Историческая герменевтика Вильгельма Дильтея: В то время как для Шлейермахера предметом толкования являлся текст,

Герменевтика. Развитие герменевтики в творчестве Ф. Шлейермахера, В. Дильтея, Г.-Г. Гадамера

Историческая герменевтика Вильгельма Дильтея: В то время как для Шлейермахера предметом толкования являлся текст,

Греческое слово hermeneuein, от которого и происходит название философского направления герменевтика, переводится как «толковать, истолковывать, интерпретировать». Вместе с тем сам термин «герменевтика» имеет различное толкование.

Например, герменевтикой называют искусство интерпретации, или толкования текстов. Важно отметить, что под текстами, которые предлагается истолковывать, здесь понимают любые произведения литературы. При таком значении термина герменевтика становится ничем иным, как способом выявления интерпретатором (т.е.

тем, кто пытается разъяснить смысл текста) позиции автора произведения.

Герменевтикой также называют и теоретический способ постижения смысла. Например, как считает П. Рикёр, герменевтика – это теория операций понимания в их соотношении с интерпретацией текстов. Кроме того, в этот термин вкладывают смысл постижения чужой индивидуальности, о чём речь пойдёт ниже.

Многозначность рассматриваемого понятия свидетельствует о множественности целей и задач самой герменевтики в зависимости от контекста. Можно говорить о том, что это направление охватывает огромный спектр интерпретируемой человеком реальности.

Однако долгое время герменевтика являлась лишь неким практическим методом лингвистики. Её применяли в переводах либо старых текстов на современный язык (например, переводы книг Гомера на современный грекам, времен Сократа, язык), либо сакральный текст на язык обывателя (поиск смысла слова Священного писания в пергамской и александрийской школах средневековой Европы).

Практическое использование герменевтики нуждалось в создании для неё теоретических постулатов. Один из таких постулатов был найден Аврелием Августином. Он впервые сумел выявить важную герменевтическую категорию – «понимание».

Августин утверждает, что «понимание есть переход от знака к значению, переход, во время которого осуществляется познание значения путем запечатления в душе представления о воздействующем на неё знаке». Со времен Августина и до сегодняшнего дня «понимание» является ключевой составляющей герменевтики.

Однако процесс становления герменевтики на тот момент ещё не мог быть завершён.

ФРИДРИХ  ШЛЕЙЕРМАХЕР

Герменевтика была инструментом в акте интерпретации текста, но не самостоятельным методом. Лишь в XIX веке она получает вид такого метода. В этом заслуга Фридриха Шлейермахера, который сумел осмыслить герменевтику как искусство понимания другого и постижение чужой индивидуальности.

Предметом исследования герменевтики, по мнениюШлейермахера, являются тексты, истинное понимание смысла которых отдалено от исследователя барьерами: временем, историей, культурой и языком.

Важно отметить, что тексты понимаются в виде «застывшей речи», значит, метод их исследования должен предполагать диалог между интерпретатором и текстом. Такой диалог может быть конструктивным только в том случае, если в тексте исследователем учитываются объективная и субъективная стороны этого текста.

Объективной стороной выступает «факт языка», т.е. предмет грамматической интерпретации (когда определяется отношение к языку). Субъективной стороной является «факт мышления», т.е. предмет психологической интерпретации (рассмотрение отношения к речи самого автора).

Обе стороны текста («застывшей речи») могут быть рассмотрены в виде двух способов понимания текста: 1) дивинаторного (пророческого) и 2) сравнительного (исторического). Дивинаторное понимание представляет собой попытку «вчуствования» в духовный мир автора.

Сравнительное понимание предполагает сопоставление высказываний, содержащих единый смысл. Применяя оба способа понимания, Шлейермахер предполагает, что современный исследователь должен лучше понимать тот мир, в котором жил автор, и соответственно должен лучше понимать сам текст этого автора. 

В процессе интерпретации текста исследователь, по мнению Шлейермахера, оказывается в герменевтическом круге, который может быть рассмотрен в двух его разновидностях.

1) часть текста соотносится со всем текстом как целым, в результате смысл целого текста может быть понят из его частей;

2) сам текст рассматривается как часть некой культурной традиции, в которой он функционирует, тогда отдельную мысль текста необходимо понимать, согласуясь с той культурной ситуацией, в которой жил автор.

Герменевтический круг позволяет осознать отдельную авторскую мысль и всё произведение исходя из всей совокупности «жизненных отношений» автора текста.

Несмотря на очевидный рывок в сторону формирования герменевтики как самостоятельного метода исследования и создания герменевтики как научной программы, она, в результате деятельности Шлейермахера, ещё не становится философским направлением. Шлейермахер создает герменевтику как филологическую дисциплину.

ВИЛЬГЕЛЬМ  ДИЛЬТЕЙ

В дальнейшем герменевтика развивалась, всё более приобретая вид философского направления. В творчестве немецкого историка культуры и философа Вильгельма Дильтея она уже представлена как метод исторической интерпретации. Основным понятием философии В. Дильтея было понятие «жизнь».

Именно исследованием жизни и должна заниматься философия. Рациональное доказательство жизни невозможно, поскольку обосновать удается только то, что имеет отношение к природе. Жизнь как понятие более широкое, чем природа, может быть раскрыта только в акте духовно-исторического опыта.

В этой связи Дильтей выдвигает метод «понимания» как непосредственного постижения духовной целостности.

Предметом понимания могут выступать внутренний мир человека, внешний мир и культура прошлого.

  • Понимание своего внутреннего мира человеком достигается с помощью интроспекции: самонаблюдения или рефлексии.
  • Понимание внешнего мира осуществляется путём «вживания», «вчувствования» в него.
  • Понимание культуры прошлого осуществляется в результате интерпретации, которая и воспринимается Дильтеем как герменевтика.

В результате процесса понимания, считал философ, человек способен прийти к осознанию значения, цели, ценности, развития, идеала – тому, что является органическим содержанием самой жизни.

Достижение этого возможно в результате применения герменевтического круга.

В данном случае Дильтей прдлагает перейти к исследованию элементов жизни, развивающихся во времени, а затем, выявив значения этих элементов, понимать общий их смысл, т.е. саму жизнь.

ГАНС-ГЕОРГ  ГАДАМЕР

Гадамер является тем самым ученым, которому удается предложить человечеству самостоятельное направление в философии, называемое герменевтикой. Он формирует современную герменевтику, придавая ей онтологический поворот. Однако этот поворот, по его мнению, должен быть непременно связан с «путеводной нитью языка».

В отличие от Дильтея, который пытался разработать метод понимания, Гадамера интересует вопрос о том, какова природа этого понимания. Основания же самого герменевтического феномена могут быть обнаружены в конечности человеческого бытия и в «погруженности» человека в исторический процесс.

Эти обстоятельства требую от исследователя, занимающегося интерпретацией текстов, тщательного изучения преданий и традиций, в которых укоренен человек. Любая традиция должна быть непременно связана с языком, поскольку этим языком описывается, определяется и обусловливается.

Отсюда, как считает философ, первейшим предметом и источником герменевтического опыта является «именно язык как структурный элемент культурного прошлого». Г.-Г. Гадамер вслед за М. Хайдеггером предлагает рассматривать язык как важнейшее свойство человеческого бытия.

Без языка невозможно было бы себе представить ни выражение чувств человеком, ни существование истории, которая возможна только при наличии банального общения, ни самого общества. Вместе с тем, как известно, существование самого языка связано с неизменной потребностью человека понимать то, что происходит с ним или вокруг него. Т.о.

, понимание является функцией языка, а язык, напомним, является важнейшим свойством человеческого бытия. Отсюда следует, что познание становится проявлением бытия. В этом утверждении и кроется истинный философский смысл герменевтики, предложенной Гадамером.

Единый процесс понимания должен быть связан со структурами, готовящими это понимание. В этой связи Гадамер рассматривает категории: предпонимание, предрассудок, горизонт понимания, которые, с его точки зрения, могли быть частью общего циклического процесса понимания текста, бытия человека, исторических процессов.

Предпонимание – это подготавлиемая традицией предпосылка понимания. Горизонт понимания складывается, по мнению Гадамера, из предрассудков и «предрассуждений», определенных традицией. Гадамеру принадлежит заслуга реабилитации предрассудка.

Предрассудок, по его мнению, не несет только негативную смысловую нагрузку. В этом понятии скрыто то, что может быть оценено как позитивно, так и негативно. Обе стороны предрассудка (позитивное и негативное) должны учитываться в герменевтических методиках.

Явления позитивного и негативного объективно заложены в языке, поскольку являются компонентами самой мыслительной деятельности человека. Гадамер стремиться воссоздать объективный мир той реальности, которое окружает интерпретируемое пространство текста.

Для него, как и для большинства представителей современной западной философии, поиск объективной истины закончился. Истина в таком её качестве малопригодна для реальной жизни.

По этой причине фундаментом герменевтики Гадамер считает не поиск абсолютных законов мироустройства, а абсолютное взаимодействие истины и истории, определяющее исторический характер понимания. Следует добавить, что такое понимание также не является абсолютным, поскольку укорено в общем потоке исторического развития человеческой мысли и ещё не раз будет видоизменяться.

Источник: https://students-library.com/library/read/18998-germenevtika-razvitie-germenevtiki-v-tvorcestve-f-slejermahera-v-diltea-g-g-gadamera

Герменевтика Шлейермахера: основные тезисы, теория и дальнейшее развитие идеи

Историческая герменевтика Вильгельма Дильтея: В то время как для Шлейермахера предметом толкования являлся текст,

Фридриха Даниэля Эрнста Шлейермахера (1768–1834), возможно, нельзя причислить к числу величайших немецких философов XVIII и XIX веков, таких как Кант, Гердер, Гегель, Маркс или Ницше.

Однако он, безусловно, один из лучших мыслителей так называемого «второго уровня» того периода. Он был также выдающимся классическим ученым и теологом.

Большая часть его философских работ посвящена религии, но с современной точки зрения именно его герменевтика (т. е. теория интерпретации) заслуживает наибольшего внимания.

Непосредственное влияние на его мышление оказал Фридрих Шлегель (писатель, поэт, лингвист, философ). Идеи этих двух выдающихся людей своего времени начали формироваться в конце 1790-х годов, когда они какое-то время жили в одном доме в Берлине.

Многие из положений теории являются общими. Не по каждому тезису точно известно, кто именно из двух мужей его предложил.

Поскольку методы Шлегеля гораздо менее детализированы и систематичны, чем положения Шлейермахера, последним придается первостепенное значение.

Определение

С возникновением теории интерпретации связны такие имена: Шлейермахер, Дильтей, Гадамер. Герменевтика, основателем которой считается последний из указанных философов, связана с проблемами, возникающими при работе со значимыми человеческими действиями и их продуктами (в основном с текстами).

Как методологическая дисциплина, она предлагает инструментарий для эффективного рассмотрения проблем интерпретации человеческих действий, текстов и другого значимого материала. Герменевтика Х. Г. Гадамера и Ф.

Шлейермахера опирается на давнюю традицию, поскольку комплекс проблем, которые она решает, появился в человеческой жизни много столетий назад и требовал неоднократного и последовательного рассмотрения.

Интерпретация — это повсеместная деятельность, которая разворачивается всякий раз, когда люди стремятся понять любой смысл, который они считают существенным. С течением времени как проблемы, так и инструменты, предназначенные для их решения, значительно изменились вместе с дисциплиной самой герменевтики. Цель ее заключается в выявлении основного противоречия процесса понимания.

Философы-герменевтики (Ф. Шлейермахер и Г. Гадамер) связывают ее не с мыслью, а с манипуляциями над мышлением. Рассмотрим основные тезисы и понятия данной теории.

Развитие философской идеи

Теория герменевтики Шлейермахера основана на учении Гердера в области философии языка. Суть в том, что мышление зависит от языка, ограничено им или идентично с ним. Значение этого тезиса состоит в том, что важно использование слова. Однако между людьми существуют глубокие языковые и концептуально-интеллектуальные различия.

Самая оригинальная доктрина в философии языка – это семантический холизм. Именно он (по признанию самого философа) значительно усугубляет проблему интерпретации и перевода.

Основные принципы

Если рассматривать герменевтику Шлейермахера кратко и понятно, то следует обратить внимание на ключевые идеи предложенной им теории.

Вот ее основные принципы:

  • Интерпретация — гораздо более сложная задача, чем обычно понимается. Вопреки распространенному заблуждению, что «понимание происходит, как само собой разумеющееся», на самом деле «недопонимание происходит, как само собой разумеющееся, поэтому к пониманию следует стремиться и искать в каждой точке».
  • Герменевтика в философии – это теория понимания языковой коммуникации. Она определяется как противопоставленная, а не приравненная к ее объяснению, применению или переводу.
  • Герменевтика в философии — это дисциплина, которая должна быть универсальной, то есть такой, которая в равной степени применяется ко всем предметным областям (Библии, праву, литературе), к устной и письменной речи, к современным текстам и к древним, к работе на родном и на иностранных языках.
  • В данную философскую теорию включена интерпретация священных текстов, таких как Библия, которая не может опираться на особые принципы, например, на вдохновение как автора, так и переводчика.

Как выполняется интерпретация

Рассматривая вопросы герменевтики кратко, следует обратить внимание на проблему непосредственно толкования. Отметим, что теория Шлейермахера также опирается на следующие принципы:

  • Прежде чем начинать собственно интерпретацию текста или дискурса, необходимо сначала хорошо знать исторический контекст.
  • Важно четко разграничить вопрос о значении текста или дискурса и его истинности. Существует масса трудов сомнительного содержания. Предположение, что текст или дискурс обязательно должны быть правдивыми, часто приводит к серьезному неправильному толкованию.
  • Интерпретация всегда имеет две стороны: одна лингвистическая, другая психологическая. Задача лингвистической состоит в том, чтобы сделать вывод из доказательств, заключающихся в фактическом использовании слов в правилах, которые ими управляют. Однако герменевтика фокусируется на авторской психологии. Лингвистическая интерпретация в основном касается того, что является общим в языке, а психологическая в большей степени связана с тем, что характерно для конкретного автора.

Обоснования

Представляя свои идеи герменевтики, Фридрих Шлейермахер подразумевает несколько причин, по которым языковая интерпретация должна дополняться психологической.

Во-первых, эта необходимость вытекает из глубокой языковой и концептуально-интеллектуальной самобытности индивидов.

Эта особенность на уровне отдельных лиц приводит к проблеме лингвистической интерпретации, заключающейся в том, что фактическое использование слов, доступных для доказательства, обычно будет относительно небольшим по количеству и плохим по контексту.

Эту проблему должно помочь решить обращение к авторской психологии, предоставляя дополнительные подсказки. Во-вторых, обращение к психологии автора также необходимо для устранения неоднозначностей на уровне лингвистического значения, возникающего в определенных контекстах (даже тогда, когда стал известен диапазон значений, доступных для рассматриваемого слова).

В-третьих, чтобы полностью понять лингвистический акт, нужно знать не только его значение, но также то, что более поздние философы называли его «иллокутивной силой» или намерением (заключается в том, какое намерение осуществляет: сообщение, побуждение, оценку и пр.).

Условия

Для герменевтики Ф. Шлейермахера необходимо использование двух различных методов: «сравнительного» метода (т. е. метода простой индукции), который философ считает доминирующим с лингвистической стороны интерпретации.

В данном случае он переводит интерпретатора от конкретного использования слова в правилах, которые управляют ими всеми, к «гадательному» методу (то есть созданию предварительной ошибочной гипотезы, основанной на эмпирических фактах и выходящей далеко за рамки имеющейся базы данных).

Ученый считает этот подход преобладающим в психологической стороне интерпретации.

Широко распространенное в литературе понятие «гадание» для философа представляет собой процесс психологического самопроецирования в тексты, содержащие зерно истины, так как он считает, что герменевтика требует некоторой степени психологического общего понимания между переводчиком и интерпретатором.

Таким образом, в герменевтике Шлейермахера текст рассматривается с двух позиций.

Идеальная интерпретация по своей природе является целостным действием (этот принцип частично обосновывается, но при этом выходит за рамки семантического холизма).

В частности, любой данный фрагмент текста должен рассматриваться в свете всего массива, к которому он принадлежит.

Оба должны толковаться с более широкой точки зрения понимания языка, на котором они написаны, их исторического контекста, предыстории, существующего жанра и общей психологии автора.

Такой холизм вводит повсеместную циркулярность в интерпретацию, поскольку толкование этих более широких элементов зависит от понимания каждого фрагмента текста. Однако Шлейермахер не считает этот круг порочным.

Его решение состоит не в том, что все задачи должны выполняться одновременно, поскольку это намного превосходит человеческие возможности.

Скорее, идея заключается в мысли, что понимание — это не вопрос «все или ничего», а нечто, что проявляется в той или иной степени, поэтому можно постепенно продвигаться к полному пониманию.

Например, что касается отношения между частью текста и всем массивом, к которому он принадлежит, то с точки зрение герменевтики Шлейермахер рекомендует сначала прочитать и интерпретировать максимально хорошо каждую из частей текста, чтобы таким образом прийти к приблизительному общему осмыслению всего труда в целом. Метод применяется к уточнению первоначальных толкование каждой из конкретных частей. Это дает улучшенную общую интерпретацию, которая затем может быть повторно применена для дальнейшего уточнения понимания частей.

Фактически, герменевтика Шлейермахера почти идентична теории Гердера. Некоторая общая позиция здесь обусловлена ​​тем фактом, что на них обоих оказали влияние одни и те же предшественники, особенно И. А. Эрнести.

Но, рассматривая кратко герменевтику Шлейермахера, необходимо отметить, что она обязана исключительно Гердеру двумя основополагающими моментами: дополнением «лингвистического» «психологическим» толкованием и определением «гадания» в качестве преобладающего метода последнего.

Гердер уже использовал это, особенно в трудах «О сочинениях Томаса Аббта» (1768) и «О познании и ощущении человеческой души» (1778). Теория Шлейермахера, по сути, просто объединяет и систематизирует идеи, которые уже были «разбросаны» по ряду работ Гердера.

Отличия и особенности

Однако есть несколько существенных исключений из этого правила преемственности, связанные с отличиями теории герменевтики Шлейемахера от идей Гердера.

Чтобы это увидеть, следует начать с двух отклонений, которые не являются проблематичными, но довольно существенными. Во-первых, Шлейемахер усугубляет проблему интерпретации, вводя семантический холизм. Во-вторых, его теория вводит принцип идеала универсальности герменевтики.

Примем во внимание, что Гердер справедливо подчеркивал жизненную важность в интерпретации правильного определения жанра произведения, а также большую трудность сделать это во многих случаях (особенно из-за постоянных изменений и последующего распространенного соблазна ложно ассимилировать незнакомые жанры).

Однако Шлейермахер уделял этому вопросу сравнительно мало внимания. Особенно в своей более поздней работе он более детально определил психологическую интерпретацию в качестве процесса выявления и отслеживания необходимого развития единственного авторского «оригинального решения [Keimentchluß]».

Кроме того, Гердер включал не только лингвистическое, но и неязыковое поведение автора в число доказательств, имеющих отношение к психологической герменевтике. Шлейермахер мыслил несколько иначе. Он настаивал на ограничении лингвистического поведения.

Это тоже кажется ошибочным. Например, зарегистрированные акты жестокости маркиза де Сада кажутся более потенциально важными для установления садистской стороны его психологического облика и для точной интерпретации его текстов, чем его жестоких заявлений.

Шлейермахер (в отличие от Гердера) рассматривал центральную роль «гадания» или гипотезы в герменевтике в качестве основания для резкого разграничения интерпретации и естествознания. Следовательно, и для классификации его в качестве искусства, а не науки. Однако он, вероятно, должен был бы рассматривать это, как основание для признания понимания и естествознания схожими.

Его теория также имеет тенденцию преуменьшать, затенять или пропускать некоторые важные моменты, касающиеся герменевтики, которую уже высказал Фридрих Шлегель.

Его собственное отношение к подобным вопросам, высказанное в некоторых текстах, таких как «Философия философии» (1797) и «Фрагменты атенеума» (1798–1800), в значительной степени напоминает подход Шлейермахера.

Но это также включает в себя пункты, которые являются менее смелыми, неясными или вообще отсутствующими в работах философов.

Шлегель отмечает, что тексты часто выражают бессознательные значения. То есть каждое превосходное произведение нацелено на большее, чем в нем отражено. У Шлейермахера иногда можно встретить сходную точку зрения, наиболее проявляющуюся в доктрине, что толкователь должен стремиться понять автора лучше, чем он сам себя понимал.

Однако версия такой позиции, высказанная Шлегелем, является более радикальной, предусматривающей действительно бесконечную глубину значения, которое в значительной степени неизвестно самому автору.

Этот мыслитель подчеркивал, что произведение часто выражает важные значения не явно в какой-либо из его частей, а в том, как они объединяются в единое целое. Это является очень важным моментом с позиций герменевтики.

Шлегель (в отличие от Шлейермахера) подчеркивал, что работы, как правило, содержат путаницу, которую переводчик должен идентифицировать (распутать), а интерпретатор объяснить.

Недостаточно только понять истинный смысл запутанного произведения. Желательно разбираться в нем лучше, чем сам автор. Нужно также уметь характеризовать и правильно истолковывать возникающую путаницу.

Развитие идей

Несмотря на эти существенные, но ограниченные недостатки в деталях герменевтики Шлейермахера, его последователь Август Бек, являющийся выдающимся классическим филологом и историком, впоследствии дал широкую и более систематическую переформулировку идей герменевтики в лекциях, которые были опубликованы в труде «Энциклопедия и методология филологических наук».

Этот ученый высказал мнение, что философия должна существовать не ради себя самой, а быть инструментом для понимания социальных и государственных условий. Именно благодаря совместному влиянию трактовок этих двух мыслителей герменевтика, кратко говоря, достигла чего-то очень похожего на статус официальной и общепризнанной методологии по классической и библейской науке XIX века.

Источник: https://FB.ru/article/462139/germenevtika-shleyermahera-osnovnyie-tezisyi-teoriya-i-dalneyshee-razvitie-idei

Историческая герменевтика Вильгельма Дильтея (1833-1911)

Историческая герменевтика Вильгельма Дильтея: В то время как для Шлейермахера предметом толкования являлся текст,

В то время как для Шлейермахера предметом толкования является текст, Вильгельм Дильтей обратился к интерпретации истории.

По Дильтею, критерии интерпретации истории находятся в ней самой. Но, в отличие от текста, который представляет собой законченное произведение и объективирован нами, история не завершена, и сам интерпретатор принадлежит ей и определен ею.

, Дильтей полагал возможным переход от индивидуальной жизни к историческому контексту только посредством приобщения к надындивидуальным контекстам. Эти надындивидуальные образования существуют как нечто, произведенное человеком, а не природно-данное.

Систематизация законов герменевтики Эмилио Бетти (1890-1968)

Итальянский историк права и теоретик герменевтики. Его усилия были направлены на разработку всеобщей теории интерпретации, выявление общей гносеологической структуры, лежащей в основе всех форм научного истолкования (философских, исторических, теологических, юридических).

Бетти свел множество правил и принципов, разработанных на протяжении истории герменевтики в качестве специфических техник интерпретации, к четырем канонам:

1 канон – «канон герменевтической автономии»

2 канон – «канон герменевтической целостности»

3 канон – «канон актуальности понимания»

4 канон – «канон герменевтического консонанса»

Классическая и современная герменевтика

Дифференциация двух указанных стратегий позволяет понять существенные различия, существующие между классической и современной герменевтикой.

По Эмилио Бетти, процесс понимания состоит из 3х моментов:

1.автор, инициатор «манифестации».

2. текст, подлежащий пониманию

3. интерпретатор (адресат, понимающий субъект)

Автор(S1) – объект(текст) – адресат(S2).

Классическая герменевтика акцентирует внимание на связке «автор – текст» и полагает, что можно добиться адекватного понимания, реконструировав первоначальный процесс(тип реконструкции).

Второй тип «текст – интерпретатор»(тип интеграции).

Неотомизм: понимание Бога, человека, общества

Учение неотомизм – течение в современной католической философии, в основе которого учение Фомы Аквинского (1227-1274). Получило статус официальной философской доктрины Ватикана после опубликования в 1879 году энциклики папы Льва 13 «Aeternipatris». Ведущие представители – Э.Жильсон, Ж.Маритен во Франции, И.Месснер в Австрии, Ю.Бохеньский в Швейцарии, К.

Войтыла (Папа Иоанн Павел 2) в Польше, К.Ранер в Германии. Представители неотомизма опираются на установки и положения аристотелево-томистской традиции, отстаивают принципы, креационизма (божественного сотворения мира); к основным «ликам Божества» относят единство, истину, благо и красоту; считают, что в Боге имеет место тождество сущности и существования.

В сфере сотворенного бытия существованию предшествует сущность. Бог, создавший мир из ничего, изливает в него собственную экзистенциальную полноту и одновременно строит его в соответствии с определенными сущностными образцами. Творец противоположен миру, но его создание позволяет в некоторой степени судить о нем самом (принцип аналогии Бога и его творения).

Человек в неотомизме трактуется как сложная субстанция, состоящая из двух простых – души и тела. Душа считается основой личности, формообразующей по отношению к телу. Универсальной целью личности и смыслом ее существования является созерцание божественного блага, творение добра и избегание зла. Общество понимается как совокупность отдельных индивидов и как «сверхличность».

Приоритет отдается общечеловеческим ценностям, соблюдение и ориентация на которые призваны обеспечить примирение противоречий между социальными слоями, соблюдение прав и свобод граждан, реализацию развития человечества по «третьему пути», лежащему между «капиталистическим индивидуализмом» и «марксистским коллективизмом», движение человека к внутренне присущей ему цели – нравственному совершенству.

Герменевтика

Герменевтика (греч. hermeneutike – толкование) как способ систематического размышления о специфике проблем понимания и истолкования является одним из влиятельных философских направлений философского анализа 20 века.

Предыстория герменевтики

Герменевтическое искусство возникло в античности. Оно носило сакральный характер и представляло собой толкование высказываний оракула, не дававшего прямых указаний, но говорившего намеками.

Позднее в античной традиции поиск сакрального смысла уступил место ученому толкованию. Об этом свидетельствует название работы Аристотеля «Об истолковании».

В этом произведении герменевтика рассматривается не как теория интерпретации в современном смысле слова, но как вид логической грамматики.

По Аристотелю, она анализирует грамматические и логико-семантические проблемы высказываний и утверждений в отношении функции истинности и ложности высказываний.

Движущей силой развития герменевтики в античности было напряжение между двумя принципиально различными способами истолкования текста — грамматическим и аллегорическим.

Грамматическое истолкование, переформулировав, сохраняло смысл старого текста, в то время как аллегорическое, напротив, предавала каноническому тексту в его исходном звучании новый смысл в контексте иного мышления. Преимущественное значение в грамматической интерпретации получал буквальный смысл (sensuslitteralis).

Аллегорическая интерпретация обращалась не к буквальному, а к аллегорическому смыслу (sensusallegoricus).

Процедуры аллегорического истолкования были расширены позднее Филоном Александрийским (ок.25 до н.э.- до ок.50 н.э.), который попытался примирить ближневосточное мифологическое мышление с античным рациональным и, далее, христианскими мыслителями из так называемой «александрийской школы», а именно Климентом (ок.150 до 215 н.э.) и Оригеном (ок.185-254/254 н.э.).

В средневековой европейской культуре для обозначения истолкования Священного Писания применялось слово «экзегетика».

В качестве нормативных экзегетических сочинений следует назвать четвертую книгу «О началах» Оригена, третью книгу «О христианском учении» Августина и вторую книгу сочинений Юнилия «Основные принципы божественного закона».

Употребление слова герменевтика в качестве понятия вошло в культурный обиход лишь в 17 веке, что было вызвано актуализацией проблемы понимания Библии в связи с церковным расколом. Немецкий протестантский теолог Иоганн Конрад Даннхауэр (1603-1666) в работе «Священная герменевтика, или о методе истолкования Священного Писания» предал старому слову «герменевтика» понятийное значение.

С развитием протестантизма герменевтика постепенно освобождалась от теологических интенций. Возникли сочинения о толковании, касающиеся не только Святого Писания, но и других текстов.

Искусство истолкования оформилось как самостоятельная дисциплина.

В эпоху протестантизма складывался так называемый «герменевтический триумвират» — относительно самостоятельные формы герменевтического знания: теологическая, юридическая и филологическая герменевтика. Все они существуют и в настоящее время.

Генезис протестантской герменевтики свидетельствует, что герменевтика актуализируется в так называемых герменевтических ситуациях, то есть в эпохи разлома традиций. Герменевтика всегда занята истолкованием манифестаций, которые не понятны сами по себе. Она нужна только тогда, когда требуются сознательные рефлективные усилия по восстановлению непрерывности культурной традиции.

Источник: https://cyberpedia.su/13x189ac.html

Романтическая герменевтика Фридриха Шлейермахера

Историческая герменевтика Вильгельма Дильтея: В то время как для Шлейермахера предметом толкования являлся текст,

Универсализация герменевтической проблематики произошла в европейской культуре в эпоху очередного разрыва традиции – эпоху романтизма.

Романтизм принес с собой принцип историзма, приведший к историзации самого подхода к текстам: они стали интерпретироваться как исторически изменчивые сущности.

Развитие этой идеи привело к убеждению о возможности правильного понимания текста лишь в случае знакомства с его историей.

Шлейермахер ищет основания понимания чужих текстов.

Он усматривал эти основания в реконструкции первоначального замысла автора. Для этого необходимо «настроиться» на ситуацию автора «перенестись» в его психику, его душевное состояние, язык, мир его идей и представлений.

Такая процедура возможна на пути психологического перенесения.

Этот принцип получил название «принципа конгениальности», конгениальности автора и интерпретатора, которая основывается на дивинации, некой боговдохновенности, непосредственно вчувствовании в индивидуальность автора.

Безусловным теоретическим достижением Шлейермахера была тематизация эвристической метафоры герменевтического круга. Герменевтический круг – метафора описывающая продуктивное движение мысли. С одной стороны представляется очевидным, что часть понятна из целого, а целое – из части.

С другой стороны, в процессе понимания мы словно движемся в неком круге, ведь понимание целого возникает не из частей, поскольку они только из уже понятого целого могут интерпретироваться как его части.

Что бы отнести некие фрагменты текста или определенные исторические события к какому- нибудь целому, мы должны уже заранее иметь идею именно этого целого, а не другого.

Повторное возвращение от целого к части и от частей к целому меняет и углубляет понимание смысла части, подчиняя целое постоянному развитию.

Для описания такого движения в большей степени подходит метафора не круга, а спирали. Иное решение проблемы герменевтического круга, технически оно называется «предвосхищение завершенности», можно описать следующим образом: понимать что-либо можно только тогда, когда то, что пытаешься понять, уже заранее понимаешь.

Историческая герменевтика Вильгельма Дильтея (1833-1911)

В то время как для Шлейермахера предметом толкования является текст, Вильгельм Дильтей обратился к интерпретации истории.

По Дильтею, критерии интерпретации истории находятся в ней самой. Но, в отличие от текста, который представляет собой законченное произведение и объективирован нами, история не завершена, и сам интерпретатор принадлежит ей и определен ею.

Следовательно, как субъект истории, исследователь является частью своего же собственного объекта и не может выйти за пределы истории и превратить ее в объект.

Возникает ключевая для Дильтея проблема: как для исторически обусловленного и заданного историка возможно получение объективного знания об истории? Дильтей предложил превратить историчность в позитивное качество. Историческая наука возможна потому, что человек является историческим существом. Фундаментом исторического знания становится переживание.

Переживание возможно, так, как история представляет собой непрерывный поток жизни. Жизнь и переживание объективируются, с одной стороны, в различного рода «культурных системах», под которыми Дильтей понимал «хозяйство, право, религию, искусство и науку» и, с другой стороны, во «внешней организации общества – семье, общине, церкви, государстве».

Таким образом, Дильтей полагал возможным переход от индивидуальной жизни к историческому контексту только посредством приобщения к надындивидуальным контекстам. Эти надындивидуальные образования существуют как нечто, произведенное человеком, а не природно-данное.

Систематизация законов герменевтики Эмилио Бетти (1890-1968)

Итальянский историк права и теоретик герменевтики. Его усилия были направлены на разработку всеобщей теории интерпретации, выявление общей гносеологической структуры, лежащей в основе всех форм научного истолкования (философских, исторических, теологических, юридических).

Бетти свел множество правил и принципов, разработанных на протяжении истории герменевтики в качестве специфических техник интерпретации, к четырем канонам:

1 канон – «канон герменевтической автономии»

2 канон – «канон герменевтической целостности»

3 канон – «канон актуальности понимания»

4 канон – «канон герменевтического консонанса»

Координация канонов позволяет более подробно описать отношения герменевтического объекта (интерпретандума) и субъекта (интерпретатора).

Канон герменевтической автономии в качестве позитивного установления требует соблюдения автономии текста, то есть учета интенций автора. В качестве негативного установления этот закон налагает запрет на произвольную интерпретацию авторского текста.

Канон герменевтической целостности требует соблюдения процедур, способствующих пониманию исходного текста.

Чтобы правильно понять, о чем говорит автор, необходимо знать культурный, социальный, политический, идеологический, психологический контексты, а также историю творчества автора, историю произведения, историю жанра, к которому относится данное произведение, особенности авторского стиля, трансформации этого стиля (закон контекста). Кроме того, сам интерпретатор должен «подчиняться» этому канону, то есть сам он является частью, фрагментом некой целостности.

Канону автономии соответствуют процедуры, подчиненные канону консонанса, прежде всего, — осуществление принципа конгениальности, перенесения.

Соблюдение канонов требует от интерпретатора определенной стратегии действия: во-первых, осознание своей историчности и определенности традицией, во-вторых, стремление не самому перенестись в мир автора, а актуализировать текст, применительно к своей ситуации.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/2_79369_romanticheskaya-germenevtika-fridriha-shleyermahera.html

Scicenter1
Добавить комментарий