Наука как познавательная деятельность:   Второй существенный аспект анализа бытия науки — это рассмотрение

II. Наука как вид деятельности

Наука как познавательная деятельность:   Второй существенный аспект анализа бытия науки — это рассмотрение

Второй существенный аспект анализабытия науки – это рассмотрение ее какспецифического вида деятельности. Ясно,что наука – это когнитивная, познавательнаядеятельность. Любая деятельность – этоцеленаправленная, процессуальная,структу­рированная активность.Структура любой деятельности состоитиз трех основных элементов – цель,предмет, средства деятель­ности.

В случае научной деятельности цель– получение нового научного знания,предмет– имеющаяся эмпирическаяи теоре­тическая информация, важнаядля подлежащей разрешению на­учнойпроблемы,средства – имеющиесяв распоряжении иссле­дователя методыанализа и коммуникации, способствующиедо­стижению приемлемого для научногосообщества решения заяв­леннойпроблемы.

Известны три основные модели изображенияпроцесса науч­ного познания: эмпиризм,теоретизм, проблематизм.

А.Со­гласноэмпиризму научноепознание начинается с фиксации опытных,чувственных данных о конкретном предметенаучного исследова­ния, выдвижениена их основе возможных эмпирическихгипо­тез – обобщений, отбор наиболеедоказанной из них на основе ее лучшегосоответствия имеющимся фактам.

Видны­мипредставителями эмпиризма были Ф. Бэкон,Дж. Гершель, В. Уэвелл, Ст. Джевонс, Г.Рейхенбах, Р. Карнап и др.

Большинствомсовре­менных философов науки этамодель научного познания отвер­гнутакак несостоятельная в силу еенеуниверсальности (из поля ее применимостиначисто выпадают математика, те­оретическоеестествознание и социально-гуманитарноезнание.

Б.Прямо противоположной модельюнаучного познания явля­етсятеоретизм,считающий исходным пунктом научнойдеятель­ности некую общую идею,рожденную в недрах научного мыш­ления(детерминизм, индетерминизм, дискретность,непрерыв­ность, определенность,неопределенность, порядок, хаос,инвари­антность, изменчивость и т.д.).

В рамках теоретизма научнаядеятельность представляется какконструктивное развертывание тогосодержания, которое заключа­ется втой или иной общей идее. Основныеконцепции теоретизма: тематическийанализ Дж. Холтона, радикальныйконвен­ционализм П. Дюгема, А. Пуанкаре,методология научно-иссле­довательскихпрограмм И. Лакатоса и др..

В.Наконец, третьим, весьмараспространенным и, на наш взгляд,наиболее приемлемым в современнойфилософии науки вариан­том изображенияструктуры научной деятельности являетсякон­цепцияпроблематизма,наиболее четко сформулированная К.Поппером.

Согласно этой модели наукасуть специфичес­кий способ решениякогнитивных проблем, составляющихисход­ный пункт научной деятельности.

Научная проблема – это су­щественныйэмпирический или теоретический вопрос,формули­руемый в имеющемся языкенауки, ответ на который требует полученияновой, как правило, неочевиднойэмпирической и/или теоретическойинформации. Известная циклическая схеманаучной деятельности, предложеннаяПоппером, выглядит так:

где Р1– исходная научная проблема,Н1, Н2…. Нn- возможные(гипотетические, пробные) ее решения,Е1, Е2….- устранение(элиминация) ошибочных гипотез; Р2– новая научная проблема

Здесь научная деятельность заключаетсяне в дви­жении от опыта к адекватноописывающей его истинной теории, и неот априорно истинной теории к оправдывающемуее эмпи­рическому опыту, а от менееобщей и глубокой проблемы к более общейи более глубокой и т. д. Вечнонеудовлетворенное любо­пытство –главная движущая сила науки.

Осо­бенностяминаучной деятельности являются:

1.Универсальность:деятельность всякого ученого по своейсути есть общекуль­турная кооперациясовременников и предшественников.

2.Уникальность:инновационные (творческие, ведущие кпостижению нового) процедуры научнойдеятельности исключительны,невоспроизво­димы.

3.Нестоимостная производительность:творческим дей­ствиям не удастсяприписать стоимостных эквивалентов.

4.Персонифицированность:свободное духовное произ­водствовсегда личностно; созидающие приемыиндивиду­альны.

5.Дисциплинированность:гражданский этос (свод норм и законов)регулирует науку как социальный институт,гносеологический этос (ко­дифицированныеметодологические и уставные нормы)ре­гулирует науку как исследование.

6.Демократизм:защита критики и свободы мысли.

7.

Коммунальность:творчество есть сотворчество, знаниекристаллизуется в разнообразныхконтекстах общения, смыслополагания(партнерство, диалог, дискуссия),ориентиро­ванных на достойноеравноценно-равноправное сознание.

Сферу«республики ученых» составляют всяческие«невидимые кол­легии», салоны, ложи,ассоциации, лаборатории, кафедры,редакции, прочие реализующие регламентнепринужденного взаимообмена знаниямималые и большие формы.

НАУКА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ, НАУКАКАК АКАДЕМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА: СМОТРИ ВОПРОС№ 23

НАУКА В АСПЕКТЕ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙРЕВОЛЮЦИИ: СМОТРИ ВОПРОС № 27, 28

Современная наука, являющаяся доминирующейформой культуры, охватывает огромнуюобласть знаний – около 15 тыс. дисциплин,которые в различной степени отда­леныдруг от друга. В XX в. научная информацияза 10–15 лет удваивается. Если в 1900 г.существовало около 10 тыс.

научныхжурналов, то в настоящее время – несколькосотен тысяч. Бо­лее 90% всех важнейшихдостижений научно-технического уровняприходится на XX в. 90% ученых, когда-либоживших на Земле, – наши современники.Число ученых по профессии в мире к концуXX столетия достигло свыше 5 млн человек.

Сего­дня можно утверждать, что наукакоренным образом изменила жизньчеловечества и окружающей его природы.По мнению рада ученых, в том числеакадемика В.И. Вернадского, началасьно­вая антропогенная эра Земли.

Формируется ноосфера– оболочкаЗемли, преобразующаяся на основе наукив положительно зна­чимое для человекаи живого вещества состояние.

Технологический детерминизм.

Источник: https://studfile.net/preview/1001752/page:4/

Наука как познавательная деятельность

Наука как познавательная деятельность:   Второй существенный аспект анализа бытия науки — это рассмотрение

Второй существенный аспект анализа бытия на­уки —- это рассмотрение ее как специфического вида деятельности. Ясно, что наука — это когнитивная, по­знавательная деятельность. Любая деятельность — это целенаправленная, процессуальная, структурирован­ная активность.

Структура любой деятельности состо­ит из трех основных элементов: цель, предмет, сред­ства деятельности.

В случае научной деятельности цель — получение нового научного знания, предмет — имеющаяся эмпирическая и теоретическая информа­ция, релевантная подлежащей разрешению научной проблеме, средства — имеющиеся в распоряжении исследователя методы анализа и коммуникации, спо­собствующие достижению приемлемого для научного сообщества решения заявленной проблемы.

Известны три основные модели изображения про­цесса научного познания: 1) эмпиризм; 2) теоретизм; 3) проблематизм.

Согласно эмпиризму научное позна­ние начинается с фиксации эмпирических данных о конкретном предмете научного исследования, выдви­жение на их основе возможных эмпирических гипо­тез — обобщений, отбор наиболее доказанной из них на основе ее лучшего соответствия имеющимся фак­там.

Модель научного познания как индуктивного обоб­щения опыта и последующего отбора наилучшей гипо­тезы на основе наиболее высокой степени ее эмпири­ческого подтверждения имеет в философии науки название индуктивистской (или неоиндуктивистской). Ее видными представителями были Ф. Бэкон, Дж. Гер-шель, В. Уэвелл, Ст. Джевонс, Г. Рейхенбах, Р. Карнап и др.

Большинством современных философов науки эта модель научного познания отвергнута как несостоя­тельная не только в силу ее не-универсальности (из поля ее применимости начисто выпадают математика, тео­ретическое естествознание и социально-гуманитарное знание), но из-за ее внутренних противоречий. (Под­робный анализ ее исторических и современных вер­сий подробно рассмотрен нами в книге «Индукция как метод научного познания».)

Прямо противоположной моделью научного позна­ния является теоретизм, считающий исходным пунктом научной деятельности некую общую идею, рожденную в недрах научного мышления (детерминизм, индетерми­низм, дискретность, непрерывность, определенность, неопределенность, порядок, хаос, инвариантность, из­менчивость и т. д.).

В рамках теоретизма научная деятель­ность представляется как имманентное конструктивное развертывание того содержания, которое имплицитно заключается в той или иной общей идее. Эмпирический опыт призван быть лишь одним из средств конкретиза­ции исходной теоретической идеи.

Наиболее последо­вательной и яркой формой теоретизма в философии науки выступает натурфилософия, считающая всякую науку прикладной философией, эмпирической конкре­тизацией идей философии (Г. Гегель, А. Уайтхед, Тейяр де Шарден, марксистская диалектика природы и др.).

Сегодня натурфилософия является в философии науки довольно непопулярной, однако другие варианты тео­ретизма вполне конкурентоспособны (тематический анализ Дж. Холтона, радикальный конвенционализм П. Дюгема, А. Пуанкаре, методология научно-исследо­вательских программ И. Лакатоса и др.).

Наконец, третьим, весьма распространенным и, на мой взгляд, наиболее приемлемым в современной философии науки вариантом изображения структуры научной деятельности является концепция проблема-тизма, наиболее четко сформулированная К. Поппером.

Согласно этой модели наука суть специфический спо­соб решения когнитивных проблем, составляющих исходный пункт научной деятельности.

Научная про­блема — это существенный эмпирический или теоре­тический вопрос, формулируемый в имеющемся язы­ке науки, ответ на который требует получения новой, как правило, неочевидной эмпирической и/или теоре­тической информации. Известная циклическая схема научной деятельности Поппера выгладит так:

Pj -> Hlf Н2, … Hn -> Ej, E2 … -4 P2,

где Pi — исходная научная проблема; Hj, H2, … Hn— воз­можные (гипотетические, пробные) ее решения; Ej, Е2… — элиминация (устранение, выбраковка) ошибоч­ных гипотез; Р2 — новая научная проблема.

Таким об­разом, научная деятельность заключается не в движе­нии от опыта к адекватно описывающей его истинной теории, и не от априорно истинной теории к оправды­вающему ее эмпирическому опыту, а от менее общей и глубокой проблемы к более общей и более глубокой и 1. д.

Вечно неудовлетворенное любопытство — глав­ная движущая сила науки.

Современная научная деятельность не сводится, однако, к чисто познавательной. Она является суще­ственным аспектом инновационной деятельности., на­правленной на создание новых потребительных сто­имостей. Научные инновации являются первичным и основным звеном современной наукоемкой экономи­ки.

Как часть инновационной деятельности наука пред­ставляет собой последовательную реализацию следу­ющей структуры: фундаментальные исследования, прикладные исследования, полезные модели, опытно-конструкторские разработки.

Только звено «фундамен­тальные исследования» имеет своей непосредственной целью получение новых научных знаний об объектах; при этом в общей структуре инновационной деятель­ности они занимают не более 10% всего объема науч­ных исследований.

Все остальное приходится на те эле­менты структуры научной деятельности, которые под­чинены созданию и массовому производству новых потребительных стоимостей гражданского, военного и социального назначения.

Современная наука уже с конца XIX века (времени создания промышленного сектора науки) жестко вплетена (экономическими, тех­нологическими и институциональными узами) в прак­тическую деятельность, в систему «наука — техника (технология)».

Как никогда раньше ее функциониро­вание и развитие детерминировано практическими и социальными потребностями общества. Не просто ког­нитивные новации, а максимально полезные иннова­ции — вот главное требование современного общества к научной деятельности. Реализация этого требования обеспечивается соответствующей системой органи­зации и управления наукой как особой социальной структурой, особым социальным институтом.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/10_254096_nauka-kak-poznavatelnaya-deyatelnost.html

1. Три аспекта бытия науки: наука как познавательная деятельность, социальный институт и особая сфера культуры

Наука как познавательная деятельность:   Второй существенный аспект анализа бытия науки — это рассмотрение

Наука − сфера человеческой деятельности, функцией которой является выработка и систематизация знаний о действительности.
Люди обычно не задумываются о действительности, в которой они живут. Для них она просто данный факт. Наука же требует осмысления этого факта.

Основные задачи науки: описание, объяснение и предсказание явлений действительности на основе открываемых ею законов.
В науке принято выделять три следующие составляющие:

  1. наука, как деятельность,
  2. как система научных знаний
  3. и как социальный институт

Как познавательная деятельность

В научной деятельности принято выделять:

  1. субъект,
  2. объект
  3. и саму активность, выражающуюся в способах овладения субъектом объекта познания.

Субъектом научной деятельности являются не только ученые одиночки, но и группы ученых, научные сообщества, и даже общество в целом.

Научная деятельность − это не только чисто интеллектуальные действия в рамках чистой мысли, но и умение работать руками в цепочке «ученый − научные приборы и инструменты».

Наука − это когнитивная (мыслительная) познавательная деятельность, она предполагает целенаправленную, познавательную, процессуальную и структурированную активность.

Наука ставит конечной целью предвидеть процесс преобразования предметов практической деятельности (объект в исходном состоянии) в соответствующие продукты (объект в конечном состоянии).

Поэтому основная задача науки − выявить законы, в соответствии с которыми изменяются и развиваются объекты.

Наука имеет систему отличительных признаков научного познания от обыденного:

  • установка на исследования законов преобразования объектов и реализующая эту установку предметность и объективность научных знаний;
  • выход науки за рамки обыденного опыта и изучение его объектов независимо от сегодняшних возможностей их производственного освоения.

Выделяют два уровня научного познания:

  1. эмпирический уровень
  2. и теоретический уровень.

Главной задачей эмпирического уровня является описание предметов и явлений, а основной формой полученного знания – факт.
На теоретическом уровне происходит объяснение изучаемых явлений, а полученное знание фиксируется в форме законов, принципов и научных теорий, в которых раскрывается сущность познаваемых объектов.

Важнейшими способами обоснования полученного эмпирического знания является: многократные проверки наблюдениями и экспериментами; обращение к первоисточникам, статистическим данным, которые осуществляются учеными независимо друг от друга.

Продуктом научной деятельности являются, прежде всего, знания. Но поскольку знания приобретаются не только в науке, они бывают научные и ненаучные.

Существует совокупность критериев научности, используя которые профессионалы легко отличают научную работу от ненаучной.

Элементами научного знания являются факты, закономерности, теории, научные картины мира.

Ненаучное знание – это обыденное знание, искусство, религия, философия (в значительной своей части), интуитивно-мистический опыт, экзистенциальные переживания и т.д.

Для получения научных знаний необходима разработка различных методов наблюдения и экспериментирования.

Как социальный институт и особая сфера культуры

Наука – это социальный институт, организация со специфическим разделением труда, специализацией, наличием средств регулирования и контроля.
Сегодня наука представляет собой сложную мощную систему научных учреждений (образовательных, академических, прикладных), а также научных отраслей.

Наука как социальный институт включает в себя:

  • совокупность знаний и их носителей;
  • специфические познавательные цели и задачи;
  • определенные функции;
  • специфические средства познания и учреждения;
  • формы контроля,
  • экспертизы и оценки научных достижений;
  • определенные санкции.

Научное сообщество может выступать как:

  • сообщество всех ученых;
  • национальное научное сообщество;
  • сообщество специалистов той или иной области знания;
  • группа исследователей, изучающих определенную научную проблему.

Как социокультурный феномен наука зависит от многообразных действующих в обществе сил и сама в значительной степени детерминирует общественную жизнь.

Наука – это часть социальной памяти; она вплетена во все сферы человеческих отношений, прежде всего в базисные, и претендует на роль единственного устойчивого и «подлинного» фундамента культуры в целом.

Культурная сущность науки влечет за собой этическую и ценностную наполненность.
В классическом варианте наука:

  • обращена к объективной природной и социальной реальности;
  • каждое открытие связано с конкретным ученым;
  • будучи включена в социальный процесс, отвечает на идеологические запросы общества;
  • используется как инструмент политики.

Официальная наука вынуждена поддерживать основополагающие идеологические установки общества и предоставлять интеллектуальные аргументы для поддержания государственных приоритетов.

Большее идеологическое давление испытывают общественные (гуманитарные) науки; меньше всего – естественные.Технические науки во многом ограничены прикладными целями и востребованностью со стороны производства.

Наука стремится быть антиидеологичной, но не может освободиться от влияния общества.

Давление общества на науку заключается и в том, что она вынуждена выполнять «социальный заказ», а ученый несет ответственность за последствия применения технологических разработок.

Универсальные нормы, необходимые для научного сотрудника:

  • объективность,
  • бескорыстность,
  • стремление к постижению истины,
  • эмоциональная бесстрастность,
  • предоставление аргументированной информации,
  • исключение плагиата,
  • корректность цитирования.

Источник: http://fkn.ktu10.com/?q=node/8011

Наука как познавательная деятельность. Существенный аспект анализа бытия на­уки — это рассмотрение ее как специфического вида деятельности

Наука как познавательная деятельность:   Второй существенный аспект анализа бытия науки — это рассмотрение

Существенный аспект анализа бытия на­уки — это рассмотрение ее как специфического вида деятельности. Ясно, что наука — это когнитивная, по­знавательная деятельность. Любая деятельность — это целенаправленная, процессуальная, структурирован­ная активность.

Структура любой деятельности состо­ит из трех основных элементов: цель, предмет, сред­ства деятельности.

В случае научной деятельности цель — получение нового научного знания, предмет — имеющаяся эмпирическая и теоретическая информа­ция, релевантная подлежащей разрешению научной проблеме, средства — имеющиеся в распоряжении исследователя методы анализа и коммуникации, спо­собствующие достижению приемлемого для научного сообщества решения заявленной проблемы.

Рассмотрим возможности использования для отве­та на вопрос, что такое «наука», философского метода. Последний предполагает конструирование всеобщего содержания «науки» в качестве особого теоретическо­го объекта («категории»), который имеет основания во всеобщих характеристиках сознания.

С этой точки зре­ния наука, во-первых, есть результат деятельности рациональной сферы сознания (а не чувственной и тем более— иррациональных его сфер). Во-вторых, на­ука — это объектный тип сознания, опирающийся в существенной степени на внешний опыт.

В-третьих, наука в равной степени относится как к познаватель­ной, так и к оценочной сфере рационального сознания.

Итак, с точки зрения всеобщих характеристик со­знания наука может быть определена как рациональ­но-предметная деятельность сознания. Ее цель — по­строение мысленных моделей предметов и их оценка на основе внешнего опыта.

Источником рационально­го знания не может быть ни чувственный опыт сам по себе, ни художественное воображение, ни религиозно-мистическое откровение, ни экзистенциальные пе­реживания, а только мышление — либо в форме пост­роения эмпирических моделей чувственного опыта, либо в форме конструирования теоретических объек­тов (мира «чистых сущностей» или мира идеальных объектов).

Полученное в результате деятельности мышления рациональное знание должно отвечать следующим требованиям: понятийно-языковой выразимости, опре­деленности, системности, логической обоснованности, открытости к критике и изменениям. Требование оп­ределенности мышления — главное условие его раци­ональности.

Оно имеет адаптивно-практический смысл, составляя необходимую основу поведения, всегда пред­полагающего и осуществляющего некоторый выбор между А и не-А. Логическим репрезентантом требова­ния определенности в мышлении выступает закон тож­дества — основной закон рационального мышления.

Два других фундаментальных закона мышления — за­кон непротиворечивости и закон исключенного третье­го — являются скорее следствием закона тождества, обеспечивая его реализацию.

Необходимо подчеркнуть, что рациональное мыш­ление (и рациональное знание) — более широкое по­нятие, чем научное знание. Хотя всякое научное зна­ние рационально, не всякое рациональное знание на­учно. Многие пласты обыденного и философского знания — рациональны, но не-научны.

Научная раци­ональность — это, так сказать, «усиленная» рациональ­ность. Основные свойства научной рациональности: объектная предметность (эмпирическая или теорети­ческая), однозначность, доказанность, проверяемость (эмпирическая или аналитическая), способность к улуч­шению.

Важно отметить, что реализация каждого из указанных выше необходимых свойств научной раци­ональности может быть достигнута и достигается су­щественно различным образом в разных типах наук (логико-математических, естественно-научных, инже­нерно-технологических и социально-гуманитарных).

Это зависит как от предметной специфики соответству­ющего типа науки, так и от средств когнитивной деятельности с релевантным этим предметам внешним опытом.

Можно говорить о существовании четырех основ­ных типов научной рациональности. Логико-матема­тическая рациональность: идеальная предметность, конструктивная однозначность, формальная доказатель­ность, аналитическая верифицируемость.

Естественно­научная рациональность: эмпирическая предметность, наблюдательно-экспериментальная однозначность (за счет потенциально-бесконечной воспроизводимости результатов наблюдения), частичная логическая доказа­тельность, опытная верифицируемость (подтверждаемость и фальсифицируемость).

Инженерно-технологи­ческая рациональность: «вещная» предметность, конст­руктивная системность, эмпирическая проверяемость, системная надежность, практическая эффективность.

Социально-гуманитарнаярациональность: социально-ценностная предметность, рефлексивность, целостность, культурологическая обоснованность, адаптивная полез­ность. Следование каждому .

из типов научной рацио­нальности приводит к порождению соответствующего вида знания, которое, впрочем, только частично зависит от содержания конкретно выделенной «объектной» сфе­ры. Ибо возможны геометрия как физика, физическая биология, социальная технология, философия матема­тики, история техники и т. д. и т. п.

Ко всеобщим характеристикам понятия «наука», на­ряду с определением науки как рационально-предмет­ного вида познания, относится также выделение в ней трех ее основных аспектов (подсистем): 1) наука как специфический тип знания; 2) наука как особый вид деятельности; 3) наука как особый социальный институт. Все эти аспекты связаны между собой и только в своем единстве позволяют достаточно полно и адекватно опи­сать функционирование реальной науки как целого.

Предыдущая12345678910111213141516Следующая

Дата добавления: 2016-03-27; просмотров: 850; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/7-58029.html

Наука как деятельность

Наука как познавательная деятельность:   Второй существенный аспект анализа бытия науки — это рассмотрение

Второй существенный аспект анализ бытия науки это рассмотрение ее как специфического вида деятельности. Ясно, что наука — это когнитивная, познавательная деятельность. Любая деятельность — это целенаправленная, процессуальная, структурированная активность.

Структура любой деятельности состоит из трех основных элементов: цель, предмет, средства деятельности.

В случае научной деятельности цель получение нового научного знания, предмет имеющаяся эмпирическая и теоретическая информация, релевантная подлежащей разрешению научной проблеме, средства имеющиеся в распоряжении исследователя методы анализа и коммуникации, способствующие достижению приемлемого для научного сообщества решения заявленной проблемы.

Известны три основные модели изображения процесса научного познания: 1) эмпиризм; 2)теоретизм; 3) проблематизм.

Согласно эмпиризму научное познание начинается с фиксации эмпирических данных о конкретном предмете научного исследования, выдвижение на их основе возможных эмпирических гипотез обобщений, отбор наиболее доказанной из них на основе ее лучшего соответствия имеющимся фактам.

Модель научного познания как индуктивного обобщения опыта и последующего отбора наилучшей гипотезы на основе наиболее высокой степени ее эмпирического подтверждения имеет в философии науки название индуктивистской (или неоиндуктивистской). Ее видными представителя были Ф. Бэкон, Дж. Гершель, В.Уэвелл, Ст. Джевонс, Г. Рейхенбах, Р.

Карнап и др. Большинством современных философов науки эта модель научного познания отвергнута как несостоятельная не только в силу ее не — универсальности (из поля ее применимости начисто выпадают математика, теоретическое естествознание и социально-гуманитарное знание), но из-за ее внутренних противоречий.

Прямо противоположной моделью научного познания является теоретизм, считающий исходным пунктом научной деятельности некую общую идею, рожденную в недрах научного мышления (детерминизм, индетерминизм, дискретность, непрерывность, определенность, неопределенность, порядок, хаос, инвариантность, изменчивость и т.д.).

В рамках теоретизма научная деятельность представляется как имманентное конструктивное развертывание того содержания, которое имплицитно заключается в той или иной общей идее. Эмпирический опыт призван быть лишь одним из средств конкретизации исходной теоретической идеи.

Наиболее последовательной и яркой формой теоретизма в философии науки выступает натурфилософия, считающая всякую науку прикладной философией, эмпирической конкретизацией идей философии (Г.Гегель, А. Уайтхед, Тейяр де Шарден, марксистская диалектика природы и др.).

Сегодня натурфилософия является в философии науки довольно непопулярной, однако другие варианты теоретизма вполне конкурентоспособны (тематический анализ Дж. Холтона, радикальный конвенционализм П.Дюгема, А.Пуанкаре, методология научно-исследовательских программ И.Лакатоса и др.).

Третьим весьма распространенным и наиболее приемлемым в современной философии науки вариантом изображения структуры научной деятельности является концепция проблематизма, наиболее четко сформулированная К.Поппером.

Согласно этой модели наука суть специфический способ решения когнитивных проблем, составляющих исходный пункт научной деятельности.

Научная проблема это существенный эмпирический или теоретический вопрос, формулируемый в имеющемся языке науки, ответ на который требует получения новой, как правило, неочевидной эмпирической и/или теоретической информации. Известная циклическая схема научной деятельности Поппера выглядит так:

P1 H1, H2,Hn E1, E2 P2 , где

P1 — исходная научная проблема; H1 H2 . Hn возможные (гипотетические, пробные) ее решения; E1, E2 — элиминация (устранении, выбраковка) ошибочных гипотез; P2 новая научная проблема.

Таким образом, научная деятельность заключается не в движении от опыта к адекватно описывающей его истинной теории, и не от априорно истинной теории к оправдывающему ее эмпирическому опыту, а от менее общей и глубокой проблемы к более общей и более глубокой и т.д. Вечно неудовлетворенное любопытств главная движущая сила науки.

Современная научная деятельность не сводится, однако, к чисто познавательной. Она является существенным аспектом инновационной деятельности, направленной на создание новых потребительских стоимостей.

Научные инновации являются первичным и основным звеном современной наукоемкой экономики, как часть инновационной деятельности наука представляет собой последовательную реализацию следующей структуры: фундаментальные исследования, прикладные исследования, полезные модели, опытно-конструкторские разработки.

Только звено фундаментальные исследования имеет своей непосредственной целью получение новых научных знаний об объектах; при этом в общей структуре инновационной деятельности они занимают не более 10% всего объема научных исследований.

Все остальное приходится на те элементы структуры научной деятельности, которые подчинены созданию и массовому производству потребительных стоимостей гражданского, военного и социального назначения.

Современная наука уже с конца XIX века (времени создания промышленного сектора науки) жестко вплетена (экономическими, технологическими и институциональными узлами) в практическую деятельность, в систему наука-техника (технология). Как никогда раньше ее функционирование и развитие детерминировано практическими и социальными потребностями общества. Не просто когнитивные новации, а максимально полезные инновации вот главное требование современного общества к научной деятельности. Реализация этого требования обеспечивается соответствующей системой организации и управления наукой как особой социальной структурой, особым социальным институтом.

Можно выделить три компонента оснований научной деятельности: идеалы и нормы исследования, научную картину мира и философские основания науки.

Научное познание регулируется определенными нормативами, в которых выражены представления о целях научной деятельности и способах их достижения. Среди идеалов и норм науки могут быть выявлены:

  • познавательные установки;
  • социальные нормативы, которые фиксируют ценность Н для общественной жизни.

Эти два аспекта идеалов и норм науки соответствуют двум аспектам ее функционирования: как познавательной деятельности и как социального института.

Познавательные идеалы науки

  • идеалы и нормы объяснения и описания,
  • доказательности и обоснованности знания,
  • построения и организации знаний.

В совокупности они образуют своеобразную схему метода исследовательской деятельности, обеспечивающую освоение объектов определенного типа. На разных этапах своего исторического развития науки создает разные типы таких схем. В содержании видов идеалов и норм науки можно зафиксировать три взаимосвязанных уровня.

Первый уровень представлен признаками, которые отличают науку от других форм познания. Например, в разные эпохи по-разному понимались природа научного знания.

Но то, что научное знание отлично от мнения, что оно должно быть обосновано и доказано, что наука не может ограничиваться непосредственными констатациями явлений, а должна раскрыть их сущность, — все эти нормативные требования выполнялись и в античной, и в средневековой науке, и в науке нашего времени.

Второй уровень представлен исторически изменчивыми установками, которые характеризуют стиль мышления, доминирующий в науке. Идеал изложения знаний как набора рецептов решения задач, принятый в математике Древнего Востока, в греческой математике заменяется идеалом организации знания как дедуктивно развертываемой системы.

Ученый средневековья различал правильное знание, проверенное наблюдениями и приносящее практический эффект, и истинное знание, раскрывающее символический смысл вещей. Поэтому при обосновании знания в средневековой науке ссылки на опыт как на доказательство означали выявление только одного из смыслов вещи, причем далеко не главного.

Третий уровень, в котором установки второго уровня конкретизируются применительно к специфике предметной области каждой науки. Например, в математике отсутствует идеал экспериментальной проверки теории, но для опытных наук он обязателен.

Идеалы и нормы регулируют построение различных теорий, осуществление наблюдений и формирование эмпирических фактов. В системе таких знаний возникают эталонные формы, на которые ориентируется исследователь. Так, например, для Ньютона идеалы и нормы организации теоретического знания были выражены евклидовой геометрией, и он создавал свою механику, ориентируясь на этот образец.

Сейчас, в начале XXI века мы можем с уверенностью сказать, что ни одна сфера духовной культуры не оказала столь существенного и динамичного влияния на общество, как наука. И в нашем мировоззрении, и в мире окружающих нас вещей мы повсеместно имеем дело с последствиями ее развития.

Со многими из них мы настолько срослись, что уже не склонны их замечать или тем более видеть в них особые достижения. Ни с чем не сравнимы и темпы собственного роста и преобразования науки. Каждый, даже великий, ученый обречен на то, что полученные им результаты со временем будут переформулированы, выражены в ином языке, а его идеи будут преобразованы.

Идеи после их публикации начинают жить самостоятельной жизнью, неподвластной воле и желаниям их творцов. Иногда бывает так, что ученый до конца своих дней не может принять того, во что превратились его собственные идеи. Они ему уже не принадлежат, он не способен угнаться за их развитием и контролировать их применение.

Не удивительно, что в наше время наука нередко оказывается объектом ожесточенной критики, ее обвиняют во всех смертных грехах, включая и ужасы Чернобыля, и экологический кризис в целом. Но, во-первых, критика подобного рода — это только косвенное признание огромной роли и мощи науки, ибо никому не придет в голову обвинять в чем-либо подобном современную музыку, живопись или архитектуру.

А во-вторых, нелепо обвинять науку в том, что общество далеко не всегда способно использовать ее результаты себе во благо.Сказанного уже достаточно, чтобы понять, что наука — это вполне достойный объект изучения. В наше время она оказалась под перекрестным вниманием сразу нескольких дисциплин, включая историю, социологию, экономику, психологию, науковедение.

Наука, имея многочисленные определения, выступает в нескольких ипостасях. Так, она понимается и как форма деятельности, и как система или совокупность дисциплинарных знаний, как традиция, т.е. совокупность норм (культура) передаваемая от поколения к поколению в сообществе ученых или же как социальный институт.

Наука многоаспектна и многогранна, но прежде всего она представляет собой производство знаний. В то же время наука — это определенная человеческая деятельность, обособленная в процессе разделения труда и направленная на получение знаний.

Именно деятельностное понимание науки особо отмечал Владимир Иванович Вернадский: Ее содержание не ограничивается научными теориями, гипотезами, моделями, создаваемой ими картиной мира, в основе она главным образом состоит из научных фактов и их эмпирических обобщений, и главным живым содержанием является в ней научная работа живых людей Изучать науку — это значит изучать ученого за работой, изучать технологию его деятельности по производству знаний. Правда, в значительной степени ученый и сам изучает и описывает свою собственную деятельность: научные тексты, например, содержат подробное описание проделанных экспериментов, методов решения задач и т.п. Но описав поставленный эксперимент, ученый, за редким исключением, не пытается проследить, как именно он пришел к идее этого эксперимента, а если и пытается, то результаты такой работы уже не входят органично в содержание специальных научных работ.Не вдаваясь в детали и огрубляя картину, можно сказать, что ученый, работающий в той или иной специальной области науки, как правило, ограничивается описанием тех аспектов своей деятельности, которые можно представить и как характеристику изучаемых явлений. Так, например, когда химик описывает способ получения тех или иных соединений, то это не только описание деятельности, но и описание самих соединений: вещество такое-то может быть получено таким-то путем. Но далеко не все в деятельности ученого можно представить подобным образом. Процедуры научного поиска в разных областях знания имеют много общего, и уже это выводит их за пределы узко профессиональных интересов той или иной специальной науки.Итак, одним из аспектов исследования науки может быть изучение ученого за работой. Результаты такого изучения могут иметь нормативный характер, ибо, описывая деятельность, которая привела к успеху, мы, сами того не желая, пропагандируем положительный образец, а описание неудачной деятельности звучит как предупреждение.Но правомерно ли сводить изучение науки к описанию деятельности отдельных людей? Наука это далеко не только деятельность. Деятельность всегда персонифицирована, можно говорить о деятельности конкретного человека или группы людей, а наука выступает как некоторое надиндивидуальное, надличностное явление. Это не просто деятельность Галилея, Максвелла или Дарвина. Конечно, труды этих ученых оказали влияние на науку, но каждый из них работал в рамках науки своего времени и подчинялся ее требованиям и законам.
Можно сказать, что речь идет о научных традициях, в рамках которых работает ученый. Силу этих традиций осознают и сами исследователи. Вот что пишет наш известный географ и почвовед Борис Борисович Полынов, цитируя, якобы, выдержки из дневника одного иностранного ученого: Что бы я ни взял, будь то пробирка или стеклянная палочка, к чему бы я ни подошел: автоклаву или микроскопу, — все это было когда-то кем-то придумано, и все это заставляет меня делать определенные движения и принимать определенное положение. Я чувствую себя дрессированным животным, и это сходство тем полнее, что, прежде чем научиться точно и быстро выполнять безмолвные приказания всех этих вещей и скрытых за ними призраков прошлого, я действительно прошел долгую школу дрессировки студентом, докторантом и доктором И далее: Никто не может меня упрекнуть в некорректном использовании литературных источников. Самая мысль о плагиате вызывает у меня отвращение. И все же с моей стороны не потребовалось особенного напряжения, чтобы убедиться, что в нескольких десятках моих работ, составивших мне репутацию оригинального ученого и охотно цитируемых моими коллегами и учениками, нет ни одного факта и ни одной мысли, которая не была бы предусмотрена, подготовлена или так или иначе провоцирована моими учителями, предшественниками или пререканиями моих современников.Итак, наука это деятельность, которая возможна только благодаря традиции или, точнее, множеству традиций, в рамках которых эта деятельность осуществляется. Она сама может быть рассмотрена как особый тип традиций, передаваемых в человеческой культуре. Когда наука выступает как система знаний, отвечающих критериям объективности, адекватности, истинности, научное знание пытается обеспечить себе зону автономии и быть нейтральным по отношению к идеологическим и политическим приоритетам. То, ради чего ученые тратят свои жизни, есть истина, она превыше всего, она есть конституирующий науку элемент и основная ценность науки.

Источник: https://ifilosofia.ru/izuchaem-i-sdaem-filosofiyu-nauki/268-nauka-kak-dejatelnost.html

1.2. Три аспекта бытия науки: наука как производство нового знания, как особый тип рациональности, наука как социальный институт

Наука как познавательная деятельность:   Второй существенный аспект анализа бытия науки — это рассмотрение

Наука какспецифический тип знания. Науку какспецифический тип знания исследуютлогика и методология науки. Главнойпроблемой здесь является выявлениеи экспликация тех признаков, которыеявляются необходимыми и достаточнымидля отличения научного знания отрезультатов других ви­дов познания(различных форм вненаучного знания).

Кпоследним относятся обыденное знание,искусство (в том числе и художественнаялитература), религия (в том числерелигиозные тексты), философия (взначи­тельной своей части),интуитивно-мистический опыт,экзистенциальные переживания и т. д.

Вообще, если под «знанием» пониматьдаже только текстовую (дис-курсную)информацию, то очевидно, что научныетек­сты (даже в современную эпоху«большой науки») составляют лишь часть(и притом меньшую) всего объе­мадискурса, который использует современноечело­вечество в своем адаптивномвыживании.

Несмотря на огромные усилияфилософов науки (особенно предста­вителейлогического позитивизма и аналитическойфилософии) четко задать и эксплицироватькритерии научности, эта проблемапо-прежнему далека от одно­значногорешения.

Обычно называют такиекритери­альные признаки научногознания: предметность, од­нозначность,определенность, точность, системность,логическая доказательность, проверяемость,теорети­ческая и/или эмпирическаяобоснованность, инстру­ментальнаяполезность (практическая применимость).Соблюдение этих свойств должногарантировать объек­тивную истинностьнаучного знания, поэтому часто «научноезнание» отождествляют с «объективно-истин­нымзнанием».

Конечно, еслиговорить о «научном знании» какопределенном теоретическом конструктеметодологии науки, то вряд ли можновозражать против перечис­ленных вышекритериев научности. Но вопрос-то какраз в том, насколько данный «идеалнаучности» адек­ватен, реализуем иуниверсален по отношению к «по­вседневности»научного познания, реальной историинауки и ее современному многообразномубытию.

К сожалению, как показывает анализогромной лите­ратуры позитивистскогои постпозитивистского на­правленийфилософии, методологии и истории наукивторой половины XXвека иих критиков, ответ на этот вопрос полученв целом отрицательный. Действительнаянаука в своем функционировании отнюдьне под­чиняется (не реализует) едиными «чистым» методоло­гическим стандартам.

Абстрагирование в рамках ме­тодологиинауки от человеческого измерения науки,от социального и психологическогоконтекста ее функци­онирования неприближает, а удаляет нас от адекват­ноговидения реальной науки. Идеал логическойдока­зательности (в самом строгом,синтаксическом ее по­нимании) нереализуем даже в простейших логическихи математических теориях (результатыА.

Черча в от­ношении доказуемостиисчисления предикатов второ­гопорядка, теоремы К. Геделя о недоказуемостифор­мальной (синтаксической)непротиворечивости ариф­метикинатуральных чисел и др.).

Очевидно, чтопо отношению к более богатым всодержательном плане математическим,естественно-научным и социально-гуманитарнымтеориям, требование их логическойдоказательности тем более не реализуемов сколько-нибудь значительной степени.

То же самое, с извест­ными оговорками,можно сказать и о возможности сколько-нибудьполной реализации всех остальных«идеальных» критериев научности, вчастности, абсо­лютной эмпирическойпроверяемости или обоснован­ностинаучных теорий в естествознании,технических и социально-гуманитарныхнауках.

Везде имеет место не проясненныйдо конца контекст, органичным элемен­томкоторого всегда выступает конкретныйнаучный текст; везде — опора напринципиально неустранимое неявноеколлективное и личностное знание, всегда— принятие когнитивных решений вусловиях неполной определенности,научные коммуникации с надеждой наадекватное понимание, экспертныезаключения и науч­ный консенсус.

Однако, если научный идеал знаниянедостижим, следует ли от него вообщеотказываться? Нет, ибо цель любого идеала— указание желательного направлениядвижения, двигаясь по которому мы име­ембольшую вероятность достигнуть успеха,нежели следуя в противоположном илислучайном направлении. Идеалы позволяютпонимать, оценивать и структуриро­ватьреальность в соответствии с принятойсистемой целей, потребностей и интересов.Очевидно, что они являются необходимыми важнейшим регулятивным элементом вобеспечении адаптивного существованиячеловека в любой сфере его деятельности.

Наука какпознавательная деятельность.Второйсущественный аспект анализа бытияна­уки — это рассмотрение ее какспецифического вида деятельности. Ясно,что наука — это когнитивная, по­знавательнаядеятельность. Любая деятельность — этоцеленаправленная, процессуальная,структурирован­ная активность.

Структура любой деятельности состо­итиз трех основных элементов: цель, предмет,сред­ства деятельности.

В случаенаучной деятельности цель — получениенового научного знания, предмет —имеющаяся эмпирическая и теоретическаяинформа­ция, релевантная подлежащейразрешению научной проблеме, средства— имеющиеся в распоряжении исследователяметоды анализа и коммуникации,спо­собствующие достижению приемлемогодля научного сообщества решениязаявленной проблемы.

Известны триосновные моделиизображения про­цессанаучного познания: 1) эмпиризм; 2) теоретизм;3) проблематизм.

Согласно эмпиризмунаучное позна­ние начинается с фиксацииэмпирических данных о конкретномпредмете научного исследования,выдви­жение на их основе возможныхэмпирических гипо­тез — обобщений,отбор наиболее доказанной из них наоснове ее лучшего соответствия имеющимсяфак­там.

Модель научного познания какиндуктивного обоб­щения опыта ипоследующего отбора наилучшей гипо­тезына основе наиболее высокой степени ееэмпири­ческого подтверждения имеетв философии науки название индуктивистской(или неоиндуктивистской). Ее виднымипредставителями были Ф. Бэкон, Дж.Гершель, В. Уэвелл, Ст. Джевонс, Г.Рейхенбах, Р. Карнап и др.

Большинствомсовременных философов науки эта модельнаучного познания отвергнута какнесостоя­тельная не только в силу еене-универсальности (из поля ее применимостиначисто выпадают математика, тео­ретическоеестествознание и социально-гуманитарноезнание), но из-за ее внутренних противоречий.(Под­робный анализ ее исторических исовременных вер­сий подробно рассмотреннами в книге «Индукция как метод научногопознания»).

Прямо противоположноймоделью научного позна­ния являетсятеоретизм, считающий исходным пунктомнаучной деятельности некую общую идею,рожденную в недрах научного мышления(детерминизм, индетерми­низм,дискретность, непрерывность, определенность,неопределенность, порядок, хаос,инвариантность, из­менчивость и т.д.).

В рамках теоретизма научнаядеятель­ность представляется какимманентное конструктивное развертываниетого содержания, которое имплицитнозаключается в той или иной общей идее.Эмпирический опыт призван быть лишьодним из средств конкретиза­цииисходной теоретической идеи.

Наиболеепоследо­вательной и яркой формойтеоретизма в философии науки выступаетнатурфилософия, считающая всякую наукуприкладной философией, эмпирическойконкре­тизацией идей философии (Г.Гегель, А. Уайтхед, Тейяр де Шарден,марксистская диалектика природы и др.).

Сегодня натурфилософия является вфилософии науки довольно непопулярной,однако другие варианты тео­ретизмавполне конкурентоспособны (тематическийанализ Дж. Холтона, радикальныйконвенционализм П. Дюгема, А. Пуанкаре,методология научно-исследо­вательскихпрограмм И. Лакатоса и др.).

Наконец, третьим,весьма распространенным и, на мой взгляд,наиболее приемлемым в современнойфилософии науки вариантом изображенияструктуры научной деятельности являетсяконцепция проблематизма, наиболее четкосформулированная К. Поппером.

Согласноэтой модели наука суть специфическийспо­соб решения когнитивных проблем,составляющих исходный пункт научнойдеятельности.

Научная про­блема —это существенный эмпирический илитеоре­тический вопрос, формулируемыйв имеющемся язы­ке науки, ответ накоторый требует получения новой, какправило, неочевидной эмпирической и/илитеоре­тической информации. Известнаяциклическая схема научной деятельностиПоппера выгладит так:

P1H1, Н2, … НnЕ1, Е2…Р2,

где Pi— исходная научная проблема;Hl,Н2, … Нn— воз­можные(гипотетические, пробные) ее решения;Е1, Е2… — элиминация (устранение,выбраковка) ошибоч­ных гипотез; Р2 —новая научная проблема.

Таким об­разом,научная деятельность заключается не вдвиже­нии от опыта к адекватноописывающей его истинной теории, и неот априорно истинной теории коправды­вающему ее эмпирическомуопыту, а от менее общей и глубокойпроблемы к более общей и более глубокойи т. д.

Вечно неудовлетворенное любопытство— глав­ная движущая сила науки.

Современная научнаядеятельность не сводится, однако, кчисто познавательной. Она являетсясуще­ственным аспектом инновационнойдеятельности, на­правленной на созданиеновых потребительных сто­имостей.Научные инновации являются первичными основным звеном современной наукоемкойэкономи­ки.

Как часть инновационнойдеятельности наука пред­ставляетсобой последовательную реализациюследу­ющей структуры: фундаментальныеисследования, прикладные исследования,полезные модели, опытно-конструкторскиеразработки.

Только звено «фундамен­тальныеисследования» имеет своей непосредственнойцелью получение новых научных знанийоб объектах; при этом в общей структуреинновационной деятель­ности онизанимают не более 10% всего объема науч­ныхисследований.

Все остальное приходитсяна те эле­менты структуры научнойдеятельности, которые под­чиненысозданию и массовому производству новыхпотребительных стоимостей гражданского,военного и социального назначения.

Современная наука уже с конца XIXвека (времени создания промышленногосектора науки) жестко вплетена(экономическими, тех­нологическимии институциональными узами) в прак­тическуюдеятельность, в систему «наука — техника(технология)». Как никогда раньше еефункциониро­вание и развитиедетерминировано практическими исоциальными потребностями общества.Не просто ког­нитивные новации, амаксимально полезные иннова­ции —вот главное требование современногообщества к научной деятельности.Реализация этого требования обеспечиваетсясоответствующей системой органи­зациии управления наукой как особой социальнойструктурой, особым социальным институтом.

Наука каксоциальный институт.Функционированиенаучного сообщества, эффектив­ноерегулирование взаимоотношений междуего члена­ми, а также между наукой,обществом и государством осуществляетсяс помощью специфической системывнутренних ценностей, присущих даннойсоциальной .

структуре научно-техническойполитики общества и го­сударства, атакже соответствующей системызаконода­тельных норм (патентноеправо, хозяйственное право, гражданскоеправо и т. д.). Набор внутренних ценностейнаучного сообщества, имеющих статусморальных норм, получил название «научныйэтос».

Одна из экспликаций норм научногоэтоса была предложена в 30-х годахXXвека основоположником социологическогоизучения на­уки Р. Мертоном. Он считал,что наука как особая соци­альнаяструктура опирается в своем функционированиина четыре ценностных императива:универсализм, кол­лективизм,бескорыстность и организованныйскепти­цизм.

Позднее Б. Барбер добавилеще два императива: рационализм иэмоциональную нейтральность.

Императивуниверсализма утверждает внеличностный,объективный характер научного знания.Надеж­ность нового научного знанияопределяется только со­ответствиемего наблюдениям и ранее удостовереннымнаучным знаниям.

Универсализм обуславливаетинтер­национальный и демократичныйхарактер науки. Им­ператив коллективизмаговорит о том, что плоды науч­ногопознания принадлежат всему научномусообществу и обществу в целом.

Они всегдаявляются результатом коллективногонаучного сотворчества, так как любойученый всегда опирается на какие-тоидеи (знания) сво­их предшественникови современников.

Права частнойсобственности на знания в науке недолжно существо­вать, хотя ученые,которые вносят наиболее существен­ныйличный вклад, вправе требовать от коллеги обще­ства справедливого материальногои морального поощрения, адекватногопрофессионального признания.

Такое признаниеявляется важнейшим стимулом науч­нойдеятельности. Императив бескорыстностиознача­ет, что главной целью деятельностиученых должно быть служение Истине.Последняя никогда в науке не долж­набыть средством для достижения личныхвыгод, а толь­ко — общественно-значимойцелью.

Императив органи­зованногоскептицизма предполагает не толькозапрет на догматическое утверждениеИстины в науке, но, на­против, вменяетв профессиональную обязанность уче­номукритиковать взгляды своих коллег, еслина то имеются малейшие основания.Соответственно необхо­димо относитьсяи к критике в свой адрес, а именно — какнеобходимому условию развития науки.

Истинный ученый — скептик по натуре ипризванию. Скепсис и сомнение — стольже необходимые, важнейшие и тон­киеинструменты деятельности ученого, какскальпель и игла в руках хирурга. Ценностьрационализма утвер­ждает, что наукастремится не просто к объективнойистине, а к доказанному, логическиорганизованному дискурсу, высшимарбитром истинности которого выс­тупаетнаучный разум.

Императив эмоциональнойней­тральности запрещает людям наукииспользовать при решении научных проблемэмоции, личные симпатии, антипатии и т.п. ресурсы чувственной сферы сознания.

Необходимо сразуже подчеркнуть, что изложенный подходк научному этосу есть чисто теоретический,а не эмпирический, ибо здесь наукаописывается как некий теоретическийобъект, сконструированный с точкизре­ния должного («идеального») егосуществования, а не с позиций сущего.

Это прекрасно понимал и сам Мертон, каки то, что по-другому (вне ценностногоизмерения) отличить науку как социальнуюструктуру от других со­циальныхфеноменов (политика, экономика, религияи др.) невозможно.

Уже ближайшие ученикии последователи Мертона, проведя широкиесоциологические исследова­нияповедения членов научного сообщества,убедились в том, что оно существенноамбивалентно, что в своей по­вседневнойпрофессиональной деятельности ученыепо­стоянно находятся в состояниивыбора между полярны­ми поведенческимиимперативами. Так, ученый должен:

■ как можно быстреепередавать свои результаты научномусообществу, но не обязан торопиться спубликациями, остерегаясь их «незрелости»или недобросовестного использования;

■ бытьвосприимчивым к новым идеям, но неподда­ваться интеллектуальной «моде»;

■ стремитьсядобывать такое знание, которое полу­читвысокую оценку коллег, но при этомработать, не обращая внимания на оценкидругих;

■ защищатьновые идеи, но не поддерживать опро­метчивыезаключения;

■ прилагатьмаксимальные усилия, чтобы знатьот­носящиеся к его области работы, нопри этом по­мнить, что эрудиция иногдатормозит творчество;

■ бытькрайне тщательным в формулировках идета­лях, но не быть педантом, ибо этоидет в ущерб содержанию;

■ всегдапомнить, что знание интернационально,но не забывать, что всякое научноеоткрытие делает честь той национальнойнауке, представителем которой оносовершено;

■ воспитыватьновое поколение ученых, но не отда­ватьпреподаванию слишком много внимания ивремени; учиться у крупного мастера иподражать ему, но не походить на него.

Ясно, что выбор впользу того или иного импера­тивавсегда ситуативен, контекстуален иопределяется значительным числомфакторов когнитивного, социаль­ногои даже психологического порядка, которые«ин­тегрируются» конкретнымиличностями.

Одним из важнейшихоткрытий в области исследо­ваниянауки как социального института явилосьосозна­ние того, что наука не представляетсобой какую-то еди­ную, монолитнуюсистему, а представляет собой скореегранулированную конкурентную среду,состоящую из множества мелких и среднихпо размеру научных сооб­ществ, интересыкоторых часто не только не совпадают,но и просто противоречат друг другу.Современная на­ука — это сложная сетьвзаимодействующих друг с дру­гомколлективов, организаций и учреждений— от лабо­раторий и кафедр догосударственных институтов и академий,от «невидимых колледжей» до большихорга­низаций со всеми атрибутамиюридического лица, от научных инкубаторови научных парков до научно-инвестиционныхкорпораций, от дисциплинарных сообществдо национальных научных сообществ имеждународных объединений. Все онисвязаны мириадами коммуникаци­онныхсвязей как между собой, так и с другимимощны­ми подсистемами общества игосударства (экономикой, образованием,политикой, культурой и др.). Вот почемуэф­фективное управление и самоуправлениесовременной наукой невозможно сегоднябез постоянного социологи­ческого,экономического, правового и организационногомониторинга ее многообразных подсистеми ячеек. Со­временная наука — этомощная самоорганизующаяся система,двумя главными контролирующимипараметра­ми которой выступаютэкономическая (материально-фи­нансовая)подпитка и свобода научного поиска.Поддер­жка этих параметров на должномуровне составляет одну из первейшихзабот современных развитых государств.Эффективная научно-техническая политика— основной гарант обеспечения адаптивного,устойчивого, конкурен­тоспособногосуществования и развития науки каждогокрупного государства и человеческогосообщества в це­лом. Этот вывод —неизбежное следствие философскогоанализа всеобщих измерений понятия«наука».

Таким образом,наука может быть определенакакосо­бая, профессионально-организованнаяпознавательная деятельность, направленнаяна получение нового знания, обладающегоследующими свойствами: объектнаяпред­метность (эмпирическая илитеоретическая), общезначи­мость,обоснованность (эмпирическая и/илитеоретичес­кая), определенность,точность, проверяемость (эмпири­ческаяили логическая), воспроизводимостьпредмета знания (потенциально бесконечная),объективная истин­ность, полезность(практическая или теоретическая).Вразличных областях науки эти общиекритерии научно­сти знания получаютопределенную конкретизацию, обус­ловленнуюспецифическими предметами этих областей,а также характером решаемых научныхпроблем.

Источник: https://studfile.net/preview/3619522/page:2/

Scicenter1
Добавить комментарий