KAHT: …звездное небо надо мной и моральный закон во мне… Лишь ближе к

Звёздное небо надо мной и моральный закон во мне

KAHT:  …звездное небо надо мной и моральный закон во мне… Лишь ближе к

Абрамова М. ДКУ-1

Тема 1

В основу этики И. Канта положен категорический императив, внутренний нравственный закон личности. «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением… — это звездное небо надо мной и моральный закон во мне», — писал Кант.

Прекрасное, величественное, бездонное, вечное, загадочное… Всё это о нём – о звёздном небе. Под звёздным небом гуляют влюблённые и пишут стихи поэты, звёздное небо вдохновляет сочинять музыку и приглашает задумываться над «вечными» философскими вопросами. Древние греки слагали о нём легенды.

Современный человек – при всей своей сумасшедшей, наполненной заботами и делами жизни – не согласился бы, чтобы в его мире не было красоты, романтики и величия бескрайнего неба. Человек и Вселенная – главные вопросы человеческого познания. Из этих двух слов исходит всё, что исследует наука, и к ним же всё возвращается.

То, что внутри меня и то, что вовне, – вечное противопоставление и вечное притяжение. Поэтому небо увлекает и мечтателя, и прагматика, и физика, и лирика.

Так же как мы пытаемся постичь тайны бескрайнего и великого звёздного неба, мы желаем познать и свой внутренний мир, не менее загадочный и огромный. Он во многом остаётся для нас тайной, но внутренний «моральный закон» мы все же ощущаем на себе.

Под «моральным законом во мне» имеется в виду совесть, данную Богом.

Мой взгляд на понимание совести во многом схож со взглядом известного русского философа Владимира Сергеевича Соловьева (1853-1900)о том, что совесть формируется в душе человека из чувств стыда, жалости и благоговения.

Стыд выражает наше отношение к природному началу в себе, освобождает человека от эгоизма, власти плотских чувств. Жалость – это сострадание к другим людям. Благоговение – признание Бога, почитание его вселенской мудрости, власти, силы.

Стыд, жалость, благоговение в единстве составляют совесть, основу нашей нравственности .

Среди современных русских ученых есть пришедшие к мысли о бессмертии души человека. Нет предела познанию, многое еще нам неведомо. Главное — сохранить нашу душу чистой, а совесть чуткой.

Моральное чувство, понимается как восприимчивость к удовольствию или неудовольствию, соотносится с законом долга; оно присуще каждому, без него человек был бы «нравственно мертвым», ничем не отличающимся от животного. Моральное чувство — врожденное качество. К этой же категории относят и совесть — «практический разум, напоминающий человеку в каждом случае применения закона о его долге оправдать или осудить».

«Нельзя совершенно отрицать наличие совести у кого-то, можно говорить лишь о том, что человек «имеет склонность не обращать внимания на суждения ее” — писал Кант.

Категория долга занимает чрезвычайно важное место в этической системе Канта. Долг по отношению к другим — делать добро, долг по отношению к себе — сохранять свою жизнь и прожить ее достойно.

«Максима благоволения (практическое человеколюбие) — долг всех людей друг перед другом (все равно, считают их достойными любви или нет) согласно этическому закону совершенства: люби ближнего своего как самого себя» Человек должен «благотворить, т.е.

по мере возможности помогать людям и содействовать их счастью, не надеясь получить за это какое-либо вознаграждение». Его долг «перед самим собой состоит….

в запрещении лишать себя преимущества морального существа, состоящего в том, чтобы поступать согласно принципам… Пороки, противостоящие этому долгу: ложь, скупость, ложное смирение (раболепие)»

Долг перед самим собой предполагает такие обязанности, как самосохранение, развитие своих естественных сил (духовных, душевных и телесных), «увеличение своего морального совершенства».

Началом всякой человеческой мудрости Кант называет моральное самопознание, которое формирует «беспристрастность в суждениях о самом себе при сравнении с законом и искренность в признании себе своего морального достоинства или недостойности».

Можно с точностью сказать, что «моральный закон во мне» не менее удивительный и благоговейный, чем звёздное небо. Ведь «моральный закон во мне» начинается с невидимого Я, с личности. Он представляет человека в мире, который поистине бесконечен, но незрим и воспринимается только рассудком.

    Осмысление нравственного закона, напротив, бесконечно возвышает  ценность человека как мыслящего существа. Моральный закон, таящийся в личности, открывает жизнь, независимую от животной природы личности и даже от всего чувственно воспринимаемого мира.  

http://www.vivatao.

com/item/15563545314/?utm_source= 

Источник: https://www.referat911.ru/Kommunikacii-i-svyaz/zvjozdnoe-nebo-nado-mnoj-i/109380-1950155-place1.html

Звёздное небо над головой и моральный закон во мне

KAHT:  …звездное небо надо мной и моральный закон во мне… Лишь ближе к

Иммануил Кант 

В истории философии было немало попыток понять, что заставляет нас вести себя этично, почему мы должны так себя вести, а также выявить принцип, на котором основывается или мог бы основываться наш моральный выбор. Этическая теория немецкого философа Иммануила Канта — одна из самых примечательных таких попыток.

Предпосылки этической теории Канта

«Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, — это звездное небо надо мной и моральный закон во мне». — Иммануил Кант

Разрабатывая свою этическую теорию, Кант исходит из двух важных предпосылок. Первая из них характерна для всей мировой философии, вплоть до XIXвека. Она состоит в том, что существует такое знание, истина, которое является вечным, неизменным и универсальным.

Вторая предпосылка является характерной в первую очередь для средневековой религиозной философии и может показаться очень странной современному человеку. Она состоит в том, что свобода — это независимость от каких бы то ни было обстоятельств.

Кант разделяет мир природы и мир разума или мир свободы, как средневековые богословы разделяют Царство земное и Царство небесное. В мире природы человек подчинён обстоятельствам и потому несвободен.

Свободным он может стать только в том случае, если будет подчиняться велению разума (тогда как в Средневековье свобода состояла в подчинении воле Бога).

При этом разум занят познанием истины. Соответственно всё, что может предписывать нам разум, — это нечто вечное, неизменное и универсальное, то есть то, что должны делать все и всегда.

Три формулировки категорического императива

Исходя из этого, Кант разрабатывает этическую систему, основанную на категорическом императиве,— требовании разума неукоснительно следовать выработанным им правилам. Этот императив имеет три, следующих друг из друга и взаимодополняющих, формулировки:

1. Поступай так, чтобы максима твоей воли могла бы быть всеобщим законом.

Эта формулировка очень проста и напрямую следует из предпосылок, которыми пользуется Кант. По сути дела, он призывает нас, при совершении того или иного действия, представлять, что было бы, если бы так поступали все и всегда.

Причём оценка действия в данном случае будет не столько этическая или эмоциональная: «мне нравится» или «не такая ситуация», а строго логическая.

Если, в случае, когда все ведут себя таким же образом, как и мы, действие теряет свой смысл или становится невозможным, то его совершать нельзя.

Например, прежде чем солгать, представим, что все всегда будут лгать. Тогда ложь будет бессмысленной, поскольку все будут знать, что то, что им говорят — ложь. Зато при этом коммуникация будет практически невозможна.

Подобное правило не может служить ориентиром для действий всех остальных разумных существ, потому что оно уничтожает само себя — оно является логически противоречивым.

2. Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству.

Эта формулировка с гораздо меньшей очевидностью следует из указанных выше предпосылок, и при этом она является одновременно и более тривиальной, и более интересной, чем первая. Она исходит из того, что источником любой цели и ценности является разум. И именно разум является целью того законодательства, которое он разрабатывает.

Соответственно, целью законодательства является каждый носитель разума, каждое разумное существо.

Если бы мы на основе первой формулировки категорического императива взяли за правило использовать других как средства для достижения целей, а не как цели сами по себе, то столкнулись бы с парадоксом, в котором никто и ничто не может служить источником никакой цели, ради которой могли бы использоваться те или иные средства.

Этот императив может показаться достаточно тривиальным, поскольку он очень похож на «золотое правило нравственности»: поступай так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой.

Однако он интересен тем, что, во-первых, как и первый императив, базируется на логике, а не на желании или ценности, как «золотое правило».

Во-вторых, если «золотое правило» предлагает посмотреть на собственные желания и поступать по отношению к другим так, как если бы они были нами, то вторая формулировка категорического императива предлагает осознать ценность чужой жизни и желаний, не подменяя их собственными.

Из «золотого правила» можно вывести, что если вы, например, мазохист, то вам следует причинять другим людям боль.

Тогда в силу топорной универсальности предписаний оно больше похоже на первую формулировку категорического императива. Вторая же призывает нас подумать о благе другого человека.

Она, скорее, советует подменить себя другим, тогда как «золотое правило» предлагает подменить другого собой.

3. Третий категорический императив не так явно выражен в тексте, как первые два. Он сформулирован Кантом следующим образом: «идея воли каждого разумного существа как воли, устанавливающей всеобщие законы».

Тут неочевидным образом соединяются первая и вторая формулировки категорического императива. Первая требует установить всеобщие объективные законы. Вторая требует сделать целью этих законов субъект. Третья фактически повторяет предпосылки и предыдущие формулировки.

Смысл третьей формулировки состоит в том, что воля каждого разумного существа должна служить источником законодательства для самой себя. Только тогда она будет свободно следовать этому законодательству.

При этом свободным является только поведение, диктуемое разумом.

То есть любое разумное существо должно само устанавливать себе (и миру) законы и в силу своей разумности желать этих законов, поскольку они направлены на реализацию диктуемых разумом целей этих существ.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://sciencepop.ru/chto-ya-dolzhen-delat-ili-etika-immanuila-kanta/

Читать онлайн Мир Софии страница 68. Большая и бесплатная библиотека

KAHT:  …звездное небо надо мной и моральный закон во мне… Лишь ближе к

Хильдина мама прокричала ей наверх, что через десять минут по телевизору начинается «Деррик» и что она уже поставила пиццу в духовку. Хильда устала от бесконечного чтения — она все-таки проснулась в шесть утра. Остаток вечера Хильда решила посвятить маме и своему дню рождения. Но сначала нужно посмотреть кое-что в словаре.

Гуж?… Нет. Де Гуж? Тоже нет. Тогда, может, Олимпии де Гуж? Ничего похожего! В энциклопедическом словаре Книжного клуба не было ни одного слова про женщину, казненную за участие в феминистском движении. Не возмутительно ли?

Ее-то папа не придумал?

Хильда кинулась на первый этаж за большим словарем.

— Я только найду одну статью, — объяснила она недоумевающей маме.

Прихватив соответствующий том энциклопедии издательства «Аскехоуг», она помчалась обратно наверх. Гуж… ага, вот она!

Гуж, Мария Олимпия (1748-1793), франц. писательница, заявила о себе в период Великой франц. революции, в частности, многочисл. брошюрами, посвященными социальным проблемам, а также рядом пьес.

В числе немногих боролась в период революции за распространение прав человека и на женщин, в 1791 издала «Декларацию прав женщины». Казнена в 1793 за то, что осмелилась выступать в защиту Людовика XVI и нападать на Робеспьера. (Лит.: L.

Lacour, «Les enginesdu feminisme contemporain», 1900.)

KAHT

…звездное небо надо мной и моральный закон во мне…

Лишь ближе к полуночи майор Альберт Наг позвонил домой, чтобы поздравить Хильду с пятнадцатилетием. Трубку взяла мама.

— Тебя, Хильда.

— Алло?

— Это папа.

— Вот сумасшедший. Уже почти двенадцать часов.

— Я просто хотел тебя поздравить…

— Ты занимался этим целый день.

— …но выжидал, когда день подойдет к концу.

— Почему?

— Ты разве не получила моего подарка?

— Конечно, получила! Большое спасибо.

— Тогда не мучай меня, скажи, что ты о нем думаешь.

— Безумно интересно. Я сегодня почти не ела.

— Нельзя ходить голодной.

— Но это же так увлекательно!

— Докуда ты дочитала? Пожалуйста, Хильда, ответь мне.

— Они вошли в Майорстуа, потому что ты начал дразнить их морским змеем…

— Эпоха Просвещения.

— И Олимпия де Гуж.

— Значит, я не сильно ошибся.

— В чем ошибся?

— По-моему, там осталось одно-единственное поздравление. Зато очень весомое.

— Я еще немножко почитаю перед сном.

— Ты хоть что-нибудь понимаешь?

— Я с сегодняшнего утра узнала больше… больше чем за всю школу. Трудно поверить, что прошел всего один день с тех пор, как София вернулась домой после занятий и нашла первый конверт.

— Какой малостью можно угодить человеку.

— Но мне ее жалко.

— Кого, маму?

— Да нет, Софию.

— Почему?…

— Она совсем сбита с толку.

— Но она же… я же ее…

— Ты хочешь сказать, что ты ее просто-напросто выдумал?

— Что-то в этом роде.

— А мне кажется, София и Альберто существуют на самом деле!

— Мы поговорим об этом, когда я вернусь.

— Ладно.

— А теперь — желаю тебе хорошего дня.

— Как-как?

— То есть покойной ночи.

— Покойной ночи.

Когда полчаса спустя Хильда легла в постель, на улице было еще так светло, что она видела сад и залив. В это время года темнота вообще не наступала.

Хильда поиграла с мыслью о том, что она живет в картине, висящей на стене в лесной избушке. Интересно, можно ли выглянуть из картины и посмотреть, что делается вокруг?

Прежде чем заснуть, она прочитала в папке еще несколько страниц.

София положила письмо от Хильдиного отца обратно на каминную полку.

— Я ничего не имею против ООН, — сказал Альберто, — но мне не нравится, что он вмешивается в мои рассказы.

— По-моему, тебе не стоит принимать это близко к сердцу.

— Во всяком случае, я собираюсь впредь игнорировать морских змеев и прочие из ряда вон выходящие явления. Давай сядем вот тут, у окна, и я расскажу тебе про Канта.

София заметила на столике между двумя креслами пару очков. Она также обратила внимание, что оба стекла у них были красного цвета. Может, это особо сильные очки против солнца?

— Уже почти два часа, — сказала она. — Я должна попасть домой до пяти. Мама наверняка что-нибудь придумает насчет дня рождения.

— Значит, у нас есть три часа.

— Приступай.

— Иммануил Кант родился в 1724 году в городе Кенигсберге (Восточная Пруссия) и был сыном седельного мастера.

В Кенигсберге он и прожил почти всю свою жизнь, до самой смерти, последовавшей в возрасте восьмидесяти лет. Он происходил из крайне религиозной семьи.

Вера Канта имела немаловажное значение для его философской системы: как и Беркли, он стремился спасти основы христианской веры.

— О Беркли я уже наслышана, даже слишком.

— Кант был также первым из рассматриваемых нами мыслителей, кто получил в университете должность профессора философии. Он был, так сказать, философом-предметником.

— Предметником?

— Дело в том, что слово «философ» сегодня употребляется в двух несколько отличных смыслах. Прежде всего под философом подразумевается мыслитель, пытающийо найти собственные ответы на философские вопросы. Не философ — это и специалист по истории философии, вовсе не обязательно разрабатывающий свою теорию, а, скажем преподающий философию как учебную дисциплину.

— И Кант был таким специалистом?

— Он сочетал в себе обоих философов. Если бы он был только хорошим профессором, то есть знатоком учений, разработанных другими философами, он бы не оставил по себе памяти в истории философии.

Но не мешает подчеркнуть, что Кант был отлично знаком с предшествовавшей философской традицией, в частности, с рационалистами Декартом и Спинозой, а также с эмпириками Локком, Беркли и Юмом.

— Я просила тебя не упоминать Беркли.

— Как мы выяснили, по мысли рационалистов, основа всего человеческого познания заключается в разуме. С другой стороны, нам известно и то, что, согласно эмпирикам, все знания о мире идут от чувственных впечатлений. Юм к тому же указывал на существование очевидных пределов для выводов, которые мы можем делать на основании чувственного опыта.

— С кем из них был согласен Кант?

— Он считал, что обе стороны отчасти правы и отчасти ошибаются. Мыслителей занимал вопрос о познаваемости мира. Эта философская проблема объединяла всех, кто шел после Декарта. Указывалось на две возможности: мир либо в точности таков, каким мы его ощущаем, либо таков, каким он представляется нашему разуму.

— А что утверждал Кант?

— Кант утверждал, что в нашем восприятии мира важную роль играет и ощущение, и разум. Но, по его мнению, рационалисты переоценивали разум, а эмпирики заходили слишком далеко в акцентировании чувственного опыта.

— Если ты не собираешься привести хотя бы один убедительный пример, все это останется словесами.

— Отправная точка у Канта такая же, как у Юма и эмпириков: все наши знания о мире идут от чувственного опыта. Но — и тут он протягивает руку рационалистам — в нашем разуме также заложены важные предпосылки того, как мы воспринимаем окружающий мир. Иначе говоря, в человеческом сознании существуют некие условия, определяющие наше восприятие.

— Разве это пример?

— Давай я лучше дам тебе задание. Пожалуйста, принеси с того столика очки. Вот так. А теперь надень их!

София надела очки на нос. Все вокруг мгновенно стало красным. Светлые цвета оттенялись розовым, темные сделались темно-красными.

— Что ты видишь?

— Я вижу в точности то же, что и раньше, только в красных тонах.

— Это потому, что очки ставят предел твоему восприятию действительности. Другими словами, все, что ты видишь, идет из окружающего мира, однако то, как ты видишь, зависит, в частности, от очков. Ты не можешь утверждать, что мир красный, хотя и воспринимаешь его таким.

— Конечно, не могу…

— Если бы ты сейчас гуляла в лесу (или, скажем, шла домой, к Капитанскому повороту), ты бы видела все точно как всегда. Но все было бы красного цвета.

— Да, пока я не сняла бы очки.

— Так же и Кант, София, утверждал, что в самом нашем рассудке есть определенные предрасположенности, которые и влияют на наши ощущения.

— О каких предрасположенностях идет речь?

— Что бы мы ни видели, мы воспринимаем все явления прежде всего в пространстве и времени.

Кант называл пространство и время двумя «формами созерцания», подчеркивая, что эти «формы» в нашем сознании предшествуют любому ощущению.

Это означает, что мы заранее, до восприятия какого-либо явления, знаем, что оно будет воспринято нами в пространстве и времени, поскольку мы не в силах снять с себя «очки» разума.

— Он считал восприятие явлений в пространстве и времени врожденным качеством?

Источник: https://dom-knig.com/read_241437-68

Мир Софии

KAHT:  …звездное небо надо мной и моральный закон во мне… Лишь ближе к
sh: 1: —format=html: not found

…в конечном счете нечто должно было когда-то возникнуть из совершенной пустоты…

София Амуннсен возвращалась домой из школы. Первый отрезок пути они шли вместе с Йорунн и говорили о роботах. Йорунн считала, что человеческий мозг — всего-навсего компьютер, только очень сложный. София высказывала сомнения. Наверное, человек не просто машина?

Возле продуктового центра, с его множеством магазинов и лавочек, подруги разошлись в разные стороны. София жила в дальнем конце района, застроенного коттеджами, и идти в школу ей было в два раза дальше, чем Йорунн. Дом ее стоял чуть ли не на краю света. Прямо за садом начинался густой лес.

София свернула на Клёвервейен. Улица сначала шла прямо, а к концу делала зигзаг, известный под названием Капитанского поворота. Прохожих здесь почти не видели, разве что по выходным.

Дело было в первых числах мая. В некоторых садах вокруг фруктовых деревьев виднелись тесные кучки желтых нарциссов. Березы уже накинули на себя тонкую зеленую вуаль.

Удивительно, что в это время года все вдруг пускается в рост… Какая сила с наступлением тепла, лишь только растает последний снег, выталкивает на поверхность безжизненной земли невесть откуда взявшуюся зелень?

Открывая калитку, София заглянула в почтовый ящик. Чаще всего там можно было найти кучу рекламы и несколько больших конвертов, адресованных маме. Обычно София оставляла толстую пачку корреспонденции на кухонном столе и, поднявшись к себе в комнату, принималась за уроки.

Папе лишь изредка приходили письма из банка, но при его специальности тут не было ничего удивительного. Софиин отец был капитаном крупного танкера и почти все время проводил в море.

Если главе семейства случалось на несколько недель задержаться дома, он неслышными шагами передвигался по комнатам и всячески обхаживал Софию и ее маму.

Потом он снова уходил в плавание и как бы исчезал из их жизни.

Сегодня в почтовом ящике обнаружилось всего одно письмо, и адресовано оно было Софии.

На небольшом конверте стояло: «Софии Амуннсен, Клёвервейен, 3». Ни обратного адреса, ни имени отправителя не значилось. Не было и почтовой марки.

Затворив за собой калитку, София тут же вскрыла конверт. Внутри оказался крошечный листок бумаги, размером даже меньше конверта. На листке было написано:

Кто ты такая?

И всё. Ни тебе «здравствуй», ни тебе подписи, только три выведенных от руки слова с огромным вопросительным знаком в конце.

София снова взглянула на конверт. Нет, конечно, письмо предназначено ей. Но кто опустил его в почтовый ящик?

Она торопливо вынула ключ и отперла красный дом. Верный своей привычке кот Шер-Хан успел прошмыгнуть между кустов, вскочить на крыльцо и проскользнуть в дверь, прежде чем София ее за собой закрыла.

— Кис-кис-кис!

Иногда Софиина мама в сердцах называла их дом зверинцем. Живности у Софии действительно хватило бы на маленький зоопарк. Сначала ей купили круглый аквариум с золотыми рыбками — Златоглавкой, Красной Шапочкой и Черным Петером.

Затем появились волнистые попугайчики, которых она назвала Тут и Там, черепаха Говинда и, наконец, тигровый кот Шер-Хан (в желтую и коричневую полоску).

Все эти животные призваны были скрашивать девочке жизнь, пока мама работала, а папа путешествовал по свету.

Сбросив с себя школьную сумку, София насыпала в миску Шер-Хану кошачьего корма, а сама плюхнулась на кухонную табуретку с таинственным письмом в руке.

«Кто ты такая?»

Ничего вопросик! Естественно, она знала, что ее зовут София Амуннсен, но кто она такая? Этого София еще не выяснила.

А если б ее звали по-другому? Скажем, Анна Кнутсен? Неужели тогда она была бы иной?

София вдруг вспомнила, что папа хотел назвать ее Сюннёве. Она попробовала мысленно протянуть руку и представиться: «Сюннёве Амуннсен»… но у нее ничего не вышло. Так могла представляться только совсем другая девочка.

София соскочила с табуретки и прямо с письмом пошла в ванную. Встав перед зеркалом, она посмотрела себе в глаза.

— Я — София Амуннсен, — сказала она.

Девочка в зеркале и бровью не повела в ответ. Что бы ни делала София, она лишь в точности повторяла ее движения. София попыталась опередить свое отражение молниеносным рывком в сторону, но вторая девочка успела повторить даже его.

— Кто ты такая? — спросила София.

Ответа и тут не последовало, однако София на мгновение растерялась, не уверенная в том, кто из них задал вопрос: то ли она сама, то ли ее отражение.

— Ты — это я, — сказала София, ткнув пальцем в нос двойника.

Снова не получив ответа, она склонила голову набок и прибавила:

— А я — это ты.

София Амуннсен не всегда бывала довольна своей внешностью. Хотя ей часто делали комплименты по поводу красивых миндалевидных глаз, она знала, что у нее великоват рот и коротковат нос и что комплиментами ее просто пытаются утешить. Да и уши почти вплотную прилегали к глазам.

Впрочем, больше всего неприятностей доставляли Софии прямые черные волосы, с которыми при всем желании нельзя было ничего поделать. Отец иногда, гладя дочку по голове, вспоминал прелюдию Клода Дебюсси и называл Софию «девушкой с волосами цвета льна».

Хорошо отцу шутить: не он всю жизнь мучается с жесткими прядями, которые не берут ни лак, ни гель.

Временами София казалась себе чуть ли не уродиной. Мама как-то обмолвилась о тяжелых родах — может, дело в этом? Однако неужели внешность человека определяется в момент рождения?

Источник: http://booksonline.com.ua/view.php?book=51819&page=85

Когда-то Иммануил Кант сказал: «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, — это звездное небо надо мной и моральный закон во мне.

И то и другое мне нет надобности искать и только предполагать как нечто окутанное мраком или лежащее за пределами моего кругозора; я вижу их перед собой и непосредственно связываю их с сознанием своего существования».

На этом фото есть и то, и другое, ибо руины под звездным небом – это школа в многострадальном Зайцево, самое мирное заведение, какое только можно себе представить, предназначенное для того, чтобы «сеять разумное, доброе, вечное», вернее, то, что осталось от нее после укронацистских обстрелов.

Не зря же «лучший шанс украинского народа» палач-кондитер Порошенко говорил: «Наши дети будут ходить в школы, их дети будут сидеть в подвалах». И действительно, их дети уже многому научились и продолжают учиться. Депутат ВРУ Ярош, экс-главарь запрещенного в России «Правого сектора» объявил о наборе детей в школу диверсантов.

Одновременно с этим на канале учебного центра «Украинской добровольческой армии» в появилось видео с рекламой курса.

«Мы, украинские добровольцы, вместе с выполнением боевых задач на линии фронта, готовим молодое поколение к защите Украины и уничтожению нашего вековечного врага, империи-агрессора России», — сказал Ярош.

Целенаправленная работа с детьми — один из методов, которым украинские нацисты активно пользуются для воспитания нового поколения радикально настроенной молодежи. В марте прошлого года в Ивано-Франковске мастерская «Теплые игрушки» выпустила кукольную коллекцию «Добровольцы», прототипами которой стали каратели «украинской добровольческой армии», в том числе и сам Ярош.

Также в 2017 году стало известно о лагере, который организовало карательное бандеровское подразделение «Азов» (запрещен в РФ) для подготовки малолетних граждан Украины к войне с Россией. Детям с раннего возраста говорят о важности «возвращения Кубани в состав Украины».

«Какой у нас слоган? Мы — дети Украины! Пусть Москва лежит в руинах, нам на это начхать! Мы завоюем весь мир! Смерть, смерть москалям! Вы москали складируйте трупы. Вернем Крым, затем Кубань, и прогоним московскую срань!», — кричат дети на тренировках.

В мае этого года некто украинский телеведущий с русской фамилией Дроздов написал на своей странице в : «Вся система базового образования должна быть нацелена на то, чтобы на Украине не было ни одного ребенка (ни одного!), который бы не знал украинского языка не мог им пользоваться. На эту цель должна быть настроена вся начальная и средняя школа. С лица моей страны должны исчезнуть русскоязычные дети».

А с октября 2017 года в Хмельницком больше нет ни одной школы и класса, где бы изучался русский язык, как заявило городское отделение «Свободы».

По данным «Свободы», о прекращении изучения русского языка им сообщил мэр областного центра Симчишин. «Дальше мы беремся за факультативы.

Прошу понимания и поддержки, потому что мгновенно исправить ситуацию невозможно», — цитирует городского голову Хмельницкого пресс-служба парторганизации.

Нацистская ведьма Фарион, экс-депутат ВРУ от фракции «Свобода» сегодня в эфире программы «Прямой ответ» пояснила свой призыв «давать в челюсть» всем русскоязычным украинцам. По словам Фарион, те, кто сейчас пытается возвеличить русский язык в стране, могут понять только язык силы: «Эти люди признают только один способ — этот способ называется «сила».

Если до вас не доходит наша интеллектуальная сила, нравственная, духовная, тогда надо применять силу физическую.

Что с того, что у нас есть десятая статья конституции, которая пишет, что украинский язык — государственный? Что с того, что у нас есть решение конституционного суда от 1999 года о том, что украинский язык обязателен к употреблению абсолютно во всех областях жизни? Что с того, что у нас есть Уголовный кодекс, который должен наказывать тех, кто не выполняет решения конституции и конституционного суда? Итак, тогда наступает суд Линча. Тогда человек начинает себя защищать», — заявила она. Ей же принадлежат слова о том, что русскоязычные граждане на Украине — это умственно отсталые предатели и самая большая проблема страны.

Собственно, для жителей Донбасса ничего удивительного в такой лютой русофобии нет, потому что именно из этой обезумевшей «нэньки», пораженной ненавистью и жестокостью нацизма они пытались вырваться сами и спасти своих детей от мрака нацистских тренировочных лагерей и школ юных диверсантов, голосуя на Референдуме 11 мая 2014 года. Но никакие законные и отчаянные устремления русских граждан Украины под защиту и покровительство Москвы не были метрополией ни услышаны, ни поддержаны. Единственное неповторимое и трудно объяснимое исключение — Крым.

Более того, нацлидер РФ минскими соглашениями собственного авторства ясно дал понять, что русским жителям Донбасса впереди ни одна свечечка не светит и их обреченный путь лежит обратно, в полное распоряжение украинских бандеровцев в сомнительном статусе «ордилос».

Недалеко в своем упорном нежелании понимать очевидное ушел от своего шефа и глава российского Минобороны Сергей Шойгу, который в интервью итальянскому изданию Il Giornale заявил, что считает невозможным возникновение прямого столкновения между Россией и Украиной. Он также выразил надежду на то, что в Европе смогут задействовать все свое влияние на украинские власти «для мирного урегулирования внутреннего конфликта на юго-востоке этой страны».

«Считаю невозможным возникновение прямого столкновения между Украиной и Россией. У нас общие корни, на протяжении многих веков мы вместе переживали тяжелейшие испытания и плечом к плечу отстояли свою свободу и независимость во время Второй мировой войны», — отметил Шойгу.

Он также рассказал, что у него все родственники по линии матери проживали на Украине. «Меня крестили в небольшом храме шахтерского городка Стаханов Луганской области. Поэтому убежден, что в нашей общей исторической памяти никогда не будет места взаимной конфронтации или вражде», — сказал министр.

Город Стаханов, упомянутый г-ном Шойгу, носит свое гордое название с 15 февраля 1978 года, увековечивая шахтерский трудовой подвиг, потому что именно там в ночь с 30 на 31 августа 1935 года на шахте «Центральное Ирмино» Алексей Стаханов установил мировой рекорд производительности труда на отбойном молотке, нарубив за 5 часов 45 минут 102 тонны угля, перевыполнив норму в 14 раз. Так зародилось знаменитое Стахановское движение. И, к сведению министра обороны, который старательно делает вид, что на пятом году войны не в курсе, что она идет, Стаханов – это ЛНР, а не «юго-восток этой страны». И «историческая память» жителей ЛДНР и бандеровских сторонников киевской хунты после 2014 года перестала быть «общей», слишком много крови и слез пролилось, слишком много жертв было принесено русскими патриотами, чтобы все забыть и перешагнуть вот так запросто, как это кажется российскому министру обороны.

Понятно, что для г-на Шойгу избиение донбасских патриотов укронацистскими партнерами Кремля не является «прямым столкновением между Украиной и Россией», а так, локальным  конфликтом «на Юго-Востоке».

Понятно и то, что для российского нацлидера что ЛДНР, что Новороссия (кроме Крыма – Крым наш), что Украина – какая-то непонятная каша, в которой «наши» «наших» бьют.

Непонятно только, почему эти не помнящие родства господа, по недоразумению возглавляющие и представляющие Россию, отказывают исконно русскому Донбассу в праве на русскость точно так же, как это делают их бесноватые бандеровские партнеры, всякие яроши и фарионы, только в менее агрессивной и более затейливой форме «имплементации минских модальностей».

С равнодушного попустительства и прямого предательства кремлевских стратегов их любимые и уважаемые партнеры-укронацисты пятый год безнаказанно разрушают школы Донбасса и убивают детей, а в своих тк.н.

учебных заведениях калечат юные души, отравляя их ненавистью, жестокостью, нацизмом и русофобией, уничтожая всякий след принадлежности к большой Родине, насильно отлучая от языка, культуры, традиций и духовного богатства Русского Мира.

И хотя над всеми нами одно и то же звездное небо, которое так много сказало философу Канту, но  вот моральный закон в каждом из нас – свой, а в ком-то его, как иногда кажется, и вовсе нет.

Любовь Донецкая

#ПутинизмуНет #СпастиРоссию #БольшойПроектРоссии #ПартияНовогоТипа

Народный журналист

Подписывайтесь на наш канал на Ютуб

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5abebda2a936f4806a30d465/5b46dcf52e3a8e00a84991d8

Scicenter1
Добавить комментарий