I. ПАМЯТЬ О ХОЛОКОСТЕ В РОССИИ: ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ: Неонацизм, политический и этнонациональный экстремизм становятся все

Содержание
  1. Память о Холокосте в современной Европе: Общее и разделяющее / Стенограмма конференции | Уроки истории XX век
  2. Читать онлайн Антисемитизм: концептуальная ненависть страница 83. Большая и бесплатная библиотека
  3. Илья альтман. мемориализация холокоста в россии
  4. Елена Носенко-Штейн. Разные лики антисемитизма. Тоже основы памяти
  5. Блоги / SPEKTR.PRESS: Что думают в Израиле о спорах Европы и России из-за Холокоста
  6. Президент РФ Владимир Путин и раввин Исраэль Меир Лау, глава совета Яд ва-Шем. Фото EPA/ABIR SULTAN/POOL/Scanpix/LETA 
  7. Древний символ. Полиция безопасности заинтересовалась свастикой на праздновании 100-летия Латвии лишь через несколько дней
  8. «Победители судят». Почему Москву возмутило решение Варшавы приравнять Сталина и Гитлера и стоит ли так нервничать
  9. Дети в новом израильском поселении в долине реки Иордан. Фото REUTERS/Ronen Zvulun/File Photo/Scanpix/LETA
  10. «Я могу просто сесть и написать что хочу Путину». Почему староста пригорода Праги решил поставить памятник власовцам и готов его защищать
  11. На конференции по Холокосту обсуждали пути борьбы с неонацизмом

Память о Холокосте в современной Европе: Общее и разделяющее / Стенограмма конференции | Уроки истории XX век

I. ПАМЯТЬ О ХОЛОКОСТЕ В РОССИИ: ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ: Неонацизм, политический и этнонациональный экстремизм становятся все

25 – 26 сентября в Международном Мемориале состоялась конференция «Память о Холокосте в современной Европе».

Её участниками стали представители академического, музейного, образовательного сообществ России, Польши, Германии, Латвии, Венгрии, Украины, Белоруссии, Молдовы. Были рассмотрены проблемы современной памяти о геноциде евреев во Второй Мировой войне в европейских странах.

Особое внимание уделено ситуации в постсоциалистических странах, где память о Холокосте еще двадцать лет назад была по сути исключена из публичного пространства.

По ссылке – программа конференции.

Настоящий материал содержит приветствия организаторов. Доклады участников – по ссылкам внизу страницы.

Среда, 25 сентября 2013 г.

Приветствие

Арсений Рогинский (Председатель правления Международного Мемориала)

Мемориал всегда занимался историей советского террора. А эта конференция о Холокосте. Мы не сразу решились на ее проведение. Решились потому, что, строго говоря, эта конференция посвящена не истории Холокоста, а памяти о нем. И привели нас к этой конференции именно занятия памятью о советском терроре.

Памяти эти не вовсе разобщены. Они отчасти и переплетены – судьбами отдельных людей, схожестью государственных механизмов осуществления преступлений, но больше всего проблемами, которые они ставят перед нами. И судьбы этих двух памятей в чем-то схожи.

Обе были табуированы в той стране, в которой мы жили до середины 80-х. Обе были здесь оболганы. Хоть и по-разному. И обе, несмотря на усилия многих и многих людей в течение последних 25 лет, не стали важным элементом сегодняшнего массового сознания.

Я имею в виду сознание наше, российское.

Готовя конференцию, мы обращались к работам о Холокосте нашего покойного старшего друга , замечательного историка и философа Михаила Яковлевича Гефтера.

Он был одним из основателей Мемориала, автором полузабытый ныне, предложенной им в 1989 году декларации о нравственных принципах «Мемориала».

И одновременно он был одним из основателей и первым Президентом историко-просветительного Фонда Холокост.

Мы старались вдуматься в Гефтеровский тезис о «всеобщности Холокоста», о его направленности, как и любого геноцида, «против всех», в его размышления о «страшной связи, соединяющей всех внутри этой трагедии – жертв, вольных и подневольных палачей, обслугу, свидетелей», в его, на первый взгляд, едва ли не шокирующее называние Холокоста Опытом, в его простую и точную формулу о том, что бытие после Холокоста требует «переменить не взгляд на жизнь, а саму жизнь», в его призыв «отказаться от духовного комфорта непричастности» и ощутить себя « наследниками всех», «в том числе и злодеев».

Для сохранения Памяти о Холокосте в России за последние два десятилетия сделано совсем немало. В архивах, увы, не слишком доступных, обнаружено великое множество документов, записаны тысячи устных свидетельств, во многих местах гибели людей установлены памятные знаки. Возникли музейные экспозиции. Постепенно сведения о Холокосте проникают в школу.

Изданы сборники документов, появились серьезные исследования. Издан фундаментальный энциклопедический справочник «Холокост на территории СССР». Это – огромное достижение. Очень многое из перечисленного сделано благодаря выдающейся энергии Фонда Холокост и его руководителей – Аллы Гербер и Ильи Альтмана.

Конечно, многое делают и другие общественные организации.

И все же, все же… как я уже сказал, Память о Холокосте не вошла в российское массовое сознание. Холокост им не освоен. Ни в какой степени, мне кажется.

Что здесь причиной? Что эта память о «чужой» трагедии? Или она выглядит слишком частной на фоне памяти о трагедии войны в целом ? Или в принципе никак не монтируется с нынешней огосударствленной памятью о войне как о победе, и только о победе? Или на эту память накладывается антисемитизм – от того, военно-послевоенного до нынешнего – и вытеснение происходит на этом месте? А может, дело совсем в другом…

Кажется, совсем не так в Западной Европе. Мне не раз приходилось читать, что признание ответственности за преступления прошлого, ответственности за Холокост, сегодня стало одной из основ европейской идентичности, едва ли не базой европейского проекта.

Но у нас не так. И в других странах бывшего Советского Союза, кажется, не так. И в других посткоммунистических странах – тоже вроде бы не совсем так.

Обо всем этом, о специфике национальных европейских памятей о Холокосте мы будем говорить на нашей конференции.

Позвольте от имени организаторов поблагодарить участников из Германии, Италии, Украины, Латвии, Польши, Белоруссии, конечно же, участников из России, откликнувшихся на наше приглашение и приехавших на эту конференцию.

Позвольте поблагодарить наших соорганизаторов из немецких фондов «Память. Ответственность. Будущее» и Фонда имени Генриха Белля.

Надеюсь, конференция будет для всех нас интересной.

Ирина Щербакова (историк, руководитель образовательных программ Международного Мемориала, модератор конференции):

Я хочу предоставить слово сидящей по правую руку от меня и уже упоминавшейся в выступлении Арсения Рогинского Алле Гербер, нашему многолетнему другу, президенту Фонда «Холокост».

Алла Гербер (писатель, политический и общественный деятель, правозащитник, одна из организаторов Гражданского форума):

Благодарю, что я здесь, в этих стенах, со всеми вами, моими друзьями, могу беседовать по теме, которая мучает меня вот уже 21 год. Я пришла к этой теме, будучи критиком, киноведом, искусствоведом, писателем, и как бы со стороны, изначально это была не моя тема.

Но местный, наш собственный неофашизм, с которым я очень тесно столкнулась 20 лет назад, оказавшись одним из участников, даже организатором процесса против одного из погромщиков, ворвавшихся в Дом литераторов, привел меня к этой теме. Тема эта – и память, и предупреждение. И это есть месседж нашего центра и фонда: память и предупреждение.

Михаил Яковлевич Гефтер пригласил меня и Илью Альтмана, мы сидели у него на даче, говорили о том, что и как можно делать – у нас тогда не было ничего, рукописи и архивные материалы лежали под кроватями.

И вот за 21 год мы объездили, наверное, всю страну, мы провели десятки, десятки семинаров, мы издали сотни книг, мы, мы, мы… Не об этом речь! Не о том, что такое «мы», и что мы делаем. Правильно Арсений Борисович сказал, что память о Холокосте не стала фактом общественного сознания.

И почему так произошло – я об этом очень много думаю именно потому, что много езжу, много слышу недоумения, непонимания, а порой даже активного протеста «а зачем нам это нужно?», «а причем тут евреи, разве мало наших погибло?». Как будто три миллиона евреев, погибших на территории бывшего Советского Союза, не те же «наши».

Всё это, понятная, к сожалению, в нашей стране история, связанная с Холокостом. Когда после войны была запрещена, фактически рассыпана, и до перестройки так и не появилась «Черная книга» Эренбурга и Гроссмана. Когда уже в 1948 году началось преследование так называемых космополитов.

Когда готовилось дело «вредителей-инженеров», по которому сел мой отец, замдиректора шарикоподшипникового завода. Когда был арестован Еврейский антифашистский комитет. Когда было дело врачей. Когда готовилась, по многим версиям, депортация евреев. Всё это было, было, было. А потом пришел пятый пункт, а потом – государственный, узаконенный антисемитизм.

В этом жила страна, и с этим она пришла и к перестройке, и к 1990-м годам: трудным, сложным, когда было, как говорится, не до Холокоста. Но мы считали в 1992 году, когда образовался фонд, что это время памяти и время предупреждения. К сожалению, тогда не все нас понимали.

Не все понимали, что неофашизм (точнее, неонацизм) представляет реальную опасность в стране, победившей фашизм. Я очень хорошо помню, как мы говорили об этом с Борисом Николаевичем Ельциным и он мне сказал фразу грустную: «Еще не время». Ну вот, я думаю, что время наступило. Неслучайно сегодня в стенах «Мемориала» эта конференция.

Потому что «Мемориал» – всегда образец этой действующей, активной, больной памяти. Именно памяти как предупреждения, памяти, которая не дает нам успокоиться, молчать, уж простите, спокойно спать. Иногда, конечно, в бессонные ночи кажется, что всё это зря, и иногда бывает тяжелая депрессия.

Потому что когда слышишь, что Холокост – это клей для обоев, или что-то в этом роде, ты думаешь – ну какого же черта, на что же потрачены годы? Но видя вас здесь, присутствуя здесь, я понимаю, что это всё так необходимо. Я каждый день читаю «сводки с фронта», буквально, о том, где, что и как. Национальная проблема стала плавильным котлом, который вот-вот выльется наружу. Сегодня национальная ненависть, убийства на национальной почве, чудовищные национальные конфликты кипят, бурлят, и всё это, между прочим, результат того, что так долго не говорили – геноцид бывает не только против одного народа, геноцид всегда против всех. Вот это замечательное завещание Михаила Яковлевича Гефтера было забыто. Я думаю, что мы здесь сегодня собрались и ради памяти, и ради предупреждения. Спасибо вам.

Ирина Щербакова:

Я предоставляю слово Уте Герлант, представителю Фонда «Память, ответственность и будущее» (Германия), подтолкнувшего нас к проведению этой конференции.

Ута Герлант (референт Правления Фонда «Память, ответственность и будущее»):

Дорогие друзья, дорогие коллеги, дорогие гости конференции!

В моем родном городе Потсдаме в 1979 году – через 41 год после Хрустальной ночи – на месте, где прежде размещалась синагога, была установлена памятная доска.

Мы, подростки, восприняли это с радостью и в последующие годы собирались у доски на кадиш, принося цветы и свечи. К нам присоединялся пожилой мужчина, переживший Шоа. Еврейской общины в Потсдаме более не существовало.

Нам не хватало людей, с которыми мы никогда не были знакомы – поскольку они были убиты задолго до нашего рождения.

Полицейские проверяли наши документы, на боковых улицах стояли автомобили полицейских нарядов. Мои друзья, до позднего вечера остававшиеся у памятной доски, на ночь были отправлены в тюрьму.

Это позволило убрать цветы и «восстановить порядок».

Когда я на следующее утро по дороге в школу увидела голую доску, у меня подкосились ноги: антифашистское государство, запрещающее память о жертвах фашизма?

Только значительно позднее я поняла, что дело было не в антифашизме, не в Шоа и тем более не в евреях, дело было совсем в ином: подростки самовольно, не спрашивая разрешения, собрались «в толпу». Самочинные же действия были не просто нежелательны, они рассматривались как опасные.

В школе мы говорили только о бойцах антифашистского сопротивления – о Шоа я узнала дома. С первыми евреями я познакомилась через общество «Акция „Знак искупления”» – это были Ирма и Иржи Лаушер из Праги, выжившие в Терезинском гетто. Они приезжали к нам в летний лагерь и рассказывали о своей жизни. Однако только немногим посчастливилось участвовать в таких встречах.

Почему я все это рассказываю? Потому что считаю это некоторым образом типичной для того времени картиной нашей жизни в отмеченной социализмом части Европы: последствия Шоа являлись реальностью, но об этом практически никогда не говорилось открыто.

Антифашизм проповедовался государственным порядком –бесстрастное признание этого факта считалось достаточным. Проявление эмоций означало бы индивидуальность, а она всегда непредсказуема.

Главный вопрос заключается в том, что это сделало с нами – или, что мы сделали с этим? В какой мере авторитарные отпечатки продолжают оказывать влияние? В чем это выражается?

Сегодня и завтра мы будем размышлять о том, каким образом в современные дни в наших странах происходит обращение с историей Шоа. Мы услышим самые разные высказывания, причем принципиальным моментом станет умение слушать друг друга, невзирая на все наши различия.

Речь идет о «совместном нахождении пути», как сформулировал Карл Ясперс: «Мы должны научиться видеть трудности в кардинально расходящихся с нашими собственными ситуациях и позициях и сопереживать им»Jaspers, Karl, Die Schuldfrage. Von der politischen Haftung Deutschlands.

München und Zürich 2012, Ss. 9, 12..

Мы также будем говорить об антисемитизме в наше дни – форме презрительного отношения к людям, которому всем нам приходится противостоять в наших обществах.

По этой причине Фонд «Память, ответственность и будущее» в настоящее время разрабатывает программу финансирования проектов, испытания которых уже прошли в Германии: предоставление НПО возможности для проведения встреч с целью обмена квалифицированным опытом и знаниями и разработки новых идей. Мы стремимся внедрить данный формат в некоторых странах Центральной и Восточной Европы. Вследствие этого, буду очень внимательно слушать и с благодарностью приму новые импульсы с вашей стороны.

Позвольте выразить благодарность обществу «Мемориал» за организацию конференции «Память о Холокосте в современной Европе: общее и разделяющее» и за оказание нам всем радушного приема.

О Шоа и антисемитизме уже писалось в самиздате, поэтому с данной темой в «Мемориале» мы чувствуем себя в некотором роде как дома. Я также хотела бы поблагодарить Фонд им.

Генриха Бёлля, осуществляющий совместное финансирование конференции, за плодотворное сотрудничество.

Мы будем говорить о Шоа и об антисемитизме в наши дни. При этом для меня остается открытым вопрос о том, каким образом критическое рассмотрение Шоа помогает формировать гуманное мировоззрение в самом глубоком понимании этого слова.

Извлечение уроков из истории может повлечь за собой активную борьбу с презрительным отношением к людям – однако, совсем не обязательно. И для того, чтобы быть порядочным человеком, не обязательно что-то знать об историческом произволе.

Источник: https://urokiistorii.ru/article/51912

Читать онлайн Антисемитизм: концептуальная ненависть страница 83. Большая и бесплатная библиотека

I. ПАМЯТЬ О ХОЛОКОСТЕ В РОССИИ: ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ: Неонацизм, политический и этнонациональный экстремизм становятся все

24. См. подробные проекты такого музея в архивных данных Ковнера.

25. См. Уриэль Таль, «Рациональность, иудаизм и сионизм в трудах Альберта Эйнштейна», там же Миф и рациональность у современных евреев (Тель-Авив: Сифриат Поалим и издательство Тель-Авивского университета, 1987), ее.

32-4 (иврит), а также Уриэль Таль, «Еврейская и общечеловеческая социальная этика в жизни и трудах Альберта Эйнштейна» в сборнике под ред. Г. Холтон и И.

Элкана Альберт Эйнштейн, исторические и культурные точки зрения (Albert Einstein, Historical and Cultural Perspectives) (Princeton, NJ: Princeton University Press, 1982).

26. Таль, «Рациональность, иудаизм и сионизм» ее. 34-5.

27. Там же.

28. «Хохмат Исраэль — В прошлом и в настоящем» Дзот, 4 (май 1961), в переводе на английский язык 'The Science of Judaism — Then and Now' в книге Гершома Шолема: Gerschom Scholem, The Messianic Idea in Judaism and Other Essays on Jewish Spirituality (New York: Schocken, 1971), cc. 304-13.

29. См. Библиографию, составленную Моше-Сегаль Молдави для факультета еврейской истории Тель-Авивского университета, 1985 г. после смерти Таля. Относительно статей Шорша см. примечание 17.

30. А. Эйнштейн По поводу сионизма: выступления и письма, ее. 37-8; Ганох Готфройнд, «Еврейская душа Эйнштейна», изд-во Кивним Гадашим (Новые направления) 14, июнь 2006 г., се. 91-102, особенно ее. 93-95 (на иврите).

31. См. протокол заседания совета кураторов Музея Диаспоры от 1 июля 1991 года, в частности, речь Эфраима Хазана и Пнины Тальмон.

Илья альтман. мемориализация холокоста в россии

I. ПАМЯТЬ О ХОЛОКОСТЕ В РОССИИ: ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ

Неонацизм, политический и этнонациональный экстремизм становятся все более осязаемыми реалиями в современной России. Убийства на национальной почве и преследования мигрантов (только в 2008 г.

, по данным Московского бюро по правам человека, было зафиксировано около 500 пострадавших), попытки создания новых националистических организаций заставляют российские власти искать действенные пути преодоления этих тенденций.

Востребована ли (и, если «да», то в какой мере), историческая память о Холокосте государственными и образовательными структурами в нашей стране? Замалчивание в течение десятилетий темы Хо-локоста оказало на представителей власти, российское общество, органы образования, историческую науку и даже на многих интеллектуалов гораздо большее воздействие, чем в любом другом постсоветском государстве на территории Европы. Преемственность в отношении к истории Великой Отечественной и Второй мировой, равно как и увековечении памяти их жертв, наложила сильнейший отпечаток на общественное сознание, учебные программы и концепцию патриотического воспитания молодежи. Причины этому как объективные

(число жертв нацистов, в том числе среди мирного населения народов нашей страны, значительно превосходит потери других европейских государств), так и субъективные.

К сожалению, истории Холокоста, как и истории российского еврейства в целом, современные учебные пособия для школ уделяют крайне незначительное внимание [1] Даже в тех учебниках, где говорится о Холокосте, не подчеркивается беспрецедентность политики нацистов, ставивших целью полностью уничтожить целый народ.

Еще хуже обстоит дело с освещением нацистского геноцида евреев Европы и, особенно, СССР в основных учебниках по отечественной и всемирной истории для вузов.

Было бы весьма упрощенно трактовать эти факты лишь как наследие политики государственного антисемитизма. Процесс осознания важности темы Холокоста протекает весьма неоднозначно даже среди руководителей ведущих еврейских организаций России и имеет некоторые особенности (как и общие черты) в сравнении с другими постсоветскими государствами.

Постараемся рассмотреть в проблемно-хронологической последовательности отношение власти и общества к проблеме сохранения исторической памяти о Холокосте. Напомним, что в конце 80-х годов прошлого столетия, возрождение еврейской культуры и легальная деятельность многих еврейских организаций в России начиналась с вопроса об увековечении памяти жертв Катастрофы.

Мемориальные мероприятия проводились в Москве (впервые — в 1987 г. на Востряковском кладбище), Ленинграде (с начала 80-х гг.), Свердловске. Чаще всего они проводились в Йом Шоа — День памяти евреев-жертв нацизма и героев сопротивления, отмечаемый весной по иудейскому календарю.

Ленинградская Группа по изучению Катастрофы провела выездные экспедиции по местам Холокоста в Смоленской области, результатом которой стал документальный фильм «Бабьи Яры Смоленщины». С 1989 г. в Москве, Ленинграде и некоторых других городах РСФСР демонстрировались передвижные выставки о Холокосте, подготовленные американским Центром Визенталя.

Взаимодействие с властью в этот период ограничивалось получением разрешения на установку памятников жертвам Холокоста. Осенью 1991 г. такой памятник был установлен в Пушкине после весьма напряженных и продолжительных усилий руководителей еврейских организаций Ленинграда.

Мемориальные мероприятия и вопросы увековечения памяти жертв Холокост инициировали накануне распада СССР ВААД и его местные отделения, ассоциаций евреев-ветеранов и инвалидов войны, союзы бывших узников гетто и нацистских концлагерей. Проведение дня памяти жертв Катастрофы и героев сопротивления поддерживали представители израильских диппредставительств и американских еврейских организаций.

Очевидно, что в начале 90-х годов все эти мероприятия рассматривались исключительно сквозь призму роста еврейского самосознания. Этому, несомненно, способствовало | издания на русском языке израильских авторов (И. Арад, И. Гутман и И. Шацкер и др.), переиздание в конце 1991 г. «Черной книги» (по неполному тексту русскоязычного израильского издания 1980 г.

), многочисленные статьи и документальные подборки из ставших доступными государственных архивов в периодической печати, преимущественно — еврейской. Данная тенденция преобладала и в первой половине 90-х годов, дав импульс для целого ряда еврейских организаций России, в том числе — молодежных.

Специализированные программы для еврейских учителей и молодежи проводились Еврейским агентством в России, Джойнтом, Мемориальным фондом еврейской культуры (США) и др. Вместе с тем, чувствовалась настоятельная потребность — с учетом европейского и американского опыта — диалога с властью и выхода темы Холокоста за рамки просветительной работы лишь в национальной среде.

Первыми проявлениями этой тенденции стали демонстрации документальных выставок, посвященных Анне Франк (Библиотека Иностранной литературы, 1990 г.), истории «Черной книги» (Центральный Дом художника, 1991 г.). Если первая выставка была подготовлена Фондом Анны Франк (Амстердам), то вторая — инициативной группой историков, архивистов и журналистов на основе документов Центрального государственного архива Октябрьской революции СССР (ныне — Государственный архив Российской Федерации).

Именно участники подготовки последней выставки (Илья и Мария Альтман, Екатерина Уварова, Мария Юхвец, Елена Якович) выступили инициаторами принципиально нового подхода к увековечению памяти жертв Холокоста в России и на территории бывшего СССР. В 1992 г.

Министерством юстиции России была зарегистрирована первая на постсоветском пространстве специализированная общественная организация — Научно-просветительный центр «Холокост» (в настоящий момент имеет статус межрегиональной общественной организации). Центр объединил около 200 профессиональных ученых, журналистов, общественных деятелей, педагогов и студентов разных национальностей.

В состав руководства Центра и его Общественный совет согласились войти многие известные ученые и общественные деятели. В июне 1992 г. года президентом Центра «Холокост» был избран выдающийся отечественный историк и философ Михаил Гефтер (1918 -1995).

В настоящее время Центр возглавляют писатель и журналист, депутат 5-й Государственной Думы РФ, член Общественной палаты РФ Алла Гербер и историк-архивист Илья Альтман. Были созданы отделения и региональные представительства в 12 городах России, а также в Беларуси, Украине, Израиле.

Одно из первых публичных мероприятий — мемориальный вечер и документальную выставку, посвященную «делу» Еврейского Антифашистского Комитета СССР, Центр провел в августе 1992 г. в здании бывшего партийного архива при ЦК КПСС. Общественное звучание этому событию придало участие в открытии выставки Президента СССР и бывшего Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева. С 1994 г.

российский Центр стал членом Международной ассоциации центров «Холокост». Таким образом, впервые в Восточной Европе была создана модель независимой общественной организации, которая попыталась представить властным структурам, руководителям органов образования, лидерам еврейских организаций концепцию сохранения памяти о Холокосте как составной части истории трагедии и героизма советского народа в годы Второй мировой войны.

Источник: https://dom-knig.com/read_191644-83

Елена Носенко-Штейн. Разные лики антисемитизма. Тоже основы памяти

I. ПАМЯТЬ О ХОЛОКОСТЕ В РОССИИ: ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ: Неонацизм, политический и этнонациональный экстремизм становятся все

Елена Носенко-Штейн

Разные лики антисемитизма

Тоже основы памяти

Из книги «Передайте об этом детям»

ГЛАВА 4.

 «Еврей – это тот человек, которого

другие люди считают евреем»

Жан Поль Сартр «Размышления о еврейском вопросе»

Об антисемитизме – его происхождении, причинах, разновидностях и т.п. – существует море книг, статей и прочей печатной продукции. Написано с разных позиций и точек зрения: научных, околонаучных, научно-популярных, публицистических и пр. Написано антисемитами, филосемитами и просто нейтрально настроенными людьми,  пытающимися разобраться в сути проблемы.

Журналистами, писателями и разного рода графоманами; исследователями, многие работы которых стали уже классическими (см., например: Костырченко, 2005; Поляков, 1997–1998; Трахтенберг, 1998; Шнирельман, 2005; Шнирельман, 2004). Во всех этих книгах содержится также обширная литература по данному вопросу).

Один список разнообразных публикаций на эту тему мог бы составить солидный том. 

В России (да и во всем мире) проводятся разнообразные мониторинги антисемитизма, выполняемые, например, Информационно-аналитическим центром «Сова», а также мониторинги на многочисленных веб-сайтах.

Антисемитские выходки отслеживаются в еврейской общинной прессе (в газете «Еврейское слово», в том числе в ее электронной версии, и существовавшей до недавнего времени «Международной еврейской газете», равно как и в многочисленных общинных изданиях, бюллетенях и листках) и еврейском Интернете (например, соответствующий раздел на портале Агентства еврейских новостей).

Разумеется, я не ставлю себе задачу в одной главе изложить историю антисемитизма – даже только в России.

Но, поскольку я в течение ряда лет занимаюсь проблемами еврейской идентичности, коллективной и исторической памяти у российских евреев, то и обойти эту тему невозможно, поскольку антисемитизм, как я уже писала, оказывает сильнейшее воздействие на формирование еврейской самоидентификации.

Более того, его проявления – составная часть еврейской коллективной памяти, передаваемого из поколения в поколение опыта. Это и неотъемлемая часть исторической памяти, создаваемой профессионалами, которые в ряде случаев искусно используют этот фактор для конструирования реальности. 

Разумеется, я не ставлю себе задачу в одной главе изложить историю антисемитизма – даже только в России.

Но, поскольку я в течение ряда лет занимаюсь проблемами еврейской идентичности, коллективной и исторической памяти у российских евреев, то и обойти эту тему невозможно, поскольку антисемитизм, как я уже писала, оказывает сильнейшее воздействие на формирование еврейской самоидентификации.

Более того, его проявления – составная часть еврейской коллективной памяти, передаваемого из поколения в поколение опыта. Это и неотъемлемая часть исторической памяти, создаваемой профессионалами, которые в ряде случаев искусно используют этот фактор для конструирования реальности.

К тому же, хотя, по данным различных социологических опросов, в последние годы в России на первый план выдвинулись другие виды ксенофобии: кавказофобия и неприятие мигрантов, особенно из Центральной Азии и с Кавказа, антисемитизм в разных формах остается культурным кодом российской цивилизации.

Как видно из материалов моего опроса, респонденты полагают, что в их городе хуже всего относятся действительно к выходцам с Кавказа; некоторые особо выделяют армян (Табл. 47).

Евреи в этом списке заняли четверное место, опередив азербайджанцев, но уступив мордве (о неприятии мордвы нередко говорили жители Пензы, в которой представители этой национальности представляют второе по численности меньшинство).

Таблица 47.

Как Вы думаете, к какой национальности в Вашем городе относятся хуже всего? (%)*

К выходцам с Кавказа23,2
К армянам11,6
К выходцам из Центральной Азии8,7
К чеченцам8,7
К евреям5,8
К мордве4,3
К азербайджанцам2,9
К другим1,4
Затрудняюсь ответить31,9
Нет ответа2,9
Всего101,4

*Респонденты могли дать несколько вариантов ответов.

О росте ксенофобских настроений в российском обществе свидетельствуют и данные Табл. 48, согласно которым 43,5 % респондентов знают о различных акциях, направленных против нерусского населения, в своих городах.

Таблица 48.

В вашем городе проводятся марши, митинги, собрания, направленные против нерусских народов? (%)

Да43,5
Нет20,3
Затрудняюсь ответить33,3
Нет ответа2,9
Итого100,0

Источник: http://berkovich-zametki.com/2015/Zametki/Nomer7/Nosenko1.php

Блоги / SPEKTR.PRESS: Что думают в Израиле о спорах Европы и России из-за Холокоста

I. ПАМЯТЬ О ХОЛОКОСТЕ В РОССИИ: ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ: Неонацизм, политический и этнонациональный экстремизм становятся все

Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

Спустя 75 лет после освобождения лагеря Освенцим тема Холокоста и Второй мировой войны все еще актуальна.

Европарламент приравнивает преступления нацистского и коммунистического режимов, Россия пытается обвинить Польшу в развязывании войны, а государства Восточной Европы все чаще стараются сбросить груз ответственности за уничтожение евреев.

«Спектр» попытался разобраться, как мировые политики манипулируют исторической памятью — и как на это смотрят в Израиле.

Всемирный форум памяти Холокоста проходит в Израиле ежегодно и приурочен к годовщине освобождения лагеря Освенцим (Аушвиц). Несмотря на глобальную гуманистическую идею, которая, кажется, должна объединять народы, в этом году вокруг мероприятия разразился скандал.

Президент Польши Анджей Дуда отказался от приглашения принять участие в форуме после того, как президент России Владимир Путин оказался в списке спикеров, а сам он — лишь среди слушателей. На протяжении последних месяцев Владимир Путин неоднократно делал заявления о Польше.

По его словам, в 30х годах Польша сотрудничала с нацистской Германией и поляки сыграли важнейшую роль в разворачивании Второй мировой войны — якобы куда большую, чем СССР, о роли которого Путин предпочитает не вспоминать.

Незадолго до начала форума памяти в Израиле российский президент пообещал заткнуть рот всем, кто намерен переписывать историю Второй мировой. 

Глава польского правительства Матеуш Моравецкий обвинил Владимира Путина в попытках оболгать Польшу. Российского посла после заявлений президента РФ вызывали на беседу в польский МИД. Депутат Европарламента Яцек Сариуш-Вольский назвал  высказывания Путина «элементом геополитической игры» с целью расколоть Европу.

Израиль от конфликта России и Польши старается, кажется, держаться в стороне. По крайней мере, никаких заявлений на высшем уровне на эту тему не прозвучало.

Тем не менее, сам факт, что на сцене Мемориального комплекса истории Холокоста Яд Вашем в Иерусалиме стоит Путин, а не его польский коллега, говорит сам за себя.

Израильский журналист и политолог Яков Шаус объяснил «Спектру», что ссориться с Россией не в интересах Израиля.

«Израиль еще с конца сороковых годов, а особенно с 1967 года, когда Советский Союз разорвал с ним отношения после Шестидневной войны, всегда очень осторожной линии придерживался в политических высказываниях против России. Не хотел, чтобы было хуже. Сегодня происходит то же самое.

Посмотрите на конфликт между Россией и Украиной, в котором очень важную идеологическую роль играет осуждение роли украинцев, бандеровцев, как их называют в Кремле, в войне — то есть, если ваши предки были коллаборационистами, то сегодня мы имеем право захватить Крым и Донбасс — вот такая логика (Власти России, несмотря на множество собранных свидетельств, отрицают участие действующих военнослужащих РФ в вооруженном конфликте на Украине — прим. «Спектра»). Но Израиль дистанцируется от этого. Маленький Израиль имеет дело с одной из ведущих держав мира, и должен быть деликатным», — говорит политолог.

Президент РФ Владимир Путин и раввин Исраэль Меир Лау, глава совета Яд ва-Шем. Фото EPA/ABIR SULTAN/POOL/Scanpix/LETA 

Что же касается Польши, то споров с ней Израиль не избегает. В 2018 году Польша представила законопроект, который вводил уголовную ответственность за утверждения о причастности польского народа к преступлениям нацистов. Инициатива вызвала бурную реакцию в Израиле и надолго испортила дипломатические отношения.

«Как сказал Ицхак Шамир, поляки всосали антисемитизм с молоком матери. Приукрасить эту историю невозможно, и именно мы несем наследие Холокоста и будем продолжать делать это», — заявил Исраэль Кац, и.о. министра иностранных дел Израиля, чем вызвал очередной скандал.

Польша потребовала извинений, Израиль промолчал, Польша и Чехия в результате не приехали на иерусалимскую встречу Вышеградской четверки и саммит попросту пришлось срочно отменять.

Древний символ. Полиция безопасности заинтересовалась свастикой на праздновании 100-летия Латвии лишь через несколько дней

Однако в итоге формулировка польского закона была смягчена, а главы Израиля и Польши опубликовали совместную декларацию, вызвавшую у многих израильтян недовольство. В документе осуждался не только антисемитизм, но и обвинения поляков в пособничестве нацистам. То есть, именно то, из-за чего годом позже возникли трения между Россией и Польшей.

«Не секрет, что конфликт между Польшей и Россией — это вопрос политический, — замечает Яков Шаус. — Коллаборационизм, в котором Владимир Путин обвиняет Польшу, существовал везде. Но Россия сегодня третирует на эту тему несколько стран: страны Балтии (особенно Литву), Польшу, которая очень самостоятельна, и Украину.

В Белоруссии было то же самое — но об этом президент Путин ничего не говорит. Пособники фашистов у него — это литовцы, поляки (поляки! Когда каждый седьмой поляк по статистике погиб при сражении в немцами! Польское сопротивление было одним из самых сильных в Европе!).

Это вопрос не столько исторической справедливости, сколько современной политики», — убежден эксперт.

Несмотря на осуждение со стороны Израиля, примеру Польши собирается последовать Литва — там тоже готовится закон, призванный реабилитировать военное прошлое страны, где погибло 95% еврейского населения.

Мемориальный комплекс истории Холокоста Яд Вашем называет Литву единственным государством, жители которого проявили «энтузиазм» в сотрудничестве с Германией и уничтожении евреев.

Тем не менее, автор законопроекта Аренас Гумуляускас считает, что литовский народ не должен нести даже символическую ответственность за Катастрофу, поскольку жил в то время в условиях оккупации. Инициатива уже вызвала резкую реакцию раввинов Совета Европы, потребовавших у Вильнюса отказаться от рассмотрения законопроекта.

«Победители судят». Почему Москву возмутило решение Варшавы приравнять Сталина и Гитлера и стоит ли так нервничать

«Политики как умеют играют с исторической памятью и пытаются ею манипулировать, — считает историк Леонид Терушкин, заведующий архивным отделом Научно-просветительского Центра «Холокост», — Думаю, это связано с кризисами в правящих элитах Польши и Литвы.

У власти находятся определенные политические круги, которые чувствуют, что они не особенно популярны, и лучше всего попытаться разыграть карту обиженных и оскорбленных во Второй мировой войне народов. Ну и, естественно, доказать в очередной раз, что во всем виноват Советский Союз, которого уже 30 лет как нет.

И предъявить претензии наследнице СССР, то есть России. А иногда и Израилю! Ведь Вторая мировая война и Холокост неотделимы друг от друга.

Другое дело, что не всех это устраивает. Не уживаются в исторической памяти в Польше, в Литве, в Украине желание стать жертвой и сталинского, и нацистского режимов с обвинениями в соучастии в Холокосте. Это совместить вместе невозможно.

В этом смысле Израиль и евреи продолжают раздражать. Само их существование это бесконечное напоминание о Холокосте, о чем вспоминать не хочется. Национальные герои никак не получаются героями, потому что они замешаны в преступлениях нацистов.

А израильтяне об этом постоянно вспоминают».

Дети в новом израильском поселении в долине реки Иордан. Фото REUTERS/Ronen Zvulun/File Photo/Scanpix/LETA

Действительно, время от времени представители Израиля напоминают европейским государствам о прошлом. В 2003 году нынешний президент Израиля, а тогда — председатель парламента Реувен Ривлин посетил с рабочим визитом Литву. Выступая в литовском Сейме и на месте массовых захоронений евреев, Ривлин не стеснялся в выражениях. «Геноцид, — заявил Ривлин.

— был, похоже, весьма прибыльным бизнесом для многих жителей Литвы. Сначала у евреев украли их дома, владения и предприятия. Некоторые из их соседей, кажется, были счастливы занять их места. Никого не волновало, что законные владельцы были убиты неподалеку».

Речь Ривлина вызвала возмущение в Литве, но тот заявил, что, находясь на месте одного из крупнейших массовых захоронений евреев, просто не мог выражаться мягче.

«Почему-то Ривлин никогда не вспоминает о похожих событиях во время визитов во Францию или Россию, хотя антисемитизм и коллаборационизм существовал повсеместно, а как минимум полтора миллиона русских воевало в рядах Вермахта, — отмечает Яков Шаус, — Ривлин в лице Литвы нашел себе противника в самой легкой весовой категории».

«Я могу просто сесть и написать что хочу Путину». Почему староста пригорода Праги решил поставить памятник власовцам и готов его защищать

И действительно, несмотря на все аспекты российской истории, израильские политики куда тщательнее подбирают слова, говоря о России.

Выступая на открытии Еврейского музея и центра толерантности в Москве, бывший президент Израиля Шимон Перес отмечал: «У нас дома говорили на идише, иврите и по-русски; моя мама пела мне русские песни… Я прибыл сюда, чтобы передать русскому народу глубокую благодарность.

Я хочу сказать спасибо за тысячу лет гостеприимства, тысячу лет сосуществования, которое великая Россия предоставила моему маленькому народу».

На российско-израильские отношения всегда влияет то, что сторонам приходится находить компромисс и учиться уживаться в регионе, где оба государства представляют значимые, порой противоборствующие, силы.

Но политический расчет — не единственная причина, по которой Израиль столь выдержан. Яков Шаус считает, что, как это часто бывает с исторической памятью, мифы играют куда более важную роль, чем факты.

«Есть большая история, которую пишут историки и лидеры государств», — говорит политолог, — «А есть частная, личная история простых людей.

Спросите любого израильтянина — у многих родители или прародители воевали или погибли в те годы. К этому очень личное отношение. В Израиле всегда был пиетет перед подвигом Красной армии.

Мифологический образ советского солдата-освободителя жив в Израиле до сих пор».

автор: Александра Аппельберг

На конференции по Холокосту обсуждали пути борьбы с неонацизмом

I. ПАМЯТЬ О ХОЛОКОСТЕ В РОССИИ: ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ: Неонацизм, политический и этнонациональный экстремизм становятся все

Есть вещи, о которых люди никогда не смогут рассуждать спокойно и отстраненно. Есть трагедии, которые никогда не будут списаны в «архив истории».

Это в первую очередь относится к Холокосту — методичному и целенаправленному уничтожению миллионов жизней в годы Второй мировой, которое нацисты поставили «на поток» и возвели в ранг идеологии.

Жертвами Холокоста стали 6 миллионов человек. В их числе — полтора миллиона детей.

67 лет назад советские войска открыли ворота Освенцима (Аушвица) — самой крупной из 15 тысяч фабрик смерти, действовавших в годы войны на подконтрольной нацистам территории. Только в Освенциме были умерщвлены 1 миллион 100 тысяч человек. По решению ООН 27 января было провозглашено Международным днем памяти жертв Холокоста.

В Москве накануне этой скорбной даты прошла посвященная ей международная конференция под патронажем Генерального секретаря Совета Европы Турбьерна Ягланда «Никогда больше. Память о Холокосте и предотвращение преступлений против человечества. Мир без нетерпимости, расизма, экстремизма, негационизма и антисемитизма».

220 ее участников представляли более 30 государств мира. Свои приветствия им направили вице-президент и госсекретарь США, Генеральный секретарь ООН, президент Израиля, министр иностранных дел РФ, шестеро нобелевских лауреатов и многие другие.

На конференции выступили известные российские правозащитники, духовные лидеры всех основных конфессий, представители Общественной палаты, эксперты из разных стран.

«Мне эта тема очень близка», — сказала, выступая на конференции, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Холокост для России, считает она, это «скорбная веха, событие, которое никогда не изгладится из памяти нашего народа».

И хотя история вроде бы не знает сослагательного наклонения, Валентина Матвиенко эту истину все-таки сочла не бесспорной. Зачастую, считает она, без такого «если бы» не обойтись, когда хочешь извлечь из прошлого уроки на будущее.

Если бы страны, которым пришлось потом создавать антигитлеровскую коалицию, в самом начале, когда фашизм только «наращивал мускулы», вовремя распознали опасность, если бы силы демократии не были так разобщены и вышли бы за пределы своих «национальных квартир», трагедии, уверена спикер Совфеда, можно было бы не допустить.

История Холокоста для сегодняшнего человечества — это грозное предостережение о том, какое звериное обличье могут принять расовые противоречия и националистические идеи, если им вовремя не дают отпор.

Нацизм, подобно чудовищу Франкенштейна, не оставляет попыток ожить и в наши дни, и в этом — один из самых опасных вызовов современности. Борьба с проявлениями нацизма, расизма, ксенофобии — задача, решение которой требует непрерывных усилий всех сил прогресса и демократии, заявила Валентина Матвиенко.

«Нацизм не начинается с газовых камер, он ими заканчивается», — сказал председатель Международного правозащитного движения «Мир без нацизма», член Совета Федерации Борис Шпигель.

В своем кратком экскурсе в историю он детально обрисовал, как фашистская Германия пришла к «безотходному процессу» уничтожения целого народа, включающему даже промышленное использование человеческих останков, от, казалось бы, незамысловатой книги «Моя борьба», от бойкота еврейских магазинов, от принятых в «демократической» стране законов, закрепляющих дискриминацию граждан неарийского происхождения. Фашизм, сказал Борис Шпигель, разгромлен в 1945 году. Но можем ли мы сказать, что с дискриминацией в мире покончено? Увы, нет. Это демонстрируют примеры сегодняшнего дня — в странах Восточной Европы и Балтии.

По мнению Бориса Шпигеля, взрывы в метро, дискриминация людей разных наций, марши под расистскими лозунгами или искажение правды о войне — по сути явления одного порядка. Их цель — повернуть историю вспять.

Именно этому и должны воспрепятствовать люди, сделавшие борьбу с нацизмом своей целью и «образом жизни». Практически во всех разноязычных выступлениях соседствовали слова «чудовищно» и «никогда больше!».

Подобная международная конференция — уже пятая по счету, о растущем влиянии и авторитете «Мира без нацизма» можно судить не только потому, что нынешний форум организован в партнерстве с Советом Европы и верхней палатой российского парламента.

Как отмечают эксперты, движение за мир против нацизма набирает силу и влияние в международных правительственных структурах.

Позиция антифашистов неудобна многим, это особенно видно по реакции правительств некоторых новых государств Евросоюза, но, как показали прошедший форум и подготовка к нему, проигнорировать выводы или заставить промолчать крупнейшее международное правозащитное объединение уже нельзя.

Среди наиболее важных инициатив, уже воплощенных в жизнь, — постоянный мониторинг случаев, когда налицо дискриминация граждан по этническим, религиозным и другим мотивам, экстремистские и ксенофобские действия властных персон. На этой основе готовятся доклады для Совета Европы. Создается также рабочая группа для создания единого модельного учебника истории ХХ века, включающего общие для всей Европы подходы к ее прошлому.

Как пояснил Борис Шпигель журналистам, подготовлен ряд поправок и в российские законы. Сенатор убежден: все преступления, имеющие целью разжигание национальной розни и экстремизм, должны квалифицироваться как «особо тяжкие» и предполагать самое суровое наказание.

«Холокост — это еврейская трагедия, но не еврейская история», — сказала в своей речи глава фонда «Холокост» Алла Гербер.

Ей вторил главный раввин России Адольф Шаевич: на стене музея Холокоста в Иерусалиме «Яд ва-Шем» («Память и Имя»), сказал он, есть надпись «Помните нас!» — но нет и не может быть слов «Отомстите за нас!».

Память нужна во имя будущего, где нет места агрессии и делению на «своих» и «чужих», нетерпимости и расизму.

заявление

Заявление председателя Международного правозащитного движения «Мир без нацизма», члена Совета Федерации Бориса Шпигеля:

«Сегодня, в канун Международного дня памяти жертв Холокоста, в Москве состоялась конференция «Никогда больше: Память о Холокосте и предотвращение преступлений против человечества.

Мир без нетерпимости, расизма, экстремизма, негационизма и антисемитизма», в которой приняли участие представители правозащитных организаций, экспертного и научного сообщества, политики и общественные деятели, разделяющие общую боль человечества за историю Холокоста и стремящиеся обезопасить от подобных ему трагедий будущие поколения.

Мы высоко ценим личный патронат, предоставленный Генеральным секретарем Совета Европы Турбьерном Ягландом нашей конференции, а также сотрудничество с Советом Европы в ее подготовке. Многие выступающие отмечали важность проводимой Советом Европы работы по сохранению и защите памяти о Холокосте, по укреплению защиты европейцев от всех форм дискриминации, ксенофобии и нетерпимости.

67 лет назад героические воины Советской армии освободили самый страшный лагерь смерти Аушвиц, дав свободу оставшимся в живых узникам и надежду всему человечеству на будущее без нацизма, газовых камер, этнических чисток и расовой сегрегации.

И сегодня, спустя многие десятилетия, трагедия Холокоста остается важнейшим предупреждением человечеству.

История заставляет нас беречь человеческую жизнь, поэтому мы призываем поддержать усилия Совета Европы в борьбе со всеми формами дискриминации в Европе.

Участники конференции согласились с тем, что причиной Холокоста являлись нацистская идеология и практика.

Всех нас сегодня объединила общая цель: не дать угаснуть памяти о погибших в огне Холокоста, исключить саму возможность использования темы Холокоста в сиюминутных политических целях, еще раз проанализировать те причины, в результате которых стала возможна эта трагедия, наметить необходимые шаги, чтобы подобное никогда более не повторилось.

Многие выступившие констатировали, что сегодня, спустя многие десятилетия после осуждения Нюрнбергским трибуналом преступлений нацизма, в мире происходят рецидивы неонацизма: осуществляют свою деятельность сотни ультрарадикальных организаций, исповедующих человеконенавистнические взгляды, отрицающие Холокост, требующие пересмотра итогов Второй мировой войны и, таким образом, отрицающие основные человеческие свободы и европейские ценности. До сих пор мы становимся свидетелями чудовищных преступлений, совершаемых в разных странах на почве ненависти, жертвами которых являются сотни ни в чем не повинных людей.

В последнее время происходит инфильтрация националистов во власть. Праворадикальным партиям на выборах в национальные парламенты, а также на выборах в Европарламент сопутствовал невиданный в послевоенные годы успех.

В некоторых странах им удалось войти в правительство. Радикальная националистическая идеология отнюдь не способствует решению проблем, связанных с резким ростом нетерпимости, расизма, ксенофобии и антисемитизма в мире.

Мы знаем, что нацизм не начинается с газовых камер, он ими заканчивается. И мы должны приложить все усилия к тому, чтобы исключить дискриминацию из нашей жизни, не допустить такого положения, при котором политиканам удается разделить народ по национальному, религиозному или иному признаку.

У нас вызывает тревогу наметившееся в последние годы стремление отказаться от признания уникальности Холокоста, поставить знак равенства между Холокостом и другими преступлениями тоталитарных режимов ХХ века.

Самая большая проблема состоит в том, что историческая правда утаивается от подрастающего поколения, которое в отдельных странах искренне воспринимает ветеранов СС, марширующих по улицам некоторых европейских городов, как героев.

Вырастает поколение, подверженное влиянию националистической идеологии, поколение, не знающее своей истории, поколение, не получившее прививки от нацизма.

Необходимо предпринять срочные меры для того, чтобы предотвратить этот процесс. Одним из шагов в этом направлении могло бы стать сотрудничество в создании европейского модельного учебника истории ХХ века, который включал бы в себя общие для всей Европы исторические подходы.

Ведь только через сближение взглядов по трактовке основных исторических фактов и готовности учитывать разные точки зрения достижимо взаимопонимание народов и государств.

В современной Европе не может быть ситуации, когда на уровне системы образования допускается взаимоисключающая трактовка преступных деяний германского национал-социализма и его приспешников на оккупированных территориях.

Поиски общего, объединяющего всех стандарта в преподавании истории — это не попытка навязать единообразие или единомыслие. Это гарантия исторической правды для подрастающего поколения.

Важным фактором борьбы с неонацизмом является создание общественного мониторинга, а также более широкое использование действующих международных механизмов, в частности Совета Европы, агентства по основным правам Европейского союза, ОБСЕ.

Я призываю также руководителей религиозных и светских неправительственных организаций, национально-культурных автономий, политиков и общественных деятелей разных стран, которым близки идеи антифашизма, свободы и демократии, объединить свои усилия в борьбе с возрождением нацизма. Только объединив потенциал демократических государств, международных, религиозных и неправительственных организаций, мы можем добиться успеха.

На конференции мы обменялись мнениями по целому ряду важнейших вопросов сегодняшнего дня. Впереди у нас время для того, чтобы обдумать и оценить ее итоги.

Важно, чтобы этот обмен мнениями продолжался, чтобы идеи конференции относительно того, как нам обеспечить мир без нацизма, были услышаны мировым сообществом.

Наше общественное движение будет продолжать эту работу, призываем всех принять в ней активное участие».

Источник: https://rg.ru/2012/01/30/holokost.html

Scicenter1
Добавить комментарий