Истины разума и истины факта. Связь гносеологии с онтологией в

Вопрос 14. Философия т. Лейбница. Истины разума и истины факта

Истины разума и истины факта. Связь гносеологии с онтологией в

Лейбниц ГотфридВильгельм (1.7.1646, Лейпциг, — 14.11.1716,Ганновер), немецкий философ-идеалист,математик, физик и изобретатель, юрист,историк, языковед. Изучал юриспруденциюи философию в Лейпцигском и Йенскомуниверситетах. В 1672-76 в Париже.

С 1676состоял на службе у ганноверскихгерцогов, сначала в качестве придворногобиблиотекаря, затем герцогскогоисториографа и тайного советникаюстиции.

Основные философские сочинения:«Рассуждение о метафизике» (1685), «Новаясистема природы» (1695), «Новые опыты очеловеческом разуме» (1704), «Теодиция»(1710), «Монадология» (1714).

Л. явился завершителемфилософии 17 в., предшественником немецкойклассической философии. Его философскаясистема сложилась к 1685 как итогдвадцатилетней эволюции, в процессекоторой Л. критически переработалосновные идеи Демокрита, Платона,Августина, Декарта, Гоббса, Спинозы идр.

Стремился синтезировать всерациональное в предшествующей философиис новейшим научным знанием на основепредложенной им методологии, важнейшимитребованиями которой были универсальностьи строгость философских рассуждений.Выполнимость этих требованийобеспечивается, по Л.

, наличием независящих от опыта «априорных» принциповбытия, к которым Л.

относил: 1)непротиворечивость всякого возможного,или мыслимого, бытия (закон противоречия);2) логический примат возможного переддействительным (существующим); возможностьбесчисленного множества непротиворечивых«миров»; 3) достаточную обоснованностьтого факта, что существует именно данныймир, а не какой-либо другой из возможных,что происходит именно данное событие,а не другое (закон достаточного основания);4) оптимальность (совершенство) данногомира как достаточное основание егосуществования. Совершенство действительногомира Л. понимал как «гармонию сущностии существования»: оптимальность отношениймежду разнообразием существующих вещейи действий природы и их упорядоченностью;минимум средств при максимуме результате.Следствиями последнего онтологическогопринципа является ряд других принципов:принцип единообразия законов природы,или всеобщей взаимосвязи, законнепрерывности, принцип тождестванеразличимых, а также принципы всеобщегоизменения и развития, простоты, полнотыи др.

В духе рационализма17 в. Л. различал мир умопостигаемый, илимир истинно сущего (метафизическаяреальность), и мир чувственный, илитолько являющийся (феноменальный)физический мир. Реальный мир, по Л.,состоит из бесчисленных психическихдеятельных субстанций, неделимыхпервоэлементов бытия – монад, которыенаходятся между собой в отношениипредустановленной гармонии.

Предустановленнаягармония – понятие, введенное в философиюЛ. (1695) для объяснения всеобщей взаимосвязии согласованности в мире. Согласноучению о П. г., развитому Л.

в 1696,субстанциальные элементы мира – монады,будучи чисто психическими сущностями,не могут физически взаимодействоватьдруг с другом; однако развитие каждойиз них находится в изначальнопредустановленном Богом соответствиис развитием всех других монад и мира вцелом.

Благодаря этой сущностной гармониивозникает также гармония в явлениях(физический детерминизм) и гармониямежду сущностью и явлением (согласиемежду конечными и действующими причинами,между душой и телом).

Гармония (взаимнооднозначное соответствие) между монадамибыла изначально установлена Богом,когда тот избрал для существованияданный «наилучший из возможных миров».

В силу этой гармонии, хотя ни одна монадане может влиять на другие (монады каксубстанции не зависят друг от друга),тем не менее развитие каждой из нихнаходится в полном соответствии сразвитием других и всего мира в целом.

Это происходит благодаря заложеннойБогом способности монад представлять,воспринимать или выражать и отражатьвсе другие монады и весь мир («монада –зеркало Вселенной»). Деятельность монадсостоит в смене восприятий (перцепций)и определяется индивидуальным«стремлением» (аппетицией) монады кновым восприятиям.

Хотя вся этадеятельность исходит имманентно изсамой монады, она в то же время естьразвертывание изначально заложеннойв монаде индивидуальной программы,«полного индивидуального понятия»,которое во всех подробностях Бог мыслил,прежде чем сотворил данный мир. Т. о.

,все действия монад полностью взаимосвязаныи предопределены. Монады образуютвосходящую иерархию сообразно тому,насколько ясно и отчетливо они представляютмир. В этой иерархии особое место занимаютмонады, которые способны не только квосприятию, перцепции, но и к самосознанию,апперцепции, и к которым Л. относил душилюдей.

Мир физический,как считал Л., существует только какнесовершенное чувственное выражениеистинного мира монад, как феноменпознающего объективный мир человека.Однако поскольку физические феноменыв конце концов порождаются стоящими заними реальными монадами, Л.

считал их«хорошо обоснованными», оправдывая темсамым значимость физических наук. Вкачестве таких «хорошо обоснованных»феноменов Л.

рассматривал пространство,материю, время, массу, движение,причинность, взаимодействие, как онипонимались в физике и механике еговремени.

В теории познанияЛ. пытался найти компромиссную позициюмежду декартовским рационализмом илокковским эмпиризмом и сенсуализмом.Считая, что без чувственного опытаникакая интеллектуальная деятельностьне была бы возможна, Л.

в то же времярезко выступал против учения Локка одуше как «чистой доске» и формулусенсуализма: «Нет ничего в разуме, чегопрежде не было бы в чувствах» – принималлишь с поправкой: «кроме самого разума».Л.

учил о прирожденной способности умак познанию ряда идей и истин: из идей кним относятся высшие категории, такие,как «Я», «тождество», «бытие», «восприятие»,а из истин – всеобщие и необходимыеистины логики, математики и этики. Однакоэта прирожденная способность дана нев готовом виде, но лишь как«предрасположенность», задаток. Вотличие от Локка, Л.

придавал гораздобольшее значение вероятностному знанию,указывая на необходимость разработкитеории вероятностей и теории игр. Л.ввел разделение всех истин по их источникуи особой роли в познании на истины разумаи истины факта, закрепляя за первымисвойство необходимости, а за вторыми –свойство случайности.

В логике Л. развилучение об анализе и синтезе, впервыесформулировал закон достаточногооснования, ему принадлежит также принятаяв современной логике формулировказакона тождества. Л. создал наиболееполную для того времени классификациюопределений. В работе Л. «Об искусствекомбинаторики» предвосхищены некоторыепринципы современной математическойлогики.

Распространениюидей Л. в Германии, где он до Канта былкрупнейшим философским авторитетом,способствовал ученик Л. и систематизаторего философии Вольф и его школа. Многиеидеи Л. были восприняты немецкойклассической философией. В 20 в. идеи«монадологии» развивали представителиперсонализма и др. идеалистических школ(Гуссерль, Уайтхед и др.)

«Новые опыты очеловеческом разуме» посвящено проблемамтеории познания; написано на французскомязыке. Представляет собой ответ насочинение Локка «Опыт о человеческомразуме». Было закончено к 1704, но публикациябыла отложена Л. ввиду смерти Локка. Впредисловии Л.

перечисляет основныепункты расхождения его философии сфилософией Локка, подчеркивая своюблизость платонизму и критикуяодносторонний эмпиризм локковскойтеории познания. Возражая противсравнения души с «чистой доской», Л.сравнивает ее с глыбой мрамора, спрожилками, символизирующими еепотенциальные, «врожденные», знания.

Всвязи с этим ставится вопрос о знанииосознанном и неосознанном и основнойдля Л. вопрос о бессознательных «малыхперцепциях».

1-я книга посвящена критикелокковского опровержения теорииврожденных идей и истин; 2-я содержиткритику локковского концептуализма;3-я выявляет недостатки локковскойтрактовки языка; 4-я вскрываетнепоследовательность Локка в решениивопроса о достоверности и видах знания.Критика Локка ведется Л.

с позицийумеренного рационализма; выражениемэтого выступает, в частности, знаменитаяпоправка к известной формуле Локка:«Нет ничего в разуме, чего не было быпрежде в чувствах, за исключением самогоразума». Л.

настаивает на объективностиистины и познаваемости мира, подчеркиваетзначение вероятностного знания ивероятностной логики, отстаиваетотносительную самостоятельность знанияаподиктического («доказательный»,«убедительный»), формулирует принципминимизации аксиом, развивает идеисравнительного языкознания, разрабатываетпроблемы логики, эвристики и психологии.Получили дальнейшую разработку идеиобъективно-идеалистической системыЛ.: принцип непрерывности, принциптождества неразличимых, принцип всеобщейвзаимосвязи, учение о субстанциях(монадах), о предустановленной гармониии др.

«Теодицея» (Терминозначает «оправдание Бога»). Самоекрупное философское сочинение Л., вкотором нашли отражение идеирационалистического идеализма. Написанона французском языке около 1710 подвлиянием бесед и переписки с прусскойкоролевой Софией Шарлоттой.

Полноеназвание: «Опыты теодицеи о благостиБожией, свободе человека и происхождениизла». Сочинение имеет полемическийхарактер и служит ответом Л. на критикуфилософского и теологического основанийего системы, содержащуюся в произведенияхБейля. Л. формулирует в «Т.» основныепринципы «естественной» и «рациональной»(т. е.

философской) теологии, призванной,по его мнению, служить априорнымоснованием науки о нравственности.

Врамках «естественной теологии» онрешает и центральный вопрос теодицеиоб оправдании Бога за существующее вмире зло, считая зло, будь то зло«физическое» (страдания людей) или«моральное» (нравственные пороки ипреступления), необходимым «теневым»элементом совершеннейшего порядкавещей, не созданным, но лишь «попущенным»всеблагим богом, чтобы подчеркнуть иоттенить добро. Другой важнейший вопрос«Т.» – об оправдании человеческойсвободы (в которой полагается источникморального зла) – решается Л. черезразличение трех видов необходимости:«метафизической», «моральной» и«физической»; только первая, по Л.,исключает всякую альтернативность ислучайность, а две другие (относящиесяк действительному миру и человеческомуповедению) совместимы с выбором,случайностью и свободой. Настаивая наобязательность причинной обусловленностивсех явлений, в т. ч. моральных, Л. вместес тем преодолевает традиционноеотождествление причинной связи снеобходимостью; выступает с критикойэтического и метафизического дуализма.

Композиция «Т.»весьма сложна. В предисловии Л. формулируетзадачи исследования и намечает пути ихрешения с помощью своей теориипредустановленной гармонии. В«Предварительных рассуждениях о гармонииверы с разумом» содержится аргументацияв пользу оправдания веры «естественнымсветом» разума.

Далее идет основнойраздел, состоящий из трех частей. В 1-йчасти рассматриваются общие вопросытеодицеи, во 2-й – проблемы оправданияморального зла, в 3-й – вопросы оправданияфизического зла.

В трех приложениях вконце сочинения фактически повторяетсяв более сжатой форме то, что сказано восновном тексте.

«Монадология»,произведение Л., написанное в 1714 нафранцузском языке в форме тезисов,популярно излагающих основы егофилософской системы объективногоидеализма. «М.» подытоживает длительноеи противоречивое философское развитиеЛ.

Центральное место занимает учение омонадах, бестелесных «простых субстанциях»,«истинных атомах природы», «элементахвещей» (1-3): монадам приписываютсяотрицательные свойства неделимости,неуничтожимости, нематериальности,неаффицируемости («монады не имеютокон»), неповторимости (нет двух одинаковыхмонад) (4-9) и положительные свойствасамодостаточности, саморазвития,психической активности, состоящей ввосприятии и стремлении (10-19). Сообразноуровням развития воспринимающейспособности все монады делятся напримитивные (бесконечно малые перцепции),монады-души (смутные перцепции,сопровождающиеся ощущением и памятью)и монады-духи (отчетливые перцепции,сопровождающиеся сознанием-апперцепцией)(14, 20-30). Учение о бессознательныхвосприятиях, «малых перцепциях»,используется в «М.» для обоснованиянепрерывности психической жизни ивсеобщей взаимосвязи происходящих вмире процессов. В силу этой взаимосвязилюбая монада воспринимает все и выступает«постоянным живым зеркалом Вселенной»(56). Взаимная согласованность восприятийразличных монад оправдывается в «М.»теорией предустановленной гармонии(50-62), которая также используется дляобъяснения психофизического взаимодействия,обоснования гармонии души и тела, причинконечных и причин действующих (63-81). Врусле этой теории Л. развивает своюконцепцию биологического преформизма(свертывания и развертывания живогоорганизма) и учение о «метамофозах»(69-77). Ряд тезисов «М.» посвящен анализуаприорных оснований существованиядействительного мира (наилучшего извсех возможных), в связи с чем затрагиваетсявопрос об «истинах разума» и «истинахфакта», о законах противоречия идостаточного основания (31-37), а такжевопросы теодицеи (38-48, 83-90). «М.» — самоеполное и систематическое изложениефилософских воззрений Л.

Представителемрационализма был Г. Лейбниц. ПодобноСпинозе, он захвачен проблемами,поставленными Декартом. И так же, какСпинозу, его не удовлетворяет решениевопроса об отношении тела и души.

Развиваяидеи Декарта, он набрасывает отличнуюи от него, и от Спинозы систему рационализма.Решительно отклонив картезианскийдуализм, Л.

вместе с тем не приемлет ивсепоглощающего пантеизма Спинозы,растворявшего в Боге все сущее.

Центральное понятиефилософии Л. – понятие монады. Монада– простая неделимая сущность, и весьмир представляет собой собрание монад.Каждая из них замкнута в себе («не имеетокон» во внешний мир) и неспособна влиятьна другие. Бытие монад поглощеновнутренней деятельностью представления.Мир монад строго иерархичен. Онирасполагаются от низших к высшим ивенчающей их все – Богу.

Низшие монадыобразуют собой уровень обычногоматериального бытия и отличаютсяисчезающе малой способностью к ясномупредставлению («пребывают в смутномсне»), нарастающему по мере восхожденияк высшей – Богу. Только последнемупринадлежит исчерпывающая полнотапредставления, ясное знание всего и,как следствие этого, максимум действия,активности.

Весь мир монад есть в конечномсчете отражение Бога как верховноймонады, и в этом заключены основаниядля развитой Л. концепции философскогооптимизма, провозглашающей, что наш миресть лучший из всех мыслимых миров.Плюралистический мир Л. пронизанединством содержания, предустановленнойгармонией, олицетворенной верховноймонадой.

Применительно к проблемеотношения души и тела и в то же времяобъяснить несомненный факт ихсогласованности. Поскольку основнойвектор совершенства монад направленот их бессознательного состояния ксостоянию совершенного знания, постолькуЛ. согласен с эмпириками в их утверждении,что чувства – исходная ступень познания.

Но только исходная! Поскольку всякаядуша – монада, и ее деятельностьнаправлена лишь на самое себя, то познанияесть лишь процесс постепенного осознаниятого, что имеется в состояниибессознательного. Тем самым Л. вноситнекоторые изменения в декартовскуютеорию врожденных идей. Последние даютсянам скорее как возможность, к котороймы можем придти, как к бессознательномув нас.

Такой поворот дела ослаблял силуэмпиристской критики теории врожденныхидей, оставляя в неприкосновенностистрого автономный характер Разума.

Источник: https://studfile.net/preview/369091/page:14/

Истины разума, истины факта и принцип достаточного основания

Истины разума и истины факта. Связь гносеологии с онтологией в

Бог есть необходимое бытие, — чтобы доказать это, Лейбниц вновь применяет онтологический аргумент, уже приводившийся в обновленном виде Декартом. Согласно этому доводу, совершенное должно существовать необходимым образом, иначе оно не было бы совершенным. Бог необходим, потому что в Нем совмещаются сущность и существование.

По утверждению Лейбница, только Бог обладает этой прерогативой, иными словами, довольно возможности беспредельного совершенства, чтобы оно стало действительным. «Лишь Бог (или необходимое бытие) имеет привилегию, состоящую в том, что Он не может не существовать, даже если такое было бы возможным.

И так как ничто не может препятствовать возможности того, что не влечет за собой каких либо ограничений, отрицаний, а

==292

значит, и противоречий, то одного этого достаточно, чтобы a priori признать существование Бога».

Следовательно, Бог — единственно необходимое бытие, могущее быть, т. е. единственное существо, в котором совмещаются сущность и существование.

Однако Бог еще и источник как сущностей, так и существований. Сущность выражает, «что собой представляет вещь», а существование выражает реально наличное бытие.

«Сущности» — это все мыслимое без противоречий, иными словами, все «всевозможное» (возможное — именно то, что не заключает в себе противоречия), а Божественный разум понимается Лейбницем как «средоточие вечных истин и идей, от коих зависят истины». Следовательно, именно Божественный разум делает их возможными, когда о них думает, придавая им максимальную реальность, которая только может быть у «возможности».

Возможности бесконечны. Они могут организовываться в бесчисленные системы и миры; взятые по отдельности, они возможны, но все вместе несовместимы с остальными в том смысле, что воплощение одного из них влечет за собой неосуществление другого (поскольку они являются взаимоисключающими).

Существование является реализацией и воплощением возможных сущностей. Следовательно, даже если Бог задумал бесчисленное множество миров, он, тем не менее, может воплотить только один. Все возможные миры стремятся к существованию, но только выбор Бога решает, который из них надо продвинуть к фактическому существованию.

В общей картине изложенного понятно различие между «истиной разума» и «истиной факта», а также и разная природа принципов, лежащих в основе двух типов истины.

«Истинами разума» представляются те, противоположное которым логически немыслимо. Это совокупность истин, находящихся в разуме Бога и основанных, главным образом, на принципе тождества, законах непротиворечия и исключенного третьего.

Особенностью истин этого рода является их всеобщность и необходимость; по Лейбницу, к логически необходимым истинам разума относятся основоположения логики, математики, а также правила добра и справедливости, поскольку они не зависят только от божественной воли.

«Истины факта», в отличие от «истин разума», — это эмпирические, лишенные метафизической необходимости, т. е. «случайные» истины, противоположное им логически мыслимо. Например, то, что я сижу, — истина факта, однако она не представляется необходимой, поскольку противоположное вовсе не невозможно. Следовательно, истин факта могло бы и не существовать, тем не менее, раз

==293

уж они есть, то имеют определенные основания для своего существования.

Если для нахождения истин разума достаточно принципов аристотелевской логики (тождества, непротиворечия, исключенного третьего), то истины факта нуждаются еще и в принципе «достаточного основания», согласно которому всякое событие, происходящее фактически, имеет основание, достаточное, чтобы, определить, почему оно случилось и почему произошло так, а не иначе. Однако человек часто лишен возможности найти достаточное основание для каждого отдельного факта, с этой целью он должен был бы восстановить бесконечный ряд частностей, участвовавших в явлении.

Именно на принципе достаточного основания зиждется деятельность Бога по сотворению мира; в Боге достаточное основание совпадает с выбором лучшего, с моральным долгом. (Лейбниц рассматривал «достаточное основание» как основной закон познания.)

Само предвидение и совершенное знание Бога о случайных истинах не изменяют их случайной природы и не превращают их в истины разума. Истины разума основаны на логико-математической необходимости, тогда как истины факта связаны со свободным Божественным волеизъявлением.

10. ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ:

ВИРТУАЛЬНАЯ ВРОЖДЕННОСТЬ ИЛИ ЖЕ НОВАЯ ФОРМА «ПРИПОМИНАНИЯ'

Наиболее крупным произведением Лейбница, наряду с «Теодицеей», стал «Новый опыт о человеческом разуме», в котором философ подробно разбирает и подвергает критике идеи Локка, отрицавшего любые формы врожденности и уподоблявшего человеческое сознание чистой доске (tabula rasa). Тем не менее Лейбниц не встает на сторону приверженцев теории «врожденных идей» (например, картезианцев), а пытается идти средним путем. В результате он приходит к весьма оригинальному решению.

Старая схоластическая сентенция, берущая начало от Аристотеля и столь любезная эмпирикам, что даже стала их формулой, гласила: «Nihil est in intellectu quod поп fuerit in sensu» («Нет ничего в разуме, чего бы раньше не было в чувстве»).

Лейбниц внес в нее существенную оговорку: «Nihil est in intellectu quod поп fuerit in sensu, excipe: nisi ipse intellectus» («Нет ничего в разуме, чего бы раньше не было в чувстве разума, кроме самого разума»).

Это означает, что душа «врожденна сама в себе», что интеллект и его деятельность a priori

==294

предшествуют опыту. Эта идея позднее на новой основе обретет законченность в кантианской концепции трансцендентального.

Лейбниц считает, что душа содержит в себе «бытие, единство, тождество, причину, восприятие, рассуждение и множество других понятий, которых нельзя почерпнуть из чувств». Значит, Декарт был прав? Лейбниц полагает, что речь идет не столько о реальной форме врожденности, сколько о виртуальной.

Идеи находятся в разуме в зародышевом состоянии, они «врожденны», как наклонности, способности, естественные природные потенции.

Лейбниц так излагает новую концепцию врожденных идей: «Как можно отрицать то, что в нашем духе имеется много врожденного, мы, так сказать, даны самим себе и что в нас имеется бытие, единство, субстанция, изменение, действие, восприятие, продолжительность, удовольствия и тысяча других предметов наших идеи? Зачем удивляться, когда мы говорим, что эти идеи (и все связанное с ними) врожденны, если множество предметов в виде образов постоянно присутствует непосредственно в нашем разуме (хотя по причине наших потребностей или из-за развлечений они не всегда осознаются)? Я воспользуюсь наглядным примером: возьмем глыбу мрамора с прожилками (он предпочтительнее, чем чистые дощечки, называемые философами tabula rasa). Итак, если бы душа имела сходство с чистой доской, то истины, находящиеся в нас, уподобились бы фигуре Геркулеса, которую надо высечь из глыбы мрамора, когда она абсолютно безразлична к тому, какую из нее высекут статую. Однако если бы на мраморе имелись прожилки, повторяющие очертания скорее фигуры Геркулеса, чем кого-то другого, мрамор можно было бы считать предрасположенным, а статую Геркулеса — в каком то смысле врожденной, несмотря на то что пришлось бы изрядно потрудиться, чтобы обнаружить прожилки, а затем тщательно отколоть и убрать все мешающее. Именно в таком смысле они идеи врожденны нам подобно наклонностям, предрасположениям, привычкам или естественным потенциям, а не подобно действиям».

Что касается другого аспекта, Лейбниц признает в качестве первоначального (врожденного) принцип тождества (и связанные с ним остальные логические принципы), находящиеся в основе всех истин разума: «Все остальные истины — доказуемы».

Однако позднее, узаконив монаду как совокупность вещей, он был вынужден допустить врожденность и истин факта, и вообще всех идей. Он решительно признал, что «припоминания » Платона обоснованы и следует допустить даже больше. Потенциально душа знает все. В этом — новый смысл платоновского учения.

«В нашей душе всегда есть способность представлять себе какую-либо природу или любую форму; я считаю, что подобная способность нашей души отражать какую то природу, форму или сущность

==295

вызвана именно идеей, находящейся в нас всегда, независимо от того, думаем мы или нет. Наша душа действительно выражает Бога, и вселенную, и сущности так же, как и все сущее.

Это согласуется с моими принципами, так как ничто не входит в сознание извне естественным образом; и только в силу дурной привычки мы думаем, будто наша душа получает что-то вроде посланий через двери и окна.

Все формы находятся в нашем разуме, мы имеем их в любой момент, потому что разум всегда отражает свои будущие мысли, а все то, о чем мозг думает смутно, никогда не обретет в мыслях ясной формы.

Мы не сможем усвоить какую бы то ни было вещь, если у нас в разуме уже не возникали идеи о ней, как нельзя составить себе мнение о предмете, которого не видел: это очень хорошо выразил Платон в понятии «припоминание»; главное, чтобы его правильно поняли, очистили от заблуждений вроде «предшествования» и не вообразили, что прежде душа уже должна была знать и отчетливо мыслить о том, о чем думает и узнаёт в настоящее время.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/12_50994_istini-razuma-istini-fakta-i-printsip-dostatochnogo-osnovaniya.html

Scicenter1
Добавить комментарий