Коммерциализация технологий: Уступка патента или продажа лицензии для российских разработчиков

Патенты — Инновации и их коммерциализация

Коммерциализация технологий: Уступка патента или продажа лицензии для российских разработчиков


БОЛЬШИНСТВО ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ БИЗНЕСОВ ГЛОБАЛЬНЫ ПО СВОЕЙ ПРИРОДЕ, 


ПОЭТОМУ ПОДАВАТЬ ЗАЯВКИ ТОЛЬКО В РОССИИ НЕДАЛЬНОВИДНО: 


У КОМПАНИИ ВОЗНИКАЕТ РЕАЛЬНЫЙ РИСК 

УПУСТИТЬ СВОИ САМЫЕ ОБЪЕМНЫЕ РЫНКИ…


—————————————————————————————————————————-

Родился в 1937 г. в Ленинграде. 

В 1965 г. получил диплом инженера связи. 

В 1971 г. получил диплом патентоведа. 

Только в августе 1973 г. за полтора месяца до войны Судного дня прибыл на Святую Землю. Прежде всего попал в ульпан в городе Нацерет-Элит (Верхнем Назарете), а в феврале перебрался в Иерусалим. Работал патентным экспертом в Государственном патентном ведомстве. В 1976 г.

стал уже водить бесплатные экскурсии по Иерусалиму в рамках «Общества охраны природы».Без малого 14 лет работал патентным экспертом в Государственном патентном ведомстве. В 1985 г. сдал экзамены и получил права зарегистрированного патентного поверенного.

Первая и третья книги автора были на иврите и посвящены Изрильскому закону по патентам

и решениям израильских судов по вопросам, связанным с патентами.

===================================================================

Сбережение идей

Венчурные инвесторы ранней стадии почти единодушно заявляют, 
что им комфортнее иметь дело с разработчиком без патента, 

потому что патентную стратегию разумнее строить уже вместе 

— в зависимости от общей стратегии стартапа. 

Только так наверняка можно избежать ошибок и оптимизировать расходы на защиту. 

Разработчикам же боязно: 

а ну как при переговорах с потенциальными инвесторами незащищенная разработка «утечет» на сторону?

«Нет у венчурного инвестора такой задачи — забрать чей-то бизнес или идею», 

— говорит Айдар Калиев из УК «ВТБ Управление активами». 

Чтобы успокоить создателей интеллектуальной собственности, 

сами инвесторы предлагают простые правила «техники безопасности».

При первоначальных контактах разработчику 
вовсе не обязательно включать в презентацию 

конфиденциальный материал о своем изобретении. 

Все-таки инвестор — это носитель бизнес-логики, 

и научные и инженерные подробности его интересуют в последнюю очередь. 

На начальном этапе для него важно убедиться лишь в нескольких принципиальных вещах: 

что разработка в целом соответствует критерию новизны, 

что предлагаемый продукт или технология по своим характеристикам 

«быстрее, выше, сильнее» существующих аналогов 

и что изобретение патентоспособно. 

То есть для него важнее «пощупать» 

технические характеристики результатов разработки

чем узнать ее суть.— Инвестору не обязательно лезть «внутрь» изобретения, что там и как, 

— поясняет Александр Каширин (СБАР). 

— Мне часто приходится успокаивать разработчиков примерно следующим образом. 

Сколько, спрашиваю, лет вы занимались разработкой? 

— Семь. 

— Скажите, ведь есть ноу-хау, о которых вы не рассказали во время презентации? 

— Есть. 

— Теперь представьте: мне придется сейчас стать таким же изобретателем, что и вы, 

и минимум три года — и то если повезет! 

— посвятить тому, чтобы выяснить, что это за ноу-хау. 

Мне это нужно? 

У меня ведь совершенно другая профессия!

Однако рано или поздно в переговорах между разработчиком и инвестором наступает этап, 

когда первому приходится раскрыть в своем изобретении многое. 

На этот случай существует уже установившаяся практика 

заключения соглашения о неразглашении с заверением у нотариуса. 

В нем прописывается объем информации, 

которую разработчик передает на конфиденциальной основе инвестору, 

и штрафные санкции за ее разглашение. 

В определенной степени это защищает интересы изобретателя.

Однако главная «страховка» для разработчика заключается в том, 

что грамотный посевной инвестор всегда прекрасно понимает: 

на раннем этапе наличие пассионарного творца с его креативным драйвом 

и научно-технической компетенцией критически важно для развития стартапа. 

На «голой идее» далеко не уедешь.

Суть проблемы — в различии подходов, которые исповедуют разработчики и инвесторы.

 
Разработчик часто торопится закрепить за собой охранным документом 
именно авторство изобретения, 
а не монополию использования созданной интеллектуальной собственности на рынке.

 
«Он с самого начала неизбежно попадает в некую психологическую ловушку, 
— говорит Александр Каширин (Президент Союза бизнес-ангелов России (СБАР)). 

— Регистрируя патент, изобретатель как бы спешит сказать: 

смотрите, какой я умный, я додумался до того, чего не смогли придумать другие! 
И только. 

Инвестор же смотрит, 

насколько патент действительно защищает от конкурентов 
и насколько значителен его коммерческий потенциал»……

=================================================================================================

Конечно, лучше всего интересы разработчика защищает грамотная и вовремя поданная заявка на патент. 

Тут только важно понимать, что с момента подачи включается незримый хронометр, 

и дальнейшие шаги по защите нужно строго сообразовывать с временн'ыми рамками, 

которые задает законодательство. 

Сказал «а» — придется говорить и «бэ», и далее по алфавиту. 

И каждый шаг потребует новых вложений. 

Если разработчику не удастся к тому времени найти инвестора, 

эти вложения придется делать из собственного кармана.

Стоимость получения российского патента сама по себе немного расслабляет: 

госпошлины составляют в общей сложности всего 5,4 тыс. рублей. 

Поэтому патенты в России часто оформляют просто на всякий случай.

==================================================================================

Темы: изобретения, инновации, патенты

Как оценить инновационный потенциал той или иной компании? 

Самый простой и понятный способ оценки — по числу присвоенных патентов. 

В каждой стране собственное патентное ведомство, но тонкость в том, что все крупные компании — вне зависимости от прописки — регистрируют свои изобретения в США. В Америке не только самый конкурентный рынок, 

но и хорошо функционирующая система защиты авторских прав.

IFI Patent Intelligence (подразделение голландского медиахолдинга Wolters Kluwer) 

подсчитала количество патентов, выданных в прошлом году американским патентным ведомством США, мировым компаниям. 
возглавляет IBM, получившая в 2009 году 4914 патентов — компания держится на первом месте уже 17-й год подряд. 

За ней следуют Samsung (3611) и 

Microsoft (2906). 
Среди 8 компаний, зарегистрировавших в прошлом году больше 1500 изобретений, 
четыре из Японии, 
три из США и 
одна из Кореи. 
Русских компаний в рейтинге, включающем 50 позиций, нет вообще. Авторы исследования отмечают, что впервые за много лет, американские компании получили в США меньше патентов, чем иностранные.Несмотря на то, что вершина рейтинга интернациональна, можно заметить,

что американские компании значительно опережают иностранцев 
по способности извлекать из своих изобретений прибыль.

По данным Worldscope
у IBM рентабельность инвестированного капитала в 2009 году составила 29%, у Microsoft — 36%, а у Intel — 10%. Показатели Samsung и Canon не превысили 10%, а у Panasonic и Toshiba оказались и вовсе отрицательными.

По доходам на полученный патент 

первые места занимают не самые изобретательные компании — General Electric (№16) с $11,3 млн за патент, Cisco Systems (№18) с $6,6 млн и 

Hewlett-Packard (№10) $6,3 млн.

Торговая площадка для владельцев интеллектуальной собственности.

20.04.2008

Это система электронных торгов , созданная для проведения онлайн аукционов 
по переуступке прав на объекты интеллектуальной собственности.
Размещение информации о вашем изобретении 

позволит переуступить патент за вознаграждение, 

размер которого будет определяться результатами торгов по вашему лоту. 

Для компаний, заинтересованных в приобретении или продаже прав на изобретения, 

ресурс позволит получить информацию о изобретениях, 

владельцы которых готовы переуступить свои права.

Наш ресурс является связующим звеном между обладателями патентов 

и инвесторами готовых стать их владельцами, 

позволит сократить путь от идеи до производства товаров.КонтактыОбщие вопросы и материалы для размещения:patentonline@gmail.comicq 410193549тел: 8(985)152-6965

Коммерческие предложения и сотрудничество: 

partner@rupatent.com

Критика по сайту, ошибки в описании, предложения: 

abuse@rupatent.com

http://www.rupatent.com/aboutus.php

Источник: https://www.sites.google.com/site/innova1001/Home/patenty

Письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина России от 5 декабря 2016 г. N 03-07-11/71911 О применении НДС при приобретении российской организацией, получившей статус участника проекта по осуществлению исследований, разработок и коммерциализации их результатов, у иностранной организации на основании лицензионного договора прав на технологию, использование секретов производства (ноу-хау), патентов

Коммерциализация технологий: Уступка патента или продажа лицензии для российских разработчиков

Вопрос: Прошу разъяснить действующее законодательство в отношении необходимости начисления и уплаты НДС при приобретении прав на технологию, ноу-хау, патента по лицензионному договору зарубежом.

У нашей компании заключен лицензионный договор с компанией из США в рамках которого мы покупаем у американской компании права на технологию, в том числе патент и ноу-хау, эксклюзивно на территорию РФ.

Должны ли мы исчислить НДС и уплатить его в бюджет в качестве налогового агента при перечислении платежа американской компании по лицензионному договору?

Можно ли воспользоваться правом на освобождение от налогообложения? Подлежит ли данная операция налогообложению? Согласно пп.

26 пункта 2 Статьи 149 НК РФ не подлежит налогообложению реализация исключительных прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для электронных вычислительных машин, базы данных, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау), а также прав на использование указанных результатов интеллектуальной деятельности на основании лицензионного договора;

При операциях приобретения интеллектуальной собственности у компаний не резидентов РФ, возможно ли применение освобождения от уплаты НДС касающейся резидентов (участников проекта) Инновационного Центра «Сколково»?

Согласно п. 1 ст. 145.1 НК РФ для участников проекта предусмотрено освобождение от уплаты НДС в течение 10 лет.

ООО с 2014 года является участником проекта создания и обеспечения функционирования инновационного центра «Сколково».

Просим разъяснить действующее законодательство.

Ответ: В связи с письмом по вопросам применения налога на добавленную стоимость при приобретении российской организацией, получившей статус участника проекта по осуществлению исследований, разработок и коммерциализации их результатов в соответствии с Федеральным законом от 28 сентября 2010 г. N 244 «Об инновационном центре «Сколково», у иностранной организации на основании лицензионного договора прав на технологию, использование секретов производства (ноу-хау), патентов Департамент налоговой и таможенной политики сообщает следующее.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

При приобретении прав на использование результатов интеллектуальной деятельности у иностранных лиц в целях определения места реализации для применения налога на добавленную стоимость следует руководствоваться статьей 148 Кодекса, согласно которой передача прав на использование результатов интеллектуальной деятельности относится к услугам.

В соответствии с подпунктом 4 пункта 1 указанной статьи 148 Кодекса местом реализации услуг по передаче, предоставлению патентов, лицензий, торговых марок, авторских прав или иных аналогичных прав признается территория Российской Федерации, если покупатель услуг осуществляет деятельность на территории Российской Федерации. В связи с этим местом реализации услуг по передаче иностранной организацией на основании лицензионного договора российской организации права на использование прав на технологию, использование секретов производства (ноу-хау), патентов, признается территория Российской Федерации.

Вместе с тем, согласно подпункту 26 пункта 2 статьи 149 Кодекса не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) налогом на добавленную стоимость реализация исключительных прав, в том числе на секреты производства (ноу-хау), а также прав на использование данных результатов интеллектуальной деятельности на основании лицензионного договора.

В связи с этим российский покупатель, в том числе российская организация, получившая статус участника проекта по осуществлению исследований, разработок и коммерциализации их результатов в соответствии с Федеральным законом от 28 сентября 2010 г.

N 244 «Об инновационном центре «Сколково», при приобретении прав на использование вышеназванных результатов интеллектуальной деятельности налог на добавленную стоимость не уплачивает.

Настоящее письмо не содержит правовых норм или общих правил, конкретизирующих нормативные предписания, и не является нормативным правовым актом.

В соответствии с письмом Минфина России от 7 августа 2007 года N 03-02-07/2-138 направляемое письмо имеет информационно-разъяснительный характер по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах и не препятствует руководствоваться нормами законодательства о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в настоящем письме.

Заместитель директора Департамента О.Ф. Цибизова

Как пояснил Минфин России, НДС не уплачивается при приобретении российской организацией, получившей статус участника проекта по проведению исследований, разработок и коммерциализации их результатов в соответствии с Законом об инновационном центре «Сколково», у иностранной компании на основании лицензионного договора прав на технологию, использование секретов производства (ноу-хау), патентов.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71458304/

Коммерциализация интеллектуальной собственности современных условиях (стр. 22 из 40)

Коммерциализация технологий: Уступка патента или продажа лицензии для российских разработчиков

¨ закупка образцов новой техники (с последующим копированием);

¨ импорт новой техники в производственных целях;

¨ торговля патентами, лицензиями, ноу-хау (коммерциализация интеллектуальной собственности);

¨ инжиниринговые услуги (проектно-консультационные, подрядные, управленческие);

¨ строительство заводов «под ключ»;

¨ франчайзинг;

¨ лизинг (с оказание технической помощи, консультаций и т.д.);

¨ проведение совместных НИОКР;

¨ промышленная кооперация;

¨ совместные предприятия (ассоциации самостоятельных предприятий), где в качестве вклада – ОИС.

Элементы данной системы находятся в постоянном взаимодействии, дополняя друг друга или при определенных комбинациях создавая новые формы.

При этом коммерциализация интеллектуальной собственности занимает особое место, поскольку является в большинстве случаев составным звеном других форм обмена технологиями или, наоборот, сопутствует им.

Поэтому, говоря о коммерциализации интеллектуальной собственности, необходимо учитывать то обстоятельство, что редко осуществляется продажа патентов, лицензий, ноу-хау в чистом виде, зачастую это происходит в рамках более сложной формы научно-технического обмена (например, франчайзинг, проведение совместных НИОКР и др.). В связи с этим в процессе анализа факторов и условий коммерциализации интеллектуальной собственности, на наш взгляд, следует учитывать влияние форм научно-технического обмена, в рамках которого и происходит коммерциализация.

Коммерциализация интеллектуальной собственности осуществляется в трех формах:

1) передача (или полная переуступка) исключительного права на ОИС;

2) лицензирование;

3) передача ноу-хау.

1. Полная переуступка исключительного права на ОИС

В случае полной переуступки исключительного права на ОИС от одного субъекта другому переходит полное исключительное право на использование ОИС (право интеллектуальной собственности) без ограничения срока (разумеется, в пределах срока действия этого права в соответствии с законодательством) и без ограничения территории (в пределах территории действия передаваемого исключительного права). То есть происходит смена патентообладателя (обладателя исключительного права на использование ОИС) в отношении определенного ОИС. Такая форма реализации ОИС очень схожа со сделками купли-продажи материальных объектов (в обоих случаях происходит смена собственника как обладателя исключительного права) с учетом вышеуказанной специфики (передается не право собственности, а право на использование ОИС; не передается сам ОИС). Поэтому зачастую при заключении договоров на переуступку права интеллектуальной собственности говорят о сделках купли-продажи ОИС или патента как эквивалента исключительного права на данный ОИС.

2. Лицензирование

В большинстве случаев передача ОИС осуществляется на основании так называемых лицензионных договоров (лицензионных соглашений или, более лаконично, лицензий). Данная форма коммерциализации является более сложной и многогранной, чем предыдущая, и в практическом, и в теоретическом плане.

С точки зрения практики, лицензирование осложняется множественностью видов лицензионных договоров. С точки зрения теории, проблемой является отсутствие единого мнения относительно экономической сущности лицензирования. Вместе с тем лицензирование является более распространенной формой коммерциализации.

Согласно статистическим данным (см. Таблицу №2.1) количество сделок на базе лицензирования существенно превышает аналогичный показатель в отношении сделок по переуступке патентов. Учитывая сказанное, на наш взгляд, целесообразно более подробно остановиться на данной форме коммерческой реализации ОИС.

Таблица № 2.1.

Регистрация лицензионных договоров и договоров об уступке патента[47].

Понятие лицензионного договора в отечественной и зарубежной литературе определяется по-разному. Так, М.Л. Городисский и И.Д. Иванов дают определение лицензии как объекта коммерческой сделки, означающего разрешение на использование изобретения, технологического процесса, рецепта, опыта, секретов производства, оригинальных идей и т.п.[48] Другой автор, М.М.

Богуславский, отмечает, что по лицензионному договору за определенное вознаграждение предоставляется право на производство и продажу механизмов, оборудования, приборов, а также на использование технологических процессов или способов, в основу которых положены изобретения или другие научно-технические достижения[49].

Несколько иное толкование понятия лицензионного договора дает французский ученый П. Рубье: «Договор о предоставлении лицензии – это такой договор, по которому владелец монопольного права на эксплуатацию лицензии предоставляет другому лицу полностью или частично свое право на эксплуатацию.

Договор этого вида чаще всего бывает за вознаграждение и предполагает обязанность лицензеполучателя (лицензиата – Н.Ш.) передать определенную сумму денег, как правило, в форме периодической арендной платы»[50].

В соответствии с российским законодательством лицензионный договор — соглашение, на основе которого патентообладатель (лицензиар) предоставляет право на использование охраняемого законом объекта интеллектуальной собственности в объеме, предусмотренном договором, заинтересованному лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные договором платежи и осуществлять другие действия, предусмотренные договором (п.1 ст.13 Патентного закона РФ).

Анализ данных определений показывает, что, несмотря на некоторые частные расхождения, и ученые, и законодатель сходятся на том, что лицензионный договор представляет собой разрешение (от лат.

licentia – право, разрешение) патентообладателя на использование ОИС, выдаваемое заинтересованному лицу на определенных условиях. В отличие от договора на уступку патента лицензионные договоры предоставляют ограниченное право на использование ОИС.

Ограничивается передаваемое право разными способами: сроками, объемами передаваемых прав, территорией и др.

При том что существуют более или менее схожие формулировки понятия лицензионного договора, его экономическая и правовая сущность в публикациях отечественных и зарубежных авторов имеет неоднозначное толкование и является предметом теоретических дискуссий.

Большинство авторов выводят содержание лицензионного договора из содержания широко распространенных, традиционных видов сделок, относя лицензионный договор к одному из этих видов. Чаще всего лицензионный договор относят либо к сделкам купли-продажи, либо к аренде, либо к договору на оказание услуг и др.

[51] Кроме того, на практике зачастую смешиваются понятия лицензионного договора и лицензирование отдельных видов деятельности. Лицензионный договор действительно имеет некоторые признаки перечисленных сделок, однако, эти признаки не являются существенными и не отражают природу исследуемого явления.

Тем не менее, сравнение лицензионного договора с другими, близкими по форме видами сделок видится целесообразным с точки зрения выявления сущности самого лицензионного договора.

Из вышеприведенных видов коммерческих сделок, на наш взгляд, наиболее близким по форме и содержанию к лицензионному договору является договор аренды. Сделка купли-продажи, как уже было отмечено, с некоторыми оговорками соотносится с полной переуступкой патента, но никак ни с лицензированием.

Договор на оказание услуг может быть применен лишь к некоторым условиям лицензионной сделки (оказание Лицензиаром Лицензиату услуг по внедрению переданного ОИС и др.), но не является ее сущностной характеристикой.

В то время как лицензионный договор и аренда (лизинг) обладают общими существенными условиями: временная передача права пользования объектом собственности заинтересованному лицу с сохранением права собственности (исключительного права) за собственником, сходство в формах расчетов, возврат права пользования по истечении срока договора. Основные отличия заключаются в следующем. Во-первых, по лицензии (как и в аналогии купли-продажи с переуступкой патента) передается право на использование ОИС, но не передается сам ОИС. Во-вторых, лицензия допускает возможность (ввиду нематериальной природы объекта) одновременного использования ОИС и передающей стороной, и получающей (очевидно, что материальный объект – станок, здание и т.д. — не может в одном и том же объеме использоваться обеими сторонами договора аренды).

Некоторые авторы отмечают и другие отличия. Так, В.И. Мухопад считает, что существенным отличием лицензии от аренды является то, что на практике, как правило, лицензиат объективно не в состоянии по истечении срока вернуть лицензиару ОИС (в основном это касается ноу-хау) в полном объеме[52].

Это связано с тем, что освоение лицензий предполагает кардинальную переориентацию производства, закупку нового оборудования или даже создание нового производства, обучение персонала, ознакомление его с новыми технологиями (ноу-хау), передаваемыми по лицензии.

Понятно, что такие изменения затрагивают саму структуру производства, которое уже не может быть возвращено к прежнему (долицензионному) состоянию, да и рабочих вряд ли можно заставить забыть полученные знания, чтобы фактически вернуть их лицензиару.

В случае с арендой дело обстоит проще: по истечении срока договора арендатор возвращает оборудование (транспорт) его владельцу или освобождает помещение без существенных негативных последствий для себя.

Источник: https://mirznanii.com/a/267265-22/kommertsializatsiya-intellektualnoy-sobstvennosti-sovremennykh-usloviyakh-22/

Коммерциализация патента. Как продать патент в России?

Коммерциализация технологий: Уступка патента или продажа лицензии для российских разработчиков
 В процессе реализации патента возникает множество вопросов: как привлечь инвестора; организовывать собственное производство, или предлагать технологию уже работающим в нужной сфере производителям; как юридически грамотно оформить  документы, чтобы защитить свои интересы; какой тип лицензии выбрать; нужно ли получать патент за рубежом и т.д.  Внесение интеллектуальной собственности в уставной капитал

 Эксперты нашего бюро помогут Вам выбрать нужный путь коммерциализации патента, а также решить все возникающие юридические вопросы, грамотно составить  лицензионные договоры здесь и соглашения о конфиденциальности. По желанию клиента, мы проведём полное сопровождение процесса реализации патента: от разработки необходимой документации и предложений, до поиска инвесторов, выхода на сделку и юридического сопровождения отношений с инвестором. 

 Полученный патент без его реализации фактически ничего собой не представляет, кроме красиво оформленной бумаги выданной государственным органом.

 По статистике, более 50% патентов, полученных физическими лицами, забываются своими владельцами уже после 2-го года действия – патентовладельцы не уплачивают пошлину за поддержание патента в силе.

 Данный факт свидетельствует о том, что изобретатель, получивший эксклюзивные права на использование и внедрение изобретения или полезной модели,  не смог найти нужных маркетинговых и управленческих механизмов, чтобы своими правами воспользоваться. 

 Для самостоятельной реализации патента на производстве, патентообладателю необходимы серьёзные финансовые вложения. 

  Инвесторы или потенциальные покуптели патента и изобретатели, как правило,  говорят на разных языках. Если одни рассматривают, в первую очередь, коммерческую сторону разработки, то другие акцентируют внимание на её уникальности и технических характеристиках.

  • Почему Ваше изобретение будет популярно на рынке;
  • Преимущества в сравнении с продукцией конкурентов;
  • Связь новых технических характеристик и прибыли; 
  • Пошаговый план внедрения объекта в производство, с приблизительным расчётом сроков окупаемости и затрат. 

 Для того, чтобы убедительно ответить на поставленные вопросы, необходим не только изобретательский талант, но и глубокие знания рынка, технологий продвижения и реализации патента.  Немаловажна, также, лаконичная и оригинальная форма подача информации – ибо основная цель, это убедить инвестора в перспективности разработки, а не запутать его бесконечными математическими расчётами. 

 Минимум информации, необходимый инвестору для принятия решения, включает в себя: маркетинговые исследования, оценку патента и презентацию, позволяющую за несколько минут понять суть и преимущества изобретения. 

 Наше патентное бюро, понимая сложность процесса внедрения новшества в рыночную экономику, готово помочь изобретателям «оживить» свой патент, и получить заслуженное вознаграждение за творческий изобретательский труд. 

 Пакет документов разрабатывается нами индивидуально, исходя из специфики каждого конкретного изобретения и пожеланий клиента. Пакет документов в обязательном порядке включает в себя презентацию.

Для чего это нужно? Как нам с Вами известно, первое впечатление как о человеке, так и о любой вещи, объекте – визуальное, зрительное. Зачастую, именно оно определяет дальнейшее отношение.

Креативно оформленная презентация,  которую создают профессиональные маркетологи, патентоведы и дизайнеры, формирует первое положительное впечатление инвестора.

 Для того, чтобы инвестор и изобретатель могли вести продуктивный диалог, мы проводим анализ рынка, определяем конкурентоспособность разработки, её преимущества, проводим маркетинговые исследования, выявляя запатентованные разработки конкурентов. Результатом работы экспертов нашего бюро является качественный пакет для продажи патента. 

  • Оценка патента
  • Маркетинговые исследования
  • Презентация («экстракт» бизнес-плана,маркетинговых исследований и сущности самого объекта.)
  • Бизнес план ( создаётся по желанию клиента)
  • действующий образец ( создаётся по желанию клиента, как правило, достаточно востребован у инвесторов)

 Специалисты нашего бюро не только создадут для Вас «продающий» пакет документов, но и на основании проведённых глубоких исследований дадут свои рекомендации относительно необходимости доработки изобретения,  чтобы довести технологию до уровня рыночного применения и коммерциализации патента.

 Важно отметить, что к созданию «продающего» пакета можно приступать не только после получения патента, но ещё и на стадии разработки самого объекта патентования. 

 Такой подход позволит ещё до подачи заявки довести патент до уровня рыночного применения, внести необходимые улучшения и изменения для повышения рентабельности и конкурентоспособности. И согласно разработанной стратегии патентования, возможно принять необходимые решения, относительно последующей защиты объекта для его успешной коммерциализации.

Источник: https://www.patent-rus.ru/doc/kommercializaciya-patenta/

Почему интеллектуальная собственность в России не продается

Коммерциализация технологий: Уступка патента или продажа лицензии для российских разработчиков

Судя по данным Роспатента, рынок интеллектуальной собственности в России стабильно развивается: число поданных заявок на товарные знаки в 2018 г. выросло на 3,47% (более 76 000 заявок), на патенты – на 4,1% (почти 38 000 заявок).

Российские цифры на несколько порядков меньше, чем на лидирующих рынках: патентные ведомства Китая и США за 2017 г. получили 1,38 млн и более 600 000 заявок на одни только патенты соответственно, свидетельствуют данные Всемирной организации интеллектуальной собственности WIPO.

Из пятерки крупнейших российских компаний четыре – «Газпром», «Роснефть», «Лукойл» и «Сургутнефтегаз» – раскрывают данные о принадлежащих им патентах в отчетах.

Лидирует по этому показателю «Газпром»: вместе со всеми «дочками» ему на конец 2017 г. принадлежало 2342 объекта патентных прав.

Вложения в НИОКР у лидеров экономики измеряются в лучшем случае десятками миллиардов рублей при выручке в триллионы (подробнее см. врез).

В «Сколково» за пять лет подано около 4500 патентных заявок, на конец 2018 г. резиденты получили больше 350 зарубежных и 1500 российских патентов.

«Россия входит в пятерку мировых лидеров по объему [государственных] инвестиций в развитие технологий, научные изыскания и культуру. Но в год в России регистрируется всего 35 000–40 000 патентов и проводится не более 4500 сделок с ними. Это дает повод думать, что рынок нематериальных активов в России очень мал», – констатирует президент ассоциации IPChain Андрей Кричевский.

Статистика Роспатента не отражает ситуацию полностью, предупреждает Анна Никитова, руководитель практики интеллектуального и информационного права юридической группы «Яковлев и партнеры». Корректно измерить рынок интеллектуальной

собственности в России невозможно, считает управляющий партнер Deloitte Legal Анна Костыра: большая часть интеллектуальной собственности в стране юридически не формализована.

«Среди авторов-изобретателей порой встречается недоверие и предубеждение к процедуре регистрации изобретений, – рассказывает Никитова.

– Клиенты делятся своими опасениями: известны случаи, когда заявителю отказывают в регистрации не потому, что нет самого изобретения, а по формальным причинам – несоблюдение каких-либо процессуальных требований, а потом другие лица дорабатывают новую заявку и регистрируют первыми схожий патент». Оспорить подобную регистрацию, по ее словам, довольно сложно.

К 2024 г. Россия должна войти в пятерку стран по удельному весу в общем количестве заявок на изобретения, проданных в мире по приоритетным областям научно-технологического развития. Такая задача поставлена в нацпроекте «Наука».

1500 заявок на получение патентов должны подать организации – участники научно-образовательных центров и центров компетенции «Национальной технологической инициативы» 250 технологий, продуктов или услуг должно быть создано с участием крупных компаний

Само по себе оформление патента – недешевое и долгое удовольствие для частного изобретателя и стартапов. С учетом пошлин нижний порог стоимости регистрации изобретения начинается от 10 000 руб., но на этом траты на поддержание патента не заканчиваются, рассказывает Никитова.

А, например, проведение экспертизы по нескольким классам для оформления сложного объекта для промышленного производства по общим затратам может доходить и до 100 000 руб. Другой путь – внедрение в производство и получение патента после того, как актив начнет приносить прибыль, – рискован из-за вероятности потери изобретения.

Его могут зарегистрировать находчивые конкуренты.

Средний срок рассмотрения заявки Роспатентом, по данным Минобрнауки, – 8 месяцев.

Западные рынки промышленной интеллектуальной собственности – это целый мир со своими подводными течениями, альянсами и войнами, а в России он кажется минимальным, констатирует Кричевский: в одном ноутбуке число использованных патентов может измеряться тысячами.

Проблемы развития рынка технологических инноваций связаны с общей ситуацией на рынке.

Он растет только тогда, когда на инновации существует высокий спрос, который, в свою очередь, зависит от уровня конкуренции, напоминает Константин Суворов, партнер юридической фирмы «Косенков и Суворов».

На конкурентных рынках компании постоянно разрабатывают новые продукты и защищают свои права, чтобы получить преимущество над конкурентами. В России же конкурентная среда ухудшается, а доля госсектора в экономике, по данным ФАС, приближается к 65%, напоминает он.

Индикатором изобретательской активности может служить количество международных заявок на коммерческое использование патентов на изобретения – у нас в стране такие регистрации исчисляются сотнями в год и это микроскопическая часть от общего числа международных заявок, говорит Суворов.

Только продажа прав в музыкальной индустрии принесла их держателям $2,4 млрд, подсчитала отраслевая организация правообладателей IFPI.

И эта часть рынка в России по настроениям гораздо ближе к мировому. В России рынок авторских, смежных прав – все, что связано с производством контента и его монетизацией, – тоже бурно растет, говорит Суворов.

Авторское право и смежные права, относящиеся в основном к сфере медиа и IT, в России достаточно хорошо работают и рынок похож на зарубежные, говорит Кричевский из IPChain.

/Андрей Гордеев / Ведомости

По данным Роспатента, последние пять лет число сделок с товарными знаками (продажа или выдача лицензий) растет – оно увеличилось почти на 22% за этот период.

А вот количество зарегистрированных договоров на распоряжения о передаче патентов в тот же период увеличилось минимально – 2621 распоряжение, всего на 4,5% больше, чем в 2014 г. Причем число договоров об отчуждении исключительного права (т.

е. о продаже) патента продолжает падать: за пять лет оно уменьшилось на 3,5%.

(пять крупнейших российских компаний по выручке в списке Forbes Global 2000)«Газпрому» вместе со всеми «дочками» на 31 декабря 2017 г. принадлежало 2342 объекта патентных прав, из них в производственной деятельности использовалось 427.

Экономический эффект от использования патентов в производстве составил 8 млрд руб. Объем НИОКР, выполненных по заказу группы «Газпрома», – 8,2 млрд руб.Чистая выручка «Газпрома» за 2017 г. – 6,5 трлн руб.Источник: годовой отчет за 2017 г.

«Роснефть» в 2017 г.

инвестировала в НИОКР 29,9 млрд руб. и получила 52 патента. Всего компания владеет 604 патентами. «Роснефть» потратила 3,2 млрд руб. на испытание новых технологий и 24,4 млрд руб. – на тиражирование ранее успешно испытанных эффективных технологий.

Предприятия группы внедрили 103 новые технологии, общий экономический эффект – 8,3 млрд руб. (выручка «Роснефти» за 2017 г. – 6 трлн руб.).

Источник: отчет в области устойчивого развития за 2017 г.

«Лукойл» консолидирует разработки в компании «Ритэк». Ее группа называет своим «научно-техническим полигоном».

«Ритэку» принадлежит 122 объекта интеллектуальной собственности, из которых 79 патентов на изобретения, 20 патентов на полезные модели, 7 свидетельств на товарные знаки, 15 программных продуктов и 1 свидетельство на базу данных, указано на сайте компании. Сам «Лукойл» в 2017 г.

потратил на научно-технические работы 5,8 млрд руб. и получил 20 патентов. Выручка «Лукойла» – 5,9 трлн руб.

Источник: отчет в области устойчивого развития за 2017 г.

«Сургутнефтегаз» в 2017 г.

отправил в Федеральный институт промышленной собственности 7 заявок на результаты интеллектуальной деятельности сотрудников компании: 3 заявки на изобретение, 2 заявки на полезную модель, 2 заявки на регистрацию программы для ЭВМ. Получено 5 охранных документов от Роспатента. Выручка компании 1,2 трлн руб

Источник: годовой отчет за 2017 г.

Сбербанк – данных о патентах в годовом отчете нет.

Практика продажи патентов и технологий в России практически отсутствует, констатирует Кричевский: «О практике продажи-покупки торговых марок, франшиз и патентов мы преимущественно узнаем из зарубежной прессы».

Потенциал России не международном рынке интеллектуальной собственности не реализуется из-за относительно небольшого объема экспортной продукции, а сделки не совершаются из-за низкой предсказуемости и стабильности судебной системы, отмечали авторы доклада об основных тенденциях развития права интеллектуальной собственности, подготовленного в 2016 г. по заказу Российской венчурной компании (РВК).

Это вопрос в том числе и государственной политики, считает Суворов: «Инновации развиваются в условиях, когда горизонт планирования достигает десятков лет».

«Больше всего развитию рынка мешают сложности с оценкой интеллектуальной собственности. Провести ее практически невозможно, она очень субъективна», – говорит Роман Скляр, управляющий партнер юридической фирмы «Интеллектуальный капитал».

Компании в своих отчетах чаще всего указывают стоимость интеллектуальной собственности только по расходному принципу – как накапливание расходов, понесенных в связи с созданием объекта интеллектуальной собственности, объясняет Костыра из Deloitte. Поскольку активного оборота таких объектов на рынке нет, то и имеющиеся данные не всегда отражают настоящую стоимость, говорит она.

Товарный знак может обеспечить добавочную стоимость в 200–300%, но оцениваться по балансу по затратному принципу в 50 000–100 000 руб., соглашается Скляр.

И это не только российская проблема. В США считается нормальным, что топ-менеджмент компании не может ответить на вопрос «Сколько стоит наша интеллектуальная собственность и какой она приносит доход?», указывали авторы доклада РВК.

В нашей стране ни изобретатели, ни инвесторы долгие годы не воспринимали зарегистрированные объекты интеллектуальной собственности как экономические активы, признает Костыра. А, сталкиваясь с относительно новыми видами активов, например базами данных, компьютерными алгоритмами и т. д., компании не знают, как их идентифицировать в своих отчетах.

В европейском деловом обороте уже существует целый пласт новых видов сделок, в которых используется блокчейн, но которые пока не закреплены законодательно, указывают эксперты юридической фирмы Baker McKenzie.

Это, например, кредиты, обеспеченные интеллектуальной собственностью, распределение долей в сложных объектах интеллектуальной собственности, технология интегральных схем между правообладателями и распределение вознаграждения, инвестиции в создание таких объектов интеллектуальной собственности.

Блокчейн в таких сделках может использоваться для депонирования объектов интеллектуальной собственности, автоматической записи юридически значимых событий, выплаты авторских вознаграждений и т. д.

Реальной оценкой интеллектуальной собственности ее владельцы озадачиваются в основном перед сделками или судами, говорит Суворов. На практике стоимость интеллектуальной собственности часто оценивается в размере трехлетней выручки от продаж товара или 5–7 лет лицензионных платежей (составляющих 5–10%) от выручки, рассказывает Скляр.

Банки неохотно учитывают интеллектуальную собственность при оценке заемщиков, практика ее передачи в залог на российском рынке не распространена, говорит директор департамента кредитования малого бизнеса Альфа-банка Марина Полякова.

Причин, по ее словам, несколько: во-первых, потребуются дополнительные расходы на создание инфраструктуры оценки интеллектуальной собственности и последующей передачи ее в залог; во-вторых, на рынке нет практики реализации интеллектуальной собственности при дефолтах; в-третьих, сложно оценить риск последующего обесценивания интеллектуальной собственности, потому что на ее стоимость влияют сложно прогнозируемые факторы – деловая репутация компании, доверие покупателей и т. д.; в-четвертых, есть вероятность оспаривания прав на интеллектуальную собственность. Наконец, на стоимость интеллектуальной собственности негативно влияет распространенная практика пиратства. Так что в поточный процесс кредитования этот продукт сегодня не встроишь, заключает Полякова.

Четкой методики определения стоимости нематериальных активов нет даже у судов при расчете компенсаций в пользу правообладателей, рассказывает Скляр. За одно и то же нарушение разные суды присуждают различные компенсации, продолжает он: компенсации для правообладателей могут колебаться от 5000 руб. до миллионов, признает он.

Сложности с оценкой отражает и судебная практика, говорит Суворов. «По моей оценке, огромное количество споров связано с использованием объектов авторских прав, очень много споров по товарным знакам, средствам индивидуализации и минимальное – по изобретениям», – объясняет он.

Решить эти проблемы могли бы помочь цифровые технологии: они открывают океан возможностей для включения интеллектуальной собственности в экономический оборот, уверен Кричевский.

Ассоциация IPChain (подробнее о ней читайте в интервью Кричевского) реализует проект по созданию одноименной цифровой платформы с реестрами, в которые будут включаться сведения об объектах интеллектуальной собственности и информация о сделках с ними.

В большинстве ведущих стран есть давно сложившаяся система государственных институтов и регуляторов рынка интеллектуальной собственности, но целостной архитектуры для эффективного взаимодействия между бизнесом и государством нет, говорит Кричевский.

IPChain в России и ее аналоги на других рынках могли бы стать общественной сетевой инфраструктурой, которая фиксирует все значимые факты, связанные с объектом интеллектуальной собственности и правами на него, и дает доступ к этой информации всем участникам рынка, объясняет он логику.

Использование блокчейна позволяет охранять подтвержденные и проверенные группы транзакций от несанкционированного вмешательства и отслеживать историю жизни объекта, объясняет он.

В начале мая Минкомсвязи опубликовало проект указа президента о создании общественно-государственной организации «Российский центр интеллектуальной собственности». Предполагается, что именно она может стать оператором новой цифровой платформы, создаваемой IPChain. &

Источник: https://www.vedomosti.ru/partner/articles/2019/06/05/803013-intellektualnaya-sobstvennost

Scicenter1
Добавить комментарий