Индукция: Другой, кроме дедукции, наиболее общий тип умозаключений — это

Содержание
  1. Дедукция против Индукции: как принимать лучшие решения? Осторожно — длинный интелектуальный текст
  2. Как принимать лучшие решения и приходить к наиболее логичным выводам
  3. Индукция и дедукция — как методы научного познания
  4. Как говорит Питер Кауфман:
  5. Используются несколько типов доказательств:
  6. Индуктивные методы мышления
  7. Рассмотрим рассуждения Холмса о Ватсоне во время их первой встречи:
  8. Есть несколько основных типов построения индуктивных умозаключений:
  9. Байесовское мышление
  10. В книге “12 секретов, чтобы победить в споре” авторы говорят:
  11. в книге “индуктивное мышление”, эйдан фини и эван хэйт пишут следующее:
  12. дедуктивные методы мышления
  13. Первые дискуссии на тему истины можно отнести к временам Платона и Аристотеля
  14. В своих «принципах» ньютон изложил четыре правила рассуждения в научном методе:
  15. В своей книге: “как подготовиться к своему выступлению на ted”, джереми рэйнер пишет:
  16. * * *
  17. Индукция и дедукция. Какой тип умозаключений мы используем чаще?
  18. 47 Индуктивные умозаключения, их роль в познании
  19. Логика: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов
  20. Глава V. Индукция
  21. 1. Природа, роль и структура индукции
  22. Читать онлайн Логика: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов страница 50. Большая и бесплатная библиотека
  23. Глава V. Индукция
  24. 1. Природа, роль и структура индукции
  25. Индуктивное умозаключение и его функции
  26.                                Н. Новгород

Дедукция против Индукции: как принимать лучшие решения? Осторожно — длинный интелектуальный текст

Индукция: Другой, кроме дедукции, наиболее общий тип умозаключений — это

Вопрос о том, что влияет на восприятие информации, как истины, сейчас, в эру альтернативных теорий и фэйковых новостей, как никогда актуален. В этой статье рассматривается понятие истины — что это значит, и как мы можем ее установить. Мы узнаем об индуктивных и дедуктивных умозаключениях, а также затронем историю этих понятий.

Как принимать лучшие решения и приходить к наиболее логичным выводам

Вы не можете доказать правду, но с помощью индуктивного и дедуктивного способа рассуждений вы можете приблизится к ней. Узнайте разницу между этими подходами и их использованием при оценке фактов и аргументов.

***

Как бы странно это ни звучало, но в науке, праве и других областях, не существует понятия правды — есть только выводы, сделанные на основе аргументов и фактов.

Ученые не могут доказать гипотезу, но они подбирают доказательства, подтверждающие ее истинность.

Юристы не могут доказать, что что-то произошло (или нет), но они могут предоставить доказательства, которые будут казаться неопровержимыми.

Индукция и дедукция — как методы научного познания

«Противоположно», продолжил Твайдлид, «Если бы это было так, это бы еще ничего, а если бы ничего, оно бы так и было, но так как это не так, так оно и не этак! Такова логика вещей!» Льюис Кэрролл, Алиса в Зазеркалье.

 Цель всех рассуждений — поиск истины. Но истина не всегда так проста, как бы нам хотелось. 

Несложно представить, что философы обсуждали вопрос существования абсолютной истины. Впрочем, ответа до сих пор нет, но это не должно останавливать нас от поисков.

В целом, мы можем считать что-то истиной если нашли этому доказательства. И чем больше доказательств, тем увереннее мы можем быть. И в этом случае важны цифры.

Как говорит Питер Кауфман:

Каковы самые важные аспекты, на которых базируются знания о принципах вселенной? Номер один — неорганические системы возрастом 13,7 миллиардов лет. Все законы математики и физики, вся физическая вселенная.

Номер два — органические системы, наша планета возрастом 3.5 миллиарда лет. Номер три — история человечества…

 В некоторых областях понятие истины относительно.

Например, в области этики невозможно определить точно, что есть правильно, а что — нет, поскольку стандарты меняются со временем и изменяются во всем мире. 

Когда дело доходит до рассуждений, правильно сформулированное утверждение может считаться объективной истиной. Некоторые утверждения имеют объективную истину, которую мы не можем установить в настоящее время. Например, у нас нет доказательств существования инопланетян, хотя доказательство этого утверждения (или обратного) есть, просто мы пока его не нашли.

Получать по почте новости о выходе новых статей на канале!!!

Используются несколько типов доказательств:

  • Прямые или экспериментальные доказательства — получены в результате наблюдений или экспериментов, проводившихся неоднократно и дававших один и тот же результат.
  • Неофициальные или косвенные доказательства – чрезмерное использование косвенных доказательств может привести к ошибке, поскольку порой два сосуществующих фактора могут быть и не связаны Лучшее применение косвенных доказательств — это построение гипотез, которые впоследствии проверяются экспериментальным путем.
  • Аргументационные доказательства — Мы иногда делаем выводы на основе фактов. Однако подобные доказательства ненадежны, в случае если факты напрямую не подтверждают гипотезу. Например, видя свет в небе и делая вывод, что это инопланетный самолет, мы формулируем аргументационное доказательство.
  • Свидетельства — формулируется, когда кто-то высказывает свою точку зрения. Этот вид доказательств также не надежен, ведь человек может заблуждаться, или не иметь четкой базы под своими суждениями.

“Весомость доказательств экстраординарных предположений должна быть прямо пропорциональна их странности” Лаплас, Теория аналитических данных (1812)

Индуктивные методы мышления

Шерлок Холмс является мастером индуктивных умозаключений. Он наблюдает за происходящим, и на основе этого делает наиболее вероятные в этой ситуации выводы. Чаще всего он делает вид, что его заключения лежат на поверхности, но это неправда. Очень сложно прийти к максимально точному выводу, основываясь лишь на наблюдениях.

Рассмотрим рассуждения Холмса о Ватсоне во время их первой встречи:

«Наблюдательность — моя вторая натура. Вы, кажется, удивились, когда при первой встрече я сказал, что вы приехали из Афганистана? — Вам, разумеется, кто-то об этом сказал.

— Ничего подобного, Я сразу догадался, что вы приехали из Афганистана.

Благодаря давней привычке цепь умозаключений возникает у меня так быстро, что я пришел к выводу, даже не замечая промежуточных посылок. Однако они были, эти посылки. Ход моих мыслей был таков: «Этот человек по типу — врач, но выправка у него военная. Значит, военный врач.

Он только что приехал из тропиков — лицо у него смуглое, но это не природный оттенок его кожи, так как запястья у него гораздо белее. Лицо изможденное, — очевидно, немало натерпелся и перенес болезнь. Был ранен в левую руку — держит ее неподвижно и немножко неестественно.

Где же под тропиками военный врач-англичанин мог натерпеться лишений и получить рану? Конечно же, в Афганистане». Весь ход мыслей не занял и секунды. И вот я сказал, что вы приехали из Афганистана, а вы удивились.» Сэр Артур Конан Дойль, “Этюд в Багровых тонах”

Индуктивное умозаключение — использование логики, чтобы сделать вывод на основании имеющихся фактов. Мы все время делаем подобные выводы. Если кто-то, обладающий хорошим литературным вкусом, рекомендует книгу, мы можем предположить, что нам эта книга тоже понравится.

Индукция может быть сильной или слабой. Если индуктивный аргумент силен, то это означает, что вероятнее всего вывод будет верным. Если индуктивный аргумент слабый, то логическая связь между фактом и выводом будет неверной.

Есть несколько основных типов построения индуктивных умозаключений:

  • Обобщение — вывод делается на основе обобщения. Например, «Все лебеди, которые я видел, белые; поэтому все лебеди, вероятно, белые ».
  • Статистический — вывод делается на основе статистики. Например, «95 процентов лебедей белые» (произвольная цифра, конечно); «Поэтому случайно выбранный лебедь, вероятно, будет белым».
  • Простой — вывод об одной группе делается на основе фактов о другой группе. Например, «В этом пруду десять лебедей, и все белые; поэтому лебеди в пруду моего соседа, вероятно, тоже белые ».
  • Аналогии — вывод делается, основываясь на общих свойствах двух групп. Например, «Все утки Эйлсбери белые. Лебеди похожи на уток Эйлсбери. Поэтому все лебеди, вероятно, белые ».
  • Предсказание — вывод делается основе предсказания, сделанного с использованием прошлой выборки. Например, «Я посетил этот пруд в прошлом году, и все лебеди были белыми. Поэтому, когда я снова заеду, все лебеди, вероятно, будут белыми».
  • Причинно-следственная связь — вывод делается основываясь на причинно-следственной связи. Например, «Все лебеди в этом водоеме белые. Я просто увидел белую птицу в пруду. Вероятно, птица была лебедем».

 Вся правовая система основана на поисках доказательств.

Адвокаты часто используют индуктивные умозаключения, чтобы сделать выводы на основании улик и фактов, которыми они располагают. 

Исходные факты часто основаны на обобщениях и статистических данных, что подразумевает, что заключение, скорее всего, будет истинным. По этой причине доказательства редко можно считать на сто процентов точными.

Например, отпечатки пальцев, найденные на месте преступления, будут считаться «совпавшим с отпечатками подозреваемого», а не точным соответствием.

В этом утверждении говорится лишь о том, что вероятность того, что эти отпечатки не принадлежат подозреваемому, крайне мала.

Байесовское мышление

Индуктивные умозаключения включают в себя понятие байесовского мышления. В какой-то момент вывод может казаться верным, но все меняется при получении новых доказательств, появляется необходимость скорректировать гипотезу.

Байесовское обновление — это метод, используемый для изменения вероятности того, что гипотеза будет истинна по мере поступления новых доказательств.

Когда индуктивные рассуждения используются в правовых ситуациях, байесовское мышление применяется для того, чтобы убедится, что обвиняемый будет виноват вне всяких сомнений даже при поступлении новых доказательств.

Если представить себе упрощенное, гипотетическое уголовное дело, то роль байесовского мышления в связке с индукцией будет очевидна.

Вы читали?Уолт Дисней: Как любить то, что ты делаешь?

Скажем, кто-то был убит в доме, где в то время присутствовали еще пять взрослых. Один из них является основным подозреваемым, и нет никаких свидетельств того, что кто-то еще заходил в дом. Первоначальная вероятность того, что главный подозреваемый совершил убийство, составляет 20 процентов. Другие доказательства затем корректируют эту вероятность.

Если четыре других человека свидетельствуют о том, что они видели подозреваемого, совершившего убийство, отпечатки подозреваемого находятся на орудии убийства, и следы крови жертвы были обнаружены на одежде подозреваемого, присяжные могут считать вероятность виновности этого лица достаточно близкой к 100 процентам. Разумеется, в реальной жизни все сложнее.

Вывод всегда основывается на некой вероятности.

Одно из ключевых различий между дедуктивным и индуктивным методом заключается в том, что второй подразумевает, что заключение является неокончательным и может измениться в будущем. Вывод является либо сильным, либо слабым, а не неправильным или правильным. Мы склонны использовать этот тип рассуждений в повседневной жизни, делая выводы из опыта, постоянно получая новую информацию.

В книге “12 секретов, чтобы победить в споре” авторы говорят:

результатом применения индуктивных методов мышления являются выводы. когда вывод основан на наблюдениях и не содержит очевидную информацию, то его можно считать индуктивным.

например, если бы подозреваемый сказал вам, что не помнит своих слов, а еще он бы спотыкался, и от него пахло бы алкоголем, вы бы сделали вывод, что он пьян. это индуктивное умозаключение. в этом случае вывод является наиболее вероятным суждением. вывод не всегда бывает верен.

таким образом, пользуясь индуктивными методами, обращайте особое внимание на логическую цепочку, которая приводит вас от наблюдений к выводам.

… есть несколько популярных заблуждений о индуктивных и дедуктивных умозаключениях.

когда шерлок холмс сделал свои замечательные «выводы» на основе наблюдений за различными фактами, он обычно пользовался индукцией, а не дедукцией.

в книге “индуктивное мышление”, эйдан фини и эван хэйт пишут следующее:

…индуктивные умозаключения … соответствует нашим повседневным рассуждениям. на ежедневной основе мы делаем выводы, например, как человек будет действовать, какова будет погода, и какой еда будет на вкус, и это типичные индуктивные выводы. […] это многогранная познавательная деятельность.

ее можно изучать, задавая маленьким детям простые вопросы, связанные с мультиками, или их можно изучить, дав взрослым множество сложных словесных аргументов и попросив их сделать вероятностные суждения.

[…] индукция схожа и, вероятно, в какой-то степени связана с другими когнитивными действиями такими как категоризация, суждение о сходстве, вероятностное суждение и принятия решений. большинство исследований индукции как раз основывалось на суждениях на уровне категорий.

например, вы делаете вывод о том, что ваш сосед спит по ночам, из-за того, что он человек, а все люди спят по ночам.

«знание может быть гораздо лучше правды, ведь оно может быть доказано». — ричард фейнман

дедуктивные методы мышления

Начало дедуктивным умозаключениям дает некое обобщенное утверждение (основная предпосылка), например, что все люди смертны. За этим следует второстепенная предпосылка, более конкретное утверждение, например, что Сократ — человек. Отсюда следует вывод: Сократ смертен. Если основная предпосылка верна, второстепенная предпосылка не может быть ложной.

Дедуктивные умозаключения однозначны, вывод является либо истинным, либо ложным и не может быть отчасти истинным или отчасти ложным.

Мы решаем, верно ли дедуктивное утверждение, оценивая логическую цепочку, ведущую от основной предпосылки к выводу. Если все люди смертны, а Сократ — человек, то он не может быть бессмертным, например.

Не существует ситуаций, когда предпосылка не соответствует действительности, поэтому вывод всегда верен.

В науке дедукция используется для достижения выводов, которые считаются истинными. Если у нас есть гипотеза, то для ее подтверждения собираются доказательства. Если они правдивы, то гипотеза подтверждается.

Выражения структурированы в виде «если A равно B, а C — A, тогда C является B.» Если A не равно B, то C не будет равным B. Наука также включает в себя индуктивные рассуждения, когда общие выводы сделаны из конкретных наблюдений.

Если наблюдения показывают общую картину, она будет поддерживать гипотезу.

Например, увидев десять белых лебедей, мы могли бы использовать индуктивные методы, чтобы сделать вывод, что все лебеди белые. Но эту гипотезу легче опровергнуть, чем доказать, ведь наблюдения не обязательно верны.

Но с учетом существующих доказательств и при условии, что исследователи не могут найти ситуацию, в которой это не так, мы все же оцениваем их как правдивые. Объединив оба типа рассуждений, наука приближается к истине.

В общем, чем правдивее утверждение, тем сильнее доказательства, подтверждающие его.

Но мы должны с осторожностью относиться к дедуктивным умозаключениям, которые лишь внешне истины. Кто-то мог бы сказать: «У собаки четыре лапы. У моего питомца четыре лапы. Поэтому мой питомец — собака ». Вывод верен с точки зрения дедукции, но основная предпосылка слишком специфична, поэтому утверждение неверно.

Первые дискуссии на тему истины можно отнести к временам Платона и Аристотеля

Платон (429-347 до н.э.) считал, что все вещи разделены на воспринимаемое посредством чувств и познаваемое умом. Вторые можно познать посредством дедукции (при этом наблюдение имеет второстепенное значение для рассуждения) и является истинным знанием.

Аристотель применял индуктивный подход, подчеркивая необходимость наблюдений для подкрепления знаний. Он считал, что мы можем рассуждать только, основываясь на наблюдаемых явлениях, после чего можем совершать логические выводы.

Споры об определении истины велись до времен Исаака Ньютона. Новаторская работа Ньютона основывалась на наблюдениях, но также на понятиях, которые не могли быть объяснены физической причиной (например, гравитацией).

В своих «принципах» ньютон изложил четыре правила рассуждения в научном методе:

  • не следует допускать причин больше, чем достаточно для объяснения видимых природных явлений (бритва оккама)
  • одни и те же явления мы должны, насколько возможно, объяснять одними и теми же причинами
  • свойства тел, не допускающих ни постепенного увеличения, ни постепенного уменьшения и проявляющиеся во всех телах в пределах наших экспериментов, должны рассматриваться как универсальные
  • в экспериментальной философии суждения, выведенные путем общей индукции, следует рассматривать как истинные или очень близкие к истине, несмотря на противоположные гипотезы, которые могут быть вообразимы, до тех пор, пока не будут обнаружены другие явления, благодаря которым эти суждения или уточнят, или отнесут к исключениям.

вы читали?физика продуктивности: законы ньютона для достижения целей.

в 1843 году философ джон стюарт милль опубликовал свой труд “система логики”, с помощью которой наше понимание рассуждений было улучшено. милль считал, что наука должна основываться на поиске закономерностей между событиями. если регулярность является последовательной, ее можно считать законом. милль описал пять методов выявления причин, наблюдая за закономерностями. эти методы актуальны и сегодня:

  • метод сходства (метод согласия) если два или более случая исследуемого явления сходятся в одном только обстоятельстве, то это обстоятельство и есть причина (или часть причины) исследуемого явления.
  • метод различия если случай, в котором встречается исследуемое явление, и случай, в котором оно не встречается, совершенно сходны во всех подробностях, за исключением исследуемой, то обстоятельство, встречающееся в первом случае и отсутствующее во втором, и есть причина или часть причины исследуемого явления.
  • соединенный метод сходства и различия если два или более случая возникновения исследуемого явления сходны в том, что в них присутствует одно и то же общее обстоятельство, а два и более случая невозникновения явления сходны в том, что в них отсутствует то же самое обстоятельство, то можно заключить, что это обстоятельство, которым разнятся оба ряда случаев, является действием или причиной (или составной частью причины) данного феномена.
  • метод остатков если в исследуемом явлении часть обстоятельств может быть объяснена определёнными причинами, то оставшаяся часть явления объясняется из оставшихся предшествующих фактов.
  • метод соответствующих изменений если вслед за изменением одного явления замечается изменение другого, то мы можем заключить о причинной связи между ними.

карл поппер был следующим теоретиком, который внес серьезный вклад в рассуждения об истине. поппер известен тем, что сомневался в фактах и старался опровергать гипотезы. взяв на рассмотрение гипотезу, мы используем дедуктивные умозаключения для прогнозирования. гипотеза будет основана на теории — наборе независимых и зависимых утверждений.

если предсказания верны, теория верна и наоборот.  теория фальсификации поппера основана на идее, что мы не можем доказать гипотезу; мы можем только определить вероятность ее истинности.  этот процесс требует проведения тестов для выявления любых аномалий, и поппер не принимает теории, которые не могут быть физически протестированы.

по словам поппера, любое явление, за которым мы не можем пронаблюдать, не может лечь в основу теории. это явление также должно быть последовательным и воспроизводимым. теория поппера признают, что все теории принятые раньше, скорее всего, будут опровергнуты.

наука всегда меняется, гипотезы модифицируются или опровергаются, и это приближает нас к истине.

В своей книге: “как подготовиться к своему выступлению на ted”, джереми рэйнер пишет:

ни одна дискуссия о истине не обходится без переосмысления разницы между индуктивными и дедуктивными подходами. по самому строгому определению индуктивные умозаключения доказывают общий принцип — вы раскрываете свою идею, выделяя группу конкретных событий, тенденций или наблюдений.

напротив, дедуктивное умозаключение основывается на конкретном принципе — опять же, вы приходите к выводу через цепочку более конкретных утверждений.

логика — невероятно важный навык, и поскольку мы пользуемся ею в повседневной жизни, нам полезно понимать методы, которые мы используем, делая выводы.

нам важно знать, что делает аргументы значимыми, чтобы принимать правильные решения и понимать, как устроен мир. это помогает нам выявлять людей, которые сознательно вводят нас в заблуждение с помощью необоснованных аргументов. понимание алгоритмов обсуждений помогает нам избегать ошибок в ходе переговоров.

ō- журнал bōrder

* * *

на канал или на рассылку с сайта что бы не пропустить.

Хотите получать на почту оповещения о новых статьях на нашем канале?Оставьте ваш Email и мы будем присылать вам новые материалы.Ссылка для подписки:https://jborder.ru/podpiska-razumnoe-myshlenie/

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5adeea728c8be3ec66de80e1/5b1a91b8e5ff7c00a86f87ec

Индукция и дедукция. Какой тип умозаключений мы используем чаще?

Индукция: Другой, кроме дедукции, наиболее общий тип умозаключений — это

Из этой статьи вы узнаете, что большинство управленческих решений принимается на основе индуктивных (вероятностных) суждений, а также о том, как грамотно использовать понимание этого в повседневной практике.

Холмс: Ватсон! Взгляните на эти звезды и расскажите мне, какой вывод, используя дедуктивный метод, вы можете сделать.

Ватсон: Я вижу на небе миллионы звезд. А раз они существуют, значит, среди них, возможно, есть и планеты. Из чего мы, в свою очередь, делаем вывод, что некоторые из них напоминают нашу Землю. Следовательно, на каких-то из них может существовать жизнь.

Холмс: Ватсон, вы – идиот. Это означает, что у нас украли палатку.

Определение понятий «индукция» и «дедукция»[1]

Возможно, вы удивились, встретив такой заголовок в блоге по менеджменту! Скоро вы поймете, какую огромную роль играет индукция в нашей жизни (не путайте понятие индукции в логике и магнитную индукцию :)).

Благодаря Артуру Конан Дойлу и его герою весь мир познакомился с дедуктивным методом. «Дедукция» из специального и известного только немногим термина превратилась в общеупотребительное и даже модное понятие.

Чего нельзя сказать об индукции. Вообще говоря, в логике существует два типа умозаключений: дедукция и индукция. В зависимости от того, существует ли между посылками, и заключением связь логического следования, можно выделить два вида умозаключений.

В дедуктивном умозаключении эта связь опирается на логический закон, в силу чего заключение с логической необходимостью вытекает из принятых посылок. Отличительная особенность такого умозаключения в том, что оно от истинных посылок всегда ведет к истинному заключению.

В индуктивном умозаключении связь посылок и заключения опирается не на закон логики, а на некоторые фактические или психологические основания, не имеющие чисто формального характера.

В таком умозаключении заключение не следует логически из посылок и может содержать информацию, отсутствующую в них. Достоверность посылок, не означает поэтому, достоверности выведенного из них индуктивно утверждения.

Индукция дает только вероятные, или правдоподобные, заключения, нуждающиеся в дальнейшей проверке.

Скачать заметку в формате Word

Прочитав эти строки, я в очередной раз убедился, как важны в нашей жизни определения. См.

на эту тему, например, «Определение – ключ к овладению понятием» и «Использование методов менеджмента качества в работе оптовой торговой компании».

До тех пор, пока я не познакомился с определением индукции (для лучшего понимания этого термина ниже я приведу несколько примеров), я «плавал», когда встречал упоминание о нем в литературе.

Примеры дедукции

Если идет дождь, земля мокрая

Все люди смертны. Все греки – люди. Следовательно, все греки – смертны.

Примеры индукции

Аргентина является республикой; Бразилия – республика; Венесуэла – республика; Эквадор – республика. Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Эквадор – латиноамериканские государства. Все латиноамериканские государства являются республиками.

Италия – республика; Португалия – республика; Финляндия – республика; Франция – республика. Италия, Португалия, Финляндия, Франция – западноевропейские страны. Все западноевропейские страны являются республиками.

Индукция не дает полной гарантии получения новой истины из уже имеющихся [истин]. Максимум, о котором можно говорить, – это определенная степень вероятности выводимого утверждения.

Так, посылки и первого и второго индуктивного умозаключения истинны, но заключение первого из них истинно, а второго – ложно.

Действительно, все латиноамериканские государства – республики; но среди западноевропейских стран имеются не только республики, но и монархии, например Англия, Бельгия и Испания.

Почувствовали разницу? Ничего не вспомнили из вашей бизнес-практики на эту тему? Не делали ли вы ранее скоропалительных выводов на основе индукции?

Вот несколько примеров «работы» индукции: «Петров вчера не справился с производственным заданием. Петров сегодня не справился с заданием. Следовательно, Петров не способен выполнять производственные задания», «В марте объем продаж вырос. В апреле объем продаж вырос. Нас ждет дальнейший рост продаж», «Ранее мы всегда действовали таким образом, и это приносило успех. Зачем же менять подходы?»

Углубим наше понимание индукции, ознакомившись с определениями из Википедии:

В экономике: индукция – вид обобщения, связанный с предвосхищением результатов наблюдений и экспериментов на основе данных опыта.

В индукции данные опыта «наводят» на общее, поэтому индуктивные обобщения рассматриваются обычно как опытные истины или эмпирические законы.

Изучая финансово-хозяйственную деятельность ряда типичных российских предприятий, мы можем делать, например, выводы о закономерностях развития совокупности предприятий.

В логике: полная индукция – метод доказательства, при котором утверждение доказывается для конечного числа частных случаев, исчерпывающих все возможности; неполная индукция – наблюдения за отдельными частными случаями наводит на гипотезу, которая нуждается в доказательстве.

Итак, позвольте дать собственное определение для целей управления:

индукция – обобщающее суждение, основанное на нескольких прецедентах; возможно, лучшее предположение на основе имеющихся данных

Индукция и ограничивающие ментальные модели[2]

В Википедии нет определения понятия «ментальные модели». Я бы сказал, что ментальные модели – это совокупность наших знаний служащая нам для восприятия действительности.

Другими словами –  это то, как мы представляем себе некий предмет, явление, событие. Через ментальные модели мы истолковываем свой опыт.

Они не представляют собой факты, хотя иногда мы именно так к ним относимся.

Ментальные модели мы создаем для упрощения картины мира. Строительство ментальных моделей основано на индукции. Наблюдая за событиями, мы их обобщаем, и храним в памяти единую картину. С одной стороны, это позволяет не запоминать всё многообразие.

С другой стороны, мы теряем изменчивость присущую вещам и событиям. Сначала процесс познания работает на ментальную модель, потом ментальная модель подгоняет увиденное под себя. Именно в это время и теряется гибкость и восприимчивость к новому.

Глубоко укоренившиеся в нас ментальные модели определенным образом организуют наше восприятие мира. Мы используем их, чтобы проводить различия и выбирать, что имеет для нас значение, а что – нет. И можем принять свои представления за реальность, спутать карту с той территорией, которая на ней изображена.

По каким характерным признакам можно судить о наличии ограничивающих ментальных моделей?

  • Если вы настаиваете на том, что ваши идеи полностью соответствуют реальности.
  • Если у вас узкий круг интересов, который исключает приобретение опыта.
  • Если вы не допускаете неопределенности и стараетесь как можно быстрее делать выводы.
  • Не стесняетесь делать обобщения на основании единственного случая.
  • Каждый раз, когда вас не устраивают поведение людей и ход событий, вы имеете наготове богатый запас объяснений.
  • Вину за неудачи и проблемы возлагаете на людей (не забывая при этом и себя).
  • Осмысляете происходящее в терминах прямолинейной логики «причина – следствие».
  • Никогда не проявляете любознательности.
  • Не пересматриваете своих убеждений на основе полученного опыта.

Как противостоять формированию ограничивающих ментальных моделей? Как не позволить индукции «закрыть» путь к развитию, изучению и осмыслению нового опыта, новых данных? Как сделать так, чтобы вслед за изменением мира, менялись наши ментальные модели?

  1. Почаще перечитывайте признаки ограничивающих ментальных моделей, и… делайте всё наоборот.
  2. Выделите и проанализируйте использование в речи оценочных суждений и обобщающих понятий. Все сказанное сказано кем-то. Нельзя ли поставить это под сомнение? Если вам говорят, что «у нас так принято»[3], уточните, когда и почему так было принято? Может быть, изменились условия внешней или внутренней среды, изменились исходные посылки, и выводы [сделанные на основе индукции] более не верны!?
  3. Такие выражения, как «следует», «должен», «не следует», «не можете» известны в лингвистике как модальные операторы. Заведите «капканы» для «отлавливания» модальных операторов, потому что они устанавливают границы и зачастую маскируют ограничивающие ментальные модели.
  4. Есть слова, называемые лингвистическими универсалиями, такие как: «все», «каждый», «никогда», «всегда» «никто», «любой»… Это обобщения, указывающие на отсутствие исключений, но исключения есть всегда. Вот несколько примеров: «Все делают так», «Никогда так не говори», «Мы всегда делали это так», «Никто еще никогда не возражал». Универсалии ограничивают нас, потому что, если принять их буквально, они лишают права выбора и поиска других возможностей. Услышав такое универсальное обобщение, сразу задайте вопрос о возможности исключений.
  5. Используйте выражения типа: «как мне представляется», «я так вижу», «по имеющимся данным»… Когда коллеги говорят на таком языке, споры переходят в плоскость данных и предположений; становится удобным обсуждать, как и почему сделаны именно такие выводы. Все понимают, что есть посылки и взгляды, и относятся к ним не как к фактам, а как к преломлению фактов через ментальные модели конкретных людей…

    Источник: http://baguzin.ru/wp/induktsiya-i-deduktsiya-kakoj-tip-umozakl/

    47 Индуктивные умозаключения, их роль в познании

    Индукция: Другой, кроме дедукции, наиболее общий тип умозаключений — это

    Вопрос 46. Индуктивные умозаключения, их роль в познании. Полная индукция.

    Другой, кроме дедукции, наиболее общий тип умозаключений — это индукция. В ней заключено глубокое своеобразие, и она находится в тесных взаимоотношениях с дедукцией. В реальной практике мышления ее сущность проявляется тоже в многообразных видах.

    Значение изучения индукции обусловлено тем, что она неразрывно связана с практикой, жизнью и служит важным средством получения эмпирического, опытного знания. Вот почему ею так широко пользуются в естественных науках, основанных на опыте, в конкретных социальных исследованиях, включая правовые.

    1.   Природа, роль и структура индукции

    Происхождение и сущность индукции. Индукция возникает в процессе практической деятельности людей из настоятельной потребности в обобщении, т. е.

    получении знаний о более или менее общих свойствах предметов и явлений окружающего мира, о связях и отношениях между самими предметами и явлениями.

    Эти общие знания, отвлеченные от единичного, конкретного, случайного, необходимы в качестве мыслительного средства более успешного воздействия на природу, на организацию общественной жизни и управление ею.

    Объективную основу возникновения и существования индукции как особого типа умозаключения составляет прежде всего диалектика общего и отдельного в самой действительности. Отдельное не существует вне общего, а общее — вне отдельного.

    Отдельное связано с другого рода отдельным через общее. Общее, в свою очередь, проявляется лишь в отдельном, через отдельное.

    Это обстоятельство делает возможным познание общего на основе познания отдельного — конкретных единичных предметов.

    Индукция возможна также как отражение объективных связей и отношений между предметами и явлениями, прежде всего причинно-следственных. Сравнение и сопоставление отдельных предметов и явлений позволяет вскрывать в них общие связи и отношения, определять одно как причину, другое — как следствие, или наоборот.

    Как тип умозаключения индукция существенно отличается от дедукции, и в этом проявляется ее наиболее глубокая природа.

    Если в дедуктивных умозаключениях мысль движется от более общего знания к менее общему, то в индуктивных — наоборот: от менее общего знания к более общему. В дедукции общее знание предполагается «готовым», существующим.

    В индукции раскрывается «механизм» его образования. Поэтому если в дедукции общее знание служит исходным пунктом умозаключения, то в индукции оно выступает как результат.

    Познавательное значение индукции и ее структура.

    Наиболее общее познавательное значение индукции состоит в том, что она дает новое знание — в виде более или менее существенных обобщений отдельных фактов в результате эмпирических наблюдений, экспериментов и т. д.

    Причем диапазон обобщений здесь весьма широк: от простейших, чисто эмпирических обобщений, которые делаются в процессе повседневной практической деятельности, до самых глубоких и общих — научного и философского характера.

    Правда, если в дедуктивных умозаключениях при наличии истинных посылок и правильном строении вывод всегда достоверный, то в индуктивных умозаключениях он может быть как достоверным, так и вероятным (правдоподобным). При этом степень вероятности здесь может быть самой различной — от маловероятных,самых приближенных и грубых обобщений до более или менее точных, определенных, почти достоверных.

    Какова структура индуктивных умозаключений?

    Исходные суждения здесь, как и в дедукции, называются посылками. Разница, однако, в том, что в дедукции ими служат общие (или частные) суждения, а здесь характерны единичные суждения, поскольку в них выражено знание об отдельных предметах (хотя может быть знание и об их отдельных группах).

    Суждение, выведенное логическим путем из исходных, называется тоже заключением (или выводом). Но существенное отличие состоит в том, что по своему характеру оно главным образом общее (хотя может быть и частным, о части предметов какого-либо класса), тогда как в дедукции оно может быть и частным, и единичным.

    Логическим основанием вывода в индуктивном умозаключении служит логическая связь между посылками и заключением, в которой отражается объективная связь между отдельным и общим, причиной и следствием и т. д. и которая делает возможным перенос знания с отдельных предметов на классы или с одних, менее общих классов на другие, более общие.

    Единство индукции и дедукции. В системе умозаключений индукция не стоит особняком. Она неразрывно связана с дедукцией. Эту связь можно выразить положением: «Нет дедукции без индукции, и наоборот, нет индукции без дедукции».

    И действительно, если бы не было общих знаний, полученных индуктивным путем, то были бы невозможными дедуктивные умозаключения, основанные на этих знаниях.

    В свою очередь, дедуктивные умозаключения, давая знания о частном и единичном, так или иначе создают основу для дальнейшего индуктивного исследования отдельных предметов или их групп, а следовательно, для получения нового общего знания. Более того, вне дедуктивного знания было бы невозможным объяснить самый процесс индукции, ее механизм как логической формы.

    Можно смело сказать, что прогресс человеческих знаний немыслим без тесного взаимодействия индукции и дедукции.

    Вот почему оказались неосновательными и бесплодными попытки преувеличения роли одного из этих видов умозаключений и умаления другого. Когда Ф.

    Бэкон сравнивал силлогизмы с «бесплодными девственницами», он, конечно, был глубоко не прав. Но и не правы те, кто превозносил роль дедуктивного познания.

    Поэтому и здесь нельзя задаваться вопросом: «Что возникло раньше — индукция или дедукция?» Как основные типы умозаключения они оформлялись в процессе развития человеческого познания одновременно.

    Основа этой одновременности в том, что отдельное не существует раньше общего или наоборот; что связи и отношения не существуют раньше самих предметов или наоборот. Так же, как в дедукции, виды индукции многообразны. Наиболее общими из них являются полная и неполная.

    Поскольку всякая индукция представляет собой обобщение, то их различие обусловлено главным: изучены ли для этого обобщения элементы того или иного класса полностью или же частично.

    Полная индукция

    Полной индукция получается в том случае, если, во-первых, исследованы все элементы класса предметов и, во-вторых, если установлено, что каждому из них принадлежит (или не принадлежит) одно и то же общее свойство (отношение).

    В простейшем случае это выглядит так. Например, мы ежедневно ведем запись наблюдений за погодой и фиксируем солнечные дни в течение такого отрезка времени, как неделя. Мы можем констатировать, что каждый из дней был солнечным.

    Это дает возможность сделать общий вывод, что вся неделя в целом была солнечной. На этом примере можно убедиться, что индуктивное умозаключение принимает особую форму, отличную от дедуктивного.

    В учебных целях ее можно представить так:

    Понедельник — солнечный день. Вторник — солнечный день.

    День п — солнечный день.

    Понедельник, вторник … день п исчерпывают все дни недели.

    Следовательно, неделя была солнечной.

    Более сложный случай представляет собой пример индукции, приводившийся в самом начале раздела «Умозаключение», — о том, что «Все планеты Солнечной системы движутся с запада на восток». Этот общий вывод может быть сделан путем непосредственных астрономических наблюдений за каждой планетой в отдельности.

    Каково познавательное значение вывода в форме полной индукции? На первый взгляд кажется, что по сравнению с посылками он не дает никакого нового знания или что его значение ничтожно. К сожалению, такого рода взгляды высказывались и в истории науки.

    В действительности полная индукция дает новое знание. Если в посылках содержится знание лишь об отдельных элементах какого-либо класса предметов, то в выводе речь идет об этом классе в целом.

    Следовательно, он познается и оценивается под новым углом зрения: в нем выявляется некая сущность, а соответственно и закономерность. И это естественно: ведь понятия «общее», «сущность», «закономерность» — однопорядковые.

    Так, выявление того общего, что «Все планеты Солнечной системы движутся с запада на восток», открывает возможности для более глубокого познания причин и сущности планетообразования, закономерностей развития всей Солнечной системы.

    Особо ценно, что полная индукция, как и дедукция, способна давать достоверные знания.

    Разумеется, умозаключение в форме полной индукции может быть истинным и ложным. Оно будет истинным, если, во-первых, все посылки истинны по содержанию и, во-вторых, если между ними и заключением есть отношение логического следования: в данном случае если исчерпаны все элементы исследуемого класса и каждый обладает (или не обладает) тем или иным свойством.

    Источник: https://studizba.com/lectures/109-filosofija/1497-juridicheskaja-logika/28200-47-induktivnye-umozakljuchenija-ih-rol-v-poznanii.html

    Логика: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов

    Индукция: Другой, кроме дедукции, наиболее общий тип умозаключений — это

    Это сложное разделительно-категорическое умозаключение с конъюнкцией.

    Современный пример:

    «Если меняется характер собственности в стране, то неизбежно меняются взаимоотношения профсоюзов с администрацией предприятий, а если меняются эти взаимоотношения, то неизбежно должны меняться содержание деятельности профсоюзов, их организационное строение, формы и методы работы. Следовательно, если меняется характер собственности в стране, то неизбежно должны меняться содержание деятельности профсоюзов, их организационное строение, формы и методы работы».

    Здесь сложное умозаключение, включающее несколько условных суждений с конъюнкцией.

    Опосредованные умозаключения из сложных суждений, особенно в их сложной форме, используются главным образом в научной литературе, а также средствах массовой информации — всегда, когда требуются более или менее тщательный, подробный и глубокий анализ условий возникновения, существования или развития предмета или явления, перебор возможных вариантов чего-либо, альтернатив развития.

    В судебно-следственной практике оба основных вида таких умозаключений применяются, например, при отработке версий.

    Обобщая сказанное в гл. И—IV о дедукции, необходимо подчеркнуть следующее.

    Заслуга традиционной формальной логики состояла в том, что она выявила и исследовала великое множество форм дедуктивных умозаключений — как непосредственных, так и опосредованных, как из простых суждений, так и из сложных, как простых по своему строению форм, так и весьма сложных, разветвленных.

    В каждом отдельном случае она выработала соответствующие правила, позволяющие отличить правильные формы от неправильных. Но она, к сожалению, не дала единого принципа их анализа и проверки. И в этом состоит ее основной недостаток.

    Символическая логика — логика высказываний и логика предикатов — в значительной мере преодолевает этот недостаток традиционной логики. Недаром она нередко определяется как наука о методах дедуктивной формализации содержательных теорий.

    Современная теория вывода позволяет выражать структуру тех или иных умозаключений, пусть даже очень сложных, в символической форме, а на этой основе осуществлять их проверку.

    Для этого выработана особая логическая процедура, правда, сама по себе довольно сложная и громоздкая, требующая специальной подготовки. Ее анализ выходит за пределы задач данного пособия.

    В диалектической логике предпринимаются попытки найти и проанализировать диалектические формы умозаключений, например силлогизмов. Однако существенных результатов они пока не дали.

    Глава V. Индукция

    Другой, кроме дедукции, наиболее общий тип умозаключений — это индукция. В ней заключено глубокое своеобразие, и она находится в тесных взаимоотношениях с дедукцией. В реальной практике мышления ее сущность проявляется тоже в многообразных видах.

    Значение изучения индукции обусловлено тем, что она неразрывно связана с практикой, жизнью и служит важным средством получения эмпирического, опытного знания. Вот почему ею так широко пользуются в естественных науках, основанных на опыте, в конкретных социальных исследованиях, включая правовые.

    1. Природа, роль и структура индукции

    Происхождение и сущность индукции. Индукция возникает в процессе практической деятельности людей из настоятельной потребности в обобщении, т. е.

    получении знаний о более или менее общих свойствах предметов и явлений окружающего мира, а также в раскрытии закономерных связей и отношений между самими предметами и явлениями.

    Эти общие знания, отвлеченные от единичного, конкретного, случайного, необходимы в качестве мыслительного средства более успешного воздействия на природу, на организацию общественной жизни и управление ею.

    Объективную основу возникновения и существования индукции как особого типа умозаключения составляет прежде всего диалектика общего и отдельного в самой действительности.

    Отдельное не существует вне общего, а общее — вне отдельного. Отдельное связано с другого рода отдельным через общее. Общее, в свою очередь, проявляется лишь в отдельном, через отдельное.

    Это обстоятельство делает возможным познание общего на основе познания отдельного — конкретных единичных предметов.

    Индукция возможна также как отражение объективных связей и отношений между предметами и явлениями, прежде всего причинно-следственных. Сравнение и сопоставление отдельных предметов и явлений позволяет вскрывать в них общие связи и отношения, определять одно как причину, другое — как следствие, или наоборот.

    Как тип умозаключения индукция существенно отличается от дедукции, и в этом проявляется ее наиболее глубокая природа.

    Если в дедуктивных умозаключениях мысль движется от более общего знания к менее общему, то в индуктивных — наоборот: от менее общего знания к более общему. В дедукции общее знание предполагается «готовым», существующим.

    В индукции раскрывается «механизм» его образования. Поэтому если в дедукции общее знание служит исходным пунктом умозаключения, то в индукции оно выступает как результат.

    Познавательное значение индукции и ее структура.

    Наиболее общее познавательное значение индукции состоит в том, что она дает новое знание — в виде более или менее существенных обобщений отдельных фактов на основе наблюдений, экспериментов и т. д.

    Причем диапазон обобщений здесь весьма широк: от простейших, чисто эмпирических обобщений, которые делаются в процессе повседневной практической деятельности, до самых глубоких и общих — научного и философского характера.

    Правда, если в дедуктивных умозаключениях при наличии истинных посылок и правильном строении вывод всегда достоверный, то в индуктивных умозаключениях он может быть как достоверным, так и вероятным (правдоподобным). При этом степень вероятности здесь может быть самой различной — от маловероятных, самых приближенных и грубых обобщений до более или менее точных, определенных, почти достоверных.

    Какова структура индуктивных умозаключений?

    Исходные суждения здесь, как и в дедукции, называются посылками. Разница, однако, в том, что в дедукции ими служат общие (или частные) суждения, а здесь характерны единичные суждения, поскольку в них выражено знание об отдельных предметах (хотя может быть знание и об их отдельных группах).

    Суждение, выведенное логическим путем из исходных, называется тоже заключением (или выводом). Но существенное отличие состоит в том, что по своему характеру оно главным образом общее (хотя может быть и частным, о части предметов какого-либо класса), тогда как в дедукции оно может быть и частным, и единичным.

    Логическим основанием вывода в индуктивном умозаключении служит тоже отношение логического следования между посылками и заключением, в котором отражается объективная связь между отдельным и общим, причиной и следствием и т. д. и которая делает возможным перенос знания с отдельных предметов на классы или с одних, менее общих классов на другие, более общие.

    Однако в отличие от дедукции логическое следование с индукции не строгое, а «ослабленное». Она лишь «наводит» на истину. Поэтому во многих случаях ее выводы и носят вероятный характер.

    Единство индукции и дедукции. В системе умозаключений индукция не стоит особняком. Она неразрывно связана с дедукцией. Эту связь можно выразить положением: «Нет дедукции без индукции, и наоборот, нет индукции без дедукции».

    И действительно, если бы не было общих знаний, полученных индуктивным путем, то были бы невозможными дедуктивные умозаключения, основанные на этих знаниях.

    В свою очередь, дедуктивные умозаключения, давая знания о частном и единичном, так или иначе создают основу для дальнейшего индуктивного исследования отдельных предметов или их групп, а следовательно, для получения нового общего знания. Более того, вне дедуктивного знания было бы невозможным объяснить самый процесс индукции, ее механизм как логической формы.

    Можно смело сказать, что прогресс человеческих знаний немыслим без тесного взаимодействия индукции и дедукции.

    Вот почему оказались неосновательными и бесплодными попытки преувеличения роли одного из этих видов умозаключений и умаления другого. Когда Ф.

    Бэкон сравнивал силлогизмы с «бесплодными девственницами», он, конечно, был глубоко не прав. Но и не правы те, кто превозносил роль дедуктивного познания.

    Поэтому и здесь нельзя задаваться вопросом: «Что возникло раньше — индукция или дедукция?» Как основные типы умозаключения они оформлялись в процессе развития человеческого познания одновременно. Основа этой одновременности коренится в том, что отдельное не существует раньше общего или наоборот; что связи и отношения не существуют раньше самих предметов или наоборот.

    Источник: https://nemaloknig.com/read-321126/?page=51

    Читать онлайн Логика: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов страница 50. Большая и бесплатная библиотека

    Индукция: Другой, кроме дедукции, наиболее общий тип умозаключений — это

    С древних времен дошло до нас предостережение, которое сделала жительница Афин своему честолюбивому сыну, собиравшемуся прославиться посредством ораторского искусства:

    «Если ты будешь говорить правду, то тебя возненавидят богатые и знатные. Если ты будешь лгать, то тебя возненавидит простой народ. Но ты должен или говорить правду, или лгать. Значит, тебя возненавидят богатые и знатные или тебя возненавидит простой народ».

    А вот как ответил сын матери:

    «Если я буду говорить правду, то меня прославит простой народ. Если я буду лгать, то меня прославят богатые и знатные. Значит, меня прославит простой народ или прославят богатые и знатные».

    Это примеры сложного умозаключения из условных (с конъюнкцией) и разделительных посылок с выводами в виде разделительных суждений (с конъюнкцией).

    Еще пример, который мы находим у Цицерона:

    «Для блага республики надо было или повиноваться сенату, или учредить другой законодательный совет, или действовать по своему усмотрению; учреждать другой совет было бы высокомерно, действовать по своему усмотрению дерзко, поэтому надо было следовать решению сената».

    Это сложное разделительно-категорическое умозаключение с конъюнкцией.

    Современный пример:

    «Если меняется характер собственности в стране, то неизбежно меняются взаимоотношения профсоюзов с администрацией предприятий, а если меняются эти взаимоотношения, то неизбежно должны меняться содержание деятельности профсоюзов, их организационное строение, формы и методы работы. Следовательно, если меняется характер собственности в стране, то неизбежно должны меняться содержание деятельности профсоюзов, их организационное строение, формы и методы работы».

    Здесь сложное умозаключение, включающее несколько условных суждений с конъюнкцией.

    Опосредованные умозаключения из сложных суждений, особенно в их сложной форме, используются главным образом в научной литературе, а также средствах массовой информации — всегда, когда требуются более или менее тщательный, подробный и глубокий анализ условий возникновения, существования или развития предмета или явления, перебор возможных вариантов чего-либо, альтернатив развития.

    В судебно-следственной практике оба основных вида таких умозаключений применяются, например, при отработке версий.

    Обобщая сказанное в гл. И-IV о дедукции, необходимо подчеркнуть следующее.

    Заслуга традиционной формальной логики состояла в том, что она выявила и исследовала великое множество форм дедуктивных умозаключений — как непосредственных, так и опосредованных, как из простых суждений, так и из сложных, как простых по своему строению форм, так и весьма сложных, разветвленных.

    В каждом отдельном случае она выработала соответствующие правила, позволяющие отличить правильные формы от неправильных. Но она, к сожалению, не дала единого принципа их анализа и проверки. И в этом состоит ее основной недостаток.

    Символическая логика — логика высказываний и логика предикатов — в значительной мере преодолевает этот недостаток традиционной логики. Недаром она нередко определяется как наука о методах дедуктивной формализации содержательных теорий.

    Современная теория вывода позволяет выражать структуру тех или иных умозаключений, пусть даже очень сложных, в символической форме, а на этой основе осуществлять их проверку.

    Для этого выработана особая логическая процедура, правда, сама по себе довольно сложная и громоздкая, требующая специальной подготовки. Ее анализ выходит за пределы задач данного пособия.

    В диалектической логике предпринимаются попытки найти и проанализировать диалектические формы умозаключений, например силлогизмов. Однако существенных результатов они пока не дали.

    Глава V. Индукция

    Другой, кроме дедукции, наиболее общий тип умозаключений — это индукция. В ней заключено глубокое своеобразие, и она находится в тесных взаимоотношениях с дедукцией. В реальной практике мышления ее сущность проявляется тоже в многообразных видах.

    Значение изучения индукции обусловлено тем, что она неразрывно связана с практикой, жизнью и служит важным средством получения эмпирического, опытного знания. Вот почему ею так широко пользуются в естественных науках, основанных на опыте, в конкретных социальных исследованиях, включая правовые.

    1. Природа, роль и структура индукции

    Происхождение и сущность индукции. Индукция возникает в процессе практической деятельности людей из настоятельной потребности в обобщении, т. е.

    получении знаний о более или менее общих свойствах предметов и явлений окружающего мира, а также в раскрытии закономерных связей и отношений между самими предметами и явлениями.

    Эти общие знания, отвлеченные от единичного, конкретного, случайного, необходимы в качестве мыслительного средства более успешного воздействия на природу, на организацию общественной жизни и управление ею.

    Объективную основу возникновения и существования индукции как особого типа умозаключения составляет прежде всего диалектика общего и отдельного в самой действительности. Отдельное не существует вне общего, а общее — вне отдельного.

    Отдельное связано с другого рода отдельным через общее. Общее, в свою очередь, проявляется лишь в отдельном, через отдельное.

    Это обстоятельство делает возможным познание общего на основе познания отдельного — конкретных единичных предметов.

    Индукция возможна также как отражение объективных связей и отношений между предметами и явлениями, прежде всего причинно-следственных. Сравнение и сопоставление отдельных предметов и явлений позволяет вскрывать в них общие связи и отношения, определять одно как причину, другое — как следствие, или наоборот.

    Как тип умозаключения индукция существенно отличается от дедукции, и в этом проявляется ее наиболее глубокая природа.

    Если в дедуктивных умозаключениях мысль движется от более общего знания к менее общему, то в индуктивных — наоборот: от менее общего знания к более общему. В дедукции общее знание предполагается «готовым», существующим.

    В индукции раскрывается «механизм» его образования. Поэтому если в дедукции общее знание служит исходным пунктом умозаключения, то в индукции оно выступает как результат.

    Познавательное значение индукции и ее структура.

    Наиболее общее познавательное значение индукции состоит в том, что она дает новое знание — в виде более или менее существенных обобщений отдельных фактов на основе наблюдений, экспериментов и т. д.

    Причем диапазон обобщений здесь весьма широк: от простейших, чисто эмпирических обобщений, которые делаются в процессе повседневной практической деятельности, до самых глубоких и общих — научного и философского характера.

    Правда, если в дедуктивных умозаключениях при наличии истинных посылок и правильном строении вывод всегда достоверный, то в индуктивных умозаключениях он может быть как достоверным, так и вероятным (правдоподобным). При этом степень вероятности здесь может быть самой различной — от маловероятных, самых приближенных и грубых обобщений до более или менее точных, определенных, почти достоверных.

    Какова структура индуктивных умозаключений?

    Исходные суждения здесь, как и в дедукции, называются посылками. Разница, однако, в том, что в дедукции ими служат общие (или частные) суждения, а здесь характерны единичные суждения, поскольку в них выражено знание об отдельных предметах (хотя может быть знание и об их отдельных группах).

    Суждение, выведенное логическим путем из исходных, называется тоже заключением (или выводом). Но существенное отличие состоит в том, что по своему характеру оно главным образом общее (хотя может быть и частным, о части предметов какого-либо класса), тогда как в дедукции оно может быть и частным, и единичным.

    Логическим основанием вывода в индуктивном умозаключении служит тоже отношение логического следования между посылками и заключением, в котором отражается объективная связь между отдельным и общим, причиной и следствием и т. д. и которая делает возможным перенос знания с отдельных предметов на классы или с одних, менее общих классов на другие, более общие.

    Однако в отличие от дедукции логическое следование с индукции не строгое, а «ослабленное». Она лишь «наводит» на истину. Поэтому во многих случаях ее выводы и носят вероятный характер.

    Единство индукции и дедукции. В системе умозаключений индукция не стоит особняком. Она неразрывно связана с дедукцией. Эту связь можно выразить положением: «Нет дедукции без индукции, и наоборот, нет индукции без дедукции».

    И действительно, если бы не было общих знаний, полученных индуктивным путем, то были бы невозможными дедуктивные умозаключения, основанные на этих знаниях.

    В свою очередь, дедуктивные умозаключения, давая знания о частном и единичном, так или иначе создают основу для дальнейшего индуктивного исследования отдельных предметов или их групп, а следовательно, для получения нового общего знания. Более того, вне дедуктивного знания было бы невозможным объяснить самый процесс индукции, ее механизм как логической формы.

    Можно смело сказать, что прогресс человеческих знаний немыслим без тесного взаимодействия индукции и дедукции.

    Вот почему оказались неосновательными и бесплодными попытки преувеличения роли одного из этих видов умозаключений и умаления другого. Когда Ф.

    Бэкон сравнивал силлогизмы с «бесплодными девственницами», он, конечно, был глубоко не прав. Но и не правы те, кто превозносил роль дедуктивного познания.

    Источник: https://dom-knig.com/read_241434-50

    Индуктивное умозаключение и его функции

    Индукция: Другой, кроме дедукции, наиболее общий тип умозаключений — это
           

                       «Индуктивное умозаключение и его функции»         

                                                        Выполнила:   

                                                        Проверил:     

                                   Н. Новгород

              

    Введение.

    Более сложной формой мышления, чем суждение, является умозаключение.

    Умозаключение — это форма мышления, по средствам которой из одного или нескольких суждений выводится новое суждение. Любое умозаключение состоит из посылок, заключения и вывода. Посылками умозаключений называются исходные известные суждения, из которых выводится новое суждение.

    Заключением называется новое суждение, полученное логическим путем из посылок. Логический переход то посылок к заключению называется выводом. Подобно всякому суждению, заключение может быть истинным и ложным. Но то и другое определяется здесь, как и в сложных суждениях, непосредственно отношение не к действительности, а, прежде всего к посылкам и их связи.

     
    Заключение будет истинным при наличии двух необходимых условий:

    1. если посылки истинны по содержанию
    2. если умозаключение правильно по своей форме (строению).

    Теория умозаключений — наиболее тщательно и глубоко разработанная часть логики.

           Индуктивное умозаключение — это такое умозаключение, в котором мысль

    развивается от знания меньшей степени  общности  к  знанию  большей  степени

    общности,  а  заключение,  вытекающее  из  посылок,  носит   преимущественно

    вероятностный характер.

    Индукция имеет огромное познавательное  значение.  Всякое

    теоретическое  положение  является   обобщенным   результатом   исследования

    отдельных предметов, явлений, познания их  свойств  и  причинно-следственных

    отношений. К общим положениям и выводам познание может прийти  лишь  обычным

    путем, через  изучение  конкретной  действительности,  многообразных  связей

    предметов (явлений) объективного мира. На основе этого изучения  формируются

    индуктивные обобщения  о  закономерностях  природного  мира  и  общественной

    жизни.                         

    Индуктивные  умозаключения. 

    В зависимости от числа посылок, из которых можно сделать тот или иной вывод, дедуктивные умозаключения подразделяются, прежде всего, на непосредственные и опосредованные.

    Учитывая, что эти выражения уже употреблялись нами в предыдущей главе при характеристике умозаключений в целом, подчеркнем во избежание недоразумений: там речь шла о непосредственном и опосредованном знании, а в настоящей главе речь идет о непосредственном и опосредованном умозаключении, т.е. о видах исключительно выводного, опосредованного знания. Этим и исчерпываются неудобства данной терминологии.

    Непосредственные умозаключения — это такие, которые делаются из одной посылки.

    Опосредованные — те, которые делаются из нескольких (двух и более) посылок.

    Конкретная характеристика:

    Непосредственные умозаключения можно получать, прежде всего, из простых суждений — как атрибутивных, так и реляционных. Применительно к атрибутивным суждениям это достигается двояким путем: 1) через преобразование суждений и 2) через отношение суждений (в «логическом квадрате»).

    Непосредственные умозаключения через преобразование суждений. Как отмечалось выше, преобразование суждений происходит в формах обращения и превращения, на основе сочетания которых возможны противопоставление субъекту и противопоставление предикату. 

    Посылкой непосредственного умозаключения может быть не только простое — атрибутивное или реляционное, но и сложное суждение.

    Возьмем в качестве примера условное суждение (импликацию): «Если завтра будет солнечная погода, то мы пойдем в лес». Из него можно сделать заключение: «Если мы не пошли в лес, то погода не была солнечной».

    Подобное умозаключение основано на законе контрапозиции. Он означает, что любое истинное условное суждение, если в нем поменять местами основание и следствие и подвергнуть их одновременно отрицанию, может дать в качестве заключения тоже истинное условное суждение.

    Непосредственное умозаключение можно сделать и из конъюнкции. Если истинно, что «Казань находится на Волге, и Саратов находится на Волге», то истинным будет и вывод: «Саратов находится на Волге, и Казань находится на Волге».

    Заключение из нестрогой дизъюнкции если истинно, что «Производительность труда зависит от технического прогресса или от квалификации работника», то отсюда следует, что истинно и такое суждение: «Производительность труда зависит от квалификации работника или от технического прогресса». В основе этих непосредственных умозаключений из конъюнкции и дизъюнкции лежит их свойство коммутативности (перестановочности).

    Наконец, можно сделать умозаключения из строгой дизъюнкции и эквиваленции.

    Подводя теперь общий итог, можно подчеркнуть, что непосредственные умозаключения из простых и сложных суждений — не только лишь «гимнастика для ума».

    Благодаря им из уже известного знания извлекается дополнительная, и притом самая разнообразная и богатая, информация: о взаимоотношениях структурных элементов мысли — 8 и Р или х и у — в простых суждениях, а также исходных суждений в сложных.

    Важно лишь, чтобы в каждом отдельном случае соблюдались те или иные специфические правила таких умозаключений, дабы избегать ошибок в рассуждениях.

    Опосредованные умозаключения, состоящие из нескольких (двух и более) посылок, тоже бывают различных видов.

    Прежде всего, выделяются опосредованные умозаключения из простых суждений  и опосредованные умозаключения из сложных суждений.

    Опосредованные умозаключения из простых суждений, в свою очередь, подразделяются на умозаключения из атрибутивных (категорических) суждений и умозаключения из суждений об отношениях (реляционных).

    И, наконец, умозаключения из атрибутивных суждений в зависимости от числа посылок — двух или более — делятся на простой категорический силлогизмы сложный (тоже категорический) силлогизм.

    Наряду с опосредованными умозаключениями из простых суждений существуют еще опосредованные умозаключения из сложных суждений. Логическое следование заключения из посылок определяется в них не субъектно-предикатными отношениями, как в умозаключениях из простых суждений, а лишь логической связью между составляющими сложного суждения.

    В зависимости от характера этой связи выделяются такие виды опосредованных умозаключений из сложных суждений, как условное и разделительное.

    Другой, кроме дедукции, наиболее общий тип умозаключений — это индукция. В ней заключено глубокое своеобразие, и она находится в тесных взаимоотношениях с дедукцией. В реальной практике мышления ее сущность проявляется тоже в многообразных видах.

    Значение изучения индукции обусловлено тем, что она неразрывно связана с практикой, жизнью и служит важным средством получения опытного знания. Вот почему ею так широко пользуются в естественных науках, основанных на опыте, в конкретных социальных исследованиях, включая правовые.            

    Происхождение и сущность индукции.

        Индукция возникает в процессе практической деятельности людей из настоятельной потребности в обобщении, т. е.

     получении знаний о более или менее общих свойствах предметов и явлений окружающего мира, о связях и отношениях между самими предметами и явлениями.

    Эти общие знания, отвлеченные от единичного, конкретного, случайного, необходимы в качестве мыслительного средства более успешного воздействия на природу, на организацию общественной жизни и управление ею.

    Объективную основу возникновения и существования индукции как особого типа умозаключения составляет, прежде всего, диалектика общего и отдельного в самой действительности. Отдельное не существует вне общего, а общее — вне отдельного.

    Отдельное связано с другого рода отдельным через общее. Общее, в свою очередь, проявляется лишь в отдельном, через отдельное.

    Это обстоятельство делает возможным познание общего на основе познания отдельного — конкретных единичных предметов.

    Индукция возможна также как отражение объективных связей и отношений между предметами и явлениями, прежде всего, причинно-следственных. Сравнение и сопоставление отдельных предметов и явлений позволяет вскрывать в них общие связи и отношения, определять одно как причину, другое — как следствие, или наоборот.

    Как тип умозаключения индукция существенно отличается от дедукции, и в этом проявляется ее наиболее глубокая природа.

    Если в дедуктивных умозаключениях мысль движется от более общего знания к менее общему, то в индуктивных — наоборот: от менее общего знания к более общему. В дедукции общее знание предполагается «готовым», существующим.

    В индукции раскрывается «механизм» его образования. Поэтому если в дедукции общее знание служит исходным пунктом умозаключения, то в индукции оно выступает как результат.                

    Познавательное значение индукции и ее структура.

     Наиболее общее познавательное значение индукции состоит в том, что она дает новое знание — в виде более или менее существенных обобщений отдельных фактов в результате эмпирических наблюдений, экспериментов и т. д.

    Причем диапазон обобщений здесь весьма широк: от простейших, чисто эмпирических обобщений, которые делаются в процессе повседневной практической деятельности, до самых глубоких и общих — научною и философского характера.

    Правда, если в дедуктивных умозаключениях при наличии истинных посылок и правильном строении вывод всегда достоверный, то в индуктивных умозаключениях он может быть как достоверным, так и вероятным (правдоподобным). При этом степень вероятности здесь может быть самой различной — от маловероятных, самых приближенных и грубых обобщений до более или менее точных, определенных, почти достоверных.

    Какова все-таки структура индуктивных умозаключений?

    Исходные суждения здесь, как и в дедукции, называются посылками. Разница, однако, в том, что в дедукции ими служат общие (или частные) суждения, а здесь характерны единичные суждения, поскольку в них выражено знание об отдельных предметах (хотя может быть знание и об их отдельных группах).

    Суждение, выведенное логическим путем из исходных, называется тоже заключением (или выводом). Но существенное отличие состоит в том, что по своему характеру оно, главным образом общее (хотя может быть и частным, о части предметов какого-либо класса), тогда как в дедукции оно может быть и частным, и единичным.

    Логическим основанием вывода в индуктивном умозаключении служит логическая связь между посылками и заключением, в которой отражается объективная связь между отдельным и общим, причиной и следствием и т. д. и которая делает возможным перенос знания с отдельных предметов на классы или с одних, менее общих классов на другие, более общие.

    Единство индукции и дедукции. В системе умозаключений индукция не стоит особняком. Она неразрывно связана с дедукцией, Эту связь можно выразить положением: «Нет дедукции без индукции, и наоборот, нет индукции без дедукции».

    Действительно, если бы не было общих знаний, полученных индуктивным путем, то были бы невозможными дедуктивные умозаключения, основанные на этих знаниях.

    В свою очередь, дедуктивные умозаключения, давая знания о частном и единичном, так или иначе, создают основу для дальнейшего индуктивного исследования отдельных предметов или их групп, а, следовательно, для получения нового общего знания. Более того, вне дедуктивного знания было бы невозможным объяснить самый процесс индукции, ее механизм как логической формы.

    Источник: https://www.turboreferat.ru/culture/induktivnoe-umozakljuchenie-i-ego-funkcii/126615-648401-page1.html

Scicenter1
Добавить комментарий