущения. Мах настаивает на том, что не тела вызывают ощущения, а комплексы ощущения образуют тела.

В работе «Механика» Мах пишет, что ощущения — это не символы вещей, скорее «вещь» есть мысленный символ для комплекса ощущений, обладающего относительной устойчи­востью; не вещи /тела/, а цвета, звуки, давление, пространство, время /то, что мы обычно называем ощущениями/ суть настоящие эле­менты мира. С точки зрения.

Маха, атом, молекула, масса и т.п. — все это не объективные реальности, а лишь символы для экономного описания ощущений. Научные понятия, формулы, законы и объяснения лишены объективного содержания. Мах утверждает, например, что «в природе нет причины и нет следствия», ибо «причина и следствие суть создание нашего мышления».

Точно также и законы природы по­рождаются нашей психологической потребностью и не выражают никаких объективных связей между вещами; законы природы — это продукты че­ловеческого духа, не имеющие смысла помимо человека.

Но сведение всех вещей, связей и отношений объективного мира к комплексам ощущений неизбежно ведет к признанию всего мира моим ощущением, т.е. к солипсизму.

Стремясь избежать солипсизма, Мах в своих более поздних работах объявил, что эти элементы /ощущения/ по своей природе не физические и не психические, не объективны и не субъективны — они «нейтральны».

Выдвигая учение о нейтральности «элементов», Мах претендует на преодоление «метафизики» материализ­ма и идеализма.

В работе «Материализм и эмпириокритицизм» В.И.Ленин раскрыва­ет сущность махистской теории «нейтральных элементов».

Она состоит в том, что все существующее объявляется ощущением; ощущения называ­ются элементами; элементы делятся на физические /то, что не зависит от нервной системы человека/ и психические /то, что от нее зависит/; связь физических и психических элементов объявляется не существую­щей отдельно одна от другой; лишь временно разрешается отвлечься от той или другой связи. Следовательно и здесь, как и у Авенариуса, физическое не может существовать без психического, объект не может существовать без субъекта. В то же время, обсуждая проблемы физики, Мах в целом ряде случаев признает, что есть физические элементы, лежащие вне границы «психических элементов», т.е. вне ощущений, вне субъекта, и тем самым переходит на позиции материализма.

Одним из важных аспектов «очищения опыта» у Авенариуса был «принцип наименьшее мера силы». Мах развил его в «принцип экономии мышления» и объявил его главной характеристикой познания. Из прин­ципа «экономия мышления» выводится положение об описании как идеа­ле науки.

В развитой науке, согласно Маху, объяснительная часть является излишней, метафизической и в целях «экономии мышления» должна быть удалена. С позиций «экономии мышления» Мах предпринял критический анализ ньютоновских понятий массы, абсолютного прост­ранства и времени.

Эта критическая работа Маха была использована в дальнейшем А.Эйнштейном для построения новой физики и дала ему основание назвать Маха предшественником общей теории относительно­сти.

Однако установленная Махом физическая относительность прост­ранства и времени сопровождалась отрицанием их объективности, что привело Маха к выводу, что пространство и время — это «упорядочен­ные системы рядов ощущений», т.е. чисто субъективные образования.

Субъективно-идеалистическая философия Маха вызвала резкую оп­позицию со стороны большинства ученых, но в условиях методологи­ческого кризиса многим стало казаться, что субъективистская и реля­тивистская философия Маха успешно решает те трудности, с которыми встречались ученые и которые не смог преодолеть механический мате­риализм. В это время идеи Маха входят в моду и рекламируются как философия современного естествознания.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/12_54123_filosofiya-empiriokrititsizma.html

Эмпириокритицизм — новая философская энциклопедия

Эмпириокритицизм: Основное содержание эмпириокритицизма (философий критического опыта)

ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ («критическое исследование опыта») – второй этап в развитии позитивизма [ПОЗИТИВИЗМ]. Главными фигурами эмпириокритицизма были Р.Авенариуси Э.Мах [МАХ]; среди его приверженцев можно назвать также Р.Вилли, Г.Корнелиуса, К.Пирсона.

В отличие от «первого» позитивизма главным предметом эмпириокритицизма стало само научное мышление, механизмы образования знания.

Приверженцы философской программы «второго» позитивизма были уверены, что тщательный критический анализ всего познавательного процесса вплоть до его истоков должен выявить области, где мысль ученого наиболее подвержена ошибкам, поскольку здесь не соблюдено главное условие достижения позитивного знания (о котором уже говорил «первый» позитивизм) – «непрерывность опыта» (непрерывность познавательного процесса). В результате подобных «сбоев», как следствие недостаточного контроля за ходом мысли, в состав науки и проникают метафизические утверждения. Т.о., по мнению эмпириокритиков, «метафизику» в конечном счете питают «гносеологические корни», и задача «позитивной» философии сводится к тому, чтобы заниматься «очищением опыта» и тем самым посредством выявления и нейтрализации истоков «метафизики» избавить от нее научное мышление. Результатом «очищения опыта» в эмпириокритицизме оказалось признание «потока ощущений» основанием и безусловным источником всякого позитивного знания. Ощущения как «изначальное» истолкованы эмпириокритицизмом как «нейтральные элементы», как нечто «третье», предсуществующее разделению целостного опыта на «физический» и «психический». Из этих элементов образуются как «физические тела», так и «содержания сознания», между которыми существует корреляция («принципиальная координация»). От дуализма «внутреннего» и «внешнего» (субъективного и объективного) как базового онтологического принципа следует отказаться, поскольку это утверждение не соответствует «изначальному» опыту. Если не провести «критику опыта» радикально, не осуществить редукцию всего состава знания к его изначальным элементам, возникает угроза «метафизики». Тогда образуются противоборствующие философские лагери материалистов и идеалистов, каждый из которых превращает один из моментов отношения, связанного принципиальной координацией, в самостоятельную сущность. Вместо «бесконечных и бессмысленных» метафизических споров эмпириокритицизм предлагает исследовать процесс конституирования (конструирования) предметов опыта («комплексов ощущений») и образований знания (научных понятий).

Важным компонентом эмпириокритической философской программы было также обращение к истории науки, выступавшее как одно из следствий принятия «принципа непрерывности»; поэтому история науки предстала в трудах эмпириокритиков уже не в виде летописи, хронологического перечня событий из жизни корифеев науки и научных открытий, а как непрерывный процесс развития всего состава научного знания (включая понятия, теоретические модели и приемы познавательной деятельности); научное мышление не менее «предпосылочно», чем восприятие; прошлое знание во многом определяет и направление поисков, и методы исследования, и даже их дальнейшую эволюцию. Такая установка сыграла важную роль в дискредитации традиционной «кумулятивистской» модели развития научного знания; эта критическая работа была продолжена в методологических концепциях постпозитивизма [ПОСТПОЗИТИВИЗМ].

Популярность эмпириокритицизма, особенно в научной среде, настроенной враждебно к «метафизике», была весьма велика, хотя и непродолжительна. Его программные установки составили ядро весьма широкого течения – «физического идеализма», пик влияния которого пришелся на начало 20 в.

Воздействие этих идей испытали многие крупные ученые, среди которых вначале был и А.Эйнштейн. Близких к эмпириокритицизму позиций придерживался В.Оствальд; А.Пуанкаре часто выражал солидарность со многими идеями эмпириокритицизма; вместе с тем эмпириокритицизм жестко критиковали М.Планк и Л.Больцман.

В России идеи эмпириокритицизма даже приобрели социально-политическое звучание и стали предметом острой дискуссии. То обстоятельство, что одним из ее активнейших участников был В.И.

Ленин, а его книга «Материализм и эмпириокритицизм» (1909) была превращена после Октябрьской революции в «классический образец» философского анализа, обусловило распространение в нашей стране весьма некорректных представлений об этом философском течении.

Влияние многих идей эмпириокритицизма на дальнейшее развитие западной философской мысли оказалось немалым. Не говоря уже о влиянии на «прямых наследников», продолжавших позитивистскую традицию (см.

Неопозитивизм [НЕОПОЗИТИВИЗМ]), он во многом определил контуры феноменологической философской программы, которая в 20 в. развивалась как серьезная оппозиция позитивистскому течению. См. статьи Р.Авенариуси Э.

Мах [МАХ], а также лит. к этим статьям.

А.Ф.Зотов

Источник: Новая философская энциклопедия на Gufo.me

Источник: https://gufo.me/dict/philosophy_encyclopedia/%D0%AD%D0%9C%D0%9F%D0%98%D0%A0%D0%98%D0%9E%D0%9A%D0%A0%D0%98%D0%A2%D0%98%D0%A6%D0%98%D0%97%D0%9C

В. И. Ленин

Эмпириокритицизм: Основное содержание эмпириокритицизма (философий критического опыта)

В этой статье вы познакомитесь с кратким содержанием «Материализма и эмпириокритицизма» Ленина. Это важный труд для истории марксисткой мысли.

«Материализм и эмпириокритицизм» — философский труд Владимира Ленина, опубликованный в 1909 году.

Он был обязательным для изучения во всех высших учебных заведениях Советского Союза как знаковая работа в области философии диалектического материализма, часть учебной программы под названием «Марксистско-Ленинская философия».

Ленин утверждал, что восприятие человека правильно и точно отражает объективный внешний мир. К такому же выводу склоняется и весь русский марксизм, философия которого отличается определенным своеобразием.

Фундаментальное противоречие

Ленин формулирует фундаментальное философское противоречие между идеализмом и материализмом следующим образом: «Материализм — это признание объектов в себе вне сознания. Идеи и ощущения являются копиями или образами этих объектов. Противоположное учение (идеализм) гласит: объекты не существуют вне сознания, они являются «связями ощущений».

История

Книга, полное название которой звучит как «Материализм и Эмпириокритицизм: критические заметки об одной реакционной философии», была написана Лениным с февраля по октябрь 1908 года, когда он был сослан в Женеву и Лондон, и опубликована в Москве в мае 1909 года издательством «Звено». Оригинальная рукопись и подготовительные материалы были утеряны.

Большая часть книги была написана, когда Ленин находился в Женеве, за исключением одного месяца, проведенного в Лондоне, где он посетил библиотеку Британского музея, чтобы получить доступ к современным философским и естественнонаучным материалам. Указатель перечисляет более 200 источников для книги.

В декабре 1908 года Ленин переехал из Женевы в Париж, где до апреля 1909 года работал над исправлением доказательств. Некоторые отрывки были отредактированы, чтобы избежать царской цензуры.

Он был издан в царской России с большим трудом.

Ленин настаивал на быстром распространении книги и подчеркивал, что «не только литературные, но и серьезные политические обязательства» были связаны с ее изданием.

Предпосылки

Это одно из важнейших сочинений Ленина. Книга была написана как реакция и критика на трехтомную работу «Эмпириомонизм» (1904–1906) Александра Богданова, его политического оппонента в партии.

В июне 1909 года Богданов был побежден на большевистской мини-конференции в Париже и исключен из ЦК, но он все еще сохранял соответствующую роль в левом крыле партии.

Он участвовал в русской революции и после 1917 года был назначен директором Социалистической академии общественных наук.

Материализм и эмпириокритицизм был переиздан на русском языке в 1920 году со статьей Владимира Невского в качестве введения. Впоследствии он появился на более чем 20 языках и приобрел канонический статус в марксистско-ленинской философии, как и многие другие сочинения Ленина.

«Материализм и эмпириокритицизм» Ленина: содержание

В главе I «Эпистемология эмпириокритицизма и диалектического материализма I» Ленин обсуждает «солипсизм» Маха и Авенариуса. Это отвлеченное (на первый взгляд) замечание оказало большое влияние на философию русского марксизма.

В главе II «Эпистемология эмпириокритицизма и диалектического материализма II» Ленин, Чернов и Басаров сопоставляют взгляды Людвига Фейербаха, Иосифа Дитцгена и Фридриха Энгельса и комментируют критерий практики в эпистемологии.

В главе III «Эпистемология эмпириокритицизма и диалектического материализма III» Ленин стремится определить «материю» и «опыт» и рассматривает вопросы причинности и необходимости природы, а также «свободы и необходимости» и «принципа экономим мышления». Этому посвящается много времени в «Материализме и эмпириокритицизме» Ленина.

В главе IV: «Философы-идеалисты как соавторы и преемники эмпириокритики» Ленин рассматривает критику Канта (как со стороны правого лагеря, так и со стороны левого), философию имманентности, эмпирионизм Богданова и критику Германа фон Гельмгольца по «теории символов».

В главе V: «Последняя революция в науке и философском идеализме» Ленин рассматривает тезис о том, что «физический кризис» «исчез из материи». В этом контексте он говорит о «физическом идеализме» и отмечает (на стр. 260): «Ведь единственное свойство материи, признание которого связано с философским материализмом, — это свойство быть объективной реальностью вне нашего сознания».

В главе VI: Эмпириокритицизм и исторический материализм Ленин рассматривает таких авторов, как Богданов, Суворов, Эрнст Геккель и Эрнст Мах.

В дополнение к главе IV Ленин обращается к вопросу: «С какой стороны Н. Г. Чернышевский критиковал кантианство?»

Что такое эмпириокритицизм

Эта философия в привычном нам виде разработана Эрнстом Махом. С 1895 по 1901 год Мах занимал недавно созданную кафедру «истории и философии индуктивных наук» в Венском университете. В своих историко-философских исследованиях Мах разработал феноменалистическую философию науки, которая стала влиятельной в 19 и 20 веках.

Изначально он рассматривал научные законы как сводку экспериментальных событий, созданную с целью сделать понятными сложные данные, но позже подчеркнул математические функции как более полезный способ описания сенсорных явлений.

Таким образом научные законы, хотя и несколько идеализированные, в большей степени связаны с описанием ощущений, чем с реальностью, поскольку она существует за пределами ощущений.

Цель, которую она (физическая наука) поставила перед собой, является простейшим и наиболее экономичным абстрактным выражением фактов. Когда человеческий разум, обладая ограниченными возможностями, пытается отразить в себе богатую жизнь мира, частью которого он сам является, у него есть все основания действовать экономически.

Философское разъяснение

Мысленно отделяя тело от изменчивой среды, в которой оно движется, мы действительно пытаемся освободить группу ощущений, к которым привязаны наши мысли и которые относительно более устойчивы, чем другие, от потока всех наших ощущений.

Позитивизм Маха также повлиял на многих русских марксистов, таких как Александр Богданов. В 1908 году Ленин написал философское произведение «Материализм и эмпириокритицизм» (опубликовано в 1909 году).

В нем он подверг критике махизм и взгляды «русских махистов».

Ленин также привел в этой работе концепцию «эфира» как средства массовой информации, через которое распространяются световые волны, и понятие времени как абсолюта.

Эмпириокритицизм — это термин для строго позитивистской и радикально эмпирической философии, основанной немецким философом Рихардом Авенариусом и развитой Махом, которая утверждает, что все, что мы можем знать, — это наши ощущения и что знание должно быть ограничено чистым опытом. Этот тезис также звучит в «Материализме и эмпириокритицизме» Ленина.

Критика других философских школ

В соответствии с эмпириокритической философией, Мах выступил против Людвига Больцмана и других, которые предложили атомную теорию физики.

Поскольку никто не может наблюдать вещи размером с атомы напрямую, и поскольку ни одна атомная модель в то время не была последовательной, атомная гипотеза Маха казалась необоснованной и, возможно, недостаточно «экономичной».

Мах оказал непосредственное влияние на философов Венского круга и школу логического позитивизма в целом.

Принципы

Маху приписывают ряд принципов, которые определяют его идеал физического теоретизирования — то, что сейчас называется «физикой Маха».

Наблюдатель должен основываться исключительно на непосредственно наблюдаемых явлениях (в соответствии с его позитивистскими наклонностями).

Он должен полностью отказаться от абсолютного пространства и времени в пользу относительного движения.

Любые явления, которые кажутся связанными с абсолютным пространством и временем (например, инерция и центробежная сила), следует рассматривать как возникающие в результате крупномасштабного распределения материи во Вселенной.

Последнее выделяется, в частности, Альбертом Эйнштейном, как принцип Маха. Эйнштейн назвал это одним из трех принципов, лежащих в основе общей теории относительности.

В 1930 году он заявил, что «считает Маха предшественником общей теории относительности», хотя Мах, до его смерти, по-видимому, отверг бы теорию Эйнштейна.

Эйнштейн знал, что его теории не соответствовали всем принципам Маха, и никакая последующая теория не выполняла их, несмотря на значительные усилия.

Феноменологический конструктивизм

По словам Александра Риглера, работа Эрнста Маха была предшественницей конструктивизма. Конструктивизм считает, что все знания построены, а не получены учеником.

Диалектический материализм — философия Маркса и Ленина

Диалектический материализм — это философия науки и природы, разработанная в Европе и основанная на трудах Карла Маркса и Фридриха Энгельса.

Диалектический материализм адаптирует гегелевскую диалектику к традиционному материализму, который исследует субъекты мира по отношению друг к другу в динамичной, эволюционной среде, в отличие от метафизического материализма, который исследует части мира в статической, изолированной среде.

Диалектический материализм принимает эволюцию мира природы и появление новых качеств бытия на новых этапах эволюции. Как отмечает З.А.

Джордан, «Энгельс постоянно использовал метафизическое понимание того, что высший уровень существования возникает и имеет свои корни в нижнем; что более высокий уровень представляет собой новый порядок бытия со своими неприводимыми законами; и что этот процесс эволюционный прогресс регулируется законами развития, которые отражают основные свойства «материи в движении в целом».

Формулировка советской версии диалектического и исторического материализма (например, в книге Сталина «Диалектический и исторический материализм») в 1930-х годах Иосифом Сталиным и его соратниками стала «официальной» советской интерпретацией марксизма.

«Материализм и эмпириокритицизм» Ленина: рецензии

Что можно сказать о рецензиях на этот труд? Эта работа была горячо принята русскими марксистами и рассматривается многими как один из основных трудов Ленина. Эту книгу очень любят и современные коммунисты. «Материализм и эмпириокритицизм» Ленина, отзывы на который пишутся до сих пор, оказал очень большое влияние на марксистскую мысль.

Рецензенты подчеркивают, что в этой работе Ленин раскрыл реакционный характер эмпириокритицизма, подчеркнул его устаревший характер и буржуазный дух позитивизма как такового.

Позитивистский псевдоматериализм, по мнению Ленина, был создан для обслуживания интересов буржуазии как класса, а также нивелировать роль клира для того, чтобы поставить его в невыгодное положение по сравнению с буржуазией.

При этом Ленина хвалят за то, что он подчеркивает эволюционный характер диалектического материализма. Диалектический материализм, по мнению многих рецензентов, является философией эволюционно высшей по сравнению с позитивизмом, и нацелен на преобладание новых трудовых отношений, чем те, которые были поддержаны философами-позитивистами.

Источник: https://FB.ru/article/452740/v-i-lenin-materializm-i-empiriokrititsizm-kriticheskie-zametki-ob-odnoy-reaktsionnoy-filosofii-kratkoe-soderjanie-otzyivyi-i-retsenzii

Эволюция позитивизма: эмпириокритицизм. Теория познания эмпириокритицизма, критика опыта

Эмпириокритицизм: Основное содержание эмпириокритицизма (философий критического опыта)

Эмпириокритицизм («второй позитивизм»): теория познания в роли научной философии.

Основатели и вместе с тем главные представители этого течения – Рихард Авенариус (1843-1896) и Эрнст Мах (1838-1916).

Р.Авенариус был швейцарским философом, профессором Цюрихского университета с 1877 г. Его главные произведения – «Философия как мышление о мире по принципу наименьшей меры сил» (1876, русск. пер. 1898), «Критика чистого опыта» в 2-х т. (1888-1890, русск. пер.

1908-1909), «Человеческое понятие о мире» (1891, русск. пер. 1901).

Труды этого философа написаны довольно сложным языком, с использованием специфической терминологии, и это было немаловажной причиной того, что популярным эмпириокритицизм стал благодаря другому человеку, профессиональному физику и математику Э.Маху.

Э. Мах родился в чешском городе Турасе в 1838 г.; окончил Венский университет в 1860 г., где и начал научно-преподавательскую деятельность как приват-доцент Венского университета (в 1861 г.); в 1864 г.

стал профессором математики университета в Граце; потом, с 1867 г. работал профессором физики немецкого университета в Праге и был его ректором; в 1895 г.

он вернулся в Австрию в качестве профессора философии Венского университета.

Его физические исследования были посвящены вопросам экспериментальной и теоретической механики, акустики и оптики, причем в каждой из этих областей знания он достиг выдающихся результатов: «число Маха», выражающее отношение скорости течения к скорости звука, до сих пор используется в аэродинамике; специалистам известны также «конус Маха» и «угол Маха».

В общем, эмпириокритики наследовали антиметафизическую установку позитивизма Конта, Спенсера и Милля (почему это философское учение часто называют также «вторым позитивизмом»), внеся в нее, однако, весьма существенные коррективы.

Если «первый позитивизм», расценивая традиционные философские онтологии, с их претензией на роль учения о глубинных основах мироздания, как досадную ошибку, предлагал просто-напросто отбросить всякую «метафизику» с пути научного познания и заменить ее совокупностью наиболее важных достижений конкретных, «позитивных» наук («физикой» в широком смысле слова), то «второй позитивизм» попытался радикально и навсегда избавить науку от опасности любых «метафизических болезней». Для этого, по их мнению, нужно было обнаружить источники метафизических заблуждений, содержащиеся в реальном познавательном процессе («гносеологические корни метафизики»), а затем «очистить» научное знание от всего того, что этими источниками питается. В своей работе представители «второго позитивизма» стремились опереться на достижения тогда еще весьма молодой и столь же претенциозной «положительной» науки о человеческом сознании, психологии.

Роль философии сводилась при этом к разработке оптимальных способов упорядочения (классификации) научных знаний и представления их в виде удобной для использования системы.

Таким образом, в позитивном плане они намеревались критически обобщить практику научного (в первую очередь естественно-научного) познания, обратив внимание на те эффективные приемы, которые были выработаны в ходе исторического развития положительных наук, и тем надежно обеспечить достоверность научных утверждений.

Для этого, по их мнению, следовало методично, во всех деталях и вплоть до самых сокровенных истоков, проследить путь, по которому шла к своим выводам научная мысль, а затем скорректировать его, избавив от напрасных блужданий.

Отсюда и то внимание к истории науки, которое, наряду с уважением к результатам экспериментальной психологии, отличало виднейших представителей этого течения.

Следует заметить, что эмпириокритицизм развивался в русле весьма широкого и довольно аморфного течения европейской философской мысли, которое стремилось избавиться от «метафизики», разобравшись с механизмами познавательных процессов.

Когда основоположники марксизма писали, что от прежней философии остается только логика и теория познания, они по существу зафиксировали возникновение этой широкой исследовательской программы.

Именно так понятую теорию познания и ученые-естествоиспытатели, и философы позитивистской ориентации второй половины XIX века расценили как надежное средство избавления знания от метафизики.

Парафразом этой критической установки является гносеологический постулат, который немедленно был превращен в базовую аксиому гносеологии что познание-де начинается с ощущений, и потому ощущения суть последнее основание всякого знания.

Поскольку, как мы уже отмечали, эмпириокритики считали своей насущной задачей радикальное ниспровержение «метафизики», теория познания, в духе времени, оказалась в фокусе их внимания.

И даже если они и не сводили свою роль исключительно к гносеологической критике (критике метафизики, критике предрассудков, предпосылок, унаследованных от прошлого догм, критике познавательных средств и способностей, «критике опыта»), то уж во всяком случае расценивали критический философский (то есть гносеологический) анализ как важнейшее условие достижения любого подлинного знания – в том числе и такого, которое можно было бы называть мировоззрением.

Мировоззрение в их понимании вовсе не обязано было выражать более глубокую суть мироздания, нежели «физика» (в широком смысле этого термина как вся совокупность опытных, «позитивных» наук); напротив, оно предстало в их глазах как обобщение результатов частных наук, прошедших горнило гносеологической критики. Это, разумеется, было радикальным изменением в понимании предмета и назначения философии по сравнению с предыдущим историческим периодом.

Стратегия критической философии Авенариуса и Маха, в принципе, проста, и ее можно было бы выразить старой восточной заповедью «преследуй лжеца до истока лжи»: достаточно детально проследить весь познавательный процесс, при этом руководствуясь нормами, общепринятыми в позитивной (опытной) науке и не позволяя себя увлечь «призраками» универсальных объяснений, связанных с априорными предпосылками. Это значит, что теория познания должна представлять собой, в конечном счете, просто-напросто адекватное описание познавательной деятельности (прежде всего, разумеется, процессов научного мышления). Этим объясняется, как уже было отмечено, внимание эмпириокритиков к истории науки: Э. Мах был не только выдающимся физиком, но также одним из первых историков этой науки, положивших в основание своей картины ее развития определенную философскую концепцию.

Правда, две (по меньшей мере две) априорных предпосылки в программу эмпириокритиков, поставивших целью борьбу с любыми априорными предпосылками, все же «просочились».

Первая – это убеждение, что познавательный процесс, в конечном счете, начинается с ощущений, и потому весь «опыт», в конечном счете, может быть редуцирован к чувственному опыту.

Вторая – что никаких «скачков» (или, если угодно использовать философскую терминологию, никаких «качественных изменений») в познавательном процессе быть не должно (в их концепции это запрещено фундаментальным законом развития всякого знания законом экономии мышления, «наследником» принципа непрерывности, провозглашенного представителем «первого позитивизма», Дж. Ст. Миллем). Поэтому Мах и Авенариус определяли понятие как «общее представление» и, следовательно, не усматривали принципиальной разницы между чувственной и рациональной «ступенями» в познавательном процессе: по их мнению, никаких «ступеней» в этом непрерывном процессе быть не должно, и потому понятия отличаются от представлений только большей общностью и другой функцией в «организации опыта». В результате такой операции, кстати, понятие было лишено специфического ореола прежнего «идеального»: ведь границы между раздражимостью, ощущением, восприятием, представлением и понятием, согласно концепции эмпириокритицизма, весьма условны.

Биология – «позитивная» наука о жизни, как ее понимали в конце прошлого века, в немалой степени именно потому предстала в роли нового лидера естествознания, и даже проявила претензии сделаться новой фундаментальной, иногда прямо-таки «универсальной» наукой, сродни прежней философии, что «по природе своей» ее предмет не укладывался в прокрустово ложе «абстрактного», «тощего» формализма прежнего «лидера» – механики, с теоретическим, математическим «ядром» последней. Заметим, что биологию тех лет нелегко четко отграничить от психологии, физиологии, анатомии и т.п.; она, повторяя недавнюю историю механики и физики, предстала тогда как общая наука о жизни, и потому сама исполняла роль философии: когда механическая и физическая картины мира уходили в прошлое, им на смену шла биологическая картина мира. Вселенная многим философам казалась уже не механизмом, а скорее уж гигантским организмом; традиционный аналитический подход, который можно назвать еще элемен-таристским («изучить объект – значит, исследовать его состав, выяснить, из каких частей, или элементов, все состоит»), уступал место подходу с противоположной ориентацией – с точки зрения целостности.

Источник: https://cyberpedia.su/3x90e7.html

Scicenter1
Добавить комментарий