Институциональная теория: старый и новый институционализм

Лекция № 2 институциональная теория: «старый» и «новый» институционализм • Институциональная экономика, Антон Николаевич Олейник, 2002

Институциональная теория: старый и новый институционализм

Теорией, ориентированной на построение модели рынка с учетом указанных ограничений, является институционализм. Как следует из названия, в центре анализа этой теории находятся институты, «создаваемые людьми рамки, которые структурируют политические, экономические и социальные взаимодействия»16.

Прежде чем перейти собственно к обсуждению постулатов институциональной теории, нам требуется определить критерии, по которым мы будем оценивать степень ее новизны по отношению к неоклассическому подходу.

Идет ли речь в действительности о новой теории или мы имеем дело с модифицированным вариантом неоклассики, экспансией неоклассической модели на новую сферу анализа, институты?

2.1. Парадигма неоклассики

*Эпистемология — теория познания.

Воспользуемся схемой эпистемологического* анализа теории, предложенной Имре Лакатошем (рис. 2.1)17. Согласно его представлению, любая теория включает два компонента — «жесткое ядро» (hard core) и «защитную оболочку» (protective belt).

Утверждения, составляющие «жесткое ядро» теории, должны оставаться неизменными в ходе любых модификаций и уточнений, сопровождающих развитие теории.

Они образуют исследовательскую парадигму, те принципы, от которых любой последовательно применяющий теорию исследователь не вправе отказаться, какой бы острой ни была критика оппонентов.

Напротив, утверждения, составляющие «защитную оболочку» теории, подвергаются постоянным корректировкам по мере развития теории. Теория подвергается критике, новые элементы включаются в ее предмет исследования — все эти процессы способствуют постоянному изменению «защитной оболочки».

Три следующих утверждения образуют «жесткое ядро» неоклассики — без них не обходится построение ни одной неоклассической модели.

«Жесткое ядро» неоклассики:

равновесие на рынке существует всегда, оно единственно и совпадает с оптимумом по Парето (модель Вальраса-Зрроу-Дебрёta); г

индивиды осуществляют выбор рационально (модель рационального выбора);

предпочтения индивидов стабильны и тсяг втбгенный характер, т. е, на них не влияют внешние факторы/

«Защитная оболочка» неоклассики тоже включает три элемента.

«Защитная оболочка» неоклассики:

♦ частная собственность на ресурсы является] абсолютной предпосылкой осуществления обмена на рынке;

•издержки на получение информации отсутствуют» и индивиды обладают всём объемом информации 6 сделке;

* пределы экономического обмена определяются на 5 основе принципа убывающей полезности, учитывая, первоначальное распределение ресурсов между участниками взаимодействия19. Издержки при осуществлений обмена отсутствуют, и единственный вид издержек/ который рассматривается в теории, — производствейнЫе издержки/

2.2. «Дерево» институционализма

Теперь мы можем непосредственно обратиться к анализу направлений институционального анализа. Изобразим институциональную теорию в форме дерева, которое растет из двух корней — «старого» институционализма и неоклассики (рис. 2.2).

Начнем с корней, которые питают «дерево» институционализма. К уже сказанному о неоклассической теории добавим лишь

Экономика соглашений

«Старый» институционализм Неоклассическая теория

Рис. 2.2

два момента. Первый касается методологии анализа, методологического индивидуализма. Он заключается в объяснении институтов через интересы и поведение индивидов, которые их используют для координации своих действий.

Именно индивид становится отправной точкой в анализе институтов. Например, характеристики государства выводятся из интересов и особенностей поведения его граждан.

Продолжением принципа методологического индивидуализма стал особый взгляд неоклассиков на процесс возникновения институтов, концепцию спонтанной эволюции институтов.

Эта концепция исходит из предположения, что институты возникают в результате действий людей, но не обязательно в результате их желаний, т. е. спонтанно. Согласно Ф. Хайеку, анализ должен быть нацелен на объяснение «незапланированных результатов осознанной деятельности людей»20.

Аналогично «старый» институционализм использует методологию холизма, в которой исходным пунктом в анализе становятся не индивиды, а институты. Иными словами, характеристики индивидов выводятся из характеристик институтов, а не наоборот. Сами же институты объясняются через те функции, которые они выполняют в воспроизводстве системы отношений на макроуровне21.

Теперь уже не граждане «заслуживают» свое правительство, а правительство способствует формированию определенного типа граждан. Далее, концепции спонтанной эволюции противостоит тезис институционального детерминизма: институты рассматриваются в качестве основного препятствия спонтанности развития, «старые» институционалисты видят в них важный стабилизирующий фактор.

Институты — «результат процессов, происходивших в прошлом, они приспособлены к обстоятельствам прошлого [и потому являются] фактором социальной инерции, психологической инерции»22. Таким образом, институты задают «рамки» всего последующего развития.

Методологический индивидуализм — объяснение институтов через потребность индивидов в существовании рамок, структурирующих их взаимодействия в различных сферах. Индивиды первичны, институты вторичны.

Холизм — объяснение поведения и интересов индивидов через характеристики институтов, которые предопределяют их взаимодействия. Институты первичны, индивиды вторичны.

2.3. «Старый» институционализм

Чтобы дать более полную картину «старого» институционализма, обратимся к наиболее ярким представителям этого научного направления: К. Марксу, Т. Веблену, К. Поланьи и Дж.К. Гэлбрей-ту23. Маркс в «Капитале» (1867) достаточно широко использовали метод холизма, и тезис институционального детерминизма.

Его теория фабрики, равно как и теория первоначального накопления капитала, наиболее наглядны с этой точки зрения. В своем анализе возникновения машинного производства Маркс обращает внимание на влияние, которое оказывают организационные формы на процесс производства и обмена.

Система отношений между капиталистом и наемным рабочим определяется организационной формой, которую принимает разделение труда24: естественное разделение труда -> кооперация -> мануфактура и производство абсолютной прибавочной стоимости —> появление частичного рабочего —> появление машин —> фабрика —> производство относительной прибавочной стоимости.

Аналогичным образом в анализе первоначального накопления можно увидеть институциональный подход25, а точнее — один из вариантов институционального детерминизма, легальный детерминизм.

Именно с принятием ряда законодательных актов — актов королей Генрихов VII и VIII, Карла I об узурпации общественных и церковных земель, законов против бродяжничества, законов против увеличения заработной платы — стали формироваться рынок наемного труда и система капиталистического найма.

Та же мысль развивается и Карлом Поланьи, который утверждает, что именно вмешательство государства лежало в основе формирования национальных (в отличие от локальных) рынков ресурсов и рынка труда.

«Внутренний рынок был повсеместно создан в Западной Европе посредством государственной интервенции», его возникновение не являлось результатом естественной эволюции локальных рынков26. Этот вывод особенно интересен в связи с нашим собственным анализом, показавшим глубокую пропасть, разделяющую локальный рынок и рынок с централизованным ценообразованием 27.

Т. Веблен в своей «Теории праздного класса» (1899) дает пример применения методологии холизма к анализу роли привычек. Привычки являются одним из институтов, задающих рамки поведения индивидов на рынке, в политической сфере, в семье.

Так вот, поведение современных людей выводится Вебленом из двух очень древних привычек, которые он называет инстинктом соперничества (желание опередить других, выделиться на общем фоне) и инстинктом мастерства (предрасположение к добросовестному и эффективному труду).

Инстинкт соперничества лежит, согласно этому автору, в основе собственности и конкуренции на рынке28. Этот же инстинкт объясняет так называемое «демонстративное потребление», когда индивид ориентируется в своем выборе не на максимизацию собственной полезности, а на максимизацию своего престижа в глазах других.

Например, выбор машины зачастую подчинен такой логике: потребитель обращает внимание не столько на цену и на технические характеристики, сколько на престиж, который обеспечивает обладание определенной маркой автомобиля.

Наконец, к старому институционализму можно отнести Дж.К. Гэлбрейта и его теорию техноструктуры, изложенную в книгах «Новое индустриальное общество» (1967) и «Экономические теории и цели общества» (1973). Как и в нашем анализе пределов применимости неоклассического подхода, Гэлбрейт начинает с вопросов информации и ее распределения среди участников обмена.

Его главный тезис — на современном рынке никто не обладает всей полнотой информации, знания каждого носят специализированный и частичный характер. Полнота информации достигается только с помощью объединения этих частичных знаний в рамках организации или, как ее называет Гэлбрейт, техноструктуры29.

«Власть перешла от отдельных личностей к организациям, обладающим групповой индивидуальностью»30. А далее следует анализ влияния, которое оказывает техноструктура на поведение индивидов, т. е. характеристики индивидов рассматриваются в качестве функции институциональной среды.

Например, потребительский спрос выводится из интересов роста корпораций, активно использующих для убеждения потребителей рекламу, а не из их экзогенных предпочтений31.

2.4. Неоинституциональная экономика

После этого краткого обзора «старых» институционалистов мы можем вернуться к «дереву» институционализма. Его ствол образуют два направления — неоинституциональная экономика (neoinsti-tutional economics) и новая институциональная экономика (new institutional economics).

Несмотря на кажущуюся идентичность названий, речь идет о принципиально различных парадигмах в анализе институтов. Первое направление оставляет неизменным жесткое ядро неоклассики. Включение нового элемента в предмет анализа институтов происходит за счет корректировки утверждений из «защитной оболочки» неоклассической теории.

Именно поэтому неоинстиуциональную экономику часто приводят в качестве примера «экономического империализма»32: не отказываясь от традиционного микроэкономического инструментария, «империалисты» стремятся объяснить являвшиеся ранее внешними для неоклассической теории факторы — идеологию, нормы поведения, законы, семью и т. д.

Второе направление, наоборот, отражает попытку создать новую теорию институтов, не связанную с прежними постулатами неоклассики.

Начнем с обсуждения менее радикальной исследовательской программы, неоинституциональной. Ее отцом-основателем по праву считается Роналд Коуз, в чьих статьях «Природа фирмы» (1937) и «Проблема социальных издержек» (1960) и была впервые сформулирована исследовательская программа неоинституциона-лизма. С этой программой связаны следующие изменения в защитной оболочке неоклассической теории.

Во-первых, рассматривается более широкий спектр форм собственности и контрактных форм, на основе которых осуществляется обмен. Наряду с частной собственностью анализируются коллективная, государственная, акционерная формы собственности и сопоставляется их сравнительная эффективность в обеспечении сделок на рынке.

Такова исследовательская программа теории прав собственности (ее наиболее яркими представителями являются Р. Коуз, Р. Познер, С. Пейович) и теории оптимального контракта (Дж. Стиглиц, Й. Макнил).

Здесь же следует упомянуть и теорию государства, ответственного за установление и эффективную защиту прав собственности, теорию общественного выбора (Дж. Быокенен, Г. Тал л о к). Некоторым особняком здесь стоит конституционная экономика (В. Ванберг), которая «отпочковалась» от теории общественного выбора.

Ее специфика заключается в комбинировании элементов как неоклассической теории общественного выбора, так и «теории порядка», являющейся составной частью «старого» институционализма 33.

Во-вторых, в неоклассическую модель вводится понятие информационных издержек, т. е. издержек, связанных с поиском и получением информации о сделке и о ситуации на рынке. Хотя теория информации (Дж. Стиглер) и не относится напрямую к неоинституционализму, она оказала значительное влияние на его развитие.

В-третьих, наряду с производственными, или трансформационными, издержками неоинституционалисты допускают существование трансакционных. Под этим термином, центральным для теории трансакционных издержек (Р. Коуз, О.

Уильямсон), понимаются все издержки, возникающие при совершении сделки. Новая экономическая история (Д.

Норт) возникла в результате применения теории трансакционных издержек и теории прав собственности для исторического анализа.

2.5. Новая институциональная экономика

Теперь остановимся на изменениях в «жестком ядре» неоклассики, связанных с развитием новой институциональной экономики. Начать следует с удара, нанесенного по модели общего равновесия Вальраса—Эрроу—Дебре теорией игр (Дж. фон Нейман, О. Морген-штерн, Дж. Нэш).

Хотя теория игр и является самостоятельным направлением в экономической теории, ее нельзя свести к институциональному подходу, именно теория игр сформулировала язык моделей новой институциональной экономики.

Действительно, теория игр строится на допущении, что: а) может существовать несколько точек равновесия; б) точки равновесия не обязательно совпадают с точками оптимума по Парето; в) равновесие может не существовать вообще34. Далее, модель рационального выбора была подвергнута жесткой критике Г. Саймоном.

Его теория неполной рациональности учитывает существование не только информационных издержек, но и когнитивных ограничений. В ней предполагается, что индивид не только не способен собрать весь объем информации о сделке и о ситуации на рынке, он не способен и

собранную информацию обработать оптимальным образом. «Разум, способность к обработке информации тоже являются редкими ресурсами»35.

Учет когнитивных ограничений требует пересмотра самого принципа оптимизации (optimizing), лежащего в основе модели рационального выбора. Он заменяется на принцип удовлетворительности (satisfacing).

Представим различие между двумя принципами графически, анализируя ситуацию выбора потребителем товара по двум критериям — Q и Р (например, качество и доступность цены) (рис. 2.3).

Оптимизация

Удовлетворительность +а

+б +в

+г +д +е

4-К +Л 4-м

4-к

4-г

4-В

4-Д 4-е +Л 4-м

в отдельное направление в середине 80-х годов во Франции из представителей неоклассики, социологии, постмарксистской теории регуляции и философии. В центре ее анализа — соглашения как наиболее общие рамки взаимодействия между индивидами.

Выводы. Подводя итог, напомним о существовании двух радикально отличных подходов к анализу нового типа ограничений, с которыми столкнулась экономическая теория.

Эти ограничения, объединяемые понятиями «институты» и «институциональная среда осуществления выбора», могут исследоваться как с помощью аппарата неоклассики, так и с помощью принципиально новой научной парадигмы, новой институциональной экономики. В дальнейших рассуждениях мы будем использовать оба указанных подхода.

□ Учебно-методические материалы к теме 1

Практическое занятие37

Рассмотрение одной из неоклассических моделей, знакомых студентам по курсу микроэкономики.

Определение институциональных условий, в которых эта модель верно описывает взаимодействия экономических агентов.

Оценка того, насколько близка к этим условиям институциональная среда в России.

Практическое занятие посвящено анализу институциональных предпосылок, при которых действует та или иная микроэкономическая модель.

Возьмем, к примеру, паутинообразную модель (cobweb model), описывающую условия динамической стабильности равновесия на рынке38.

Устойчивость равновесия достигается лишь при определенном соотношении уклонов кривых совокупного спроса и совокупного предложения, или, что то же самое, при определенном соотношении эластичности спроса и предложения (рис. 2.4).

В какой же институциональной среде равновесие является устойчивым? Начнем с анализа наиболее общих предпосылок. Во-первых, паутинообразная модель фактически описывает функционирование голландского аукциона продавцов39.

Голландским аукционом продавцов называется аукцион, который организован и проводится продавцом, получающим предложения от покупателей.

При этом начальное предложение очень велико, и ведущий торги последовательно предлагает все более низкие ставки, пока какая-то из них не принимается. Иными словами, достижение

способен изменить свой привычный стереотип потребления, тем меньше отличается эластичность спроса в краткосрочном периоде от эластичности в долгосрочном периоде (напомним, что мы обсуждаем динамическую модель рыночного равновесия)41.

Вопросы для повторения

При существовании каких институциональных предпосылок возможно «нащупывание» равновесной цены?

Согласно каким нормам поведения должен вести себя homo oeconomicus?

Сравните понятия полной и неполной рациональности. Приведите пример из вашего повседневного опыта потребителя.

В чем заключаются основные отличия «старого» и «нового» институционализма? Проанализируйте один из институтов, например институт семьи, на основе двух подходов.

Назовите утверждения, образующие «жесткое ядро» неоклассики. В чем заключается их опровержение, которое предлагают представители «новой институциональной экономики»?

Что объединяет таких равных мыслителей, как К. Маркс и Дж. Гэлбрейт? Почему их обоих можно отнести к представителям «старого» институционализма?

Основная литература

Капелюшников Р. Экономическая теория прав собственности. М.: ИМЭМО, 1990. С. 3-9.

Маркс К. Соч. 2-е изд. Т. 23. Гл. 10-13, 24.

Норт Д. Институты и экономический рост: историческое введение/yTHESIS. 1993. Т. 1. № 2.

Саймон Г. Рациональность как процесс и как продукт мыш-ления//ТНЕ518. 1993. Т. 1. № 3.

Дополнительная литература

Eggertsson Т. Economic Behavior and Institutions. Cambridge: Cambridge University Press, 1990. P. 3—13.

Гэлбрейт Дж.К. Экономические теории и цели общества. М.: Прогресс, 1976.

Автономов B.C. Модель человека в экономической науке. СПб.: Экономическая школа, 1998.

Олейник А. В поисках институциональной теории переходного общества//Вопросы экономики. 1997. № 10.

Примеры решения задач

1. Являются Ли институтом Правила дорожного движения?

Да. Нет.

Ответ. Да, так как они структурируют взаимодействия участников дорожного движения. Иными словами, ПДД — своего рода «правила игры» на дороге.

Является ли повседневная покупка сигарет в ближайшем магазине отражением полностью рационального поведения потребителя?

Да. Нет.

Ответ. Нет, так как потребитель, действующий согласно модели полной рациональности, должен ежедневно собирать информацию о цене сигарет интересующего его сорта на рынке в целом и приобретать их в том месте, где они дешевле всего.

Выберите из приведенного ниже ряда те институциональные рамки, которые подпадают под определение соглашения:

A. При грозе не находиться вблизи высоких деревьев.

Б. Поведение за столом.

B. Потерявшись в лесу, первым делом сориентироваться на

север по мху или другим приметам.

Г. Поведение в общественных местах.

Ответ. Только Б и Г; А и В касаются поведения отдельного индивида, когда его решения не зависят от поведения окружающих. Напротив, следовать Б и Г есть смысл только в том случае, если окружающие тоже выполняют их требования.

Являются ли иллюстрацией модели неполной рациональности действия среднего студента при подготовке к экзамену?

Да. Нет.

Ответ. Да, так как обычно студент не успевает прочесть весь рекомендованный ему материал, да и степень усвоения того материала, который он все же успевает проработать, далека от совершенной.

Являются ли иллюстрацией нормы эмпатии требования, которые обычно предъявляет студентам преподаватель?

Да. Нет.

Ответ. Нет, так как преподаватель обычно забывает о том, что он сам когда-то был студентом, что ему тоже нужно было готовиться сразу по всем предметам, что его интересы не ограничивались предметом X в частности и программой обучения вообще…

Представители какого направления институциональной теории согласились бы с выражением «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу кто ты»?

«Старого» институционализма.

Б. «Новой» институциональной экономики.

Неоинституциональной экономики.

Ответ. А. Речь идет о принципе холизма.

Представителей какого направления институциональной теории однозначно не будет интересовать следующий аргумент студента, не подготовившегося к очередному семинару по институциональной экономике: «Библиотека была закрыта, в другой библиотеке нужной книги не оказалось, и вообще у нас на этой неделе два теста и одна самостоятельная работа, к которым тоже нужно готовиться»?

А. «Старого» институционализма.

Б. «Новой» институциональной экономики.

Неоинституциональной экономики.

Ответ. В. Согласно принципу методологического индивидуализма только сам студент отвечает за организацию своей работы, внешние институциональные факторы вторичны и отражают само отношение студента к учебе.

8. Учитывая исходное распределение между Иваном и Петром шил и мыл, в каком количестве они будут обладать этими предметами в результате обмена?

А. Если операция обмена не связана с издержками.

Б. Если каждая операция обмена связана с потерями, эквивалентными 30 условным единицам полезности.

А — в итоге Иван обменяет два шила на два мыла Петра, третий обмен не состоится, ибо он не увеличит полезность ни одного из них.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Ответ. Б — в итоге Иван обменяет лишь одно шило на одно мыло, второй обмен уже не увеличит полезность ни Ивана, ни Петра — потенциальный выигрыш от него, 30 условных единиц, будет полностью «съеден» издержками обмена.

ТемаКоличествоКоличество часов
лекционных часовсеминарских занятий
5. Теорема Коуза42
и трансакционные
издержки
6. Внелегальная42
экономика
7. Изменение инсти-42
тутов во времени:
эволюция и революция
Теория организаций,2010
в том числе
8. Теория контрактов42
9. Теория фирмы42
10. Анализ оізганизации:42
прикладные аспекты
11. Теория государства42
12. Домашнее хозяйство42
и другие организацион-
ные структуры
Всего4824

Из форм контроля, помимо тестов, хорошо зарекомендовали себя эссе на заданную тему (например, «Перспективы легализации института Л», «Анализ организационной структуры предприятия /V» и т. д.).

Эссе позволяют не только оценить степень знакомства студентов с рекомендуемой литературой, но и развить навыки практического институционального анализа.

Учитывая трудоемкость написания эссе, оптимальным' ориентиром является написание одного эссе в месяц (один раз в два семинарских занятия).

Источник: https://uchebnik.biz/book/344-institucionalnaya-yekonomika/7-lekciya-2-institucionalnaya-teoriya-staryj-i-novyj-institucionalizm/

Старый и новый институционализм

Институциональная теория: старый и новый институционализм

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Введение

1. Старый и новый институциализм: единство и различие

2. Новый институциализм

3. Развитие старого (традиционного) институционализма

4. Проблемы традиционного институциолизма

Заключение

Список использованной литературы

Задача

институционализм институт формальный неформальный

Введение

Термин “институционализм” происходит от слова “институт” или “институция”, под которым понимается определенный обычай, порядок, принятый в обществе, а также закрепление обычаев в виде закона или учреждения.

Идеологи институционализма относили к институтам как надстроечные, так и экономические явления: государство, семью, частную собственность, корпорации, систему денежного обращения и др.

Расплывчатое понятие “институт” тем не менее носило уже отмеченную идейную нагрузку: оно означало стремление к расширению предмета экономической науки, включение в анализ неэкономических явлений и учреждений.

Институционализм зародился в США на рубеже XIX и XX вв. Три крупных экономиста стоят у его истоков: Торстейн Веблен, Джон Коммонс и Уэсли Клэр Митчелл.

Рассмотрение этого течения в целом показывает, как на фоне развертывания кризиса “институционализм” как специфическое течение буржуазной политической экономии и в наши дни насчитывает немало сторонников.

Вопрос об особенностях институционализма представляет тем больший интерес, что после второй мировой войны это течение стало одним из ведущих в современной буржуазной политической экономии. Оно представлено такими буржуазными теоретиками, как Дж. Гэлбрейт, Л. Грачи, В. Гордон, Г. Мюрдаль, Р. Хейлбронер и др.

1. Старый и новый институциализм: единство и различие

Современный институционализм возник не на пустом месте.

У неоинституционалистов были предшественники — представители «старого», традиционного институционализма, которые также пытались наладить связи между экономической теорией и правом, социологией, политологией и т.д.

Однако между взглядами «старых» институционалистов (Т. Веблен, Дж. Коммонс, У. Митчелл) и неоинституционалистов есть, по крайней мере, три коренных различия.

Во-первых, «старые» институционалисты (в частности, Дж. Коммонс в «Правовых основах капитализма») двигались от права и политики к экономике, пытаясь подойти к анализу проблем современной экономической теории при помощи методов других наук об обществе.

Неоинституционалисты идут прямо противоположным путем — изучают политологические, правовые и многие другие проблемы общественных наук при помощи методов неоклассической экономической теории и прежде всего с применением аппарата современной микроэкономики и теории игр.

Во-вторых, «старый» институционализм базировался, прежде всего, на индуктивном методе, шел от частных случаев к обобщениям, в результате чего общая институциональная теория так и не сложилась.

Институты здесь анализировались без общей теории, в то время как ситуация с основным течением экономической мысли была, скорее, обратной: традиционная неоклассика была теорией без институтов.

В современном институционализме положение коренным образом меняется: неоинституционализм использует дедуктивный метод — от общих принципов неоклассической экономической теории к объяснению конкретных явлений общественной жизни. Здесь сделана попытка анализировать институты на базе единой теории и внутри нее.

В-третьих, «старый» институционализм как течение радикальной экономической мысли преимущественно обращал внимание на действия коллективов (в первую очередь профсоюзов и правительства) по защите интересов индивида; неоинституционализм ставит во главу угла независимого индивида, который сам, по своей воле и в соответствии со своими интересами решает, членом каких коллективов ему выгоднее быть.

Общая характеристика «традиционных течений» институционализма

* Подход к экономике с точки зрения Общего, целого: «холизм».

* Единицей анализа является государство, система, сложившиеся традиции, инстинкты, привычки.

* Человек не принимает решения рационально, суверенно, а действует: по приказу; по инерции; по привычке.

* Человек подчиняется правилам, которые воспринимает как данность.

* Эта система правил первична по отношению к отдельному человеку.

* Этот подход критически направлен против классической и неоклассической теории. Против методологического индивидуализма.

2. Новый институциализм

Под институтами в современной теории понимаются «правила игры» в обществе или, «созданные человеком» ограничительные рамки, к????ые организуют взаимоотношения между людьми, а также система мер, обеспечивающая их выполнение (enforcement). Стоит заметить, что они создают структуру побудительных мотивов человеческого взаимодействия, уменьшают неопределенность, организуя повседневную жизнь.

Институты делятся на формальные (например, Конституция США) и неформальные (например, советское «телефонное право»).

Под неформальными обычно понимают общепринятые условности и данныеческие кодексы поведения людей. Это — обычаи, «законы», привычки или нормативные правила, к????ые будет результатом тесного совместного существования людей. Благодаря им люди легко узнают, чего хотят от них окружающие, и хорошо понимают друг друга. Эти кодексы поведения формирует культура.

Под формальными институтами понимаются правила, созданные и поддерживаемые специально на то уполномоченными людьми (государственными чиновниками).

Процесс формализации ограничений связан с повышением их отдачи и снижением издержек путем введения единых стандартов.

Издержки защиты правил связаны, в ???ю очередь, с установлением факта нарушения, измерением степени нарушения и наказанием нарушителя, при условии, что предельные выгоды превышают предельные издержки, или, во всяком случае, не выше их (MB ? MC).

Права собственности реализуются через систему стимулов (антистимулов) в наборе альтернатив, стоящих перед экономическими агентами. Выбор определенного направления действий завершается заключением контракта.

Контроль за соблюдением контрактов может быть как персонифицированным, так и неперсонифицированным. Первый базируется на родственных связях, личной верности, общих верованиях или идеологических убеждениях. Второй — на представлении информации, применении санкций, формальном контроле, осуществляемом третьей стороной, и в конечном счете приводит к необходимости организаций.

3. Развитие старого (традиционного) институционализма

Первым институционалистом стал Торстейн Веблен. В своих работах он, прежде всего, начинает критиковать принцип рационального поведения — принцип, лежащий в основе неклассической экономической теории. В противовес ему Веблен выдвигает теорию о роли инстинктов в экономико-социальном поведении человека.

Он считает, что поведение человека зависит от инстинктов и привычек. Причем инстинкты человека, которые он наследует подсознательно, отличаются от инстинктов животных. Веблен выделяет инстинкты труда, мастерства, праздного любопытства, родительский инстинкт, инстинкт себялюбия, а также инстинкт подражания.

Инстинкты труда и мастерства отделяют людей от животных. Инстинкт мастерства побуждает человека добиваться совершенства при изготовлении любого предмета. Инстинкт праздного любопытства лежит в основе игр и, в частности, по Веблену, в основе обмена.

Праздному любопытству мы обязаны и всеми научными открытиями, ибо ученые руководствуются именно этим инстинктом.

Родительский инстинкт, согласно Веблену, порождает коллективизм, а инстинкт себялюбия — индивидуализм, что позволяет ученому легко уйти от ответа на вопрос, почему в обществе мы наблюдаем проявления как индивидуализма, так и коллективизма.

Возникновению институтов, закрепляющих устойчивые образцы поведения в обществе, способствует инстинкт подражания. Веблен утверждает, что людям в огромной мере свойственно стадное чувство, которое и определяет их экономическое поведение. Отсюда характерное для людей демонстративное потребление, присущее им тем больше, чем они богаче.

Люди, по мнению Веблена, производят значительное количество трат просто потому, что кто-то их уже произвел. Они тратят огромные деньги на совершенно бессмысленные вещи, следуя определенному примеру, моде. Так, если бы люди среднего достатка не делали глупостей в течение своей жизни, они могли бы построить себе дом, а не жить в наемной квартире.

Однако люди максимизируют не благосостояние, а собственный престиж в глазах других.

Скажем, масса людей отказывается носить совершенно добротные костюмы, купленные всего два года назад.

Вместо того чтобы вкладывать деньги в прибыльные финансовые активы или производные ценные бумаги, они покупают себе костюм с широкими лацканами, ибо в этом сезоне почему-то моден именно такой костюм.

Или из страты, в которой нет автомобиля, люди хотят перейти в страту, в которой автомобиль есть, и поэтому предпочитают не расширять свой бизнес, но купить автомобиль.

Или они тратят состояние не на постройку нового завода, а на покупку яхты, и только потому, что у Моргана, который уже достиг благосостояния, есть не только заводы, но и яхты, и люди подражают ему. Они хотят воспроизвести все, что есть у Моргана, и таким образом воспроизвести его успех, но даже не пытаются отделить при этом важное от неважного.

Заметим, что любой обычай есть не что иное, как необдуманный подражательный регулятор. Пока нет письменности, науки, жизнь людей регулируется обычаями.

В обычае человек черпает некий успешный пример и воспроизводит его от А до Я. Это значит, что ему надо идти сеять яровые не просто 25 апреля, а непременно в красной рубахе.

Его ум способен ухватить и воспроизвести все только в комплексе. Он не в силах выделить главное.

Высмеивая идеи совершенной рациональности и индивидуализма, Веблен в присущей ему яркой и образной манере писал:

Гедонистическая концепция человека представляет его в виде счетчика удовольствия и страдания, однородного шара, состоящего из стремления к счастью и пульсирующего под действием стимулов, которые перемещают его в пределах замкнутого пространства, не нарушая при этом его целостности. У него нет ни прошлого, ни будущего. Он является изолированной и конечной человеческой данностью в состоянии равновесия, нарушаемого лишь колебаниями под действием толчков, которые двигают его то туда, то сюда.

Но если определяющую роль в поведении человека играют инстинкты и привычки, то экономика должна быть наукой эволюционной.

Понять, почему люди ведут себя сейчас именно так, а не иначе, можно, лишь зная, как они вели себя в прошлом.

Именно в этом, с точки зрения Веблена, заключается основной недостаток неоклассической теории, которая исследует текущий выбор человека без учета прошлого. А без него понять настоящее невозможно.

Основные положения критики Вебленом неоклассической теории можно свести к следующему.

· Эта теория не рассматривает характерные для поведения человека аспекты эволюционных изменений. Соответственно, при анализе поведения игнорируются такие важнейшие факторы, как приобретенный социально-экономический опыт, знания и навыки.

· Эта теория, игнорируя любые формы социального влияния на предпочтения индивидов, сводит самих индивидов к машинам, которые механически действуют по вложенным в них программам потребления в соответствии с заданной функцией полезности.

· Эта теория представляет собой систему логических и математических выводов из стилизованных фактов, взятых из бизнеса и психологии, не всегда аккуратных, а иногда просто ошибочных. Опора на эти факты при выборе базовых предпосылок приводит к некорректным прогнозам поведения индивида.

Однако критикуя неоклассическую теорию, Веблен практически ничего не предлагает взамен. Подобно другим ранним институционалистам, он дает лишь философское объяснение изучаемого феномена и не выдвигает никакой модели, которая позволила бы, подставив в нее конкретные данные, предсказать динамику развития того или иного института.

Еще один яркий представитель традиционного институционализма — Уэсли Митчелл. Он известен как активный сторонник использования эконометрических методов в экономических исследованиях. Митчеллу принадлежит фундаментальное исследование циклов деловой активности.

Связывая их с существующими в обществе институтами, он утверждал, что стандартизация поведения, которая обусловлена институтами, на макроуровне позволяет увидеть регулярность динамики экономики в целом, т. е. увидеть эти циклы. С точки зрения Митчелла, циклы связаны с динамической природой любой экономики.

Они основаны не на равновесных состояниях системы, а на взаимодействии технологических сил, вызывающих изменения, и институциональных факторов, ограничивающих эти изменения и задающих стабильную социальную структуру.

Имя третьего из основателей традиционного институционализма — Джона Коммонса — ассоциируется с документированием историко-экономической информации, работами по вопросам труда и регулирования сектора коммунальных предприятий (public utilities), а также с предложенной им аналитической схемой, в которой сделан акцент на эволюцию правовых институтов разрешения конфликтов.

Академическая карьера Коммонса складывалась не столь гладко, как карьера Веблена или Митчелла. Коммонс не был таким ярким лектором, как Веблен, и имел сравнительно мало учеников в тех университетах, где ему довелось работать.

Поэтому его идеи распространялись, главным образом, через печать. До 1924 г. никаких упоминаний о нем в контексте институционализма нет (в начале карьеры он активно занимался проблемами рынка труда). Однако после публикации в 1924 г.

работы «Правовые основы капитализма» он тут же был отнесен к институционалистам.

В этой работе Коммонс говорит о том, что из-за редкости ресурсов участники взаимодействия сталкиваются не только с задачей их распределения между конкурирующими способами использования (чем, собственно, занимается неоклассическая теория), но и с необходимостью кооперироваться друг с другом, что неизбежно приводит к конфликту интересов. Для их гармонизации или, по крайней мере, для создания возможностей кооперации необходимы коллективные действия.

По Коммонсу, коллективные действия контролируют действия индивидуальные через физические, моральные или экономические санкции. Таким образом, коллективные действия выступают в качестве ограничителей действий индивидуальных. Но их ограничительная функция — не единственная. Коллективные действия могут также расширять рамки индивидуальных действий.

Организованные формы коллективного действия (в терминологии Коммонса — going concern), к которым относятся государство, политические партии, суды, профсоюзы, фирмы, церковь и пр., а также всевозможные правила, нормы, обычаи и законы, которые регулируют деятельность индивидов и фирм, носят названиерабочих правил.

Окружающие условия постоянно меняются, поэтому для эффективной работы экономики модификация и подстройка рабочих правил неизбежна. В силу этого экономика — эволюционная наука.

Например, с точки зрения Коммонса, переход от феодализма к капитализму обусловлен постепенным появлением новых практик и, соответственно, новых рабочих правил. Формулировали правила (с учетом прошлого опыта) суды, которые решали, какие практики выгодны в новых условиях, и легализировали их.

В этом смысле позиция Коммонса сходна с позицией Веблена. Однако в отличие от Веблена он не отвергает неоклассику, а лишь говорит о необходимости дополнить анализ институциональными факторами.

Работа Коммонса опирается на англосаксонскую систему права. В этой традиции право является прецедентным, и, следовательно, роль судей здесь необычайно велика — ведь от них зависит, какое правило применить и каким образом. Именно поэтому анализ Коммонса годится лишь для стран с той же системой права.

Коммонс полагал, что наиболее важными задачами экономического исследования являются изучение влияния структуры существующих рабочих правил на поведение индивида и изучение механизмов эволюционной селекции правил во времени (поведение отдельных коллективов, судов, правительств). Что же касается его взглядов на будущее американского капитализма, то они были весьма оптимистичны. По его мнению, для решения накопившихся проблем было достаточно лишь незначительной корректировки и институциональных реформ в некоторых областях. Капитализм как систему Коммонс под сомнение не ставил. В этом он отличался от Веблена, который считал коренные реформы необходимыми. Во многом такую разницу в позициях можно объяснить социальным происхождением ученых: Коммонс был из семьи первопоселенцев Америки, а Веблен — сыном эмигрантов.

В формировании институционального направления исследований, помимо Веблена, Митчелла и Коммонса, принимали участие многие ученые. Но основные исследования были проведены научными коллективами, которые сложились вокруг нескольких крупных университетских центров.

4. Проблемы традиционного институционализма

Почему американский институционализм, несмотря на обилие интересных идей, не стал основным течением экономической мысли XX в.? Почему он не вытеснил неоклассическую теорию, если критика с его стороны была совершенно обоснованной?

Тому есть как внешние, так и внутренние (возникшие внутри самого течения) причины. Среди внешних факторов, оказавших негативное влияние на институционализм в 1930—1940-е гг., можно назвать следующие.

Во-первых, с середины 1920-х гг. социология стала самостоятельной наукой, отделившись от экономики, а в психологии самым популярным течением (причем в ущерб изучению инстинктов и привычек) сделался бихевиоризм, для которого сознание, мотивация и креативность не были предметами специального анализа.

И хотя институционалисты нападали на гедонистические основания экономики, к этому времени у них самих еще не сформировалась общая платформа для анализа поведения индивида.

Таким образом, институционализм потерял одно из своих сильных качеств — междисциплинарность, которая делала его столь привлекательным для лучших умов из всех смежных дисциплин.

Во-вторых, Великая депрессия и новый курс Рузвельта также создали ряд проблем. Для институционалистов, как и для остальных экономистов, Великая депрессия стала неприятным сюрпризом. Оказалось, что теория циклов деловой активности Митчелла, принятая традиционными институционалистами, не способна ее спрогнозировать и объяснить.

В-третьих, в это время появилось и начало активно развиваться кейнсианство.

Благодаря ему рассмотрение агрегированного экономического производства, национальной статистики доходов, безработицы также было отнесено к мейнстриму экономики.

Кейнсианская экономика стала заниматься вопросами эмпирики и тестирования, а это означало, что институционализм — уже не единственное эмпирическое направление в экономике.

Однако было бы некорректным объяснять все проблемы негативным влиянием внешних факторов. Помимо них, существовали и внутренние проблемы. Действительно, институционализм как течение был определен лишь в общих терминах, и в рамках этого течения в 1930-е гг. наметилось движение скорее к сепаратизму, нежели к объединению.

Ведущие исследователи развивали свои версии институционализма, нимало не заботясь о том, чтобы найти общий язык с коллегами. В результате, к концу 1940-х гг.

институционализм как единая исследовательская программа, в которой анализируются и количественные методы, и циклы деловой активности и которая связана и с психологией, и с правом, и с социологией, практически перестала существовать.

Течение было оттеснено на периферию, но неудовлетворенность господствующей неоклассической теорией осталась. И тогда период накопления фактов и тотальной критики неоклассики сменился периодом кристаллизации новых идей. Если раньше основы неоклассики просто отвергались, то теперь началась их модификация, которая в конечном итоге привела к формированию нового течения — неоинституционализма.

Заключение

Экономическое и историческое значение институционализма поистине велико. Э. Жамс, например, видел его в том, что представители этого направления дали описание новых условии развития капиталистической экономики, связанных с переходом к монополистическому капитализму.

“При отсутствии перманентных теоретических законов,— писал он, имея в виду отрицание институционалистами закономерного характера экономических процессов,— вклад институционализма состоял в весьма углубленном описании экономических условий и конфликтов интересов современности…

Институционализм показал, как мало наша экономика, не будучи абсолютно монополистической, соответствует классической картине свободной конкуренции” Появление институционализма вызвало существенный сдвиг в буржуазной политической экономии — от описания и апологии преимущественно исторического прошлого капитализма (характерных для исторической школы) и оторванных от реальной жизни схоластических абстракций маржинализма к описанию и классификации действительно существующих экономических явлений капитализма. Таким образом, институционализм является одним из теоретических предшественников возникшей в 30-е гг. кейнсианской и неолиберальной концепции государственного регулирования экономики, основной идеей которой является вмешательство государства в экономику.

Список использованной литературы

1. Вольчик В.В. Курс лекций по институциональной экономике. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2000. Лекция 1.

2. Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория /Под общ. ред. А.А.Аузана. М.: ИНФРА-М, 2010. 416 с.

3. История экономических учений. Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н. Макашевой. М., 2000. Гл. 19, 38.

4. Кузьминов Я.И., Бендукидзе К.А., Юдкевич М.М. Курс институциональной экономики. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2006. Гл. 1.

5. Нуреев, Р.М. Россия: особенности институционального развития / Р.М. Нуреев — М.: Норма, 2009. 448 с.

6. Олейник А.Н. Институциональная экономика: Учебно-методическое пособие. М., 2005. Тема 1.

7. Олейник, А.Н. Институциональная экономика: учебн. пособие /А.Н. Олейник. М.: ИНФРА-М, 2009. 416 с.

8. Розмаинский И.В., Холодилин К.А. История экономического анализа на Западе. СПб., 2000. Гл. 3, 8.

9. Сэмюэлс У. Институциональная экономическая теория // Панорама экономической мысли XX столетия. Под ред. Д. Гринуэя, М. Блини, И. Стюарта. СПб: «Экономическая школа», 2002. Т. 1.

10. Шаститко, А.Е. Новая институциональная экономическая теория / А.Е. Шаститко. М: ТЕИС, 2010. 828 с.

Задача

Могут ли следующие точки лежать на одной кривой производственных возможностей (КПВ): А(10;6); В(18;7);С(20;8);D (17;6); Е(8;5); F(16;5,5)? Если нет, то укажите точку (точки), которая не может принадлежать этой КПВ. Используйте алгебраический метод доказательства своего ответа с развернутым объяснением.

Решение:

Одной их простейших экономических моделей является кривая производственных возможностей (КПВ) — кривая, которая показывает все возможные комбинации производства нескольких благ при соблюдении определенных условий: при постоянном уровне количества ресурсов и при постоянном уровне технологий. Обычно КПВ строится для двух товаров, потому что в этом случае ее график можно построить на двумерной плоскости.

Применим закон возрастающих альтернативных издержек. Расположим заданные точки по возрастанию одной из координат (например, координаты Х): Е(8;5), А(10;6), F(16;5,5), D (17;6), В(18;7), С(20;8).

Если данные точки принадлежат одной КПВ, то значения чисел по другой координате (например, Y) должны убывать. Однако точки Е, D, В и С с соответствующими координатами не отвечают главному требованию нашего условия.

Ответ:

Точки А(10;6); В(18;7);С(20;8);D (17;6); Е(8;5); F(16;5,5) не могут принадлежать одной кривой производственных возможностей, т.к. нарушен закон возрастающих альтернативных издержек. Одной кривой производственных возможностей могут только принадлежать точки А(10;6) иF(16;5,5).

Размещено на Allbest.ru

Источник: https://revolution.allbest.ru/economy/00596332_0.html

«Старый» и «новый» институционализм

Институциональная теория: старый и новый институционализм

Семинар №7

Институционализм

С1970-х годов произошел заметный рост того,что было названо «новой институциональнойэкономикой», не через возрождениетрадиционного институционализма, но восновном через улучшение ядра современнойортодоксальной теории. Ирония состоитв том, что исходный институционализмТорстейна Веблена и других возник вбольшинстве своем из критики ортодоксальныхпредположений.

Несмотряна название, «новый» институционализмопирается на некоторые давно установленныепредположения, касающиеся человеческогоагента. Они происходят от традицииклассического либерализма, известногоработами Джона Локка и Дж. Стюарта Милля.Другие замечательные члены этойзначительной ассоциации — это ИеремияБентам, Давид Юм и Адам Смит.

Изначальноклассический либерализм затмил экономику;намного легче указать на несколькихдиссидентов в этом господстве, таких,как Карл Маркс и Торстейн Веблен, чеммногих конформистов. Классическийлиберализм остался доминирующим в нашейдисциплине, вопреки его частичномузатмению в других интеллектуальныхкругах в первых двух третях XX века.

Сподъёмом Новой Правой идеологии в70-80-х годах, классический либерализмвозродился широким фронтом.

Объединяетменторов классического либерализмавзгляд, что в известном смысле индивидуумможет быть «взят как данный».

По-другому,индивидуум вместе со своими предполагаемымиповеденческими характеристиками взяткак элементарный строительный блок втеории социальной или экономическойсистемы.

Эта атомистическая идея«абстрактного индивидуума» являетсяфундаментальной в классическомлиберализме в целом. В общем, существованиеэтой идеи в Западной мысли относится кпериоду от XVII до XIX века.

Идеяабстрактного индивидуума часто связанас доктриной «методологическогоиндивидуализма» и является противоположнойк их общему врагу: холизму, т.е. приматуцелого над частью. Однако эти терминыредко хорошо определены, существуетмного двусмысленностей и контрверсий.

Анализ, основанный на абстрактноминдивидууме, включает форму редукционизма.Целые понимаются, будучи объясненными,в терминах этой элементарной единицы.Но здесь возникает сомнительноепредположение, что индивидуум неделими замкнут (изолирован от различныхфактов).

Спорно, но нет первенства вобъяснении институтов в терминахиндивидуумов, как нет первенства вобъяснении поведения индивидуумов втерминах институтов.

Экономистможет предположить, что индивидуумыили их желания и предпочтения могутизменяться в связи с обстоятельствами.Действительно, все разумные экономистыот Смита до Хайека включительно допускали,что индивидуумы могут быть изменены.

Тем не менее, этого недостаточно, чтобыпредотвратить критику по данному поводу.Критика состоит в том, что классическиелибералы могут сделать такое допущение,но затем предположить в целях экономическогоисследования, что индивидуумы и ихпредпочтения должны быть взяты какданные.

Таким образом, разграничивающийкритерий состоит не в проблемеиндивидуальной изменчивости как таковой,но в желании рассмотреть эту возможностькак важную или законную задачуэкономического исследования.

Частоповторяемое утверждение ортодоксальныхэкономистов, что вкусы и предпочтенияне являются предметом экономики вытекаетпрямо из классической либеральнойтрадиции и подвергается критике.

Вто время как идея абстрактного индивидасчитается фундаментальной в стандартныхверсиях «экономического человека» вучебниках, часто принимаются дополнительныепредположения.

Они касаются природы иэкзогенности индивидуальных предпочтений,пренебрежения к серьезным реальнымпроблемам информации и знания до XX векаи принятия скорее механистическихравновесных моделей экономики,напоминающих классическую механику,которые, конечно, господствовали в тоже время в самом классическом либерализме.

Австрийскоеответвление классической либеральнойтрадиции разделяет некоторые, но не всеиз этих предположений, придерживаясьидеи абстрактного и целеустремленногоиндивидуума. Во всех случаях процессы,управляющие определением индивидуальныхцелей, вкусов и предпочтений, игнорировались.

Предположение об абстрактном индивиде,которое является фундаментальным дляклассического либерализма, такжеявляется фундаментальным и для «новойинституциональной экономики».

Переченьработ «новых институционалистов» могбы начаться с теории фирмы, развитойОливером Уильямсоном, который был однимиз первых, кто популяризовал идеи «новыхинституционалистов».

К этому направлениюотносятся также Гарольд Демсец, ФридрихХайек, Дуглас Норт, Манкур Олсон, РичардПознер и Эндрю Шоттер, которые исследуюттакие проблемы, как права собственности,«спонтанный порядок», экономическуюисторию, экономический рост, экономикуправа и теорию игр.

Всеэти авторы разделяют известную тему«новых институционалистов»: объяснитьсуществование политических, правовыхи, более широко, социальных институтов,обращаясь к модели индивидуальногоповедения, выводя ее следствия в терминахчеловеческих взаимоотношений.

Крометого, в отношении теоретических принциповУильямсон, Шоттер и Хайек, возможно,самые инновативные.

В сущности, Норт,Олсон и Познер ближе всех стоят кортодоксальной неоклассической теории,особенно в принятии стандартныхмеханических версий максимизирующейрациональности, без рассмотрениясерьезных проблем информации.

Такимобразом, «новый институционализм» имеетизвестное неоклассическое крыло, нонеполностью неоклассическое в общепринятомсмысле.

На противоположном конценаходятся австрийские теоретики такие,как Хайек, который отошел от господствующегонеоклассического подхода благодаряпризнанию серьезности информационныхпроблем в реальном процессе принятиярешений и воздержанию от равновесныхмоделей экономического процесса.

Темне менее и австрийская школа инеоклассические институционалистыразделяют приверженность к фундаментальнымпредположениям неоклассическоголиберализма.

Принимаяиндивидуума «как данное», новыеинституционалисты стали пытатьсяобъяснить возникновение, существованиеи функционирование социальных институтовна базе таких предположений.

Конечно,существование институтов рассматриваетсядля влияния на индивидуальное поведение,но только в условиях выбора, ограниченийи информации, предоставленной агентам,но не через формирование предпочтенийи, конечно, не самой индивидуальноститех самых агентов.

Другими словами, вобъяснении возникновения институтовони рассматриваются только какобеспечивающие внешние ограничения,условности и возможности для индивидуумов,которые берутся как данные, атомистическиесущности. Возможность формированиясамих индивидуумов социальнымиинститутами не рассматривается.

Иногда,например, допускается, что институтымогут образовать или сформироватькогнитивные процессы, а информация,которую институты обеспечивают, неможет быть рассмотрена просто как«затраты»; сами индивидуумы — изменяемы.

Этиобщие черты нового институционализмамогут быть проиллюстрированы несколькимипримерами [22, р.399-400]. Рассмотрим работуД.Норта и Р. Томаса « Подъём Западногомира» (1973) о переходе от феодализма ккапитализму в Англии. Хотя в их обсуждениирассмотрено много факторов, центральноеместо занимает возникновение хорошоопределенных частных прав собственностив средневековый период.

Предполагается,что с постепенным появлением частнойсобственности, рациональные, расчётливыеиндивидуумы начали предприниматьдействия, направленные на поиск прибыли,приведя в результате к большемуэкономическому благосостоянию нациив целом.

Тем не менее, несмотря на своюценность, анализ Норта — Томаса не достигцели в объяснении рационального,рассудительного и коварного человека,которого он предполагает в начале. Такбывает в экономической теории, чторациональный, расчетливый индивидуумохотнее предполагается, чем объясняется.

Наконец, в этом отношении, «новыйинституциональный подход» Норта иТомаса контрастирует с более раннейработой К. Маркса и М. Вебера, которыебыли оба резки в объяснении происхожденияи развития культуры эгоистических максимизаторов, объединяющей индивидуумов,действующих на основе рациональногорасчета.

Они видели их как специфическоеисторическое явление, а не как элементарныеи универсальные черты человеческойжизни. Однако Маркс и Вебер не предполагали,что такие рациональные, расчетливыеиндивидуумы существовали во всеисторические времена. Их возникновениедолжно быть объяснено в терминах такихфакторов, как изменения в культуре иинститутах.

Похожие моменты являются центральными в сильной критике

А.Филдом (1981) работы Норта-Томаса и связанныхразработок в теории игр применительнок институтам. В попытке объяснитьвозникновение социальных институтов«новая институциональная» экономическаяистория должна предположить заданныхиндивидуумов, действующих в определенномконтексте.

Что забывается, так это то,что в начальном «состоянии природы»целый ряд влиятельных институтов,культурных и социальных норм долженбыть уже предположен. Другой пример,теоретик игр Шоттер, считает индивидуумакак данного, как агента, максимизирующегосвой ожидаемый выигрыш.

Филд указывает,что определенные нормы и правила должныбыть неизбежно предположены вначале,при попытке объяснить возникновениеинститутов с помощью теории игр. Некоторыеновые институционалисты такие, какХайек, Шоттер и Уильямсон, использовали«эволюционную» аналогию, как частьсвоей теории.

Однако, так как индивидуумывзяты как данные, они не рассматриваютполный и кумулятивный процесс, в котороминдивидуальные предпочтения тожеразвиваются.

Поэтомукажется, что все варианты «новогоинституционализма», несмотря на большиеразличия в аналитических методах и дажеполитических выводах, объединены своимтрактованием факторов, формирующихиндивидуальные предпочтения и цели какэкзогенные. Во всех случаях процессы,управляющие их определением, игнорируются.Кроме того, в теоретико-игровых объясненияхинститутов некоторые нормы или мета-игрыдолжны быть приняты так же, как экзогенные.

Существуетглубокий контраст с идеями «старых»институционалистов, таких, как Т. Веблен.Он придавал большое значение и процессамэкономической эволюции и технологическойтрансформации, и способу формированиядействия в определенных условиях.

Вебленв работе «Место науки в современнойцивилизации и другие сочинения» (1919)утверждает, что неоклассическая экономикаимеет «ошибочную концепцию природычеловека», неправильно понимающуюиндивидуума «в гедонистических терминах;так сказать в терминах пассивной исущностно инертной и неизменно даннойчеловеческой природы» [22, р. 400].

Безусловно,критика Веблена идет даже дальшенеоклассической экономики, включаявсех теоретиков, которые берут индивидуумакак данного (табл.2.1).

ТемаВеблена об эндогенности предпочтенийупорно присутствует в истории старогоинституционализма и восходит к настоящемувремени.

Она развивалась, например,Джоном Коммонсом относительно анализаинститутов и трансакций, а также УэслиМитчеллом относительно анализапотребительского поведения и развитиямонетарной экономики. Ее можно обнаружить,например, в работах Дж. К.

Гэлбрейта, вего настойчивой идее, что вкусы изменчивы,и его критике идеи «потребительскогосуверенитета».

Вотличие от «нового» институционализманет единой позиции относительно «жесткогоядра» предположений, с которойидентифицируется «старый» институционализм.Тем не менее, существуют общие нити,такие, как использование институтов, ане атомистических индивидуумов, какэлементов и основы анализа.

Не будучизапутанным индивидуалистическойонтологией или методологией, «старый»институционализм способен рассматриватьэлементы анализа выше уровня индивидуума.Работа Дж. Коммонса об институтах, также, как и Т.Веблена, как и работа помакроэкономике У.Митчелла соответствуетэтому.

Так как проект, базировавшийся на индивидуалистических «микрооснованиях»,достиг тупика, экономическая теория,возможно, должна получить вдохновениев сфере «старого» институционализма.

Аналогичноотказу от гедонистических предположенийсуществует

отказот равновесного теоретизирования вугоду эволюционных подходов. Особоевнимание уделяется продолжающейсяструктурной трансформации экономическихсистем, а не равновесию и оптимальности.

Вдохновляющая научная парадигма для«старого» институционализма – этобиология в противоположность «новому»,который сильно использует физику.Отличительная черта «старого»институционализма – это его акцент натехнологическое изменение.

КритикаВебленом ортодоксальной экономическойтеории была не просто по поводу еенереалистичности, а по поводу того, чтоона не обращается к анализу долговременногороста. В этом контексте ясна неуместностьпринятия технологии как данной.

Современные исследования по теориитехнологического изменения основанына связи с работой в «старой»институциональной традиции. Впротивоположность этому технологическоеизменение не является важным элементомв «новой» институциональной теории.

Сравнительнаяхарактеристика «старого» и «нового»

институционализма

Характеристика

«Старый» институционализм

«Новый» институционализм

1.Возникновение

Из критики ортодоксальных предположений классического либерализма

Через улучшение ядра современной ортодоксальной теории

2. Вдохновляющая наука

Биология

Физика (механика)

3. Элемент анализа

Институты

Атомистический, абстрактный индивидуум

4. Индивидуум

Изменяем, его предпочтения и цели – эндогенные

Берется как данный, его предпочтения и цели – экзогенные

5. Институты

Формируют предпочтения, самих индивидуумов

Дают внешние ограничения и возможности для индивиду- умов: условия выбора,ограни-чения и информация

6. Технология

Технологическое изменение – эндогенно

Технология экзогенна

7. Методология

Органический подход, эволюционный подход

Методологический индивидуализм, равновесный подход, оптимальность

8. Время

Начало XX века

Последняя треть ХХ века

9. Представители

Т. Веблен, Дж. Коммонс, У.Митчелл

О.Уильямсон, Г.Демсец,

Д. Норт, Р.Познер, Э.Шоттер, Р.Коуз и др.

Вцелом, «новый» институционализмосновывается на предположении обэкзогенности вкусов и технологии, а«старый» берет эти параметры, какэндогенные.

Онтология «нового»институционализма атомистична, егометодология индивидуалистическая, впротивоположность к органическим иинституциональным элементам «старого».

«Новый» институционализм, верный своимнеоклассическим корням, размышляет оравновесии и механистических концепцияхпроцесса, в противоположность биолого-вдохновляющему эволюционализму «старых».

И«новый», и «старый» институционализмможет что-то предложить, но предупреждения«старого» институционализма о продолжениииспользования устарелых классическихлиберальных предположений не должнобыть проигнорировано. В этом отношении«старый» институционализм сохраняетнекоторые преимущества над «новым».Рассмотрим основные идеи трех «старых»и трех «новых» институционалистов.

Источник: https://studfile.net/preview/7373658/

Scicenter1
Добавить комментарий