Гипотеза и ее роль в развитии научного знания.: По мысли М.Планка, ни одна научная теория не родилась в готовом виде,

Организация научного знания: научная теория и способы её построения

Гипотеза и ее роль в развитии научного знания.: По мысли М.Планка, ни одна научная теория не родилась в готовом виде,

Теория в отличие от гипотезы представляет собой уже не вероятное, а достоверное знание. Научная теория — это система знаний, описывающая и объясняющая определенную совокупность явлений, дающая обоснование всех выдвинутых положений и сводящая открытые в данной области законы к единому основанию. Например, теория относительности, квантовая теория, теория государства и права и т.д.

Обозначим основные черты научной теории: 1. Научная теория — это знание об определенном предмете или строго определенной, органически связанной группе явлений. Объединение знания в теорию определяется ее предметом. 2.

Теорию в качестве важнейшего ее признака характеризует объяснение известной совокупности фактов, а не простое их описание, вскрытие закономерностей их функционирования и развития. 3. Теория должна обладать прогностической силой, предсказывать течение процессов. 4.

В развитой теории все ее главные положения должны быть объединены общим началом, основанием. 5. Наконец, все входящие в содержание теории положения должны быть обоснованы.

Что же касается структуры научной теории, то она включает, во-первых, основания теории (аксиомы геометрии Евклида, принципы диалектики); во-вторых, законы, выступающие в качестве косяка научной теории, ее базы; в-третьих, узловые понятия, категориальный аппарат теории, с помощью которого выражается и излагается основное содержание теории; наконец, в-четвертых, идеи, в которых органически слиты отражение объективной реальности и постановка практических задач перед людьми.

Теоретический уровень научного знания расчленяется на две части: фундаментальные теории, в которых ученый имеет дело с наиболее абстрактными идеальными объектами, и теории, описывающие конкретную область реальности на базе фундаментальных теорий.

В истории науки наблюдается тенденция свести все естественнонаучное знание к единой теории, редуцировать к небольшому числу исходных фундаментальных принципов. В современной методологии науки осознана принципиальная нереализуемость такого сведения.

Она связана с тем, что любая научная теория принципиально ограничена в своем интенсивном и экстенсивном развитии. Научная теория — это система определенных абстракций, при помощи которых раскрывается субординация существенных и несущественных в определенном отношении свойств действительности.

В науке обязательно должны содержаться различные системы абстракций, которые не только нередуцируемы друг к другу, но рассекают действительность в разных плоскостях. Это относится и ко всему естествознанию, и к отдельным наукам — физике, химии, биологии и т.д. — которые нередуцируемы к одной теории.

Одна теория не может охватить все многообразие способов познания, стилей мышления, существующих в современной науке.

14. Предметная и методологическая специфика социально-гуманитарного знания.

Научное знание есть сложная система с разветвленной иерархией структурных уровней. Вычленяют три основных уровня: локальное знание, которое в любой научной области соотносится с теорией; знание, составляющее целую научную область; знания, представляющие всю науку.

2 уровень: в науке всегда осуществляется интегративная фукц., то есть любая научн. дисц. интегрирует охватываемые ею знания. 3 уровень: Наука существует не только для того, чтобы отображать действительность, но и для того, чтобы рез-ты этого отражения могли быть использованы людьми.

На науку оказывает влияние определенная форма культуры, в которой она формируется. 1 уровень: В науке различают эмпир. и теорет. уровни исследования. Это различение имеет своим основанием: 1. методов познавания активности 2. характер достигаемых результатов. Эмпир.

исследование предполагает выработку программы исследований, организ. наблюдения и экспериментов, описание и обобщение экспер. данных, их классификацию, первичное обобщение. Теорет. познание — это сущностное познание, осуществляемое на уровне абстракций высоких порядков.

Здесь орудием выступают понятия, категории, законы, гипотезы… Исторически эмпир. познание предшествует теорет., но только этим путем нельзя достигнуть полного и истинного знания.

Эмпир. исследование выявляет все новые данные наблюд. и эксперим., ставит перед теорет. мышлением новые задачи, стимулирует его к дальнейшему совершенствованию. Однако и обогащающееся теорет. знание ставит перед наблюдением и эксперим. все более сложные задачи. Постановка проблемы и исследов. программа.

Люди стремятся познать то, чего они не знают. Проблема — это вопрос, с которым мы обращаемся к самой природе, к жизни, к практике и теории. Поставить проблему порой не менее трудно, чем найти ее решение: правильная постановка пробл. в известной мере направляет поисковую активность мысли, ее устремленность.

Когда ученый ставит проблему и пытается решить ее , он неизбежно разрабатывает и исследов. программу, строит план своей деятельности. Наблюдение и эксперимент. Наблюдение — это преднамеренное, направленное восприятие, имеющее целью выявление сущ. свойств и отношений объекта познания. Оно м.б. непосредств. и опосредованным приборами.

Наблюдение приобретает научное значение, когда оно в соотв. с исследов. программой позволяет отобразить объекты с наибольшей точностью и может быть многократно повторено при варьировании условий. Эксперимент одновременно принадлежит и к познавательной, и к практической деятельности людей, использует теоретич. знания, являясь частью эмпирики. Виды экс.

: исследовательский или поисковый, проверочный или контрольный, воспроизводящий, изолирующий, качественный или количественный, подтверждающий, опровергающий или решающий. Мысленный — особый вид между теор. и эмпирич.
Гипотеза. Ни одна н теория не родилась в готовом виде. Сначала она сущ. как гипотеза. При этом сама гип.

возникает не сразу, она проходит опред. стадии формирования. Сначала это предположение, догадка, вытекающая из наблюд. новых фактов. Она может подвергаться изменениям, модификациям. Гипотеза есть предположение, исходящее из фактов, умозаключение, пытающееся проникнуть в сущность еще недостаточно изученной области мира. Обоснование и доказ.

гипотезыпроводится на основании анализа накопленного знания, сопоставления его с уже известными фактами, с установленными новыми фактами и теми фактами, кот. могут быть установлены в будущем. Иначе говоря, обоснов. гипотезы предполагает ее оценку с точки зрения эффективности в объяснении имеющихся фактов и предвидении новых. Гип. выступает как опред.

обобщение имеющегося знания. Но она принципиально носит вероятностный характер. Степень ценности гипотезы определяется уровнем ее вероятности. Теории.

Теория — это высшая, обоснованная, логически непротиворечивая система научного знания, дающая целостный взгляд на существенные свойства, закономерности, причинно-следственные связи, определяющие характер функционирования и развития опред. области реальности. Теория может меняться путем включения в нее новых идей и фактов. Когда в рамках данной теории выявл.

противоречие, неразрешимое в ее рамках, то его разрешение ведет к построению новой теории. Сердцевину теории составляют входящие в нее законы. В теории выделяют такие сущ. моменты: исходную эмпирич. основу; различного рода аксиомы; логику теории, допустимые правила лог выводов; совокупность выведенных утверждений с их доказательствами; законы наук, а также предвидение. Различают описательные теории, математизированные, интерпретационные и дедуктивные теории

Все уровни локального знания взаимосвязаны: теоретическое знание опирается на эмпирическое, эмпирическое знание оказывается несвободным от теоретических представлений, оно обязательно погружено в некий теоретический контекст, философские представления пронизывают оба уровня, ученые всегда работают на основе некоторых теоретических предпосылок, которые определяют общую позицию в исследовании.

Методы научного исследования имеют три аспекта: предметно-содержательный, операциональный и аксиологический. 1. метод содержателен, эта та же теория, но направленная на познание и преобразование объекта. 2. зависимость метода от субъекта, уровень научной подготовки спец, его умение и опыт. 3. степень эффективности, надежности, экономичности метода.

Вопрос о выборе метода. Методы специальные относятся к лок знаниям, к соответствующим теориям (метод спектрального анализа, стат моделирования, метод Монте-Карло и тд), общенаучные методы — ко второму уровню знаний.

Их объективной основой становятся общеметодологические закономерности познания (метод экспер и набл, гипотетико-дедуктивный, метод восхождения от абстрактного к конкретному и тд). Универсальные методы характеризуют чел мышление и применимы во всех обл познавательной деятельности.

Их основа — общефил понимание и мировоззрение, это принципы мышления типа диалектической противоречивости, принципа историзма итд.

Специфика методологии социогуманитарного знания заключается в главенстве интегративных, синтезирующих тенденций. Они позволяют за отдельными субъективными впечатлениями усмотреть закономерность, избежать шаблонности в объяснении тех или иных переживаний, эмоциональных состояний, чувств.

Но главное, эти методы дают возможность воссоздать целостный образ (хотя это и не гарантировано: не случайно мы используем слова «позволяют», «дают возможность» и т.п.). Целостное видение многомерно, схватывает не только линейные связи, по горизонтали, но и точечные, по вертикали.

Целостность достигается через способность видеть как бы сверху, с высоты, что позволяет уловить одновременность этих связей, не только их последовательный, но и одновременный характер, когда в одном присутствует все: в миге — вечность, в точке — полнота бытия. Как говорил японский поэт Сэн-Цань (VII век): «Нет ни прошлого, ни будущего, ни настоящего — все в одном, одно во всем».

Мир, возникший когда-то из точки, — сингулярен, он присутствует в каждой точке, и в этом основа его единства. Недаром перед смертью Будда произнес: «Состоящее из частей подвержено разрушению, трудитесь прилежно».

Предметом изучения в социальной философии ялвяется не поддающиеся наглядному описанию (не фиксируемые эмпирически) элементы, которые мы обозначим как формы и социальные связи. Социальная философия – размышления об обществе как системое вне- и над- индивидуальных форм, связей и отношений, которые человек создаёт своей деятельностью вместе с другими людьми.

15. Динамика научных теорий. Понятие научной революции и смена научных парадигм.

Теория, в отличие от гипотезы, представляет собой уже не вероятное, а достоверное знание.
Научная теория — это система знаний, описывающая и объясняющая определенную совокупность явлений, дающая обоснование всех выдвинутых положений и сводящая открытые в данной области законы к единому основанию.

Основные черты научной теории: 1. это знание об определенном предмете или строго определенной, органически связанной группе явлений. Объединение знания в теорию определяется ее предметом. 2.

теорию в качестве важнейшего ее признака характеризует объяснение известной совокупности фактов, а не простое их описание, вскрытие закономерностей их функционирования и развития. 3. она должна обладать прогностической силой, предсказывать течение процессов. 4.

В развитой теории все главные положения должны быть объединены общим началом, основанием. 5. все входящие в содержание теории положения должны быть обоснованы.

Структура теории: основания теории (аксиомы геометрии Евклида, принципы диалектики); законы, выступающие в качестве косяка научной теории, ее базы; узловые понятия, категориальный аппарат теории, с помощью которого выражается и излагается основное содержание теории; идеи, в которых органически слиты отражение объективной реальности и постановка практических задач перед людьми.

Классич.и неклассич.философия — термины, появившиеся из естествознания. Геометрия Евклида, Ньютонова физика считаются классич. В конце 19, нач.20вв. наблюдался отход от классики — создание неклассич. физик, геометрий.

Классические теории обладают рядом особенностей — они оперируют в основном с непрерывными объектами, кроме того, все предельные переходы считаются в силу этого очевидными. В классических теориях есть ряд четко зафиксированных аксиом, из которых вытекают все положения. Все детерминировано.

Если физический процесс протекает в одном направлении, то можем повернуть его вспять. Наличие одной механики, одной геометрии, не ведется учет погрешностей.

Стиль неклассической науки другой. Во-первых, в связи с применением науки в производстве возросла роль различных моментов — исследование разрывных объектов, так как резкие скачки, прерывность процессов имеют важное значение.

В связи с потребностями науки ведется изучение погрешностей, разработана теория погрешностей, задача вообще не считается решенной, если не исследовано, насколько она устойчива к возмущениям и малым изменениям ее параметров. При этом все оценки должны быть приведены.

Стиль науки перешел к точному логическому обоснованию своих результатов, что связано с тем, что ошибки в современной науке могут дорого стоить. Поэтому во всех науках применяется математический метод, метод моделирования и точных количественных оценок.

Кроме того, всеми осознана относительность истины, и вместе с тем ее абсолютность. Если у формальной системы возможно проверит правильность ее доказательств, то теперь оказывается, что подобных систем существует множество, каждая из которых имеет свою ценность и применимость.

Так, одна геометрия Евклида сменилась множеством различных геометрий, логика Аристотеля сменилась многообразием логик, построенных на различных принципах. Это говорит и о том, что утверждение, неверное или недоказуемое в одной системе, может быть истиной в другой.

Появились соображения о различных возможных способах существовании истины.

Главное же отличие состоит в системном подходе. Оно начало развиваться со второй половины ХХ века.

Это методологическое направление, основная задача которого состоит в разработке методов исследования и конструирования сложно организованных объектов — систем разных классов и типов.

СП представляет собой определенный этап в развитии методов познания, методов исследовательской и конструкторской деятельности, способов объяснения и описания природы анализируемых или искусственно создаваемых объектов.

Исторически он приходит на смену механицизму и по своим задачам противостоит этим концепциям. Наибольшее применение СП находит при исследовании сложных развивающихся объектов — многоуровневых, иерархических, как правило, самоорганизующихся, биологических, социологических, психологических, больших технических систем, экономических.

К числу задач СП относятся: 1) разработка средств представления исследуемых и конструируемых объектов как систем; 2) построение обобщенных моделей системы, моделей разных классов и специфических систем; 3) исследование структуры теории систем и различных системных концепций и разработок.

В системном исследовании объект рассматривается как определенное множество элементов, взаимосвязь которых определяет целостный характер этого множества. Акцент делается на выявление всего многообразия связей и отношений, которые имеют место как внутри объекта, так и в его взаимоотношениях с внешним миром и средой.

Свойства объекта или системы определяются не как простое суммирование свойств его отдельных элементов, сколько свойствами его структуры, особенностями системообразующих, интегративных связей рассматриваемого объекта.

Для понимания поведения системы, прежде всего целенаправленного, и возможностей управлять ею, необходимо выявить реализуемые данной системой процессы управление — формы передачи информации от одних подсистем к другим, координацию низших уровней с высшими, влияние на остальные элементы системы.

Возникла синергетика. Это область научного знания, в которой посредством междисциплинарных исследований выявляются общие закономерности самоорганизации, становления устойчивых структур в открытых системах. Это совместный целостный кооперативный эффект взаимодействия большого числа подсистем в открытых системах.

данный эффект может иметь место в различных физических, химических, живых и др системах, способных к самоорганизации. При этом необходимо выполнение 2 условий: система должна быть открытой; число подсистем или компонентов, в результате взаим которых возникает их коллективное упорядоченное движение, должно превышать некий уровень.

Эффект возникновения из хаоса и беспорядка устойчивых самоорганизующихся систем был открыт в физике еще в начале ХХ века, однако суть этих процессов удалось раскрыть значительно позже, на основе принципов неустойчивой термодинамики Пригожина. Вскрываемые синергетикой механизмы самоорганизации могут объяснить наконец возникновение жизни, сознания и вообще теорию эволюции.

Таким образом, одной из особенностей науки ХХ века выступает системный анализ и исследования хаоса, динамика хаоса.

Существенное значение придается также вероятностному характеру системы. Основные законы приобрели вероятностный характер, и это тоже связано в первую очередь с образованием самоорганиз системы на основе вз объектов.

Пример — броуновское движение, перемешивание, закон Бойля -Мариотта в газодинамике.

Кроме того, важной особенностью системы становится то, что не только объект, но и сам процесс исследования выступает как сложная система, задача которой состоит в соединение в единое целое различных моделей объекта.

Системные объекты, наконец, как правило, не безразличны к процессу их исследования, и во многих случаях оказывают воздействие на него. Принцип относительности Гейзенберга. Можем измерить либо скорость, но тогда не знаем координат, либо коорд, тогда не знаем скорость.

Кроме того, осознание предела приборов. Принципиальная невозможность исследование микро и макро объектов с помощью экстенсивно развитых приборов, необходимость опосредованного изучения этих систем и объектов.

Причем результаты эксперимента зависят от используемых приборов, его невозможно очистить от влияние самого прибора.

Просмотров 950 Эта страница нарушает авторские права

Источник: https://allrefrs.ru/4-47238.html

Научная гипотеза и её назначение

Гипотеза и ее роль в развитии научного знания.: По мысли М.Планка, ни одна научная теория не родилась в готовом виде,

Введение. 2

1. Сущность понятия «Гипотеза». 3

2. Научная гипотеза и её назначение. 3

3. Из книги А.Пуанкаре «Наука и гипотеза». 5

Заключение. 7

Гипотеза и её роль в науке. (Анализ философского текста) 8

Список литературы. 10

Введение

Некоторые учёные утверждали, что науки строятся исключительно благодаря собиранию фактов; по их мнению, о науке факты и опыты есть всё; истинный учёный должен ограничиться только регистрацией фактов, т. е. простым описанием фактов, событий, явлений. Но на самом деле это мнение совершенно неправильно.

Ведь, для того чтобы собирать факты и материалы для науки, мы должны руководиться известной мыслью, известным планом: для того чтобы приступить к совершению того или иного эксперимента, у нас должно быть известное соображение или рассуждение, почему мы должны произвести именно этот, а не какой-нибудь другой эксперимент.

Если бы мы стали производить эксперименты наудачу, то это не привело бы ни к каким благоприятным результатам. Этим, по справедливому замечанию Джевонса, можно объяснить «весьма малые приращения, сделанные к нашему знанию алхимиками.

Многие из них были люди очень проницательные и неутомимые; труды подобных лиц длились несколько столетий, они открыли немногое; а верный взгляд на природу даёт современным химикам возможность открыть в течение года больше полезных фактов, чем сколько их было открыто алхимиками в течение многих столетий». Следовательно, не из собирания фактов наудачу создаётся наука, а из собирания, руководимого известным планом: учёный, приступающий к какому-нибудь исследованию, всегда должен приступать к нему с определённым планом. Для того чтобы иметь план, необходимо построить гипотезу.

1. Сущность понятия «Гипотеза»

Гипотеза — выраженное в форме суждения (или суждений) предположение или предугадывание чего-либо: например, «предугадывание природы» в формулировке естественнонаучных законов. При этом первоначальный смысл термина «Гипотеза» вошёл в содержание понятия «научная Гипотеза», выражающего предположительное суждение о закономерной (или причинной) связи явлений.

По выражению И. Канта, гипотеза — это не мечта, а мнение о действительном положении вещей, выработанное под строгим надзором разума.

Являясь одним из способов объяснения фактов и наблюдений — опытных данных, гипотезы чаще всего создаются по правилу: «то, что мы хотим объяснить, аналогично тому, что мы уже знаем». Любая научная гипотеза начинается с познавательного вопроса.

Например, «Если небесные тела подчиняются закону свободного падения, то каким образом возможно движение планет?».

Вопрос выражает потребность познания — перейти от незнания к знанию, и возникает тогда, когда для ответа на него уже имеются некоторые данные — факты, вспомогательные теории или гипотезы и др.

В этом смысле научная гипотеза по своей гносеологической роли является связующим звеном между «знанием» и «незнанием» (отсюда роль гипотезы в процессах научного открытия), а по своей логической роли — «формой развития естествознания, поскольку оно мыслит…» [3]

Характеристика гипотезы как основной формы мысленного освоения мира отражает не только роль гипотезы в естествознании, но в равной мере и её роль в общественных науках. Примером может служить выдвинутая К. Марксом гипотеза материализма в социологии, которая, по словам Ленина, впервые возвела социологию на степень науки.

Для того чтобы быть научной, гипотеза должна удовлетворять следующим требованиям.

1-е требование: научная гипотеза должна быть (хотя бы в принципе) проверяемой, т. е. следствия, выведенные из неё путём логической дедукции, должны поддаваться опытной проверке и соответствовать (или удовлетворять) результатам опытов, наблюдений, имеющемуся фактическому материалу и т.д.

Отсюда — тенденция науки придавать научной гипотезе точную логическую (математическую) формулировку, обеспечивающую включение гипотезы в качестве общего принципа в дедуктивную систему с последующим сравнением результатов дедукции с результатами наблюдений и экспериментов.

Чисто логический «скелет» процедуры введения гипотезы в (дедуктивное) доказательство и их исключения даётся, например, правилами т. н. естественного логического вывода.

Техника методов подтверждения гипотезы, в частности её вероятности при данном уровне знания, исследуется в индуктивной и вероятностной логике , в теории статистических решений.

2-е требование: Гипотеза должна обладать достаточной общностью и предсказательной силой, т. е. объяснять не только те явления, из рассмотрения которых она возникла, но и все связанные с ними явления. Кроме того, она должна служить основой для вывода заключений о неизвестных ещё явлениях (свойство, характерное, в частности, для т. н. математических гипотез). [3]

3-е требование: Гипотеза не должна быть логически противоречивой. Из противоречивой гипотезы по правилам логики можно вывести любые следствия, как проверяемые в смысле 1-го требования, так и их отрицания.

Противоречивая Гипотеза заведомо лишена познавательной ценности, 1-е и 2-е требования отличают научные гипотезы от т. н. рабочих гипотез, рассчитанных только на «условное объяснение» данного явления и не претендующих на отображение «действительного положения вещей».

Рабочие гипотезы часто используются как промежуточные звенья в научных построениях благодаря их дидактической ценности.

Нередко говорят, что следует экспериментировать без предвзятой идеи, Это невозможно; это не только сделало бы всякий опыт бесплодным, но это значило бы желать невозможного.

Всякий носит в себе свое миропредставление, от которого не так-то легко освободиться.

Например, мы пользуемся языком, а наш язык пропитан предвзятыми идеями и этого нельзя избежать; притом эти предвзятые идеи неосознанны, и поэтому они в тысячу раз опаснее других.

Можно ли сказать, что, допустив вторжение вполне осознанных нами предвзятых идей, мы этим усиливаем вред? Они скорее будут служить друг другу противовесом, так сказать, противоядием; они вообще будут плохо уживаться друг с другом; одни из них окажутся в противоречии с другими, и, таким образом, мы будем вынуждены рассматривать проблему с различных точек зрения.

Благодаря обобщению каждый наблюденный факт позволяет нам предвидеть множество других; однако не следует забывать, что из них только один первый достоверен, а все другие только вероятны.

Как бы прочно обоснованным ни казалось нам наше предвидение, все же мы никогда не имеем абсолютной уверенности в том, что оно не будет опровергнуто опытом, предпринятым в целях его проверки.

Однако вероятность часто бывает достаточно велика, чтобы практически мы могли ею удовлетвориться. Лучше предвидеть без абсолютной уверенности, чем не предвидеть вовсе.[1]

Весьма важно не множить гипотез чрезмерно и вводить их последовательно — только одну после другой.

Если мы создали теорию, основанную на множестве гипотез, и если опыт осуждает ее, то как найти между нашими предпосылками ту, которая должна быть изменена? Открыть ее было бы невозможно.

И наоборот, если опыт согласуется с теорией, то можно ли считать, что подтверждены сразу все гипотезы? Можно ли надеяться из одного уравнения определить несколько неизвестных?

Нужно тщательно отличать различные виды гипотез.

В числе их бывают, прежде всего, такие, которые вполне естественны и которых почти невозможно избежать; так, например, трудно не предположить, что влияние очень удаленных тел ничтожно, что малые движения подчинены линейной зависимости, что действие является непрерывной функцией причины.. Все эти гипотезы, так сказать, образуют общий фонд всех теорий математической физики. Если бы их пришлось оставить, то это уже после всех других.

Гипотезы второй категории — безразличные. В большинстве вопросов исследователь в самом начале своих вычислений предполагает, либо что материя непрерывна, либо, наоборот, что она состоит из атомов.

Он мог бы изменить свое предположение на обратное, не меняя этих выводов; лишь получение их стало бы более трудным.

Если теперь опыт подтверждает его заключения, станет ли он думать, что ему удалось доказать, например, реальность атомов?

Гипотезы третьей категории являются обобщениями в настоящем смысле слова. Дело опыта — подтвердить их или опровергнуть. Как в том, так и в другом случае они являются плодотворными, но это имеет место лишь при условии ограниченности их числа.[1]

Заключение

Для поверхностного наблюдателя научная истина не оставляет места никаким сомнениям: логика науки непогрешима, и если ученые иногда ошибаются, то это потому, что они забывают логические правила.

Математические истины выводятся из небольшого числа очевидных предложений при помощи цепи непогрешимых рассуждений. Из каждого опыта с помощью ряда математических дедукций можно вывести множество следствий, и таким образом каждый из них позволит нам познать некоторый уголок Вселенной.

В таком виде представляется широкой публике или учащимся, получающим первые познания по физике, происхождение научной достоверности. Так они понимают роль опыта и математики. Так же понимали ее сто лет тому назад и многие ученые, мечтавшие построить мир, заимствуя из опыта возможно меньше материала.

Но, вдумавшись, заметили, что математик, а тем более экспериментатор, не может обойтись без гипотезы. Тогда возник вопрос, достаточно ли прочны все эти построения, и явилась мысль, что при малейшем дуновении они могут рухнуть. [2]

Есть гипотезы разного рода; одни допускают проверку и, подтвержденные опытом, становятся плодотворными истинами; другие, не приводя нас к ошибкам, могут быть полезными, фиксируя нашу мысль, наконец, есть гипотезы, только кажущиеся таковыми, но сводящиеся к определениям или к замаскированным соглашениям.

Мы постоянно видим перед своими глазами плодотворную работу науки. Этого не могло бы быть, если бы она не открывала нам чего-то реального; но «то, что она может постичь, не суть вещи в себе, как думают наивные догматики, а лишь отношения между вещами; вне этих отношений нет познаваемой действительности.

» [1]

Гипотеза и её роль в науке. (Анализ философского текста)

Споры о роли гипотезы в науке ведутся давно. Во все времена существовали великие учёные своего времени – первооткрыватели научных истин, которые нередко подвергали сомнению современные им научные догматы.

Задачи науки лежат на границе между известным и неожиданным. Отсюда одна из главных ее черт — открытость новому, способность пересмотреть привычные представления и, если надо, отказаться от них.

Науку образуют факты, соотношения между ними и толкование этих соотношений. Хорошо установленные факты неизменны, соотношения только уточняются с развитием науки. Но толкования фактов и соотношений, то есть представления, основанные на сознательно упрощенной картине явления, нельзя абсолютизировать. Представления, или модели, развиваются и видоизменяются с каждым открытием.

В современной науке существует строго определённый порядок. После того как проблема или проблемный комплекс сформулированы и исследованы, т. е. проанализированы на предмет правильности постановки, наличия и единственности решения и т. д., следует поиск решения проблем.

Сам процесс поиска решения зависит от того, с какого рода проблемой мы имеем дело, эмпирической или концептуальной. Некоторые проблемы разрешаются обращением к реальному миру, поиском новых фактов посредством процедур наблюдения, измерения и т. п., другие же проблемы могут быть решены только путем построения некоторых новых теорий, нового субъективного образа объективного мира.

Действовать в решении проблемы без какой-либо гипотезы невозможно. Даже решение очевидных практических задач осуществляются на основе представлений, что эти задачи надо решать именно так в силу предшествующего опыта и стремления оптимально добиться желаемого результата. Эти представления и есть гипотеза.

В более сложной задаче представления о деятельности по достижению цели скрыто в ее информационной системе. На первых этапах решения обычно гипотезы выдвигаются интуитивно. Они позволяют зафиксировать область поиска, а при успешном продвижении в решении и сужении области поиска повышается роль логической обоснованности и контролируемости гипотезы.

Гипотеза всегда обладает большим содержанием и большей логической силой, чем те данные, на которых она основана. Поскольку гипотеза не относится к единичным суждениям опыта, а всегда превосходит их по содержанию, ее нельзя обосновать, исходя только из данных.

Эмпирические данные могут лишь опровергнуть гипотезу, но не подтвердить ее. Гипотеза ставится под сомнение уже в том случае, когда вступает в противоречие хотя бы с одним фактом или при ее логической проверке убеждаются, что гипотетические способы действия не приводят к цели.

Но каждая новая гипотеза, как правило, не отбрасывает целиком содержание прежних гипотез, а использует все рациональное.

Существует заблуждение, будто ценность научного открытия измеряется тем, насколько оно ниспровергает существующую науку.

Значительность научной революции в ее созидательных, а не разрушительных возможностях, в том, какой толчок она дает развитию науки, какие новые области открывает. Очень часто при этом основные представления предшествующей науки остаются неизменными.

Но даже коренная научная революция не отменяет, а только пересматривает, переосмысливает прежние соотношения и устанавливает границы их применимости.

Список литературы

1. Пуанкаре, А. Наука и гипотеза / Пер. А.В. Водянов.-М.,2003.- 209с.

2. Мигдал, А. Отличима ли истина от лжи.- Наука и жизнь.- 1982.- №1.- С.69-75

3. Баженов, Л. Б. Материалистическая диалектика и методы естественных наук.- М., 1968.- 492 с.

Источник: https://zinref.ru/000_uchebniki/01200filosofia/001_lekcii_filosofia_06/563.htm

Гипотеза и ее роль в развитии научного познания. Научная теория

Гипотеза и ее роль в развитии научного знания.: По мысли М.Планка, ни одна научная теория не родилась в готовом виде,

Достоверному познанию в научной или практической области всегда предшествует рациональное осмысление и оценка фактического материала, доставляемого наблюдением.

Эта мыслительная деятельность сопровождается построением различного рода догадок и предположительных объяснений наблюдаемых явлений. Сначала объяснения носят проблематичный характер. Дальнейшее исследование вносит поправки в эти объяснения.

В итоге наука и практика преодолевают многочисленные отклонения, заблуждения и противоречия и достигают объективно истинных результатов.

Решающим звеном в познавательном цепочке, обеспечивающей становление нового знания, является гипотеза.

Гипотеза — это закономерная форма развития знаний, представляет собой обоснованное предположение, выдвинутое с целью выяснения свойств и причин исследуемых явлений.

Важнейшими среди отмеченных в определении будут следующие характерные черты гипотезы.

Гипотеза — это всеобщая и необходимая для любого познавательного процесса форма развития знаний. Там, где есть поиск новых идей или фактов, закономерных связей или причинных зависимостей, там всегда присутствует гипотеза.

Она выступает связующим звеном между ранее достигнутым знанием и новыми истинами и одновременно познавательным средством, регулирующим логический переход от прежнего неполного и неточного знания к новому, более полного и точного.

Таким образом, внутренне присущее процессу познания развитие определяет функционирование в мышлении гипотезы в качестве необходимой и всеобщей формы такого развития.

Построение гипотезы всегда сопровождается выдвижением предположения о природе исследуемых явлений, что является логической сердцевиной гипотезы и формулируется в виде отдельного суждения или системы взаимосвязанных суждений. Оно всегда имеет ослабленную Епистемична модальность: является проблематичным суждением, в котором выражено неточное знание.

Чтобы превратиться в достоверное знание, гипотеза подлежит научной и практической проверке. Процесс проверки гипотезы, протекающий с использованием различных логических приемов, операций и форм вывода приводит в итоге к опровержения или подтверждения и дальнейшего ее доказательства.

Итак, гипотеза всегда содержит в себе нуждающееся в проверке вероятное знание. Доказано же на ее основе положение уже не является собственно гипотезой, ибо содержит проверенное и не вызывающее сомнений истинное знание.

Возникающее при построении гипотезы предположение рождается в результате анализа фактического материала, на базе обобщения многочисленных наблюдений.

Важную роль в возникновении плодотворной гипотезы играет интуиция, творческие способности и фантазия исследователя.

Однако научная гипотеза — это не просто догадка, фантазия или допущение, а опирающееся на конкретные материалы, рационально обоснованное, а не интуитивно и подсознательно принятое предположение.

Отмеченные особенности дают возможность более четко определить существенные черты гипотезы. Любая гипотеза имеет исходные данные, или основания, и конечный результат — предположение. Она включает также логическую обработку исходных данных и переход к предположению. Завершающий этап познания — проверка гипотезы, превращающая предположение в достоверное знание или опровергает его.

Так, гипотезой называется способ, который заключается в построении предположение о том, что такое исследуемое явление, и в доведении этого предположения.

Термин «гипотеза» употребляется с двойным значением нием. Под гипотезой понимают и именно предположение, которое объясняет наблюдаемое явление, и способ мышления в эти лома, который включает выдвижение предположения, его раз виток и доказательства. Гипотеза является метод познания предметов и явлений окружающего мира.

Гипотеза создается для того, чтобы дать объяснение «это не объяснен явлениям, фактам, событиям. Познание любого явления в действительности, как известно, начинают с уборки и накопления отдельных фактов, что от носятся к этому явлению.

Фактов, имеющихся в начале познания явления, всегда недостаточно, чтобы полностью и сразу объяснить это явление, дать достоверный вывод о том, что такое, каковы причины его возникновения, по кони развития и т.п..

Поэтому познания явлений и событий внешнего него мира происходит в форме гипотезы: не ожидая, пока накапливаются факты для конечного, достоверного заключения о характере и причине исследуемого явления, делают в начале здогадане объяснение наблюдаемого явления, а потом эту догадку развивают и доказывают.

Гипотеза — это форма развития наших знаний. Мыс ления человека не знает других способов логического обработки эмпирического материала и проникновение в сутки ность вещей, кроме гипотезы. Построение гипотез в науке дает возможность переходить от отдельных фактов, касающихся явлений, к познанию закона развития этого явления. Ф.

Эн гельс, давая оценку роли гипотезы в познании, отмечал: «Формой развития естествознания, поскольку оно мыс лить, является гипотеза. Наблюдение открывает какой-нибудь новый факт, делающий невозможным старый способ по Разъяснение фактов, относящихся к той же группе.

С этого момента возникает потребность в новых способах объяснения, опирающаяся сперва только на ограниченное количество фактов и наблюдений. Дальнейшее исследовательский материал приводит к очищению этих гипотез, устраняет одни из них, исправляет другие, пока, наконец, будет установлен в чистом виде закон.

Когда мы захотели ждать, пока материал будет готов в чистом виде для закона, то это означало бы прекратить до мыслящее исследование, и уже через одно это мы никогда не получили бы закона «.

Построение гипотез — необходимый путь к созданию научной теории. Всякая научная теория выражается сначала как гипотеза. Научно доказана и подтверждена на практике гипотеза становится научной теорией.

Логическая структура гипотезы сложная. Гипотеза не сводится к какому-то одного суждения или умозаключения. Она — система суждений, понятий и умозаключений. Какое-то одно отдель мо взятое суждение или умозаключение еще не составляет гипотезы.

Гипотеза может состоять одновременно из различных видов умозаключений: индукции, аналогии и дедукции.

Например, суждение-предположение может быть выражено по аналогии гией или индукцией, а затем развито и доказано в форме дедукции.

Но предположения в гипотезе может быть вы сую не только в форме индукции или аналогии, оно высказывается часто дедуктивное, а приходится затем в форме индукции или дедукции подобное.

Научная теория

Логически взаимосвязанная система понятий и утверждений о свойствах, отношениях и законах некоторого множества идеализированных объектов (точка, число, материальная точка, инерция, абсолютно черное тело, идеальный газ, актуальная бесконечность, общественно-экономическая формация, сознание и т. д. и т. п.).

Цель научной теории — введение таких базовых идеальных объектов и утверждений о их свойствах и отношениях (законов, принципов), чтобы затем чисто логически (т. е.

мысленно) вывести (построить) из них максимально большое количество следствий, которые при подборе определенной эмпирической интерпретации максимально адекватно соответствовали бы наблюдаемым данным о некоторой реальной области объектов (природных, социальных, экспериментально созданных, психических и т. д.).

Основные структурные элементы любой научной теории: 1) исходные объекты и понятия; 2) производные объекты и понятия (связь между производными и исходными понятиями теории задается путем определения первых в конечном счете только через исходные); 3) исходные утверждения (аксиомы); 4) производные утверждения (теоремы; леммы), их связь с аксиомами задается с помощью определенных правил вывода; 5) метатеоретические основания (картина мира, идеалы и нормы научного исследования, общенаучные принципы и т. д.). Первой научной теорией в истории познания явилась эвклидова геометрия, строившаяся античными математиками в течение около трехсот лет (VII — IV в. до н. э.) и завершившаяся гениальным обобщением в труде Эвклида «Начала».

В науке Нового времени Декарт был пропагандистом дедуктивного метода познания потому, что он был вдохновлен своими достижениями в области математики. Действительно, в математике дедуктивный метод имеет особое значение. Можно даже сказать, что математика является единственной собственно дедуктивной наукой. Но получение новых знаний посредством дедукции существует во всех естественных науках.

В настоящее время в современной науке чаще всего действует гипотетико-дедуктивный метод. Это метод рассуждения, основанный на выведении (дедукции) заключений из гипотез и др.

посылок, истинное значение которых неизвестно. Поэтому гипотетико-дедуктивный метод получает лишь вероятностное знание.

В зависимости от типа посылок гипотетико-дедуктивные рассуждения можно разделить на три основные группы:

  • 1) наиболее многочисленная группа рассуждений, где посылки — гипотезы и эмпирические обобщения;
  • 2) посылки, состоящие из утверждений, противоречащих либо точно установленным фактам, либо теоретическим принципам. Выдвигая такие предположения как посылки, можно из них вывести следствия, противоречащие известным фактам, и на этом основании убедить в ложности предположения;
  • 3) посылками служат утверждения, противоречащие принятым мнениям и убеждениям.

Гипотетико-дедуктивные рассуждения анализировались ещё в рамках античной диалектики. Пример тому Сократ, который в ходе своих бесед ставил задачу убедить противника либо отказаться от своего тезиса, либо уточнить его посредством вывода из него следствий, противоречащих фактам.

В научном познании гипотетико-дедуктивный метод получил развитие в XVII-XVIII вв., когда значительные успехи были достигнуты в области механики земных и небесных тел. Первые попытки использовать этот метод в механике были сделаны Галилеем и Ньютоном.

Работу Ньютона «Математические начала натуральной философии» можно рассматривать как гипотетико-дедуктивную систему механики, посылками в которой служат основные законы движения.

Созданный Ньютоном метод принципов оказал огромное влияние на развитие точного естествознания.

С логической точки зрения гипотетико-дедуктивная система представляет собой иерархию гипотез, степень абстрактности и общности которых увеличивается по мере удаления их от эмпирического базиса.

На самом верху располагаются гипотезы, имеющие наиболее общий характер и поэтому обладающие наибольшей логической силой. Из них как посылок выводятся гипотезы более низкого уровня.

На самом низшем уровне системы находятся гипотезы, которые можно сопоставить с эмпирической действительностью.

Разновидностью гипотетико-дедуктивного метода можно считать математическую гипотезу, которая используется как важнейшее эвристическое средство для открытия закономерностей в естествознании.

Обычно в качестве гипотез здесь выступают некоторые уравнения, представляющие модификацию ранее известных и проверенных соотношений. Изменяя эти соотношения, составляют новое уравнение, выражающее гипотезу, которая относится к неисследованным явлениям.

В процессе научного исследования наиболее трудная задача состоит в открытии и формулировании тех принципов и гипотез, которые служат основой для всех дальнейших выводов.

Гипотетико-дедуктивный метод играет в этом процессе вспомогательную роль, поскольку с его помощью не выдвигаются новые гипотезы, а только проверяются вытекающие из них следствия, которые тем самым контролируют процесс исследования.

Близок к гипотетико-дедуктивному методу аксиоматический метод. Это способ построения научной теории, при котором в её основу кладутся некоторые исходные положения (суждения) — аксиомы, или постулаты, из которых все остальные утверждения этой теории должны выводиться чисто логическим путем, посредством доказательства.

Построение науки на основе аксиоматического метода обычно называют дедуктивным. Все понятия дедуктивной теории (кроме фиксированного числа первоначальных) вводятся посредством определений, образованных из числа ранее введенных понятий.

В той или иной мере дедуктивные доказательства, характерные для аксиоматического метода, принимаются во многих науках, однако главной областью его приложения являются математика, логика, а также некоторые разделы физики.

Источник: https://studwood.ru/954384/filosofiya/gipoteza_rol_razvitii_nauchnogo_poznaniya_nauchnaya_teoriya

Методологическая роль научной теории и научной гипотезы

Гипотеза и ее роль в развитии научного знания.: По мысли М.Планка, ни одна научная теория не родилась в готовом виде,

⇐ Предыдущая12345678910Следующая ⇒

Возникая как вторичное по отношению к эмпирическому исследованию образование, теория затем начинает жить своей относительно самостоятельной жизнью.

Она содержит в себе особый познавательный потенциал, позволяет путем сопоставления известных фактов делать выводы о существовании каких-то еще не открытых явлений и закономерностей.

История науки знает немало случаев, когда теория опережала научную практику.

Противопоставление эмпирического и теоретического исследования, индуктивного и дедуктивного методов конечно же весьма условно. В реальном процессе исследования постоянно происходит переход от эмпирического анализа к теоретическому и наоборот, сочетаются элементы индукции и дедукции.

Поиск обычно направляется определенными гипотезами и некоторыми самыми общими представлениями о данной предметной области.

А откуда берутся сами гипотезы? Конечно, из той модели реальности, которая складывается в процессе знакомства с другими аналогичными исследованиями или даже просто на основе здравого смысла и жизненного опыта.

Уже отмечалось, что развитие науки не сводится только к накоплению фактов. Теория не просто систематизирует их и увязывает между собой.

Базовыми элементами научной теории являются понятия, в которых отражаются свойства предметов и явлений, не лежащие прямо на поверхности.

Формирование понятий – это мыслительный процесс обобщения эмпирических данных и абстрагирования от случайных различий, результат выхода за пределы той информации, которую мы получаем непосредственно с помощью органов чувств.

Теория(греческое theoria — рассмотрение, исследования) — форма достоверного научного знания о действительности, которая представляет собой систему понятий, утверждений, доказательств, дает целостное представление о закономерностях и связях в обществе. Теория возникает в результате познавательной деятельности и практики и представляет собой мыслительные процессы отображения действительности.

Научная теория как система характеризуется:

предметностью;

адекватностью объективной действительности;

конкретностью;

истинностью и достоверностью.

Научная теория должна быть логичной, объяснять факты и научные конструкции. Новые теории возникают тогда, когда существующие знания не удовлетворяют объяснение экспериментальных фактов.

Структуру научной теории составляют:

факты— знания об объектах или явлениях, верность которых доказана;

категорииобщие и фундаментальные понятия, которые отображают наиболее существенные, общие качества явлений действительности;

аксиомы(грец. ахіота) — истинные положения, которые принимаются без логического доказательства, в силу их непосредственной убежденности;

постулаты(лат. postulatum) — утверждения (суждения), которые принимаются научной теорией как истинные, хотя верность их не доказана;

принципы(лат. principium) — исходные положения любой теории, учения, науки или мировоззрения; абстрактные определения идеи, которые возникли в результате субъективного постижения опыта человечества;

понятия— мысль, которая обобщает и выделяет предметы, явления по определенным признакам, отображает существенные их качества (общие, единичные, конкретные, абстрактные, относительные, абсолютные и т.д.);

суждения(высказывания) — высказанная мысль (утверждающая, общая, конкретная, условная и т.п.), в которой отображено отношение к ее содержанию, истинности или ошибочности;

умозаключениепроцесс мышления, который объединяет последовательность двух и больше суждений, в результате чего появляется новое суждение;

законы— существенные и необходимые отношения между явлениями, которые отображают общие связи и имеют объективный характер.

Таким образом, научная теория это система существенных идей, подходов и логических принципов, с помощью которых обобщается опыт, получаются достоверные знания, отображается закономерное развитие природы, общества, мышления на основе связей между ее понятиями.

научной подготовки будущего специалиста в высшей школе следует рассматривать как комплексное новообразование, как единство научно-познавательной и научно-практической работы, в основе которой находится программно-целевой метод планирования и управления процессом обучения, которое обеспечивает интеграцию дисциплин и вместе с тем отображает современный уровень развития науки, ее специфику.

Некоторые виды творческих работ, в частности рефераты, курсовые и дипломные проекты, магистерские диссертации можно отнести к так называемым научно-исследовательским работам, в которых не решаются вопрос кардинально новых путей исследования в любой области науки, а лишь ставится задача критического обзора уже известного или обобщения на уровне эксперимента (приобретенного практического опыта) как результата, который подтверждает уже известный факт.

Эффективность научно-исследовательской работы зависит от условий ее организации, во время которой вводится целая система научных исследований студентами, учитывая научный потенциал каждого лично.

Именно в этом нему поможет курс «Методика психологического исследования», в котором четко и содержательно определены необходимые для научного поиска шаги: избрания темы научного исследования, прорабатывания литературы, обсуждения и освещения ее в реферате, курсовой работе, дипломном проекте, магистерской диссертации, определения перспективности избранного пути научного поиска.

⇐ Предыдущая12345678910Следующая ⇒

Дата добавления: 2016-10-06; просмотров: 779 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/7-20213.html

78. Роль гипотезы и теории в развитии научного знания

Гипотеза и ее роль в развитии научного знания.: По мысли М.Планка, ни одна научная теория не родилась в готовом виде,

Гипотезы

Решениелюбой научной проблемы включаетвыдвижение различных догадок,предположений, а чаще всего более илименее обоснованных гипотез, с помощьюкоторых исследователь пытается объяснитьфакты, не укладывающиеся в старые теории.Гипотезы возникают в неопределенныхситуациях, объяснение которых становитсяактуальным для науки.

Кроме того, науровне эмпирических знаний (а также науровне их объяснения) нередко имеютсяпротиворечивые суждения. Для разрешенияэтих проблем требуется выдвижениегипотез. Гипотеза представляет собойвсякое предположение, догадку илипредсказание, выдвигаемое для устраненияситуации неопределенности в научномисследовании.

Поэтому гипотеза есть недостоверное знание, а вероятное,истинность или ложность которого ещене установлены. Любая гипотеза должнабыть обязательно обоснована либодостигнутым знанием данной науки, либоновыми фактами (неопределенное знаниедля обоснования гипотезы не используется).

Она должна обладать способностьюобъяснения всех фактов, которые относятсяк данной области знания, систематизацииих, а также фактов за пределами даннойобласти. Помимо этого должна бытьспособной предсказать появление новыхфактов (например, квантовая гипотезаМ. Планка, выдвинутая в начале XX в.

,привела к созданию квантовой механики,квантовой электродинамики и др. теорий).При этом гипотеза не должна противоречитьуже имеющимся фактам.

Гипотезадолжна быть либо подтверждена, либоопровергнута. Для этого она должнаобладать свойствами фальсифицируемостии верифицируемости.

Фальсификация— процедура, устанавливающая ложностьгипотезы в результате экспериментальнойили теоретической проверки. Требованиефальсифицируемости гипотез означает,что предметом науки может быть толькопринципиально опровергаемое знание.

Неопровержимое знание (например, истинырелигии) к науке отношения не имеет. Приэтом сами по себе результаты экспериментаопровергнуть гипотезу не могут. Дляэтого нужна альтернативная гипотезаили теория, обеспечивающая дальнейшееразвитие знаний.

В противном случаеотказа от первой гипотезы не происходит.

Верификация— процесс установления истинностигипотезы или теории в результате ихэмпирической проверки. Возможна такжекосвенная верифицируемость, основаннаяна логических выводах из прямоверифицированных фактов.

79. Сущность философского понимания общества и его истории. Единство объективного и субъективного в истории общества

Философскоепонимание общества состоит винтерпретацииобщества на основе философских воззрений.В Древней Греции представления обобществе складывались на основе концепцийидей Платона или форм Аристотеля.

Платонрассматривал общество как воплощениеидеи справедливости, связывая ее скосмическим началом. Нравственность,по мнению Платона, подчинена идеалугосударства. Аристотель, исходя изнеобходимости построения справедливогообщества, считал справедливостьсочетанием добродетелей человека.

Онназвал человека «политическимживотным»,подразумевая,что только люди способны добровольнои сознательно объединяться в общество.В античности общество рассматривалосьсквозь призму государственно-политическогоинститута. Государство выступалосвоеобразным качественным пределом висследовании общества.

Некоторыеобщественные явления, не связанныенепосредственно с государством,исследователями не анализировались.

Всредние века философское пониманиеобщества основывалось на философииабсолютной личности, Бога. На этой основеАвгустин Аврелий (Блаженный) (354 – 430)выделяет «граднебесный»и«градземной».Смыслистории он видел в движении града земногок совершенству града небесного.

Необходимоподчеркнуть, что как христианство, таки другие мировые и национальные религииимеют свои модели устройства обществаи государства.

Их суть заключается видее божественного предопределенияустройства общества, которое должнообеспечивать человеку условия длядостойной встречи с Богом в этой ибудущей жизни.

Еслив христианстве выдвигался постулатдоговора народа с Богом, (так как «завет»означаетдоговор), то в Новое время договорпонимается как необходимость, осмысленнаяв связи с задачей самосохранениячеловека. Общественный договор былтворением человека разумного, который,согласно Джону Локку, признает правона жизнь, свободу и собственность.

Внатуралистических теориях, получившихширокое распространение в XVII – XVIII вв.,общество рассматривается как высшее,но далеко не самое удачное творениеприроды, а человек – как самое несовершенноеживое существо, у которого уже в генахзаложено стремление к разрушению инасилию.

Необходимость государства всоответствии с социально-философскойконцепцией Томаса Гоббса (1588 – 1679)связана с предотвращением «войнывсех против всех»,обусловленнойабсолютной свободой каждого индивида.

Шарль Луи Монтескье (1689 – 1755) считал,что человеческое общество прогрессируетв своем развитии, а различные стороныи ступени исторического процессапричинно связаны между собой, составляяединое целое. Иоганн Готфрид Гердер(1744 – 1803), как и Ш.Монтескье, основойисторической жизни считал климат, почвуи вообще географическую среду.

Однако,если Монтескье пытался объяснитьвозникновение и развитие политическихучреждений, Гердер сосредоточил своевнимание на культурно-историческойдеятельности человечества. Гердервпервые поставил вопрос о преемственностив развитии культуры и на основе этогоположения приходит к идее единойвсемирной истории.

Он рассматривалчеловека и общество как единое органическоецелое. Главным стимулом общественногоразвития, по мнению Гердера, являетсядеятельность людей, направленная наудовлетворение их потребностей, а еговысшим критерием – принцип гуманности.

Жан-ЖакРуссо (1712 – 1778) пытался выяснитьпроисхождение, сущность и пути преодолениясоциального неравенства. Он сформулировали обосновал мысль о том, что частнаясобственность является причинойобщественного неравенства и возникновениягосударства.

Государство, возникшее врезультате появления общественногонеравенства, в свою очередь обусловилодальнейшее углубление неравенства.Ж.-Ж.

Руссо отмечал, что главная задачаобщественного договора состоит в поискетакой формы ассоциации, которая защищалабы общей силой личность и собственностькаждого члена общества и в которойкаждый, соединяясь с другими, оставалсябы в тоже время свободным.

КлодАнри Сен-Симон (1760 – 1825), анализируяразвитие общества, исходил из того, чтоидея закономерности и принцип детерминизма,эффективно применяемый в естествознании,необходимо использовать и в сфересоциального познания.

С идеей закономерностии исторического детерминизма тесносвязана идея исторического прогресса,который Сен-Симон воспринимал какпоступательное движение от низшихобщественных форм к высшим.

Он полагал,что возможно создание рациональногообщественного строя как «промышленнойсистемы»,подкоторой он подразумевал экономическуюдеятельность людей и соответствующиеей формы собственности и общественныеклассы.

Создание такого общества, помнению Сен-Симона, возможно лишь привсемерном развитии производительныхсил и искоренении всяческого паразитизма,при наибольшем расцвете промышленногои сельскохозяйственного производства,основанного на разумном государственномрегулировании. Считая, что «промышленнаясистема»вперспективе будет системой максимальновозможного равенства, он осуждал «страстьк полному равенству»,котораяпротиворечит природным задаткамчеловека, его способности и склонностик труду.

Такимобразом, в ходе эволюции социально-философскоймысли от античности до начала XIX векапостепенно происходит выделение обществав качестве специального, самостоятельногообъекта исследования. Данная эволюциясопровождалась как расширением кругаисследуемых проблем различных сторонжизни общества, так и попыткой выяснениясущности общества, как единого,взаимообусловленного организма.

Источник: https://studfile.net/preview/1906290/page:28/

Гипотеза – форма познания и развития научного знания

Гипотеза и ее роль в развитии научного знания.: По мысли М.Планка, ни одна научная теория не родилась в готовом виде,

  • 19 янв. 2014 г.
  • 3022 Слова

Министерство образования и науки российской федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уфимский государственный нефтяной технический университет» Кафедра «Философии» Реферат на тему: «Гипотеза – форма познания и развития научного знания» по дисциплине: «Философия науки и техники» Выполнил магистрант гр.ММО32З-13-01 | ______________________ | В.А. Яковлев | | (подпись, дата) | | Проверил д-р филос. наук, профессор | ____________________ | И.М. Орешников | | (подпись, дата) | | Уфа 2014 СОДЕРЖАНИЕ | С. | ВВЕДЕНИЕ | 3 | 1 Роль гипотезы в науке | 4 | 1.1 Сущность и логическая структура гипотезы | 5 | 2 Логическая структура гипотезы, её виды | 8 | 3 Этапы разработки гипотезы | 10 |3.1 Выдвижение гипотезы | 10 | 3.2 Развитие гипотезы | 11 | 3.3 Проверка гипотезы | 12 | 3.4 Гипотеза и теория | 14 | ЗАКЛЮЧЕНИЕ | 17 | СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ | 18 | ВВЕДЕНИЕ В науке, обыденном мышлении мы идем от незнания к знанию, от неполного знания к более полному. Нам приходится выдвигать и затем обосновывать различные предположения для объяснения явлений и их связи сдругими явлениями. Мы выдвигаем гипотезы, которые могут перейти при их подтверждении в научные теории или в отдельные истинные суждения, или, наоборот, будут опровергнуты и окажутся ложными суждениями. Теоретический этап познания начинается с гипотезы, именно этим определяется ее место в научном познании, а отсюда и интерес к ее логической характеристике. Цель написания данного рефератарассмотреть понятие гипотезы, её роли в научном познании окружающего нас мира, а также рассмотрение структуры гипотезы, её видов и этапов разработки гипотезы. 1 Роль гипотезы в науке Некоторые учёные утверждали, что науки строятся исключительно благодаря собиранию фактов; по их мнению, о науке факты и опыты есть всё; истинный учёный должен ограничиться только регистрированием фактов, т.е. простым описаниемфактов, событий, явлений. Но на самом деле это мнение совершенно неправильно. Ведь, для того чтобы собирать факты и материалы для науки, мы должны руководиться известной мыслью, известным планом: для того чтобы приступить к совершению того или иного эксперимента, у нас должно быть известное соображение или рассуждение, почему мы должны произвести именно этот, а не какой-нибудь другой эксперимент. Если бымы стали производить эксперименты наудачу, то это не привело бы ни к каким благоприятным результатам. Этим, по справедливому замечанию Джевонса, можно объяснить «весьма малые приращения, сделанные к нашему знанию алхимиками. Многие из них были люди очень проницательные и неутомимые; труды подобных лиц длились несколько столетий, они открыли немногое; а верный взгляд на природу даёт современнымхимикам возможность открыть в течение года больше полезных фактов, чем сколько их было открыто алхимиками в течение многих столетий». Следовательно, не из собирания фактов наудачу создаётся наука, а из собирания, руководимого известным планом: учёный, приступающий к какому-нибудь исследованию, всегда должен приступать к нему с определённым планом. Для того чтобы иметь план, необходимо построитьгипотезу. Формальная логика изучает не только формы абстрактного мышления, но и формы развития научного знания. Таковыми являются факты науки, рождающиеся из потребности объяснения фактов жизни, научная проблема, первоначальное решение проблемы в форме гипотезы, ее подтверждение или опровержение в ходе доказательства, и, наконец, теория, формулирующая законы. Между указанными формами существует глубокаявнутренняя связь. Каждая последующая форма включает в себя наиболее важные результаты предшествующей [1]. 1.1 Сущность и логическая структура гипотезы

Познание любого явления действительности, как известно, начинают с собирания и накопления отдельных фактов, относящихся к этому явлению. Фактов, которыми располагают в начале познания, всегда недостаточно, чтобы…

Читайте полный текст документа

Чтобы читать весь документ, зарегистрируйся.

{«thumb_default_size»:»160×220″,»thumb_ac_size»:»80×110″,»isPayOrJoin»:false,»essayUpload»:true,»site_id»:4,»autoComplete»:false,»isPremiumCountry»:false,»userCountryCode»:»RU»,»logPixelPath»:»\/\/www.smhpix.com\/pixel.gif»,»tracking_url»:»\/\/www.smhpix.com\/pixel.

gif»,»cookies»:[],»essay»:{«essayId»:58306809,»categoryName»:»Философия»,»categoryParentId»:null,»currentPage»:1,»format»:»text»,»pageMeta»:{«text»:{«startPage»:1,»endPage»:13,»pageRange»:»1-13″,»totalPages»:13}},»access»:»free»,»title»:»Гипотеза – форма познания и развития научного знания»,»additionalIds»:[],»additional»:[],»loadedPages»:{«html»:[],»text»:[1,2,3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13]}},»user»:null,»canonicalUrl»:»https:\/\/www.skachatreferat.ru\/referaty\/Гипотеза-Форма-Познания-и-Развития\/407802.html»,»pagesPerLoad»:50,»userType»:»member_guest»,»ct»:0,»ndocs»:»400.000″,»pdocs»:»»,»cc»:»10_PERCENT_1MO_AND_6MO»,»signUpUrl»:»\/join.php»,»joinUrl»:»\/join.php»,»payPlanUrl»:null,»upgradeUrl»:»\/contribuir?newuser=1″,»freeTrialUrl»:null,»showModal»:null,»showModalUrl»:null,»joinFreeUrl»:»\/contribuir?newuser=1″,»siteId»:4,»»:{«clientId»:»»,»version»:»v2.9″,»language»:»ru_RU»},»analytics»:{«googleId»:»UA-18439311-1″}}

Источник: https://www.skachatreferat.ru/referaty/%D0%93%D0%B8%D0%BF%D0%BE%D1%82%D0%B5%D0%B7%D0%B0-%D0%A4%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0-%D0%9F%D0%BE%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B8-%D0%A0%D0%B0%D0%B7%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B8%D1%8F/407802.html

Гипотеза. Теория. Закон. Предвидение

Гипотеза и ее роль в развитии научного знания.: По мысли М.Планка, ни одна научная теория не родилась в готовом виде,

Хотя загадка вначале возникает как бы только для самого исследователя и часто не выходит за пределы его творческой лаборатории, будучи настолько невероятной, что выглядит чудом, перед ученым сразу возникает задача: доказать, что она небеспочвенна, найти области ее применения. Это требует активного поиска теоретических предпосылок, которые сделали бы догадку вероятной. Как говорил А. Эйнштейн, «целью всякой мыслительной деятельности является превращение чуда в нечто постижимое».

Складывается примерно такая ситуация: ученого «загоняют в тупик» необъяснимые, часто ранее неизвестные факты. Он предполагал привычный, неоднократно наблюдавшийся вариант событий, но без видимых причин не получил ожидаемого результата и оказался перед тем, чего не должно было быть.

Естественный вопрос: как это объяснить? Рождается предположение, что проявились какие-то другие факторы, дали о себе знать еще неизвестные закономерности. Необходимо проверить, не поможет ли делу догадка, которая и возникла лишь потому, что других идей пока нет? Движение мысли в таком направлении порождает «рабочую гипотезу».

В ее рамках предполагается хоть в чем-то приемлемое объяснение феномена. В научном познании данный шаг — один из наиболее трудных, не только и даже не столько потому, что ученый стоит перед задачей отыскать новые закономерности там, где их раньше не замечали.

В этом случае приходится отказываться от системы представлений, нередко настолько привычных, что они приобрели значение непреложных истин.

Однако известный консерватизм в науке необходим.

Идеальный вариант, довольно трудно реализуемый на практике, — позиция между непринятием практически никаких гипотез и принятием всех гипотез без разбора, лишь бы идея, породившая гипотезу, была новой, противоречащей «устаревшей» системе взглядов. Крайности вредны.

Обращать внимание на данное обстоятельство применительно к гипотезам в науке приходится уже потому, что от крайностей как раз не свободна современная западная философия науки (в постпозитивистском ее варианте), о чем подробно говорилось в гл. 5.

Малоэффективно подвергать сомнению все, в чем мы были убеждены, при первом столкновении с новыми проблемами. Логична попытка справиться с ними традиционными методами, опираясь на имеющиеся достижения науки. Но если это невозможно, упрямая защита того, что пока представляется едва ли не аксиомой, превращается в тормоз для научных поисков.

Ученые зачастую игнорируют данные, несовместимые с принятой системой знания, полагая, что они окажутся ошибочными или не относящимися к делу. Но при этом существует риск случайно пренебречь новым, просмотреть его. История знает анекдотичные на взгляд современного человека случаи.

Так, на протяжении всего XVIII в. Французская академия наук с упорством, достойным лучшего применения, отрицала факт падения метеоритов, казавшийся многим ученым других стран вполне очевидным.

Эта позиция парижских академиков, «бессмертных», как их именовали тогда, объясняется нетерпимостью к суевериям простолюдинов, которые видели в падении метеоритов небесное вмешательство.

«Бессмертные» объявили, что камни с неба падать не могут, потому что их там нет, и всякое утверждение подобного рода лишь играет на руку церковникам.

Ученые других стран оказались перед выбором: или не согласиться с мнением своих знаменитых французских коллег, или положиться на их авторитет. Второе победило. Бесценные экспонаты просто выбросили. Понадобился метеоритный дождь во Франции в начале XIX в., чтобы догматическое утверждение кануло в Лету и появилась наука о метеоритах.

Другими словами, отчаянные попытки на былой лад объяснить новое рождают нелепости в определенных ситуациях.

«Гипотез не измышляю». Эти слова И. Ньютона широко известны и понятны, если встать на позицию великого ученого. Как и все представители тогдашней науки, он стремился к точному, доказательному знанию, основанному на математике и принципах механики.

Гипотезы не являлись таким знанием и, хотя во времена Ньютона уже были достаточно распространены, нередко представляли собой абсолютно бездоказательные, по сути ничем не обоснованные, чисто умозрительные предположения за пределами математики, что для Ньютона само по себе было доказательством их ненаучное™. Сегодня наука принципиально иная. Ее развитие непосредственно связано с гипотезами. На переднем крае, там, где идет поиск, постоянно возникают гипотезы — «сумасшедшие» идеи, плохо обоснованные, недостаточно подтвержденные, опровергаемые. Их цель — генерировать новое.

В этом процессе гипотеза обрастает фактами, как снежный ком. Она инициирует постановку экспериментов, заставляет критически анализировать их результаты и уже этим оправдывает себя. Понятно, фактов еще недостаточно, а результаты экспериментов могут трактоваться по-разному.

Как следствие, по отношению к одному и тому же явлению или группе явлений, вызывающих интерес ученых, появляется несколько гипотез. Часто говорят: гипотезы умирают, но на их костях вырастает наука. Это верно, хотя можно сказать и иначе: ни одна научная гипотеза просто так не умирает.

Если не всем своим содержанием и не в первоначальном виде, то какими-то моментами она входит в систему теоретического знания.

По справедливому замечанию А.Н. Уайтхеда, только «в формальной логике противоречие является сигналом бедствия, в развитии же реального знания оно означает первый шаг к победе».

Противоречие гипотезы имеющейся системе взглядов — само по себе еще не основание для того, чтобы отвергнуть ее. Безусловно, «расстыковка» с достоверной теорией равносильна постановке вопроса о жизни или смерти гипотезы, но это не обязательно ее смерть.

Возможно, такая «расстыковка» свидетельствует о необходимости внесения изменений в теорию, хотя бы тех, что ограничивают сферу ее применения.

Конечно, бывает и так: один-единственный ранее неизвестный факт «ставит крест» на знании, еще вчера представлявшемся аксиоматичным. Науке известен парадокс: подтверждать что-либо можно как угодно долго, а для опровержения иногда достаточно всего одного факта.

Приведем пример, ставший хрестоматийным: долгое время считалось, что все лебеди белые. Это была даже не гипотеза, а эмпирический факт. Но его опровергла находка черных лебедей в Австралии. К.

Поппер выдвинул идею: при проверке гипотезы следует думать не о том, как и чем ее подтвердить, а о том, чем ее опровергнуть. По Попперу, мы не можем однозначно подтвердить ни одной гипотезы, но мы можем и должны подвергнуть появившуюся гипотезу проверке на устойчивость, показать ее уязвимость.

Тогда она либо будет опровергнута соответствующими фактами, либо выдержит проверку, приобретя тем самым статус неопровергнутой (на данный момент).

Заметим: если бы гипотезы полностью соответствовали сложившимся теоретическим представлениям и никогда и ни в чем им не противоречили, не было бы сколько-нибудь радикальных сдвигов, меняющих наши прежние представления. В то же время противоречие возникающих гипотез теории не абсолютно. Если бы это было так, неизбежно исчезла бы преемственность в развитии знания, выдвижение гипотез не было бы продолжением познания.

В судьбе гипотезы многое зависит от наличия у ее автора руководящей идеи и убежденности. Незадолго до Д.И. Менделеева, открывшего Периодический закон химических элементов, аналогичную попытку предпринял англичанин Ньюлендс.

Но британские химики встретили ее насмешкой, издевательскими вопросами типа: «А вы не пробовали располагать элементы просто в алфавитном порядке?» Ньюлендс оставил свою попытку.

Убежденный в своей правоте и вооруженный идеей исследователь не остановится, пока не докажет ее истинности, что и будет означать превращение гипотезы в научную теорию.

Научная теория — устойчивое знание. Приведем здесь мысль М. Планка, аксиоматичную среди ученых. Ни одна научная теория не рождалась в готовом виде, как Афина Паллада из головы Зевса. Теории «сначала живут несовершенно, даже часто более или менее неясно в воображении своего творца и выходят на свет божий лишь после тяжелых мук рождения, принимая приемлемую научную форму».

Закон — научное утверждение, имеющее универсальный характер и описывающее в сжатом виде определяющие свойства и взаимосвязи предметов, явлений или их совокупности, является важнейшей составляющей, своего рода стержнем теории. Универсальный закон характеризует научное знание в целом.

Частные законы обнаруживаются преимущественно в рамках конкретных наук — физики, химии, биологии и др. Свои законы обнаруживаются на стыке наук или в относительно самостоятельных областях знания в рамках одной «большой науки», например физика макро- и микромира, астрофизика.

Здесь выделяются общие физические законы на фоне тех, которые отражают специфику исследуемой области физического знания. То же можно сказать о любой другой развитой науке, если иметь в виду позицию ученого, отстаивающего нормы классического варианта.

В неклассической (позитивистской) трактовке науки само понятие закона, как известно, ставится под сомнение.

В классической науке было принято подчеркивать соответствие закона объективной реальности. Современная наука, даже если она не отрицает такого соответствия, идет дальше и вносит коррективы в постановку вопроса.

Сегодня мы признаем: что в окружающем нас мире будет выделено и что будет рассматриваться как закон, зависит в какой-то мере от ученого. Особенно в сфере социального и гуманитарного знания.

Речь не о том, что, пытаясь, к примеру, понять законы развития общества, можно признать правоту и развивать идеи сторонников формационного подхода К. Маркса, а можно оказаться на стороне О. Шпенглера и А. Тойнби и руководствоваться их пониманием законов социального развития.

Здесь субъективен лишь момент выбора: в том и другом случае «схвачена» часть исторической правды. Где ее больше, определяет для себя ученый. Но в данном случае речь о другом.

Социальный закон — это закон-тенденция. В сложных процессах, происходящих в обществе, тенденции, в соответствии с которыми оно развивается, переплетаются, усиливая или, напротив, ослабляя одна другую. Однозначно трудно сказать, какую тенденцию положить в основу социального анализа.

Многое зависит от исследователя, от того, как он видит сложившуюся ситуацию, и даже оттого, насколько он заинтересован в ее развитии в определенном направлении.

Речь идет о выборе варианта возможного действия на основе представления о том, что собой представляет социальная реальность и какой она должна быть.

Например, в период с марта по октябрь 1917 г. в России мог реализоваться один из четырех вариантов выхода из глубокого социально-экономического кризиса: военно-диктаторский, буржуазный, леворадикальный и социалистический, причем последний едва ли кто-либо принимал всерьез, кроме сторонников В.И. Ленина, да и то не всех.

У Л.Д. Троцкого есть ряд высказываний, но, скорее, это убеждение: не было бы Ленина, не было бы Октябрьской революции. Когда он, появившись в России после длительной эмиграции, провозгласил курс на немедленный переход от буржуазно-демократической революции к революции социалистической, одна, кажется, А.М.

Кол- лонтай сразу, безоговорочно подхватила выдвинутый лозунг. В социальной жизни есть моменты, когда вмешательство в ход событий отдельных личностей может изменить характер процессов, происходящих в обществе, направление развития событий, породить большие или меньшие отклонения от их наиболее вероятного хода.

Но отклонения, появившись, начинают развиваться самостоятельно. Весьма маловероятная тенденция, будучи реализована, может на определенном этапе стать ведущей или казаться таковой, модифицировать другие социальные тенденции, всю жизнь общества.

Это и есть коррекция даже не одного, а всей совокупности социальных законов под действием субъективного фактора.

Предвидение — венец исследовательской работы. С того момента, как оно становится почему-либо невозможным, ученый оказывается фактически вне пределов науки.

Предвидеть можно будущее, и тогда на первый план выходит прогноз — научно обоснованное предсказание явлений, которые еще только должны возникнуть. Большое место в науке занимает ретропрогноз (предсказание прошлого) — мысленная реконструкция событий, которые уже не прошли, известны нам мало, а то и вовсе не известны, но вызывают интерес.

С ретропрогнозами имеют дело многие науки — история, археология, палеонтология, даже астрономия. Трудно переоценить роль тоже своего рода научного предвидения — в отношении настоящего, т.е. предсказание явлений объективно существующих и очень важных для нас, но остающихся во многом непонятными (например, современный финансовый кризис). В основе предвидения лежит знание.

Степень его глубины и полноты определяет точность предсказания.

При попытках предвидеть будущее нельзя не учитывать постоянных изменений окружающего мира, и природы, и общества, в том числе прогнозируемых объектов и условий их существования. Но все предсказать невозможно.

Однако прогноз, как и знание, может постоянно корректироваться и благодаря этому быть достаточно точным, даже если его основу составляет не достоверная теория, а гипотеза.

В последнем случае научное предвидение будет еще и способом ее проверки: если предвидение оправдается, гипотеза получает дополнительный аргумент в свою пользу; в противном случае вновь, но с гораздо большей остротой встанет вопрос о ее правомерности. Предвидение и гипотеза как бы дополняют друг друга.

Понятно, что в целом предвидение много шире. В научном исследовании оно занимает столь важное место, что без преувеличения можно сказать: наука — это прежде всего научное предвидение. Крупнейшие из них всегда оказывались своего рода поворотными пунктами в познании, указывали направление движения.

Гипотезы, теории и научное предвидение в совокупности дают пеструю мозаику, многочисленные фрагменты складывающихся представлений о мире, а человек всегда стремится к тому, чтобы получить целостную картину мира.

Термин «картина мира» относительно молод. Он появился в физике в конце XIX в. и был напрямую связан с крушением метафизических представлений о мире, физических представлений, которых придерживалась и которые пыталась защищать классическая наука.

Другими словами, речь шла о частнонаучной картине мира в свете науки, переживавшей кризис. Но это был кризис роста. Физика вышла на передние рубежи в естествознании, сбросив с себя одежды старых представлений.

Поэтому была нужна принципиально иная система представлений — иная физическая картина мира.

Сегодня принято различать картины мира локальные (частнонаучные), научные и общемировоззренческую (философскую). Правда, есть иной подход к проблеме: картина мира одна. Она возникает благодаря достижениям конкретных наук, а окончательно формируется в лоне философии и представляет собой теоретический синтез этих достижений.

Что касается частнонаучных картин мира разной степени общности, в основе которых отдельная наука — физика, химия, биология и др. — или науки — естествознание в целом, то это не картины мира в собственном смысле слова, а своего рода срез, сторона единой философской картины мира.

Если признать правомерность подобной постановки вопроса, то о многообразии картин мира, созданных при опоре на ту или иную науку, можно говорить лишь со сделанной выше оговоркой. В таком случае любая развитая наука может претендовать на свою картину мира. Уже стало нормой понятие «политическая картина мира».

А разве не может быть социально-экономической или в более узком плане экономической картины мира, представляющей собой обобщенный взгляд на мир глазами экономиста? Но если в частнонаучной картине мира отражается то общее, что характеризует конкретную науку, то в этой картине найдут место не только достижения соответствующей науки, но и мировоззренческие (философские) установки, господствующие в среде ученых-профессионалов. Они могут быть более или менее выражены, но будут присутствовать всегда. Это дает основание для следующего вывода: частнонаучные картины мира будут сближаться, развиваясь автономно, но в едином философском русле.

Page 3

Научное знание не статично. Оно постоянно развивается, растет, меняется. Это, казалось бы, аксиоматичное по отношению к науке обстоятельство требует уточнения, предполагает ответ на два значимых вопроса.

Во-первых, рост научного знания — процесс в целом кумулятивный (накопительный) или некумулятивный (антикумулятивный), включающий отказ от прежней системы взглядов, ситуацию несоизмеримости старых и сменяющих их новых взглядов? Или иначе: развитие науки предполагает преимущественно эволюционные изменения (расширение объема и углубление содержания научных истин) или это прежде всего радикальные качественные изменения, скачки и революции? Во-вторых, можно ли рассматривать развитие научного знания только как саморазвитие, а от моментов воздействия на него внешних факторов, социальной среды можно отказаться в силу незначительности их влияния или, напротив, пытаясь понять динамику науки, следует признать весомость вненаучных факторов и исходить из того, что, абстрагируясь от этих факторов, нельзя понять содержание науки, ее цели, способы решения возникающих задач и многое другое?

Сегодня эти вопросы, значимые сами по себе, приобрели особое звучание и значение. В постпозитивистской трактовке науки они стали по сути центральными. Этим объясняется интерес постпозитивистов к истории науки, их убеждение, что именно история может дать ответ.

Кумулятивизм — представление, суть которого в том, что знания накапливаются постепенно и в совокупности похожи на гигантскую копилку, из которой по большому счету ничего не пропадает, характерен для людей, достаточно далеких от науки, непосредственно с ней не соприкасающихся. Но куму- лятивистски ориентированными оказывались и многие ученые, придерживавшиеся идеалов классической науки.

Рассуждения кумулятивистов основаны на убеждении, что крупные сдвиги, радикальные изменения в науке (их было бы глупо отрицать) — лишь наивысшая точка в постепенном расширении и поступательном движении научного знания. Один из наиболее известных и последовательных сторонников куму- лятивистской трактовки науки П.

Дюгем писал: «История науки искажается в результате двух предрассудков, которые так похожи друг на друга, что их можно было бы принять за один: обычно думают, что научный прогресс осуществляется в результате внезапных и непредвиденных открытий; полагают, что он есть плод труда гения, у которого нет никаких предшественников.

Очень полезно убедительно показать, до какой степени эти идеи неверны, до какой степени история науки подчиняется закону непрерывности. Великие открытия почти всегда являются плодом подготовки, медленной и сложной, осуществляемой на протяжении веков.

Доктрины, проповедуемые наиболее могучими мыслителями, появляются в результате множества усилий, накопленных массой ничем не примечательных работников. Даже те, кого принято считать творцами, — Галилеи, Декарты, Ньютоны — не сформировали никакой доктрины, которая не была бы связана бесчисленным количеством нитей с учениями их предшественников.

Слишком упрощенная история заставляет нас восхищаться ими или видеть в них колоссов, не имеющих корней в прошлом, непостижимых и чудовищных в своей изолированности. История, несущая больше информации, даст нам возможность проследить длинный ряд развития, итогом которого они являются».

Подобных крайних позиций не так уж много. Гораздо более распространена позиция, в соответствии с которой ученый, желая подчеркнуть преемственность в развитии знания, чуть смещал акценты, делая это скорее всего сознательно.

В периоды радикальных перемен в науке исключительно важно даже для самих ученых понимать не столько то, что рушится или уже рухнула прежняя система взглядов, сколько то, что в конечном итоге научная революция содержит мощный созидательный потенциал.

Это своего рода интеллектуальный прорыв, качественное обновление научного знания, но не в отрыве от прошлого, не в противовес прошлому, а при сохранении того позитивного, что было уже достигнуто предшествующей наукой.

Например, В. Гейзенберг неоднократно и весьма настойчиво подчеркивал, что релятивистская механика переходит в ньютоновскую в предельном случае малых скоростей. По сути то же говорил А. Эйнштейн. Кажется, что создатель теории относительности, как и многие другие великие физики конца XIX — начала XX в.

, желая подчеркнуть важное само по себе качество научного знания — то, что оно определенным образом связано с предшествующим знанием, был намеренно чуть неточен.

Когда говорят, что ньютоновская механика истинна для описания движения физических тел с большими массами и малыми скоростями, а релятивистская имеет дело с малыми массами и большими скоростями, с этим можно согласиться, но… не в научном смысле. Любой физик признает уязвимость подобного утверждения.

Если руководствоваться привычными критериями науки, ее стремлением к точности и определенности, резонно задать вопрос: где граница, с которой начинаются большие (или, напротив, малые) массы и большие (малые) скорости? Скажете: они очерчены достаточно четко — макро- и микромир, и граница между ними и есть искомая граница.

Тогда возникает другой вопрос: разве релятивистские эффекты имеют место не при любых скоростях (кроме равных нулю)? При малых скоростях релятивистские эффекты настолько малы, что ими можно пренебречь. Но пренебречь не значит признать явление несущественным, тем более несуществующим.

Скорость звука в воздухе — 330 м/с — почти в миллион раз меньше скорости света, но для самолетов сверхзвуковая скорость еще относительно недавно была пределом.

Хотя часы на руке летчика, когда самолет в полете, идут чуть по-другому, чем на аэродроме, а летит он, понятно, по своим часам, кто смог бы сказать, что по этой причине нарушено расписание? Дело все в триллионных долях секунды, которые практически невозможно зафиксировать.

Но расхождение есть, и, если подойти к вопросу строго научно, придется признать: классическая и релятивистская механики несовместимы в своих ответах на многие вопросы фундаментального значения.

Однако несовместимость, о которой идет речь, как и несовместимость старого и нового в науке в целом, практически никогда не бывает полной. В этом ученые, стоявшие у истоков новой физики, правы. Так, в релятивистской механике не трудно найти утверждения, аналогичные тем, которыми пользуется классическая механика; совпадает часть терминологии.

Таким образом, можно сделать пока самый общий вывод: развитие научного знания — это сложный, диалектически противоречивый процесс, в котором периоды кумулятивных накоплений сменяются радикальными качественными изменениями, при этом то и другое — постепенный рост и революционные преобразования — взаимосвязаны.

Как уже отмечалось, когда речь идет о развитии науки, возникает естественный вопрос иного рода: характеризуя развитие науки, правомерно выделять по преимуществу внутренние его механизмы или следует принимать во внимание прежде всего факторы внешние, рассматривая именно их как решающие, определяющие?

Источник: https://studref.com/597782/filosofiya/gipoteza_teoriya_zakon_predvidenie

Scicenter1
Добавить комментарий