(на материале русского, немецкого, английского И французского языков)

Содержание
  1. Лексические контакты индоевропейских и финно-угорских языков (на материале английского, французского, русского, немецкого, венгерского и финского языков) lexical contacts of indo-european and finno-ugric languages ( english, french, russian, german, hungarian and finnish)
  2. Книга: Береговская Эда Моисеевна. Стилистика однофразового текста. На материале русского, французского, английского и немецкого языков
  3. Биография
  4. Конференция «Риторика в свете современной лингвистики»
  5. Книги по риторике, стилистике, лингвистике
  6. Учебники французского языка
  7. Пособия по французскому языку, литературе и культуре Франции
  8. Наследие отца, М. Я. Береговского
  9. Примечания
  10. О родстве немецкого и русского языков
  11.  
  12. Отражение лингвострановедческой специфики региона в языке путеводителей (на материале английского, немецкого, русского, турецкого и французского языков)
  13. Сходные фразеологические единицы и их передача при переводе (на основе материалов из английского, немецкого, французского, русского и узбекского языков)
  14. Немецкий и английский языки — братья?

Лексические контакты индоевропейских и финно-угорских языков (на материале английского, французского, русского, немецкого, венгерского и финского языков) lexical contacts of indo-european and finno-ugric languages ( english, french, russian, german, hungarian and finnish)

(на материале русского, немецкого, английского И французского языков)

International science project №15/2018 55

(www.krugosvet.ru). Например, в период подписа-

ния королем Андрашем II Золотой буллы, венгер-

ские города были населены преимущественно

немецкими, частью итальянскими переселенцами.

После нашествия Батыя (1241-1242 гг.) в Венгрии

еще более усилилась немецкая колонизация [3,

314]. Помимо вышеупомянутых сфер, имеются

также бытовые заимствования из немецкого: бу-

мага – papír < das Papier, матрац – matrac < die Mat-

ratze, селёдка – hering < der Hering, проволока – drót

< der Draht, плакат – plakát < das Plakat ( < le placard),

фарфор – porcelán < das Porzellan. Политика прово-

димой Габсбургами германизации была настолько

жёсткой, что вызвала борьбу венгров за возрожде-

ние родного языка и культуры, а также привела к

усилиям по мадьяризации населения Транслейта-

нии.

Не менее многочисленны и латинские заим-

ствования, что объясняется прежде всего тем, что

латинский язык был официальным языком католи-

ческой церкви, а более ранние периоды — и делопро-

изводства. С этим языком очень хорошо была зна-

кома венгерская феодальная элита. Латинского

происхождения в венгерском языке такие слова как

kupa, defect, table, szérum, recept, mínusz, zona (при-

шедшая в латинский язык из древнегреческого),

delegáció, agresszió (наряду с (meg) támadas), agita-

tor, intervenció (beavatkozás) и многие другие. Про-

дуктивны пришедшие из классических языков при-

ставки, например, mikrofon, mikrobusz, antibiotikum

и др.

Разумеется, упоминавшиеся выше итальян-

ские переселенцы в венгерский городах привнесли

в венгерский язык определенное количество италь-

янизмов, тем более, что ассимиляция итальянизмов

облегчалась их сходством с адаптировавшимися в

большом количестве латинизмами. В качестве при-

меров можно привести cselló, pantalló,

В целом венгерский язык, как и многие другие

финно-yгорские языки — финский, эстонский, саам-

ский, характеризуется крайним пуризмом. В вен-

герском языке отсутствуют интернационализмы,

присущие большинству европейских языков,

например театр – színház, биография – életrajz, ад-

рес – (lak)cim, анкета – kérdőív, баскетбол –

kosarlábda, хоккей – jégkorong, металл – fém, мело-

дия – dallam, комедия – vígjáték, инженер – mérnök,

университет – egyetem, инсектицид – rovarirtó, эпи-

демия – járvány, эмигрант – kivándorló, секунда –

másodperc, секретарь – titkár, экономика –

közgazdaságtan, шампанское – pezsgő, электриче-

ство – villany, текст – szöveg, бизнес < üzleti. Вики-

педия характеризует это явление как «тенденцию

создавать собственную лексику вместо инкорпора-

ции заимствований». Подобная тенденция присуща

не только финно-угорским языкам. Известно,

например, что иврит также предпочитает создавать

слова из имеющихся в его распоряжении семитских

ресурсов, нежели прибегать к прямому заимствова-

нию иноязычных лексем (21). Среди германских

языков эта особенность наиболее присуща исланд-

скому языку, о котором В.П. Берков пишет: «Две

особенности характеризуют словарный состав со-

временного исландского языка – его богатство и

«чистота»» [1, 222] и далее: «По своей лексике ис-

ландский язык – наиболее «германский»: в нём

крайне мало заимствований» [1, 222]. Среди сла-

вянских языков, как уже упоминалось, не склонны

к заимствованиям чешский и словацкий языки. Та-

ким образом, тенденция к избеганию заимствова-

ний и замене их словами, создаваемыми при по-

мощи внутренних ресурсов языка, присуща и неко-

торым индоевропейским, и семитским, и финно-

угорским языкам. Н.Б. Мечковская пишет: «Огра-

ничения в допустимых моделях слога и в типах зву-

ковых цепей сказываются на способности языка за-

имствовать слова из других языков. Например, в

венгерском, финском, иврите, японском, китайском

языках заимствования непродуктивны прежде

всего по фонетическим причинам» [19, 72].

Нередко сосуществуют исконно угорское

слово и интернационализм, причем предпочтение,

как правило, отдается исконно угорскому слову:

профессор – egyetemi tanár/ professzor; карбюратор

– porlasztó/ karburátor, программа – műsor/ program.

Вместе с тем, несмотря на относительную лек-

сическую «герметичность» венгерского языка уда-

ется выявить довольно значительное количество за-

имствований как из французского, так и из англий-

ского языков. Французские заимствования, как

правило, более ранние, чем английские, что отра-

жает общую тенденцию – французский язык значи-

тельно раньше начал служить источником ино-

язычных заимствований для других языков.

К наиболее употребительным словам венгер-

ского языка, заимствованным из французского,

можно отнести: metro < métro, büfé < buffet, bisztró

< bistro, kabaré < cabaret, biliárd < billard, plafon <

plafond, likőr < liqueur, konyak< cognac, desszert <

dessert, majonéz < mayonnaise, sofőr < chauffeur, ga-

rász < garage, nugat < nougat, szalon < salon, zsűri <

jury, blúz < blouse, masszázs < massage, vitrin (наряду

с üvegszkrény) < vitrine, ankét (наряду с értekezlet) <

enquête, couchette < couchette, matiné < matinée,

ajakrúzs < rouge à lèvres (в данном случае мы имеем

дело с полузаимствованием-полукалькой: ajak губа,

rúzs < rouge). Таким образом, мы видим, что в ос-

новном заимствованные из французского слова яв-

ляются названиями кушаний, напитков, предметов

быта и повседневного обихода (включая одежду и

косметику), профессий, т.е. конкретная лексика

определенно преобладает над абстрактной. Оче-

видно, некоторые из французских слов в силу ряда

социолингвистических причин попали в венгер-

ский язык через посредство немецкого языка. В

пользу этого свидетельствует их фонографический

облик: repertoár – воспроизводится не французское,

а немецкое произношение слова, klíma < das Klima

< le climat. Венгерский язык, как известно, является

агглютинирующим, поэтому корень, заимствован-

ный из французского языка, может комбиниро-

ваться с угорскими корнями, например, mozgóbüfé

(передвижной буфет), или manikűr (маникюр) —

manikűrösnő (маникюрша) что свидетельствует о

Источник: https://www.researchgate.net/publication/333669899_LEKSICESKIE_KONTAKTY_INDOEVROPEJSKIH_I_FINNO-UGORSKIH_AZYKOV_NA_MATERIALE_ANGLIJSKOGO_FRANCUZSKOGO_RUSSKOGO_NEMECKOGO_VENGERSKOGO_I_FINSKOGO_AZYKOV_LEXICAL_CONTACTS_OF_INDO-EUROPEAN_AND_FINNO-UGRIC_LA

Книга: Береговская Эда Моисеевна. Стилистика однофразового текста. На материале русского, французского, английского и немецкого языков

(на материале русского, немецкого, английского И французского языков)

Э́да Моисе́евна Берего́вская (11 ноября 1929 — 17 марта 2011) — романист, специалист в области французской стилистики и методики преподавания французского языка, автор нескольких школьных учебников французского.

В 2006 году за заслуги перед французским языком и культурой французское правительство наградило Э. М. Береговскую орденом «Академические пальмы». В 2010 году Э. М.

 Береговской было присвоено почётное звание «Заслуженный деятель науки Российской Федерации».

Биография

Родилась 11 ноября 1929 года в семье известного музыковеда, исследователя еврейского фольклора, Моисея Яковлевича Береговского (1892—1961). Училась в средней школе Киева № 45[1]. Окончила Киевский государственный университет, работала учителем в Донецкой области. С 1962 года Э. М.

 Береговская — преподаватель Смоленского государственного университета.

В течение 25 лет заведовала кафедрой французского языка, читала в Смоленском государственном университете курсы «Стилистика», «Функциональные стили речи», «Интерпретация текста», «Теория и практика перевода», преподавала аналитическое чтение.

Кандидатскую диссертацию, посвященную проблеме синонимии («Стилистические функции синонимов на материале произведений Флобера»), Э. М.

 Береговская защитила в 1964 году в Львовском государственном университете.

Докторская диссертация «Язык художественной литературы и социальный диалект», выполненная на материале французской прозы 50-70 годов XX века, защищена в 1979 году в Институте языкознания АН СССР.

Докторская диссертация легла в основу монографии Э. М. Береговской «Арго и язык французской художественной прозы XX века (50-70-е годы)», изданной в Смоленске в 2009 г.

В последние десятилетия появилось немало исследований, посвященных социальным диалектам, однако книга Э. М.

 Береговской остается единственной обобщающей монографией об арго в языке французской художественной прозы не только в России, но и во Франции: сейчас в парижском издательстве «Les Éditions Classiques Garnier» готовится к публикации французский перевод этой книги.

В исследованиях Э. М. Береговской [2] можно выделить четыре главных направления:

  1. Экспрессивный синтаксис и грамматическая стилистика;
  2. Стилистический потенциал субстандартной лексики: арго, французские социальные диалекты;
  3. Проблемы индивидуального стиля: изучение творчества писателей и поэтов XIX—XX вв. с лингвостилистической точки зрения (С. Г. Колетт, Ж. Шарпантро, М. Цветаева, О.Григорьев, Т. Бек и др.);
  4. Методика преподавания французского языка.

Конференция «Риторика в свете современной лингвистики»

В 1999 г. Э. М. Береговская организовала в Смоленском государственном университете научную конференцию «Риторика в свете современной лингвистики». С тех пор конференция проводится регулярно — каждые два года, в начале июня.

На конференцию приезжают ученые из России, Украины, Белоруссии, Франции, США. По традиции первое заседание открывается концертом. К началу выпускается сборник тезисов, по результатам — сборник докладов. С 1999 до 2011 г. Э. М.

 Береговская была бессменным организатором и вдохновителем этой конференции[3].

Книги по риторике, стилистике, лингвистике

  • Занятная риторика. Rhétorique amusante. — М.: Языки русской культуры, 2000. — В соавторстве с Ж.-М. Верже.
  • Марина Ягелло. Алиса в стране языка. Тем, кто хочет понять лингвистику. перевод с французского Э. М. Береговской и М. П. Тихоновой. — М.: УРСС, 2003.
  • Очерки по экспрессивному синтаксису. — М.: УРСС, 2004.
  • Синтаксические фигуры как система: Коллективная монография. — Смоленск: СмолГУ, 2007. — Научн. ред, главы: Введение, Заключение, Хиазм.
  • Арго и язык французской художественной прозы XX века (50-70-е годы). — Смоленск: Изд-во СмолГУ, 2009.
  • Стилистика в подробностях. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009.
  • Живая риторика. Rhétorique vivante. — СПб.: Издательство «Люмьер», 2011.
  • Французская арготология в России: коллективная монография. — Смоленск: Изд-во СмолГУ, 2011. — Главы: Введение. Изучение французского арго в России; Кристиана Рошфор: арго как форма социального бунта; Вместо заключения. Изменение статуса арго в лингвистическом сознании французов.

Учебники французского языка

  • L’Oiseau bleu-5. Синяя птица-5: учебник для 5 класса ср. шк. — М.: Просвещение, 1993, 1995, 1999, 2005, 2008. (В состав учебно-методического комплекса входят также книга для учителя, книга для чтения, рабочая тетрадь);
  • Mon livre de français IV: уч. пособие для 4 кл. школ с углублённым изучением французского языка. — М.: Просвещение, 1994, 1998, 2005, 2007 (Также входит книга для учителя);
  • Практический курс французского языка для начинающих: учебник французского языка. М.: Цитадель-трейд. — Ростов н/Д: Феникс, 2008. (В соавторстве с Н. Н. Цурцилиной, О. В. Расточинской, М. П. Тихоновой)

Пособия по французскому языку, литературе и культуре Франции

  • La poésie autour de nous. Поэзия вокруг нас: В 2-х ч. — 2-е изд. — М.: Просвещение, 1993.
  • Le français pour les tout petits. Французский для самых маленьких. Книга для дошкольников. — М.: Просвещение, 1992.
  • Le français pour les tout petits. Французский для самых маленьких. Книга для родителей. — М.: Просвещение, 1992.
  • Mon premier mini-dico. Французско-русский иллюстрированный словарь для малышей. — М.: Просвещение, 1998.
  • Фольклор Франции. По дороге на Лувьер. — М.: Прогресс, 2001. — Сост., общ.ред., предисл., перев. сс. 476—486.
  • Sept notes multicolores. Семь волшебных нот: музыкальная хрестоматия на франц. языке для мл. школьников. — М.: Просвещение, 2006.

Наследие отца, М. Я. Береговского

  • М. Береговский: жизнь и судьба // Арфы на вербах. Призвание и судьба Моисея Береговского/Сост., предисл. Э. М. Береговской. — М.— Иерусалим: Гешарим, 1994.
  • Материалы к биографии М. Я. Береговского // М. Я. Береговский. Еврейские народные напевы без слов. — М.: Композитор, 1999.
  • К истории создания «Пуримшпилей», «Еще раз о судьбе М. Я. Береговского» // М. Я. Береговский. Пуримшпили: Еврейские народные музыкально-театральные представления. — Киев: Дух i Лiтера, 2001.

Примечания

Источник: Береговская, Эда Моисеевна

Источник: https://books.academic.ru/book.nsf/63778227/%D0%A1%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0+%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D1%84%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D1%82%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%82%D0%B0.+%D0%9D%D0%B0+%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D0%B5+%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE%2C+%D1%84%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%86%D1%83%D0%B7%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE%2C+%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D0%BB%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D0%B8+%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%BE%D0%B2

О родстве немецкого и русского языков

(на материале русского, немецкого, английского И французского языков)

«Партнер» №11 (86) 2004г.

Профессор Л. Локштанова продолжает рассматривать проблемы, связанные с изучением немецкого языка. (См. журнал «Partner» №4 / 2004)

 

При всех различиях немецкго и русского языков они имеют много сходных черт в своей структуре, что в значительной степени объясняется их генетическим родством, т.е. происхождением из общего источника.

Соображения о сходстве и даже родстве отдельных слов или форм разных европейских языков высказывались еще в XV-XVI вв. С конца XVIII века в связи с открытием санскрита (один из древнеиндийских языков, получивших распространение в Северной Индии с середины 1-го тысячелетия до н.э.

) внимание ученых было привлечено также к чертам сходства между европейскими языками и санскритом. В начале XIX века появилось исследование немецкого лингвиста Франца Боппа, в котором сравнивались грамматические особенности санскрита, греческого, латинского, персидского и германских языков (1816 г.).

За ним последовал труд датчанина Расмуса Раска, который дополнительно привлек к сравнению балто-славянские языки и выдвинул идею о родстве всех упомянутых языков (1818 г.). В середине XIX в. появились знаменитые работы Якоба Гримма, где впервые было дано сравнительно-историческое описание германских языков как единой группы языков.

Этими трудами были заложены основы сравнительно-исторического языкознания, изучающего языки под углом зрения их происхождения из единого источника. 

Благодаря дальнейшему развитию сравнительно-исторического языкознания, особенно в Германии, на протяжении XIX и XX вв. были выявлены сходные элементы в обширной группе языков, издавна имевших широкое распространение в Европе и Азии.

Было доказано, что это поразительное сходство не является случайным – оно обусловлено генетическим родством языков. Родственные языки получили условное название индоевропейских и были объединены в индоевропейскую семью языков.

Общий источник, представлявший собой скорее всего группу близкородственных диалектов, был назван индоевропейским праязыком.

В новейшее время в результате археологических раскопок стали известны древнейшие письменные языки в Передней и Центральной Азии (начиная с III тысячелетия до н.э.) – хеттский, лувийский, тохарский и др., которые также были включены в индоевропейскую семью языков. (Индоевропейская семья является, в свою очередь, одной из 23-х семей языков, на которых говорит население земного шара).

Индоевропейские языки объединяются в общую семью на основе закономерных грамматических, лексических и фонетических соответствий. По принятой генеалогической классификации, т.е.

по происхождению, к семье индоевропейских языков причисляются примерно девяносто живых и мертвых языков. В их число входят также немецкий и русский языки.

Индоевропейская семья делится, в свою очередь, на 17 групп на основе более близкого языкового родства, обусловленного исторической общностью и территориальными контактами народов, говоривших и говорящих на близких языках.

Немецкий язык относится к группе германских языков, русский язык – к группе славянских языков.

К индоевропейской семье, кроме германских и славянских языков, относятся языки балтийские (литовский, латышский, древнепрусский), кельтские, италийские (в том числе латинский), романские (французский, итальянский, испанский и др.), греческий, албанский, армянский; в Азии – языки индийские и иранские. (Не названы некоторые группы мертвых языков).

В германскую группу языков, к которой относится немецкий язык, входят: английский, нидерландский, фризский, африкаанс, идиш (западная подгруппа); шведский, датский, норвежский, исландский, фарерский (северная подгруппа); готский – мертвый язык (восточная подгруппа). Современные германские языки имеют много общего в грамматическом строе, лексике и фонетике, что, как правило, позволяет владеющим одним из языков понять общий смысл текстов или высказываний на другом языке.

Славянская группа также делится на 3 подгруппы. Восточная: русский, украинский, белорусский; южная: болгарский, македонский, сербохорватский, словенский; западная: чешский, словацкий, польский, лужицкие и другие говоры.

Причисление определенных языков к индоевропейской семье, а также их объединение в группы и подгруппы требовало привлечения не только лингвистического материала, но и археологического, исторического, этнографического, антропологического, философско-мифологического и т.д.

Не все гипотезы, выдвигавшиеся исследователями, находили подтверждение: например, потерпела неудачу попытка зачислить в индоевропейскую семью грузинский язык; опровергнута была также идея объединения славянских и балтийских языков в общую группу.

Однако была доказана особая близость нескольких интересующих нас групп языков, в частности, балто-славяно-германских и германо-кельто-италийских.

Возникает вопрос, в каком направлении можно было искать доказательства индоевропейского родства языков?

Отражение лингвострановедческой специфики региона в языке путеводителей (на материале английского, немецкого, русского, турецкого и французского языков)

(на материале русского, немецкого, английского И французского языков)

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»

На правах рукописи

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Отражение лингвострановедческой специфики региона в языке путеводителей (на материале английского, немецкого, русского, турецкого и французского языков)

Специальность 10.02.20 — сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Соян Россина Александровна

Москва — 2013

fДиссертация выполнена на кафедре английского языка для естественных факультетов факультета иностранных языков и регионоведения ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова».

Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент Черезова Татьяна Львовна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Слышкин Геннадий Геннадьевич;

кафедра лингвистики и межкультурной коммуникации Института государственной службы и управления персоналом ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации», профессор;

кандидат филологических наук, доцент Болдырева Лилия Владиленовна кафедра английского языкознания филологического факультета ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова», доцент

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия».

Защита диссертации состоится «27» декабря 2013 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.04 при ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова» по адресу: 119192, Москва, Ломоносовский проспект 31, корпус 1, факультет иностранных языков и регионоведения, к.

С диссертаций можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова».

Автореферат разослан « 22 » ноября 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Е.В. Маринина.

fОбщая характеристика работы

Реферируемая диссертация посвящена анализу способов введения лингвострановедческих единиц в тексты путеводителей.

Одним из способов развития межкультурных контактов является составление путеводителей, поскольку с их помощью можно обеспечить первичное знакомство со страной или регионом, с культурными особенностями населения и некоторыми аспектами языка.

Лингвострановедческие единицы являются важным компонентом текста путеводителей, и их сопоставительное изучение не только способствует углублению понимания данного лингвистического явления, но и позволяет более эффективно составлять и переводить путеводители.

Объектом настоящего исследования являются тексты путеводителей по Стамбулу, оригинальные и переводные, на английском, немецком, русском, турецком и французском языках.

Выбор расширенной языковой базы для исследования обусловлен желанием сопоставить способы введения лингвострановедческих единиц в тексты путеводителей на каждом из языков.

Предмет исследования составляют закономерности введения лингвострановедческих единиц в тексты путеводителей.

Актуальность исследования определяется, с одной стороны, постоянным интересом к проблемам диалога культур и языков и, с другой стороны, недостаточной изученностью лингвострановедческих единиц в контексте составления и перевода путеводителей.

Несмотря на обилие работ по культурно-специфичному компоненту текста (Влахов, Флорин 1980; Томахин 1984; Виноградов 2001; Фененко 2001; Aixelб 1996; Robinson 1997 и др.), они в большинстве своем ориентированы на художественные тексты.

Представляется, что культурно-специфичный компонент текста путеводителей не получил исчерпывающего освещения.

Путеводители в современном понимании, как иноязычные, так и русскоязычные, появились в начале XIX века, но достаточно долго особого исследовательского интереса не вызывали. Научные труды, посвященные этому типу текста, появились лишь в начале 2000-х годов.

В этих работах путеводитель изучается с разных точек зрения: функции (Павловская 1998, Масленникова 2011); история развития текста (Антонова 2008, Иерусалимская 2011, Руцинская 2012, Kutter 1991, Knoll 2011); классификация типов (Павлюк 2010, Митягина 2011); анализ жанровой специфики (Болотина 2005, Киселева 2008, Протасова 2009, Филатова 2012, Егорова 2013); написание и продажа (Hudgins 2007).

В отечественной лингвистике теоретические основы отражения лингвокультурного субстрата в туристическом дискурсе заложил В.В. Кабакчи (1998, 2001, 2004). Положения теории В.В.

Кабакчи нашли развитие в диссертационных работах его учеников (Протченко 2006; Болотина 2009; Егорова 2013), посвященных исследованию англоязычного туристического дискурса в приложении к русской культуре.

В данной работе поле исследования расширено, а именно, сопоставлены способы отражения культурно-специфичного компонента текста путеводителей на нескольких языках. Сделана попытка использовать отличный от интерлингвокультурологии принцип анализа культурно-специфичных элементов на основе выделения лингвострановедческих единиц.

В ходе исследования сформулирована гипотеза, которая заключается в том, что при составлении и переводе путеводителей используются особые способы введения лингвострановедческих единиц в текст, отличные от применяемых к другим типам текстов, например, к художественным текстам. Также высказывается предположение, что в зависимости от доминирующей функции текста и адресата путеводителя эти способы могут изменяться.

Цель исследования состоит в выявлении наиболее частотных и оптимальных способов введения лингвострановедческих единиц в тексты путеводителей, закономерностей их использования в данном типе текста, а также их зависимости от языка путеводителя.

В соответствии с выдвинутой гипотезой и целью исследования были поставлены и решены следующие задачи:

1) определение жанровых особенностей путеводителя;

2) изучение как оригинальных, так и переводных путеводителей по Стамбулу на английском, немецком, русском, турецком и французском языках с вычленением культурно-специфичного компонента текста, который обозначен термином «лингвострановедческие единицы»;

3) классификация лингвострановедческих единиц по типам (реалии, имена собственные, ситуативные реалии и элементы общения) и анализ способов их введения в тексты путеводителей на нескольких языках;

4) выявление зависимости способов введения лингвострановедческих единиц от доминирующей функции, адресата текста и языка путеводителя.

Материалом исследования послужили 15 аутентичных и переводных путеводителей по Стамбулу, общим объемом 3959 страниц.

Выбор материала для исследования был обусловлен экзотичностью турецкой культуры с точки зрения иноязычных пользователей, доступностью путеводителей по этой тематике, а также тем, что подобный материал не использовался в работах других исследователей.

Анализу подвергались путеводители, издававшиеся с 1989 по 2013 годы. Выбор путеводителей был, во-первых, обусловлен типами, к которым они принадлежат, т.е. сопоставляются информационные, рекламные и информационно-рекламные путеводители.

Во-вторых, учитывалась принадлежность путеводителей к авторитетным международным и российским сериям (Dorling Kindersley, Lonely Planet, Rough Guides, Афиша, Оранжевый гид и т.д.). Таким образом, исследуемый материал является репрезентативным для каждого из анализируемых языков.

Теоретико-методологическую основу исследования составили научные труды отечественных и зарубежных лингвистов по 1) переводоведению (И.С. Алексеева, Л.С. Бархударов, В.С. Виноградов, С. Влахов и С. Флорин, Д.И. Ермолович, Л.К. Латышев, Н.А. Фененко, J.F. Aixelб, M. Baker, P. Newmark, D. Robinson и др.

); 2) лингвострановедению (Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров, А.С. Мамонтов, Ю.Е. Прохоров, Г.Д. Томахин, E.D. Hirsch и др.); 3) лингвокультурологии и интерлингвокультурологии (В.В. Воробьев, В.В. Кабакчи, В.А. Маслова, А.А. Хроленко и др.); 4) межкультурной коммуникации (Д.Б. Гудков, А.П. Садохин, С.Г. Тер-Минасова, M. Agar, E.

T. Hall и др.).

При решении вышеизложенных задач использованы следующие методы исследования: аналитический метод: анализ научной литературы по теме исследования, научных концепций отечественных и зарубежных ученых; метод сплошной выборки: сплошной анализ текста путеводителей; квантитативный метод: статистическая обработка данных, полученных в результате анализа путеводителей; сопоставительный метод: сопоставление способов отражения лингвострановедческих единиц в разных типах путеводителей на нескольких языках; метод экстраполяции: применение выявленных закономерностей введения лингвострановедческих единиц при написании текста путеводителя (в нашем случае при написании текста путеводителя по Туве на английском языке).

Научная новизнаи перспективность исследования состоит в том, что:

1) выделен культурно-специфичный компонент текста путеводителя, который далее обозначается термином «лингвострановедческие единицы»;

2) сопоставлены лингвострановедческие единицы в текстах путеводителей на нескольких языках: английском, немецком, русском, турецком и французском;

3) впервые предложено разделение типов лингвострановедческих единиц в текстах путеводителей на реалии, имена собственные, ситуативные реалии и элементы общения;

4) впервые предложена классификация путеводителей в зависимости от доминирующей функции на информационные, рекламные и информационно-рекламные;

5) впервые выявлена зависимость способов введения лингвострановедческих единиц иноязычной культуры от типа путеводителя.

Дальнейшие исследования могут быть посвящены более глубокому анализу изменений способов передачи лингвострановедческих единиц в зависимости от реципиента на примере переводов на несколько языков одного и того же путеводителя известной международной серии. Можно также углубить исследование, сделав акцент на прагматике и дискурсивной лингвистике.

Теоретическая значимость работы заключается в разработке понятия «лингвострановедческая единица», выделении и анализе типов лингвострановедческих единиц, встречающихся в путеводителях, уточнении принципов их передачи.

Выявленные в процессе исследования закономерности введения лингвострановедческих единиц могут способствовать более глубокому изучению проблемы культурно-специфичной лексики в рамках частных теорий перевода.

Изучение важной для теории перевода темы — культурно-специфичного компонента текста — вносит определенный вклад в развитие общей теории перевода.

Практическая значимость работы состоит в возможности использовать выявленные принципы введения лингвострановедческих единиц при составлении и переводе путеводителей с учетом их типа и адресата.

Это иллюстрируется на примере составления текста путеводителя по маршруту «Кызыл — Эрзин» на английском языке.

Полученные выводы также могут быть использованы при проведении практических занятий по межкультурной коммуникации и переводу, при оценке качества текста путеводителя, а также в повседневной работе переводчика, в частности, гида-переводчика.

Достоверность полученных данных диссертационного исследования обеспечивается адекватностью используемых мето-дов исследования предмету, объекту, целям и задачам работы, результатами теоретического анализа источников, репрезентативностью выборок, тщательностью анализа, а также общим объемом материала.

На защиту выносятся следующие положения:

1.

Лингвострановедческие единицы, составляющие неотъемлемую часть текстов путеводителей, это любые слова, словосочетания, фразы или более крупные текстовые единицы, имеющие национально-культурную специфику или отражающие культурно-обусловленную ситуацию.

2. Количество лингвострановедческих единиц и способы их введения в текст путеводителя зависят от доминирующей функции текста и адресата текста (критерий «свой»/ «чужой»).

3. Способы введения лингвострановедческих единиц в текст путеводителя слабо зависят от языка написания путеводителя, поскольку в путеводителях на разных языках используются схожие способы. Определяющим фактором является гомогенность или гетерогенность алфавитов описываемой культуры и принимающего языка.

4. Принципы введения лингвострановедческих единиц в тексты путеводителей отличаются от хорошо изученных принципов, характерных для художественных текстов: при включении лингвострановедческих единиц в тексты путеводителей наблюдается «кумулятивность», т.е. принцип комбинирования нескольких приемов, что для художественных текстов нетипично.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложения.

Во введении обосновывается актуальность темы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулирована цель, определены задачи исследования и положения, выносимые на защиту.

Первая глава содержит главные теоретические положения лингвострановедения как отдельного направления языкознания, послужившего основой данной работы, обзор литературы по культурно-специфичной лексике.

Описываются различные термины, обозначающие это явление, и формулируется определение термина «лингвострановедческая единица».

В этой главе также выделены типы лингвострановедческих единиц, встречающихся в текстах путеводителей, и приводится перечень приемов, используемых при их введении в текст.

Во второй главе рассматривается путеводитель как особый тип текста, история его появления, его функциональные особенности, структура и классификация типов путеводителей.

Предлагается разделить путеводители в зависимости от доминирующей функции текста на информационные, рекламные и информационно-рекламные.

Также выводится зависимость способов введения лингвострановедческих единиц от адресата текста, а именно делается вывод, что проблема введения лингвострановедческих единиц в текст возникает только при описании иноязычной культуры.

В третьей главе проводится сопоставительный анализ способов введения лингвострановедческих единиц в тексты путеводителей на нескольких языках, выделяется зависимость их введения от доминирующей функции текста и делается вывод, что способы включения лингвострановедческих единиц на разных языках схожи.

Также проводится краткий анализ способов введения лингвострановедческих единиц в художественные тексты и делается вывод об их отличии от способов, характерных для текстов путеводителей.

Данная глава включает в себя иллюстрацию практического применения выявленных принципов на примере выделения лингвострановедческих единиц тувинской культуры и их передачи на английский язык.

В заключении в обобщенном виде изложены результаты исследования и намечены его перспективы.

В приложение входят изложение некоторых особенностей турецкого языка, текст путеводителя по маршруту «Кызыл — Эрзин» на английском языке и образная карта Тувы, появившаяся на основе анализа лингвострановедческих единиц тувинской культуры.

Апробация работы. Основные положения диссертации и результаты исследования стали предметом докладов автора на XIV Международной конференции «Россия и Запад: диалог культур» (МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, ноябрь 2011), на XIX Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2012» (МГУ имени М.В.

Ломоносова, Москва, апрель 2012), на X Международной конференции «Языки в современном мире» (НИУ СГУ имени Н.Г.

Чернышевского, Саратов, май 2012), на VII Международной научно-практической конференции «Актуальные достижения европейской науки» (София, июнь 2012), на IV Республиканской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодежь и инновации: опыт, проблемы, перспективы» (Тувинский государственный университет, Кызыл, октябрь 2012), на VIII Международной научно-практической конференции «Научный прогресс на рубеже тысячелетий» (Прага, май-июнь 2013), на Чагытайской летней школе молодых ученых (Тувинский государственный университет, Чагытай, июнь 2013).

f работы

Глава I «Теоретические основы изучения лингвострановедческих единиц» посвящена основным положениям лингвострановедения и вопросам терминологии. Рассматриваются точки зрения ведущих отечественных специалистов по лингвострановедению (Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров, Г.Д. Томахин, Ю.Е. Прохоров и др.) на функции и место этого направления внутри языкознания.

Делается вывод, что лингвострановедение в самом широком понимании — это раздел лингвистики, изучающий национально-культурный компонент языкового материала.

Основными его задачами являются, во-первых, изучение специфики отражения национальной культуры в языковых явлениях, во-вторых, отбор и выработка оптимальных способов лингвистической презентации фактов культуры, в-третьих, формирование лингвострановедческой компетенции.

Отечественное лингвострановедение возникло как часть лингводидактики и оказало влияние на переводоведение и лексикографию, в частности способствовало появлению лингвострановедческих словарей. Высказывается предположение, что положения лингвострановедения также можно использовать при изучении «языка туризма» или «туристического дискурса».

В отечественной лингвистике теоретические основы изучения туристического дискурса в рамках интерлингвокультурологии заложил В.В. Кабакчи (1998, 2001, 2004). Положения теории В.В. Кабакчи развиваются в работах его учеников: А.В. Протченко (2006), Ю.П. Болотина (2009), К.А. Егорова (2013). Однако с точки зрения лингвострановедения текст путеводителей до настоящего момента не исследовался.

Лексика с национально-культурным компонентом активно изучается с середины XX века. Для обозначения этого явления было предложено более десятка терминов: реалии, безэквивалентные слова, культуронимы, экзотизмы, лакуны и т.д. Каждый термин связан с различными исследовательскими подходами.

В зарубежной лингвистике также предлагаются разнообразные термины: cultural words, culture-specific concepts, culture-specific items, culture-bound references, realia и т.д.

В работе было решено использовать термин «лингвострановедческая единица», под которым предлагается понимать любое слово, словосочетание, фразу или более крупную текстовую единицу, имеющие национально-культурную специфику или отражающие культурно-обусловленную ситуацию.

Эти единицы разных уровней в путеводителях разделяются на несколько типов: реалии, имена собственные, ситуативные реалии и элементы общения. Выделение этих типов обусловлено их языковой инородностью, национально-культурной специфичностью и значимостью в тексте путеводителя.

Главным отличием термина «лингвострановедческие единицы» от схожих терминов «лакуны», «культуронимы», «лингвокультуремы», «лексика с культурным компонентом значения» является разница в предмете исследования.

Так, культуронимы — это более узкое понятие, исключающее ситуативные реалии и элементы общения из поля исследования; лингвокультуремы используются для обозначения целых концептов («красота», «соборность»). Термины «лакуна» и «лексика с культурным компонентом значения» включают в себя только лексические единицы, тогда как лингвострановедческие единицы — это не только лексические единицы, но и целые фразы и даже отрывки текста.

Реалии — это слова, использующиеся для описания уникальных для определенной культуры предметов или явлений. В путеводителях они встречаются при описании широчайшего спектра тем: местная кухня, религия, архитектура, история, транспорт и т.д. (хамам, ялы, фазиль).

Имена собственные отличаются от реалий тем, что именем собственным чаще всего обозначается единичный денотат. Отнесение имен собственных к числу лингвострановедческих единиц связано с их высокой «национально-культурной маркированностью» (Томахин, 1986: 115). В путеводителях имена собственные встречаются в виде:

1.

названий достопримечательностей (мечети, церкви, ворота, колонны, здания, музеи): Египетский обелиск (Dikilitaє), TekfurSarayэ, orPalaceofPorphyrogenitus Текфур Сарайы, или «Дворец Багрянородного» ,” das Caferaрa Medresesi Медресе Кафераа, laFontaineAllemande Немецкий фонтан;

2. топонимов (районы, улицы, причалы, площади, острова, моря):причал Эминёню, IstiklвlCaddesiinBeyoрlu Улица Истикляль в районе Бейоглу, zwischen Goldenem Horn und Marmarameer между Золотым Рогом и Мраморным морем, la quartier de Galata квартал Галата;

3. антропонимов: Ибрагим Безумный,Hamdullah Хамдулла, KaiserinEudoxia Императрица Евдоксия, Mahomet Мухаммед;

4. названий фестивалей, организаций, объединений, партий: Стамбульский кинофестиваль, JusticeandDevelopmentParty (AKP) Партия справедливости и развития, Mevlevi-Bruderschaft Братство Мевлеви, CentrecultureletartistiqueAkbank Центр культуры и искусства Акбанка;

5.

названий предприятий досуга (рестораны, кафе, кинотеатры) и компаний (магазины, отели): кафе PuddingShop, thenewgenerationofmallssuchasKanyon новое поколение торговых центров, например,…, AtlasSinemalarэ кинотеатр…, desgrandshotels а 5 йtoiles, Etap, Sheraton, Hilton, Swiss, etc великолепные пятизвездочные отели….

Ситуативные реалии, по С. Влахову и С. Флорину, это «единицы отражения действительности» (Влахов, Флорин, 2009: 160). Ситуативные реалии — это не отдельные слова или словосочетания, это то, что скрыто между строк и требует разъяснения для людей, не принадлежащих данной культуре.

В отличие от простых реалий, ситуативным реалиям могут соответствовать самые разнообразные слова, словосочетания и описания ситуаций, т.е. за ними не закреплено определенное средство выражения.

К ситуативным реалиям относятся клишированные перифразы, культурно-специфичное невербальное поведение (жесты, положение и ориентация человека в пространстве, позы и др.), символика предметов, обычаи и приметы народа, коннотативные реалии.

Например, Die Sarkophage der Sultane sind mit dunkelgrьnem Stoff bedeckt — Symbol fьr die Allmacht des Islam Саркофаги султанов покрыты материей темно-зеленого цвета, цвета, символизирующего всемогущество ислама. [Demirsar, 1992: 28].

При описании иноязычной культуры должно произойти опредмечивание фоновых знаний. Ситуативные реалии получают тем большее значение, чем дальше друг от друга отстоят культуры, чем меньше контактов наблюдалось между народами.

Под элементами общения в данной работе предложено понимать слова, словосочетания или фразы, приобретающие значимость в тексте путеводителя за счет того, что позволяют получить определенные возможности общения в незнакомой культурно-языковой среде.

Элементы общения включаются не только непосредственно в сам текст(thestallownersshoutbuyurun! (anexpressionmeaningwelcome) владельцы лавок кричат «буйурун» (выражение, означающее «добро пожаловать») [LP, 2008: 57]), но и часто выделяются в качестве разговорника в конце путеводителя. Термин «элементы общения» подчеркивает функцию этих единиц, ту роль, которая характерна для них в текстах путеводителей. Выделение элементов общения представляется оправданным в связи с их частотностью в изучаемом типе текстов и их значимостью при реализации коммуникативной цели автора.

Источник: https://revolution.allbest.ru/languages/00858956_0.html

Сходные фразеологические единицы и их передача при переводе (на основе материалов из английского, немецкого, французского, русского и узбекского языков)

(на материале русского, немецкого, английского И французского языков)

В этой статье дается всесторонняя информация о переводе и о роле фразеологических единиц в ней. Даны определенные рекомендации переводчику для более живой передачи художественных произведений учащимся при переводе.

Ключевые слова:перевод, фразеологизм, пословица, ценности, художественность, значение, стиль.

Процесс перевода фразеологизмов, считаясь одной из самых сложных и спорных задач в теории и практики перевода, этот процесс требует от переводчика большой ответственности, творческих исканий, внимательности и мастерства.

В плане изучения фразеологизмов имеют большое значение создание адекватного перевода, авторский стиль и стиль перевода, отражение национального колорита в переводе и исследование важных теоретических проблем. Перевод фразеологизмов имеют большое значение в отражении индивидуального авторского стиля при переводе.

В связи с тем целесообразно было бы упомянуть следующие идеи ученого переводчика Я. И. Рецкира: «При переводе для четкой передачи авторского стиля решающим элементом считается правильный выбор лексических фразеологических средств». Благодаря художественному переводу обогащается фразеология языка.

Роль фразеологии в отражении национального духа, выраженного в языке художественной литературы, считается несравненной.

В переводческой деятельности перевод фразеологизмов занимает главное место. Поэтому переводчик сам лично должен быть осведомленным об этой проблеме.

Ученый переводчик А. Б. Фёдоров считает целесообразным применение следующих способов при переводе фразеологизмов:

1.                  Точный перевод фразеологизмов с полным сохранением значения их структуры.

2.                  С частичным изменением значения или формы фразеологических единиц оригинала

3.                  Возможность перевода фразеологизмов путем подбора фразеологизмам оригиналам их соответствующих аналогов в языке перевода

По указанию автора, в случаи неприменимости первых и вторых способов перевода фразеологизмов, считается приемлемым их замена с имеющимися в языке перевода выражениями с переносным значением. Этот способ занимает огромное место в процессе перевода.

Каждое выражение или словосочетание, примененное с переносным значением, считается для переводчика действительным фразеологизмом. Входящие в состав фразеологизмов, созданные и совершенствованные народом в течение столетий, пословицы, поговорки и идиомы становились нашим богатым наследием.

Пословицы, являясь одним из обладающих краткой формой, но глубоким содержанием жанром устного народного творчества, создавались на основе многовековых жизненных наблюдений народа, социально- экономического, политического и культурного опыта.

Пословицы по своим социальным, идейным задачам, становятся выразителем мировоззрений в основном широкой народной массы, а в некоторых случаях определенного социального слоя или группы.

По этой причине, тематический объём пословиц является очень обширным, и будет невозможным ограничить этот объём в пределах незначительной жизненной реальностью, и в связи с этим не найдется ни одна сфера социальной жизни которая бы не нашла своё яркое отражение в пословицах.

Например: В английском языке: Bad news has wings

Во французском языке: Les mauvaises nouvelles ont des ailes

В русском языке: Худые вести на крыльях летают

В узбекском языке: Ёмон сўзнинг қаноти бор.

Пословицы являются огромной сокровищницей нашей речи для выражения нашей мысли чётко, ясно и образно, и их применение с искусством делает произведение писателя, речь оратора многозначительным и привлекательным, способствуют к становлению более впечатлительным для образного выражения своей мысли. Сопоставительное изучение пословиц и процесс их перевода имеют научное и практическое значение.

Также стоит упомянуть о наличии буквального, пояснительного или описательного способов при переводе фразеологических единиц.

Например:

В английском языке: He laughs best who laughs last

Во французском языке: Rira bien quirira le dernier

В русском языке: Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.

В узбекском языке: Охирги кулган яхши кулади.

Исследование соответствующих эквивалентов к словам и выражениям, использование выражений, эквивалентных по смыслу с теми, что раскрыты в произведении, расширяя пределы образности перевода, способствуют к более выразительному его чтению.

Переход фразеологизмов с полным сохранением значений слов в их структуре, считаясь одним из самых распространенных способов перевода, способствует к вхождению новых фразеологических единиц в язык перевода произведения и обогащению фразеологического состава данного же языка.

Это положение можно ясно обнаружить в следующих примерах:

Например: В английском языке: Health is better than wealth.

В немецком языке: Gesudheit ist der groesste.

Во французском языке: Santè passè richesse

В русском языке: В здоровом теле- здоровый дух.

В узбекском языке: Соғлик-туман бойлик.

Как утверждает знаменитый писатель М. Шолохов, «ни интеллект, ни история, ни социальный строй, ни традиции, ни мировоззрение письменного народного творчества не так глубинно выражены как его пословицы и поговорки».

Пословицы и поговорки обладая краткой формой и глубинным содержанием, считаются очень важным средством выражения чёткой, ясной и образной мысли.

Обратим наше внимание к примерам:

В английском языке: Fish begins to stink at the head.

В немецком языке: Der Fisch fängt am Kopfe an zu stinken.

В русском языке: Рыба тухнет с головы.

В узбекском языке: Балиқ бошидан сасийди.

Мы можем чётко проследить идентичность составляющих эту пословицу слов-компонентов в четырех языках.

Также можем проследить, как пословица в английском языке переводится со всеми аналогами в немецком, французском, узбекском и русском языках. Пословицы такого типа встречаются во многих языках.

Например: В английском языке: Reap as one has sown.

В немецком языке: Wie die Saat? So die Ernte.

Во французском языке: On rècolte ce que I`on a seme`

В русском языке: Что посеешь, то и пожнешь.

В узбекском языке: Нима эксанг, шуни ўрасан.

Нам становится ясно с вышеприведенных примеров, что полный эквивалент этой пословицы существует и в немецком, французском, русском и узбекском языках.

Многие ученые утверждают существование похожих друг на друга пословиц, поговорок и идиомов во многих языках.

Пережитые в быту, имеющие благое, законченное общее значение, обладающие краткой звонкой формой, считающиеся народной мудростью, пословицы используется для оживления речи и для того, чтобы сделать её привлекательной, образной и более содержательной.

Например:

В английском языке: Strike while the iron is hot.

В немецком языке: Mann soll das Eisen schmieden, solange es heiss ist.

Во французском языке: Il faut batter le fer pendant qu`il est chaud.

В русском языке: Куй железо пока горячо.

В узбекском языке: Темирни иссиғида бос.

Процесс перевода фразеологизмов оригиналов, пользуясь эквивалентами содержащихся в языке перевода, считается одним из распространенных способов перевода. В этом способе, несмотря на то, что меняется форма, выбирается самое близкое по семантике выражение.

Например: В английском языке: Friend in need is a friend indeed.

Во французском языке: Au besoin on connaît l`ami.

В русском языке: Друзья познаются в беде.

В узбекском языке: Дуст кулфатда билинар.

В качестве итога проведенных мною исследований целесообразно было бы утвердить, что фразеологические единицы, являясь разнообразным по идейному содержанию, духовно-нравственным итогом, обладают характерными особенностями и по своей стилистической функции. В связи со сходством закона мышления во всех нациях и существованием у них близких друг к другу убеждений и представлений, даже в языках различающиеся по структуре могут создаваться одинаковые или близкие по значению пословицы и поговорки.

Литература:

1.      К.Мусаев., Таржима тахлилининг назарий асоси. Таржима тарихи ва назарияси. Туплам. Тошкент 1992 й.

2.      Н. М. Шанский., О фразеологизме как языковый единице и предмете фразеологии Москва 1985 г.

3.      Я. И. Рецкер., Теория перевода и переводческая практика. Mосква 1974 г.

4.      А. В. Кунин., Фразеология современного английского языка. Москва 1972г.

Источник: https://moluch.ru/archive/92/20049/

Немецкий и английский языки — братья?

(на материале русского, немецкого, английского И французского языков)

Немецкий и английский языки очень похожи, и принадлежат одной языковой группе германских языков — Западно-германская группа.   

Сходство немецкого и английского языков объясняется общим происхождением этих языков от говоров древнегерманских племён. Чем же объясняются столь значительные различия?

В эпоху Великого переселения народов (4-7 века н.э) происходила массовая миграция германских племён. При этом язык этих германских племён обогатился заимствованиями из кельтского языка и языка господствовавших там прежде римлян (латинского языка).

Древнеанглийский язык испытал также заметное воздействие языка викингов (скандинавских народов). Позднее вместе с вторжением норманнов в Британию было привнесено наречие старофранцузского языка. Поэтому сегодня англичане могут без перевода понимать французскую речь.

Таким образом, основа английского языка осталась германской, но он включает в себя огромное количество французских, латинских, кельтских и скандинавских заимствований. Основой же немецкого языка являются наречия древнегерманских племён. Этот язык не испытал на себе влияние старофранцузского языка, зато, так же как и английский, включает в себя много латинских заимствований.

А еще эти два языка имеют много сходства и в грамматике.

Вот несколько примеров схожести этих двух языков. 

НемецкийАнглийскийРусский
Das Haus haus  дом
Das Gott god бог
Das Gold gold золото
Das Wetter weather погода
Der Bus bus автобус
Der Name name имя
Der Freund friend друг
Die Hand hand рука
Der Garten garden сад
Die Familie family семья
Die Maus mouse мышь
НемецкийАнглийскийРусский
eins one один
zwei  two два 
drei three три
vier four четыре
fünf five пять
sechs six шесть
sieben seven семь
acht eight восемь
neun nine девять
zehn ten десять
НемецкийАнглийскийРусский
jung young молодой
gut good хороший
braun brown коричневый
rot red красный
hart hard тяжёлый
dick thick толстый
НемецкийАнглийскийРусский
singen sing петь
helfen help помогать
kommen come приходить
lernen learn учиться
fühlen feel чувствовать
beginnen begin начинать

Особое внимание обратите на глаголы. Несомненное сходство наблюдается в образовании основных форм сильных (неправильных – англ.) глаголов.

НемецкийАнглийскийРусский
kommen – kam — gekommen come – came – come приходить
trinken – trank – getrunken drink – drank – drunk пить
beginnen — begann – begonnen begin – began – begun начинать
finden – fand – gefunden find – found – found находить
hängen – hing – gehangen hing – hang – hung висеть
bringen – brachte – gebracht bring – brought — brought приносить
schwimmen – schwamm – geschwommen swim – swam — swum плавать

Также несомненное сходство имеют глаголы haben и have, которые как в немецком, так и в английском языке могут быть смысловыми, вспомогательными для образования времён, а также могут иметь модальные значения в сочетании с инфинитивом и частицами. Кроме того, после этих глаголов как в немецком, так и в английском языке употребляется неопределённый артикль.

По мере изучения этих двух языков, вы сами сможете обнаружить огромное количество сходства, которые несомненно будут облегчать вам изучение данных языков. 

Где еще говорят на немецком. Немецкий в мире.

Диалекты немецкого языка. Насколько немецкий язык разнообразен. 

Этапы изучения немецкого языка. Как лучше спланировать изучение иностранного языка.

Источник: https://rishamanisdeutsch.jimdofree.com/%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%81%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D1%84%D0%B0%D0%BA%D1%82%D1%8B-%D0%BF%D1%80%D0%BE-%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B8/%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B8-%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D0%BB%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B8-%D0%B1%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F/

Scicenter1
Добавить комментарий