ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ В РОССИИ: Наряду с неокантианством на развитие русской философии оказала

13. Особенности русской философии. — Преподаватель Александр Юрьевич Мамкин

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ В РОССИИ: Наряду с неокантианством на развитие русской философии оказала

Русскаяфилософия представляет собой одно из оригинальных и выдающихся явлений мировойкультуры, хотя и не имеет столь долгой истории, как, например, китайская,индийская или античная философия. На ее становление и развитие определяющеевоздействие оказало множество факторов:

1.   Отсутствиедохристианского, античного периода развития;

2.   Сильноевлияние идеологии и морали: сначала христианской, а затем коммунистической;

3.   Тесноевзаимодействие русской культуры с культурами других народов;

4.   Сложныйпуть исторического развития России;

5.   Спецификасамого стиля философствования: в западной философии с XVII в. господствующимстал чисто рационалистический, «научный», а в русской – эмоционально-образный,художественный стиль философствования;

6.   Пристальноевнимание к социальной проблематике, т.е. русская философия явилась философиейжизни и сознательно подчинялась решению стоявших перед обществом насущныхпроблем.

На каждом этаперазвития русской философии эти особенности проявлялись с разной силой, что ипридавало им неповторимое своеобразие.

2. Периодизация русскойфилософии.

В своем развитиирусская философия прошла ряд периодов, тесно связанных с исторической судьбойрусского государства:

1 период.XI – XVII века. – Древняя и средневековая философия.

2 период.XVIII – первая четверть XIX вв. – Русское Просвещение.

3 период.Вторая четверть – конец XIX в. – Российский духовный Ренессанс.

4 период.1917 – 1991гг. – Советский период русской философии.

5.   период.С 1991г. – Постсоветский период русской философии.

3. Характеристика периодов,основные идеи и представители

1 период.XI – XVII века. – Древняя и средневековая философия.

На данном этапепроисходит усвоение восточными славянами традиций христианской православнойрелигии византийской философии, культуры с сохранением в них на многие веказаметного влияния древнерусской мифологии.

Наиболее выдающимися представителямифилософской мысли этого периода были митрополит Илларион, Никифор, СергийРадонежский, князь Владимир Мономах и др.

Они сформировали следующиепредставления:

1.   омире как о творении Бога;

2.   очеловеческой истории как арене борьбы божественной благодати и дьявольскихкозней;

3.   очеловеке как двойственном существе, состоящем из бренного тела и бессмертнойдуши.

В XV- XVIвв. эти суждения были дополнены высказываниями Филофея, НилаСорского, князя Ивана Грозного, князя А.Курбского, Максима Грека, Ю.Кражанича, идр.:

1.   онароде как объекте постоянной опеки, повинующемся «грозному» царю, которыйукрепляет законность, любит народ, следит за порядком и другими идеямиотносительно искусства, светской власти и ее связи с духовной властью;

2.   осамобытности славянского культурного мира, противостоящего как «немецкой», таки «греческой» культуре;

3.   очеловеке как «образе и подобии Бога.

2 период.XVIII – первая четверть XIX вв. – Русское Просвещение.

Данный периодхарактеризуется как сохраняющий отпечаток средневековых христианских форм, ноуже содержащий потенциал западноевропейской культуры эпохи ранних буржуазныхреволюций. Наиболее ярко традиции русской философии конкретного периодапроявились в творчестве М.В.

Ломоносова, создавшего основы«корпускулярной» философии, базировавшейся на атомистической доктрине, и спомощью ее стремившегося найти возможность примирения научного и религиозногообъяснений мира. Как естествоиспытатель М.В.

Ломоносов был сторонником опыта вкачестве метода познания, механизм которого он схематически представлялследующим образом: «от опыта через гипотезу к установлению строгой научнойтеории».

Русскаяфилософия этого периода представлена также такими известными личностями, как А.Н.Радищев, М.М.Щербатов, Григорий Сковорода и др., выдвинувшими рядаргументом в пользу бессмертия души человека.

Помимо этого Радищев предпринялпопытку создания «картины человека», акцентируя при этом внимание на еговключенности в систему природных связей и закономерностей, при одновременномподчеркивании его способности видеть во всем присутствие Бога.

3 период.Вторая четверть – конец XIX в. – Российский духовный Ренессанс.

К наиболее характернымособенностям данной эпохи относят бурное развитие русского варианта духовногоРенессанса и более тесную соотнесенность с западноевропейской философией(гегельянством, неолейбницианством, неокантианством, неогегельянством,позитивизмом). Круг проблем, исследуемых русскими философами, разделяется натри сравнительно автономные, но тесно взаимодействующие сферы:

1.   «познания»,с основной оппозицией «вера-знание»;

2.   «действие»,с основной оппозицией «аполитизм-революция»;

3.   «ценностей»(нравственности), с основной оппозицией «альтруизм-эгоизм».

В каждой из сферприсутствует альтернативная ориентация на определенный «идеал» или «тип». Всфере познания в качестве такового выступает идеал революционности(духовности), задаваемый либо религией, либо наукой.

В сфере действия — идеалсоциальности, предоставляемый либо монархией, либо демократией в различныхвариантах: либерализм, социализм, анархизм.

В сфере ценностей – идеал человека,выделяймый либо с помощью некоторых форм коллективности («государство»,«народ», «община», «церковь»), либо посредством личностных атрибутов(«разумность», «нравственное чувство», «природа человека»).

Характернойособенностью русской философии этого периода является то, что будучиорганической частью мировой философии с традиционной проблематикой, онапредставляет собой и многообразие философских доктрин, систем, школ, традиций,организованных вокруг двух «полюсов»:

1.   «философиитотальности» (целостности, коллективности);

2.   «философиииндивидуальности».

Наиболее яркимипредставителями «философии тотальности»славянофилы(И.В.Кириевский, А.С.Хомяков, К.С.Аксаков, И.С.Аксаков, Ю.Ф.

Самарин), проповедовавшиеидеи православия как фундамента мировоззрения и познания, обеспечивающеговозможности гармонизации всех способностей человека в едином «цельном знании».

Относились к монархии как к «нравственному миру», сочетающему в себе личностноеи коллективное начала, негативно и критично воспринимали российскуюдействительность, развитие событий в которой грозило распадом крестьянскойобщины и европеизацией страны.

Наиболееактивными последователями их философских воззрений в 60-е годы стали «почвенники»(А.А.Григорьев, Ф.М.Достоевский), выступавшие противниками социализма,называя его порождением католицизма и атеизма.

К представителямфилософии тотальности относят также:

-К.Н.Леонтьева с его пессимистической историософией, построенной наотказе от национального принципа, и с отношением к православию как суровойаскетической вере на грани мироотрицания;

-И.Федорова (философия русского космизма) с его опорой на православноехристианство и стремление достижения «братства» через объединениетеоретического и практического разума, Бога, человека и природы, науки иискусства в религии.

Философияиндивидуальности представлена идеями западничества (П.Я.Чаадаев,Т.Н.Грановский, В.Г Белинский, А.И Герцен) с характерной для негоориентацией на западноевропейскую цивилизацию, с критикой православия,акцентированием внимания на личностное начало, тяготевших к материализму иатеизму.

Философию вРоссии этого периода представляли также:

революционныедемократы (Чернышевский, Добролюбов, Писарев), ориентировавшиеся впознании на науку и подпитавшие идеологию «народничества»;

-народники (Бакунин, Лавров, Ткачев, Кропоткин);

— русскийкосмизм (Одоевский, Сухово-Кобылин, Циолковский, чижевский, Рерих);

-религиозные философы (Толстой, Федоров, Соловьев, Бердяев, Булгаков, Франк,Лосский, Шестов, Флоренский, Андреев).

Л.Н.Толстой создал свою «рациональную» религию, включавшую в себя всеценное из христианства и восточных религий и представляющую для него «новоежизнеописание», основанное на принципах любви (Бог есть любовь) и«непротивления злу».

Особое место врусской философии второй половины XIX века занимает творчество В.С.

Соловьева, выдвинувшего в качестве социального идеала «свободнуютеократию» или «вселенскую церковь», чуждую какому-либо национализму иобъединяющую православие, католицизм и протестантизм. В.

Соловьев выступаетпротивником идеи о «непротивлении злу силой», говоря о необходимости войны вобреченном на несовершенство мире. Он отстаивал тезис значимости длячеловечества европейской цивилизации, отвергавшийся Л.Н.Толстым.

4 период.1917 – 1991гг. – Советский период русской философии.

Изменения,произошедшие в России после октября 1917 года, оказали очень сильноевоздействие на русскую философскую мысль.

Марксистские идеи(диалектический материализм), став официальной идеологией Советскойвласти, вытеснили все остальные на многие десятилетия, что негативно сказалосьне только на развитии наук в нашей стране (и в первую очередь гуманитарных), нои на образовании, нравственности, духовности общества.

Философия утратилаидеалистическое направление и была представлена лишь материалистическимнаправлением – философией марксизма (Плеханов, Троцкий, Ленин, Бухарин).

5 период.С 1991г. – Постсоветский период русской философии.

В последниегоды после крушения коммунистической системы в России началось пробуждениеинтереса к творчеству русских философов прошлого и послереволюционнойэмиграции, но о возрождении лучших традиций отечественной философии можноговорить только как о все ярче проявляющейся тенденции.

Источник: https://infourok.ru/kurs_lekciy__po_discipline__osnovy_filosofii-460761.htm

 Вопросы и задания: 

Источник: https://www.sites.google.com/site/2015mamkin/home/ogse-01-osnovy-filosofii/13

Неокантианство — это направление в немецкой философии второй половины XIX — начала XX веков. Школы неокантианства. Российские неокантианцы

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ В РОССИИ: Наряду с неокантианством на развитие русской философии оказала

«Назад к Канту!» – именно под этим слоганом было сформировано новое течение. Его назвали неокантианством. Под этим термином обычно понимают философское направление начала ХХ века.

Неокантианство подготовило плодотворную почву для развития феноменологии, повлияло на формирование концепции этического социализма, помогло отделить естественные и гуманитарные науки.

Неокантианство – это целая система, состоящая из множества школ, которые основали последователи Канта.

Неокантианство. Начало

Как уже было сказано, неокантианство – это философское течение второй половины XIX-начала XX века. Направление впервые возникло в Германии на родине именитого философа.

цель этого течения – возродить ключевые идеи Канта и методологические установки в новых исторических условиях. Первым об этой затеи заявил Отто Либман.

Он предположил, что идеи Канта можно трансформировать под окружающую действительность, которая в то время претерпевала значительные изменения. Основные идеи были описаны в работе «Кант и эпигоны».

Неокантианцы критиковали засилье позитивистской методологии и материалистической метафизики. Основная программа этого течения заключалась в возрождении трансцендентального идеализма, который делал бы упор на конструктивные функции познающего разума.

Неокантианство – это широкомасштабное течение, которое состоит из трех основных направлений:

  1. «Физиологическое». Представители: Ф. Ланге и Г. Гельмгольц.
  2. Марбургская школа. Представители: Г. Коэн, П. Наторп, Э. Кассирер.
  3. Баденская школа. Представители: В. Виндельбанд, Э. Ласк, Г. Риккерт.

Проблема переоценки

Новые исследования в области психологии и физиологии дали возможность с другой стороны рассмотреть природу и сущность чувственного, рационального познания.

Это привело к пересмотру методологических основ естествознания и стало причиной критики материализма.

Соответственно, неокантианство должно было переоценить сущность метафизики и разработать новую методологию познания «науки о духе».

Основным объектом критики нового философского направления стало учение Иммануила Канта о «вещах в себе». Неокантианство рассматривало «вещь в себе» как «предельное понятие опыта». Неокантианство настаивало на том, что предмет познания создается человеческими представлениями, а не наоборот.

Изначально представители неокантианства отстаивали мысль о том, что в процессе познания человек воспринимает мир не таким, как он есть в действительности, и виной этому психофизиологические исследования.

Позже акценты сместились на исследование познавательных процессов с точки зрения логико-понятийного анализа.

В этот момент начинают формироваться школы неокантианства, которые рассматривали философские доктрины Канта с разных сторон.

Марбургская школа

Основоположником этого направления считается Герман Коген. Помимо него свой вклад в развитие неокантианства внесли Пауль Наторп, Эрнст Кассирер, Ханс Файхингер. Также под влияние идей магбуского неокантианства попали Н. Гартмани, Р. Корнер, Э. Гуссерль, И. Лапшин, Э. Бернштейн и Л. Брюнсвик.

Пытаясь возродить идеи Канта в новой исторической формации, представители неокантианства отталкивались от реальных процессов, что происходили в естественных науках. На фоне этого возникли новые объекты и задачи для изучения.

В это время многие законы ньютоновско-галилеевской механики признаны недействительными, соответственно, философские и методологические установки оказываются неэффективными. В период XIX-XX вв.

произошло несколько нововведений в научной сфере, которые оказали большое влияние на развитие неокантианства:

  1. До середины XIX века было принято считать, что в основе мироздания лежат законы механики Ньютона, время течет равномерно из прошлого в будущее, а пространство основано на засадах эвклидовой геометрии. Новый взгляд на вещи открыл трактат Гаусса, в котором говорится о поверхностях вращения постоянной отрицательной кривизны. Неевклидовые геометрии Бойья, Римана и Лобачевского считаются непротиворечивыми и истинными теориями. Сформированы новые взгляды на время и его взаимосвязь с пространством, в этом вопросе решающую роль сыграла теория относительности Эйнштейна, который настаивал на том, что время и пространство взаимосвязаны.
  2. Физики стали опираться на понятийно-математический аппарат в процессе планирования исследований, а не на инструментально-технические понятия, которые только удобно описывали и объясняли опыты. Теперь эксперимент планировался математически и только потом осуществлялся на практике.
  3. Раньше считалось, что новые знания преумножают старые, то есть просто добавляются в общую информационную копилку. Царила кумулятивистская система взглядов. Внедрение новых физических теорий причинило крушение этой системы. То, что раньше казалось истинным, теперь отошло в область первичных, не доведенных до конца исследований.
  4. В результате экспериментов стало понятно, что человек не просто пассивно отражает окружающий мир, а активно и целенаправленно формирует предметы восприятия. То есть человек всегда привносит в процесс восприятия окружающего мира что-то от своей субъективности. Позже эта идея превратилась в целую «философию символических форм» у неокантианцев.

Все эти научные изменения требовали серьезного философского осмысления.

Неокантианцы Марбургской школы не остались в стороне: они предложили свой взгляд на образовавшуюся действительность, основываясь при этом на знаниях, почерпнутых из книг Канта.

Ключевой тезис представителей этого течения говорил, что все научные открытия и научно-исследовательская деятельность свидетельствуют об активной конструктивной роли человеческой мысли.

https://www.youtube.com/watch?v=4XWxzf4x00g

Человеческий разум не является отражением мира, но способен его творить. Он наводит порядок в бессвязном и хаотичном бытие.

Только благодаря созидательной силе разума, окружающий мир не превратился в темное и немое небытие. Разум придает вещам логику и смысл. Герман Коген писал, что само мышление способно породить бытие.

Исходя из этого, можно говорить о двух принципиальных моментах в философии:

  • Принципиальный антисубстанциализм. Философы пытались отказаться от поиска первооснов бытия, что были получены методом механического абстрагирования. Неокантианцы Магбурской школы считали, что единственной логической основной научных положений и вещей служит функциональная связь. Такие функциональные связи вносят в мир субъект, который пытается познать этот мир, имеет способности к суждению и критике.
  • Антиметафизическая установка. Это утверждение призывает прекратить заниматься созданием разных универсальных картин мира, лучше изучать логику и методологию науки.

Корректируя Канта

И все же, беря за основу теоретическую базу из книг Канта, представители Марбургской школы подвергают его учения серьезной корректировке. Они считали, что беда Канта была в абсолютизировании устоявшейся научной теории.

Будучи ркбенком своего времени, философ серьезно относился к классической ньютоновской механике и евклидовой геометрии. Он отнес алгебру к априорным формам чувственного созерцания, а механику – в категорию рассудка.

Неокантианцы считали этот подход в корне неверным.

Из критики практического разума Канта последовательно вылучаются все реалистичные элементы и, в первую очередь, понятие «вещь в себе». Марбуржцы считали, что предмет науки появляется только благодаря акту логического мышления. Никаких объектов, которые могут существовать сами по себе, не может быть в принципе, есть только предметность, созданная актами рационального мышления.

Э. Кассирер говорил, что люди познают не предметы, а предметно. Неокантианский взгляд на науку отождествляет объект научного познания с предметом, ученые полностью отказались от всякого противопоставления одного к другому.

Представители нового направления кантианства считали, что все математические зависимости, понятие электромагнитных волн, таблица Менделеева, социальные законы – это синтетический продукт деятельности человеческого разума, которым индивид упорядочивает реальность, а не объективные характеристики вещей. П.

Наторп утверждал, что не мышление должно согласовываться с предметом, а наоборот.

Также неокантианцы марбургской школы критикуют способности суждения кантовского представления о времени и пространстве. Он считал их формами чувственности, а представители нового философского течения – формами мышления.

С другой стороны, марбуржцам нужно отдать должное в условиях научного кризиса, когда ученые сомневались в конструктивных и проективных способностях человеческого разума. При распространении позитивизма и механистического материализма философам удалось отстоять позицию философского разума в науке.

Правота

Марбуржцы также правы в том, что все важные теоретические понятия и научные идеализации всегда будут и были плодами работы разума ученого, а не извлекаются из человеческого жизненного опыта.

Конечно, есть концепции, которым невозможно найти аналогов в реальности, к примеру, «идеальное черное тело» или «математическая точка».

Но другие физические и математические процессы являются вполне объяснимыми и понятными благодаря теоретическим конструктам, которые способны сделать любое опытное знание возможным.

Другая идея неокантианцев подчеркивала исключительно важное значение роли логических и теоретических критериев истины в процессе познания.

В основном это касалось математических теорий, которые являются кабинетным порождением теоретика, становятся основой перспективных технических и практических изобретений.

Дальше больше: сегодня в основе компьютерной техники лежат логические модели, созданные в 20-х годах прошлого века. Точно так же ракетный двигатель был продуман задолго до того как в небо полетела первая ракета.

Также верна мысль неокантианцев о том, что историю науки невозможно понять за пределами внутренней логики развития научных идей и проблем. Здесь даже речи не может быть о прямой общественно-культурной детерминации.

В целом для философского мировоззрения неокантианцев характерно категорическое неприятие любых разновидностей философского рационализма от книг Шопенгауэра и Ницше до работ Бергсона и Хайдеггера.

Этическая доктрина

Марбуржцы выступали за рационализм. Даже их этическая доктрина была полностью пропитана рационализмом. Они считают, что даже этические идеи обладают функционально-логической и конструктивно-упорядоченной природой. Эти идеи приобретают форму так называемого социального идеала, в соответствии с ним люди должны конструировать свое общественное бытие.

Свобода, что регулируется социальным идеалом, – это формула неокантианского видения исторического процесса и социального отношения. Еще одна черта марбургского направления – сциентизм. То есть они считали, что наука – это высшая форма проявления человеческой духовной культуры.

Недостатки

Неокантианство – это философское направление, переосмысливающее идеи Канта. Несмотря на логическую обоснованность марбургской концепции, она имела существенные недостатки.

Во-первых, отказавшись от исследования классических гносеологических проблематик о связи знания и бытия, философы обрекли себя на абстрактный методологизм и одностороннее рассмотрение действительности.

Там царит идеалистический произвол, в котором научный разум играет сам с собой в «пинг-понг понятий». Исключая иррационализм, марбуржцы сами спровоцировали иррационалистический волюнтаризм.

Если опыт и факты не такие уж и существенные, значит разуму «разрешено все».

Во-вторых, от идей о Боге и Логосе неокантианцы Марбургской школы не смогли отказаться, это сделало учение весьма противоречивым, учитывая склонность неокантианцев все рационализировать.

Баденская школа

Магбурские мыслители тяготели к математике, баденское неокантианство ориентировалось на гуманитарные науки. Это направление связано с именами В. Виндельбанда и Г. Риккерта.

Тяготея к гуманитарным наукам, представители этого течения выделяли специфический метод исторического познания. Этот метод зависит от типа мышления, которое делится на номотетическое и идеографическое.

Номотетическое мышление применяется в основном в естествознании, характеризуется направленностью на поиск закономерностей действительности.

Идеографическое мышление, в свою очередь, направлено на изучение исторических фактов, произошедших в конкретной действительности.

Эти типы мышления можно было применять для изучения одного и того же предмета. К примеру, если исследовать природу, то номотетический метод даст систематику живой природа, а идиографический – опишет конкретные эволюционные процессы.

Впоследствии отличия между этими двумя методами были доведены до взаимоисключения, приоритетным стали считать идиографический метод.

И поскольку история творится в рамках существования культуры, то центральным вопросом, который разрабатывала Баденская школа, стало изучение теории ценностей, то есть аксиологии.

Проблемы учения о ценностях

Аксиология в философии – это дисциплина, что исследует ценности как смыслообразующие основания человеческого существования, которые направляют и мотивируют человека. Эта наука изучает характеристику окружающего мира, его ценности, способы познания и специфику ценностных суждений.

Аксиология в философии – это дисциплина, которая обрела свою самостоятельность благодаря философским исследованиям. В целом они были связаны такими событиями:

  1. И. Кант пересмотрел обоснования этики и определил необходимость четкого разграничения должного и сущего.
  2. В постгегелевской философии понятие бытия разделилось на «актуализированное реальное» и «желаемое должное».
  3. Философы осознали необходимость ограничить интеллектуалистские притязания философии и науки.
  4. Обнаружилась неустранимость из познания оценочного момента.
  5. Под сомнение поставили ценности христианской цивилизации, в основном это были книги Шопенгауэра, работы Ницше, Дильтея и Кьеркегора.

Смыслы и ценности неокантианства

Философия и учения Канта вместе с новым мировоззрением позволили прийти к следующим выводам: одни объекты для человека имеют ценность, а другие – нет, поэтому люди их замечают или не замечают.

В этом философском направлении ценностями называли смыслы, что находятся над бытием, но не имеют прямого отношения к объекту или субъекту. Здесь сфера теоретического противопоставляется реальному и перерастает в «мире теоретических ценностей».

Теория познания начинает пониматься как «критика практического разума», то есть наука, что изучает смыслы, обращается к ценностям, а не к действительности.

Риккерт говорил о таком примере, как самоценность алмаза Кохинор. Его считают уникальным и единственным в своем роде, но эта уникальность возникает не внутри алмаза как объекта (в этом вопросе ему свойственны такие качества, как твердость или блеск).

И даже не является субъективным видением одного человека, который может определить его как полезный или красивый. Уникальность является ценностью, что объединяет все объективные и субъективные смыслы, формируя то, что в жизни получило название «Алмаз Кохинор».

Риккерт в своей основной работе «Границы естественного научного образования понятий» говорил, что высшей задачей философии является определение отношения ценностей к действительности.

Неокантианство в России

К русским неокантианцам относят тех мыслителей, что были объединены журналом «Логос» (1910 год). К ним относят С. Гессена, А. Степуна, Б. Яковенка, Б. Фохта, В. Сеземана. Неокантианское течение в этот период было сформировано на принципах строгой научности, поэтому ему нелегко было проложить себе дорогу в консервативном иррационально-религиозном русском философствовании.

И все же идеи неокантианства были приняты С. Булгаковым, Н. Бердяевым, М. Туган-Барановским, а также некоторыми композиторами, поэтами и писателями.

Представители русского неокантианства тяготели к Баденской или Магбурской школам, поэтому в своих работах просто поддерживали идеи этих направлений.

Вольные мыслители

Помимо двух школ идеи неокантианства поддерживали вольные мыслители, такие как Иоганн Фихте или Александр Лаппо-Данилевский. Пусть некоторые из них даже не подозревали, что их работы повлияют на формирование нового течения.

В философии Фихте выделяются два основных периода: в первом он поддерживал идеи субъективного идеализма, а во втором перешел на сторону объективизма. Иоганн Готлиб Фихте поддерживал идеи Канта, и благодаря ему стал знаменитым.

Он считал, что философия должна быть царицей всех наук, «практический разум» должен опираться на идеи «теоретического», а проблемы долга, нравственности и свободы стали базовыми в его исследованиях.

Многие из работ Иоганна Готлиба Фихте оказали влияние на ученых, что стояли у истоков основания неокантианского течения.

Похожая история произошла и с русским мыслителем Александром Данилевским. Он был первым, кто обосновал определение исторической методологии как особой ветви научно-исторического знания.

В сфере неокантианской методологии Лаппо-Данилевский поставил вопросы исторического познания, что и сегодня сохраняют свою актуальность.

К ним можно отнести принципы исторического знания, критерии оценки, специфика исторических фактов, познавательные цели и т.д.

Со временем на смену неокантианства пришли новые философские, социологические и культурологические теории. Однако неокантианство не отбросили, как изжившую себя доктрину. В некоторой степени именно на почве неокантианства выросло множество концепций, которые вобрали в себя идейные разработки этого философского направления.

Источник: https://FB.ru/article/380737/neokantianstvo---eto-napravlenie-v-nemetskoy-filosofii-vtoroy-polovinyi-xix-nachala-xx-vekov-shkolyi-neokantianstva-rossiyskie-neokantiantsyi

Русское неокантианство: история и особенности развития

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ В РОССИИ: Наряду с неокантианством на развитие русской философии оказала


Кантианство и неокантианство в России начала ХХ века — широкое, многообразное, влиятельное, но до сих пор не вполне исследованное философское направление [2].

Данное явление вышло за пределы университетов и философских кружков, а в дальнейшем привело к философскому паломничеству русских пытливых умов в такие города как Гейдельберг, Берлин и Марбург, а в итоге повлияло на религиозную и общественную философскую мысль в России, затронуло даже тех мыслителей и ученых, которые по прошествии времени так и не остались верны неокантианским идеям.

Когда мы размышляем о русском неокантианстве как о направлении русской философской традиции, мы изначально хотим обозначить его ориентированность на немецкий образец, который стал родоначальником и воспитателем отечественного исследовательского процесса, представленный в двух основных школах — Марбургской и Баденской. Но при этом, нельзя не учитывать в изучении такой определяющий фактор, как существующие на тот момент культурно-исторические и философские условия создания и развития данного философского направления.

В России XIX века еще не существовало устоявшейся философской парадигмы, в том числе и в исследовании философии Канта, поэтому у отечественных последователей немецкого философа нельзя с полной уверенностью выделять точных представителей той или иной школы.

Прослеживая временные границы распространения интереса к Канту и его приверженцам, можно отметить тот факт, что учение самого Канта и его сторонников, пришло в Россию одновременно.

Поэтому какой бы то ни было полемики между кантианцами и неокантианцами просто не могло быть.

Непосредственно неокантианские идеи начали проникать в Россию с 1900-х годов через рецензии и критические исследования. С того времени число русских исследователей работающих вне религиозно-мистического направления, постоянно росло за счет молодых мыслителей, обучавшихся в известных философских центрах Германии.

Отправной точкой для множества отечественных новообращенных стала столица Германии, где они обучались у профессоров и докторов философии и таких приверженцев новокантианского направления как Ф.Паульсен, А.Риль и Г.Зиммель. Именно они и вдохновляли и наставляли наших соотечественников на более вдумчивое и углубленное изучение трудов Канта.

По возвращению на родину, для обеспечения «тесной связи между русской философствующей публикой и современной философией Запада», через преподавание основ философии как «независимой и научной философской дисциплины» русские неокантианцы начали осуществлять как преподавательскую, так и публицистическую деятельность.

[6] А так же переводы комментирующих и разъясняющих изложений к важнейшим философским трудам того времени.

Особой популярностью пользовался и Марбург, где университетской кафедрой философии заведовал ярчайший приверженец немецкого неокантианства Герман Коген. О своей учебе в Марбургском университете и об атмосфере философских увлечений русских студентов и слушателей образно написал в «Охранной грамоте»

Б. Л. Пастернак. [7]

Особенно сблизил молодых русских философов международный философский конгресс, проходивший в 1908 г. в Гейдельберге.

Отечественные умы, не смотря на сранительно небольшой исследовательский опыт в вопросах немецкой философии Канта смогли наладить прочные и рабочие связи с философами из Германии, Франции, Италии, которые привели к совместным изысканиям в вопросах философии.

Дебютной и успешной заявкой совместной творческой деятельности было издание сборника культурно-философских очерков (VornMessias. Kultur-philosophischeEssays. Leipzig, 1910), объединившего таких молодых поклонников кантианской и неокантианской философии, как Р. Кронер, Г. Меллис, Н.

Бубнов, С. Гессен, Ф. Степун. Многие из них получили в Германии ученую степень доктора философии, публиковали там свои исследования, а Н. Н. Бубнов стал даже профессором философии Гейдельбергского университета.

Увлечение Кантом со стороны русской интеллигенции было повсеместным. Российская культура в начале XX века переживала период религиозного возрождения. Интеллектуальные элиты вновь обращались в поисках истины к христианству и православию. Например, один из самых известных религиозных философов и богословов С. Н.

Булгаков, впоследствии священник о.

Сергий, декан Свято-Сергиевского института в Париже, так описывал свой марксистко-кантианский период: «В связи с полемикой против Штаммлера, а также и помимо нее, я ставил себе более общую и широкую задачу, состоявшую в том, чтобы внеси в марксизм прививку кантиантского критицизма, подвести под него гносеологический фундамент, придав критическую формулировку основным его социологическим и экономическим учениям…я колебался между различными оттенками [неокантианства], в разные времена приближаясь то к Рилю, то к Шуппе, то к Наторпу и Виндельбану. Должен сознаться, что Кант всегда был для меня несомненнее Маркса, и я считал необходимым поверять Маркса Кантом, а не наоборот» [1].

Уже первые выступления неокантианцев в России приняли форму диалога по поводу исходных принципов и понятий общественных наук — вначале истории, потом — социологии и философии. В этих условиях знаменитый кантовский вопрос «как возможно теоретическое естествознание?» был неокантианцами переформулирован — «как возможна теоретическая социология?».

Вот слова Новгородцева, в которых сжато изложена эта задача: «Историки и социологи, вышедшие из школы Конта, слишком часто грешили в сторону поверхностного догматизма употребляемых понятий. Основные категории социологии, и прежде всего самый предмет социологического исследования, требуют тщательной философской критики и проверки…

А позитивисты старой школы и не подозревали об этой необходимости» [4].

В проблемном поле исследования явным образом доминирует этика.

Общую для многих русских мыслителей той эпохи проблему самостоятельности русской философской мысли и синтеза различных форм познания (наука, религия, философия и т. д.) неокантианцы решали именно в этическом ключе.

Таков, к примеру, призыв Н.Грота к созданию «самостоятельной философии», в которой доминировала бы этика, идея добра в синтезе «цельного знания». [5]

На основании выше сказанного можно прийти к выводу, что русское неокантианство ставило акцент в первую очередь на нравственном содержании мысли великого немецкого философа.

Исследование истории и философии русского неокантианства долгое время шло по пути сбора фактического материала и поэтому носило в основном описательный характер. Начало этому исследованию было положено западными славистами (М. Депперманн, С. Дорцвайлер, Р. Крамме, Б.

Пуль, А. Д. Сиклари, Л. С. Флейшман, X. Б. Хардер) и некоторыми отечественными философами и филологами (В. Ф. Асмус, Т. Б. Длугач, В. Я. Беленчиков, А. В. Лавров). Они впервые обратили внимание на неокантианские сюжеты в произведениях А. Белого и Б. Л.

Пастернака, обнаружили следы увлечения неокантианством в их теоретико-эстетических работах и положили начало историко-философского изучения неокантианства в русской культуре.

Именно ими были собраны и опубликованы философские рукописи Пастернака периода учебы в Московском и Марбургском университетах.

Отечественные последователи Канта понимали свое философское творчество как неотъемлемый и начальный этап, первую ступень в становлении русской философской традиции и выступали посредниками и проводниками между европейской и русской философской мыслью.

Говоря о массовом паломничестве русской молодежи в немецкие университетские города нельзя не упомянуть об организации журнала «Логос» — международного журнала по философии культуры. Именно с ним связана активная деятельность русских неокантианцев, которая пришлась на 1906–1922 года.

Журнал задумывался как печатный инструмент активного распространений идей и развития «чистой философии». В это время в состав русской редакции входили С. И. Гессен, Ф. А. Степун, Э. К. Метнер, Б. В. Яковенко при участии А. Введенского, В. Вернадского, И. Гревса, Ф. Зелинского, Б. Ки-стяковского, А. Лаппо-Данилевского, Н.

Лосского, Э. Радлова, П. Струве, С. Франка, А. Чупрова. Немецкое издание журнала редактировалось Г. Меллисом, Р. Кронером, А. Руге при ближайшем участии М. Вебера, В. Виндельбанда, Г. Риккерта, Г. Вольфлина, О. Гирке, Э. Гуссерля, Г. Зиммеля и др. Предполагалась также организация французского издания “Логоса” (А.

Бергсон, Э. Бут-ру, Э. Меерсон), итальянского (Б. Кроче, Б. Вариско) и американского (Г. Мюнстерберг, И. Ройс).

Издавался «Логос» немногим менее пяти лет — с 1910 по 1914 г. Первая мировая война сделала невозможными международные философские и издательские связи — русское издание журнала прекратилось.

Но а это время в нем регулярно издавались труды не только отечественных, но и зарубежных философов-неокантианцев, а позиции научной, критической философии заметно укрепились. Ярким показателем являются образовывающиеся в это время новые философские общества и объединения. Основывали их именно ученики неокантианских школ.

Отличительной характеристикой данного издания было не только то, что он стал последовательным проводником и рупором неокантианских философских идей, но и желание его колумнистов на неокантианской почве взрастить будущие плоды развития философской мысли в России. Редакция «Логоса» очень активно участвовала в напряженной борьбе философских умонастроений и заняла в ней устойчивую и очевидную позицию.

В серьезной оппозиции редакционная коллегия «Логоса» считала религиозно-философскую концепцию московского книгоиздательства «Путь», которая под своим крылом собрала таких мыслителей, как В. Ф. Эрн, С. Н. Булгаков, Н. А. Бердяев, П. А. Флоренский и т. д.

Русские ученики Когена, Наторпа и Риккерта, считая себя гносеологами, методологами и критицистами, несколько свысока смотрели на тяготевших к православным основам московских «доморощенных» философов. Много лет спустя в своих мемуарах Ф. А.

Степун писал об отношении «Логоса» к «Пути»: «Философствуя от младых ногтей, мы были твердо намерены постричь волосы и ногти московским неославянофилам. Не скажу, чтобы мы были во всем неправы, но уж очень самоуверенно принялись мы за реформирование стиля русской философии» [8].

Первостепенной и основополагающей задачей современной философии является развитие философских школ, — что тоже было определено в программных статьях «Логоса» — и разумеется, русские адепты неокантианства подчеркивали особое философское значение критицизма.

Русское неокантианство, пробудившееся на почве немецкого неокантианства (при тщательном исследовании находятся и отголоски французского неокантианства, вдохновленные творчеством Ш. Ренувье), в своих основных проявлениях всегда стремилось к национальной независимости и самостоятельности, к выявлению нравственно-онтологических основ жизни.

Например, такой русский неокантианец, как Г. И.

Челпанов, в своем «Введении в философию» подчеркнул мысль о том, что философия, занимаясь общими проблемами бытия, сосредоточивает в себе различные области знания в форме миропонимания, а «так как миропонимание делается основой жизнепонимания, то в этом смысле философия может сделаться руководительницей жизни» [9].

Подводя итог, можно сказать, что перед неокантианством в России стояли три основных задачи:

– противостояние религиозной философии (На тот момент православная церковь была максимально слита со властью, а православие было официальной религией)

– зарождение русской философской традиции, соединившей в себе все многообразие мировой философии и уникальные особенности русской культуры

– внедрение полученного результата в общемировую философию.

В целом, проведя изучение истории возникновения и развития русского неокантианства, можно заявить, что работа по просвещению представителей зарождающейся философской традиции в России была проделана объемная. Отдельной проблемой стал «национальный» вопрос.

Отечественные мыслители хотели представить философские поиски как истинно русскую традицию, но неокантианцы активно проповедовали мысль о невозможности национализма в науке, как и о невозможности проведения знака равенства между мировоззрением и философией.

Исследование отечественного неокантианства сопряжено со значительными трудностями: большая часть наследия русских философов-неокантианцев хранится в архивах и не опубликована.

К тому же систематизации знаний и исследований в этой области мешает языковой вопрос.

Работы ведущих отечественных неокантианцев записаны на разных языках — немецком, английском, французском, литовском, чешском, итальянском и т. д.

Следует упомянуть также и о том, что в основном работы русских неокантианцев представлены в виде статей, обзоров и рецензий, поэтому работа исследователя данного явления «это скорее не работа «реставратора» или даже реконструктора, а «строителя» той отечественной философской традиции, формирование которой стало главной задачей русского неокантианства» [3].

Литература:

  1. Булгаков С. Н. «От марксизма к идеализму»/Статьи и рецензии. 1895–1903 // сост., вступ. Ст. и комм. В. В. Сапова. М., 2006
  2. Боровой А. «Моя жизнь. Воспоминания». Гл. 7: Как я стал анархистом. (Подготовка текста и примечания П. В. Рябова) // Человек. 2010. № 3
  3. Белов В. Н. «Русское неокантианство: история и особенности развития» // Кантовский сборник № 1/2012
  4. Новгородцев П. И. «Нравственный идеализм в философии права» // В кн.: Проблемы идеализма М., 1902, с.270;
  5. Грот Н. Я. «Нравственные идеалы нашего времени» // Вопросы философии и психологии. 1893. № 16.
  6. Яковенко Б. В. «Мощь философии» // СПб.: Наука,2000.
  7. Пастернак Б. Л. «Охранная грамота» // М.,; АСТ, 2011.
  8. Степун Ф. А. «Бывшее и несбывшееся» // Послесл. Р. Гергеля. Изд-е 2-е, испр. — СПб.: Алетейя, 2000.
  9. Челпанов Г. И. «Ведение в философию» // Стереотип. URSS, 2013.

Основные термины(генерируются автоматически): Россия, русское неокантианство, философия, русская философская традиция, неокантианец, Марбургский университет, доктор философии, Гессен, Гейдельберг, время.

Источник: https://moluch.ru/archive/116/31923/

Scicenter1
Добавить комментарий