«ПЕРВОПРЕДОК» И «БОГ»:   Широкое использование образов индийских и китайских первопредков в

Проблемы индийского теизма: философско-компаративный анализ

«ПЕРВОПРЕДОК» И «БОГ»:   Широкое использование образов индийских и китайских первопредков в

  • Добавлена в библиотеку: 17 декабря 2014, 02:28

Возрастные ограничения: +12
Язык: русский
Издательство: ПСТГУ
Город издания: Москва
Год издания: 2013
ISBN: 978-5-7429-0836-4 Размер: 476 Кб

сообщить о неприемлемом содержимом

Скачать книгу бесплатно в форматах: 2  rtf  epub  txt  pdf  pdf (мобильная версия)  3   (фрагмент)

Читать книгу «Проблемы индийского теизма: философско-компаративный анализ» Е. Н. Аникеевой

Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста).
После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения.

Описание книги

В монографии Е. Н. Аникеевой проведено компаративное рассмотрение основ индийского теизма, главным образом в ведическо-брахманистской и индуистской традиции.

Индийская философия, метафизика индийских религий анализируются в свете философско-религиозных категорий: пантеизма, панентеизма, теизма.

В работе выявлены границы применения данных категорий к индийской религиозности как политеистической в ходе ее сравнения с монотеистической религиозностью (христианством).

Сформулировано положение о безличностно-пан(ен)теистической основе индийских религий в противовес абсолютно-теистическому фундаменту монотеизма. Индийский теизм – ишвара-вада – строится на относительно-личностной парадигме, или атрибутивно-функциональной концепции личности, в противоположность субстанциональной концепции личности в христианстве.

  • 2507Голос, зовущий в ночиТатьяна ПоляковаВот и сбылась моя мечта: мы с Владаном Маричем вместе 24 часа в сутки – и на работе, и…
  • 2411Так берегисьМакс ФрайЭта книга не о любви, хотя читателю так, скорее всего, покажется. И не о смерти, хотя…
  • 2357Красная таблетка-2. Вся правда об успехеАндрей Курпатов«Как достичь успеха?» – это, кажется, сейчас самый актуальный вопрос. Нам постоянно…
  • 2247Первая сверхдержава. История…Борис АкунинЭта книга посвящена событиям первой половины XIX века, эпохе правления сыновей императора…
  • 1568Агент из подземельяАлександр ТамониковЯнварь 1945 года. Красная Армия форсировала реку Одер и ступила на территорию Германии.…
  • 1057Секта с Туманного островаМариэтт ЛиндстинСамая опасная ловушка – та, которую не видишь…София только что окончила университет и…
  • 1006Гарпия в Академии. Драконы не сдаютсяМаргарита БлиноваВсех гарпий, и в особенности меня, бесят люди с ограниченным сознанием.Бесят проверки из…
  • 858Позволь мне выбратьСветлана КазаковаКогда-то она влюбилась в него, не догадываясь, что он наследный принц. Когда-то он, сам…
  • 826Стамбульский реваншОльга КарповичОслепленная желанием отомстить красавчику Альтану, отвергшему ее, Виктория выходит замуж…
  • 794Великое перерождениеАртем КаменистыйДарк на что угодно готов пойти, только бы снова не оказаться в башне у Паука. За любую…
  • 792Охранитель. Шаг к целиКонстантин НазимовМинул год, как Иван Чурков попал в имперскую Россию 1903 года. Реальность оказалась…
  • 741Родитель «дубль два»Комбат НайтовОн испытывал ракеты морского базирования, пережил катастройку, летел в Сирию «разрушать…
  • 716Хан. Рождение легендыДмитрий СеребряковПрофессионал своего дела даже после смерти остается спокойным и уверенным. Тебя забросило…
  • 708Когда я падаю во снеКарен Уайт1951 годНа берегу реки стоит покрытый мхом дуб, Древо Желаний, что издавна хранит чужие…
  • 565Сердце Отроч монастыряАнна ВелесОт знаменитого Отроч монастыря в Твери остался только Успенский собор и бесконечные…
  • 511Остров кошмаров. Корона и плахаАлександр БушковСовременные англичане забыли о многих своих гнусных «изобретениях», например об институте…
  • 452Манагер. Господин СевераЕвгений ЩепетновНа Земле Вася Звягинцев был успешным менеджером по продажам. Близорукий и абсолютно…
  • 332Принцесса АмерикиКатарина Макги«Изобретательно. Свежо. И невероятно романтично!» Сара Маас, автор бестселлеров New York…
  • 321Случайный мирМаксим ЗаболотскихАндрей, обычный программист из Петербурга, вдруг начинает видеть пугающие сны, в которых…
  • 292ЛиквидаторВлад ПоляковБоль, кровь, страх. Боль собственной души, вызванная потерей близких людей. Она не…
  • 282Жилье по обмануТатьяна УстиноваВеликолепный литературный дуэт Татьяны Устиновой и Павла Астахова продолжает цикл «Дела…
  • 274Корона из перьевНики Пау ПретоДва века Золотая империя процветала, но ее нутро точила гниль: обделенные магическим…
  • 251Леонхард фон Линдендорф. ГрафЮрий КорнеевТурист из России, бездельничающий в Германии в две тысячи шестнадцатом году, неизвестно…
  • 227Притворись моейАлександра Салиева«Станешь моей любовницей. И родишь мне сына. Потом – свободна. Мы в расчёте». В первую…

Источник: https://iknigi.net/avtor-elena-anikeeva/87479-problemy-indiyskogo-teizma-filosofsko-komparativnyy-analiz-elena-anikeeva/read/page-14.html

Поднебесная в поисках Бога

«ПЕРВОПРЕДОК» И «БОГ»:   Широкое использование образов индийских и китайских первопредков в

02.09.2009 00:00:00

В буддизме, даосизме и конфуцианстве есть мудрец, который подарил людям свое учение и никогда не вмешивался в их жизнь, но нет Бога.
Конфуций показывает младенца Будду-Гаутаму Лао-цзы. Картина эпохи династии Цин (1644-1911 годы).

«Древние религии Китая: конфуцианство, даосизм, буддизм» – такой заголовок можно встретить в любой страноведческой книге, описывающей историю, культуру и быт Поднебесной. Но в тексте сразу же уточняется, что конфуцианство не тянет на религию вообще. Даосизм, несмотря на наличие храмов, является ею лишь отчасти.

А буддизм, хоть и признан одной из трех мировых религий, не запугивает адом, не расписывает блага рая, а лишь настаивает на том, что есть бесконечная цепочка перерождений и только от человека зависит, кем быть в следующей жизни – подопытным кроликом, слепым кротом или хищным тигром. Буддизм не отрицает наличие Бога, но Бог – тот, кто достиг просветления, будучи простым земным человеком.

Просветление же было достигнуто отнюдь не вынесенными страданиями или смертью в борьбе за жизнь миллионов людей. Стать просветленным может каждый через медитации, праведный образ жизни и расширение собственного кругозора. Бог вряд ли поможет в трудную минуту, Бог вряд ли создаст основу для того, чтобы вы получили от жизни максимум радости и удовольствия.

Он существует в сознании буддиста лишь как образец человека, достигшего Нирваны и тем самым положившего конец своим перерождениям.

Китаец еще в древности мог быть и буддистом, и даосом, и конфуцианцем одновременно. Отчасти потому, что в сознании китайца буддизм, даосизм и конфуцианство отнюдь не религии, а учения, которые улучшают качество жизни.

Поскольку в любом учении можно почерпнуть нужную философию, а вкусы у всех разнятся, то менталитет каждого китайца в отдельности составляют одни и те же из перечисленных учений, но в разном процентном соотношении. В ком-то преобладают буддистские взгляды, в ком-то – конфуцианские.

Но отчасти и потому, что и в буддизме, и даосизме, и конфуцианстве есть просветленный человек, мудрец (вымышленный или реально существовавший – пусть решают историки), который подарил людям свое учение и никогда не вмешивался в их жизнь.

Однако когда речь заходит об истории Поднебесной, мы все же сталкиваемся с понятием «Бог», «дух», «религия», поэтому хотелось бы понять, что есть Бог для китайца и существует ли для жителя Поднебесной такое понятие, как вера.

Трудности перевода

Когда на китайский язык переводили Библию, синонимом слова «Бог» в европейском понимании стало древнее слово shangdi (Шан-ди), состоящее из двух иероглифов со значением «верх», «верхний», «высший» и «владыка», «предок» (первый иероглиф в современном китайском языке входит в состав таких слов, как «верхний этаж», «высшее качество», а второй присутствует в словах «империя», «империализм»). Правда, некоторые лингвисты утверждают, что некогда иероглиф с чтением di имел значение алтарь. Таким образом, по одной версии shangdi (слово, с которым связаны прежде всего верования древних китайцев) – верховный владыка, а по другой – верховный алтарь. Как бы там ни было, и первое, и второе значение нужны нам для того, чтобы привести все к общему знаменателю. Исходя из первой версии, мы видим, что Бог (владыка) в сознании древних китайцев имел место быть, пока жители Поднебесной не наградили своего императора этим же титулом. Император стал носить титул huangdi (Хуанди), превратившись в наместника Верховного Владыки на Земле, а позже иероглиф di уже ассоциируется не столько с императорским титулом, сколько с самим понятием «император», так как входит в состав таких слов, как «империализм», «империя». Если допустить, что эта версия верна, то можно предположить, что Верховный Владыка потерял долю своей божественности, когда титулом стали пользоваться обычные императоры. И следом за другими историками нам остается только признать, что потерявший свою божественность Верховный Владыка превращается в Небесного Владыку, а потом и вовсе обезличивается, становясь Небом – Абсолютом, которое может быть недовольно императором, если он ведет неправильную политику. Если же мы придерживаемся второй версии, то от Верховного Алтаря к Небу прийти еще проще, поскольку, получается, Бога в нашем понимании китайцы изначально не ведали, а лишь поклонялись Небу, принося ему жертвы и чтя таким образом предков. Тем не менее и первая, и вторая версии едва ли противоречат друг другу. Просто по одной из них Верховный Владыка или Бог вообще не занимал умы древних китайцев, которые еще не следовали учению Конфуция, Лао-цзы и Будды, а по второй версии Бог, не успев обрасти сводом канонов, храмами и прочим, трансформировался в обезличенный Абсолют, поскольку и изначально был не просто Верховным Владыкой, но и Первопредком, которому молились о хорошем урожае или военном успехе. Первопредок не создавал этот мир по своему образу и подобию или как-то иначе. Он просто некогда жил на Земле, а после смерти превратился не столько в Бога, сколько в духа, которого подобало чтить, с чем и связан позднее развившийся культ предков.

Существовал бог-дух Шан-ди в сознании древних китайцев или нет, вопрос трудноразрешимый и мало на что влияющий в ходе нашего размышления.

Ясно лишь то, что Небо, даровавшее императору титул с иероглифом di, все-таки привело к тому, что позже в сознании китайцев-даосов (а значит, и конфуцианцев, и буддистов) появился бог Yudi (Ю-ди) (Нефритовый Владыка) – по образу и подобию земного императора.

Он изображался на рисунках в императорской одежде, его всегда окружали сановники, и предполагалось, что живет он по тем же законам, что и император Поднебесной. То есть на небе ему вполне хватало и своих забот, чтобы еще и постоянно отвлекаться на дела земные.

В результате лишь один раз в год китайцы пытались умилостивить одного духа (назовем его одним из сановников Нефритового Владыки), который отчитывался перед Верховным Богом о поступках людей, и тот, прознав о не самых лучших из их деяний, по преданию, мог наслать на них несчастья.

Китайским мусульманам не так просто найти для имени Аллаха соответствующий иероглиф. Фото Reuters

Однако вряд ли кто-то боялся гнева Нефритового Владыки и его кары, ведь ее можно было избежать не столько образцовым поведением, сколько стряпней, которая призвана была раздобрить сановника-доносчика. Естественно, святости Нефритовому Владыке близость с императором не придавала. Когда на земле дела шли отлично, даосский бог якобы и вовсе себя не проявлял.

Когда на земле начинались беспорядки, это означало, что он был недоволен деяниями земного императора. Получается, что бог никому в отдельности не помогал и взывать к нему с просьбами и мольбами было бесполезно. А когда император оказывался деспотом, бог сеял еще большую смуту, дабы указать людям на его ошибки и восстановить добродетель.

Взаимодействие было не столько между людьми и Верховным Владыкой, сколько между земным и небесным императором. И даже не взаимодействие, а одностороннее воздействие небесного на земного. И в этом Нефритовый Владыка опять же недалеко отходит от концепции Неба, в результате которой и появляется слово «Поднебесная», используемое в отношении Китая.

Это страна под Небом (не просто пространством над землей, где обитают души умерших, а еще и неким Абсолютом, законы которого здесь действуют).

Когда переводные книги с китайского языка рассказывают нам о пантеоне китайских богов – это в большинстве случаев неточности в переводе, и тогда пантеон богов, приближенный к реалиям Поднебесной, нужно понимать как пантеон добрых и злых духов или мифические персонажи, которые, однако, тоже скорее духи, чем боги, за исключением бога Паньгу, родившегося в яйце, которое представляло на тот момент Вселенную. По мере его роста желток превратился в мутное темное начало – землю, а белок – в небо. А Паньгу все рос и рос, и расстояние между небом и землей все увеличивалось и увеличивалось. Когда же Паньгу умер, его дыхание превратилось в ветер, плоть – в деревья, а паразиты, жившие на его теле, – в людей.

Религия или учение?

Но давайте вернемся к Библии и понятию Шан-ди. В Китае это слово не употреблялось с того времени, как Шан-ди трансформировался в идею Неба. Однако теперь слово «Бог» в китайском переводе Библии звучит именно так. И это рождает ряд вопросов.

Бог в христианстве не обезличенный алтарь, не император и даже не первопредок в том понимании, в каком этим термином пользуются китайцы. Первопредок в христианстве скорее Адам, Бог же не родил Адама, а лишь создал по своему образу и подобию.

Для китайца первопредок – человек, от которого пошел род (хотя бы и мифический). В Китае веками лелеялся культ предков. Шан-ди же, если и персонифицировался, то как раз по ассоциации с первопредком, а не создателем неба, земли и животных.

Созданием того или иного предмета и явления занимались, по китайским преданиям, те или иные духи и божества, но не один-единственный Бог.

Христианство укоренялось в Китае с трудом. Отчасти из-за того, что китайцам не были понятны термины.

Как их древний Шан-ди вдруг стал христианским Богом? Почему католики стали именовать Бога tianzhu (тяньчжу) – Хозяин Неба? Того Неба как Абсолют, под которым китайцы всегда находились! Что это вообще за «хозяин неба», да еще и сложная система ритуалов в придачу к нему? И вообще, что такое религия? Ведь даже сегодня в Китае нет термина, который бы передавал в полной мере суть этого слова.

Религия по-китайски – zongjiao (цзун-цзяо). Где jiao – учение, а zong – христианский. Нетрудно догадаться, откуда пошел термин.

И ислам, и христианство приравниваются к конфуцианству и даосизму – это просто учения, тогда как религия в понимании европейца – поклонение высшим силам, в реальность которых он верит, образ жизни, идеология, система символов, моральных правил, обрядов и культовых действий, исходящая из представлений об общем порядке бытия, и едва ли учение.

По крайней мере европеец скорее определит религию через веру, нежели через слово «учение». И намного правильнее было бы вместо термина «католическое учение» в значении «католицизм» использовать словосочетание «католическая вера». Но с понятием «вера» в китайском языке те же сложности.

Когда китаец говорит Wo xiangxin shangdi (я верю в Бога), он имеет в виду, что верит в христианского Бога. Если он говорит, что верит в Будду, эта фраза не используется. Слово «вера» в этом значении вошло в китайский язык не так давно и только с приходом христианства.

Таким образом, вера в Бога для европейца сопряжена с тем, что Бог милосерден и вездесущ, что не поставит на жизненном пути человека больше преград, чем тот может преодолеть. Для большинства китайцев же сказать «я верю в Бога» равносильно тому, как сказать «я верю в существование Бога». Но ведь вера в Бога и вера в Его существование – не одно и то же. Скорее первое включает в себя второе и много чего еще. Китаец, однако, зачастую далек от этого «много чего еще».

Нужный иероглиф

В китайско-русских и русско-китайских словарях слову «Бог» соответствует несколько иероглифических эквивалентов.

Безусловно, shangdi и tianzhu, о которых уже шла речь, а также lao tianye (лао тянь'е) – небесный старец, небесный дед и shen шень – дух, божество, Бог.

Последний иероглиф встречается в таких словах и словосочетаниях, как теология – shenxue (наука о святом, наука о Боге), ai zhi shen (богиня любви, об Афродите), shenqu («Божественная комедия», поэма Данте), linshen (душа).

Получается, что иероглиф c чтением shen передает и святость, и духовность и употребляется в значении «Бог», но в Библии почему-то фигурирует другое слово – shangdi, приравнивая христианского Бога к древнекитайскому и смешивая такие понятия, как религия и учение, вера в Бога и допущение того факта, что он существует.

В последнее время в Поднебесной умножилось число христиан, но не запутались ли жители КНР в терминах и не хотят ли просто ориентироваться на Запад с учетом того, что к религии сейчас приходят люди от 16 до 39 лет (самые молодые), тогда как раньше в христианство обращались лишь некоторые и лишь после 40? Вполне вероятно, что религия для китайца – лишь модное течение, как любое другое, идущее из Европы или США. Могут ли они проникнуться христианским Богом, испытать священный трепет или очищение посредством молитвы? Или Аллахом – anla (Аньла), который даже не tianzhu и не shen, a zhenzhu (чженьчжу) – как будто «Бог» не общее слово, а титул, и у каждого он свой? Покажет время. Будет вполне правильно сказать, что древние китайцы всегда относились к своим персонифицированным богам и духам с долей сомнения. Как к примете, которой не веришь, но на всякий случай следуешь ей во избежание проблем. Поэтому богам они не молились, а лишь «угощали» их кушаньями, чтобы создать о себе хорошее впечатление. И, так или иначе, со временем отказались от подобного суеверия, как от любого другого, потому что оно не проникает в душу, как религия с ее ритуалами, изучением священных Писаний и сопричастностью к великому и необъяснимому. Сейчас многие китайцы предпочитают оставлять в храмах записочки с просьбами. Каждая просьба – к своему богу. Один бог – для того чтобы просить о богатстве, другой – о повышении в карьере, третий – здоровья своим детям. Это напоминает сжигание бумажки с написанной на ней просьбой и развеиванием ее пепла с целью исполнения желания, которое практикуется некоторыми суеверными людьми в России и странах Европы. Но достучится ли христианский Бог до китайской души? Станет ли ее частью?

Источник: http://www.ng.ru/ng_religii/2009-09-02/5_china.html

Читать онлайн Китайская мифология. Энциклопедия страница 59. Большая и бесплатная библиотека

«ПЕРВОПРЕДОК» И «БОГ»:   Широкое использование образов индийских и китайских первопредков в

В фольклоре китайцев лун-ван представляется старцем, живущим во дворце на дне моря. Этот дворец набит несметными сокровищами, которые охраняют морские твари.

В классическом средневековом романе У Чэнъэня «Путешествие на Запад» рассказывается о том, как царь обезьян Сунь Укун сражался с лун-ваном:

Дракон-старик не знает, как тут быть,

От страха у него язык отнялся…

В припадке бьются младшие драконы,

Иные мечутся, что в клетке звери,

Слышны повсюду крики, вопли, стоны,

Разбиты окна, высажены двери,

Поломаны запоры и заслоны…[115]

Битва была долгой и кровавой. Наконец Сунь Укун изловчился и ударом железного посоха размозжил лун-вану череп. А на месте битвы по велению императора воздвигли монастырь с такой вывеской над воротами: «Учрежденный по указу государя монастырь, охраняющий государство и ниспровергающий драконов».

ЛУСИН

В поздней мифологии бог — покровитель чиновников, обожествленный чиновник Ши Фэн, который жил во II веке до нашей эры.

ЛЭЙГУН

В архаической традиции бог грома, предположительно — отец первопредка Фуси. На рельефах из храма У Ляна этог бог изображен в облике человека на колеснице, катящейся по облакам; он бьет молотком по двум барабанам. В поздней мифологии Лэйгун считался богом-помощником и заступником, обращение к которому может вызвать дождь.

ЛЭЙЦЗУ

В архаической традиции богиня грома и супруга Хуанди, также покровительница шелкопрядения.

В народной мифологии Лэйцзу — бог грома, глава небесной управы грома. Обычно его изображали в облике человека с третьим глазом на лбу. Его помощники — Цзютянь лэйгун («Громовник девяти небес») и Уфан лэйгун («Громовник пяти сторон света»), а также богиня молнии Дяньму, громовник Лэйгун, бог дождя Юйши и бог ветра Фэнбо.

ЛЮ ДИН (ЛЮ ЦЗЯ)

В народной мифологии духи — хранители небес, небесные воины, несущие стражу в покоях божеств.

ЛЮ ХАЙ

У даосов бог монет, входящий в свиту бога богатства Чжаобао. Даосские легенды называют его сановником императора Тайцзуна, под влиянием одного из Восьми бессмертных Люй Дунбиня обратившимся к истинному учению и сумевшим изготовить пилюли бессмертия.

Этого бога обычно изображали в облике смеющегося человека с распущенными волосами (эмблема отрешения от мира) и со шнуром, на который нанизаны монеты, в руках.

Под ногой у бога жаба — злейший враг Лю Хая, переродившийся жабой за свою алчность; также трехлапая жаба — эмблема наживания денег.

М

МА-ВАН

В народной мифологии бог — покровитель лошадей. Этого бога обычно изображали в образе трехликого существа — одновременно «конского предка» (Мацзу), праматери коней (Сяньму) и «первого всадника» (Машэ). На лубочных картинках Ма-ван выступает как царь лошадей и зовется Сыма Дашэнь — «Великий бог, управляющий конями».

МА-ГУ

В народной мифологии небесная дева, помогающая людям. Обычно изображалась с такими атрибутами долголетия и бессмертия, как персик или волшебный гриб

МАН

В китайской мифологии чудовищный змей, четырехпалый дракон или дракон с четырьмя когтями. Согласно словарю «Эръя», считался царем змей.

МЭНЬ-ШЭНЬ

В архаической традиции духи — хранители ворот. В «Каталоге гор и морей» говорится: «Посреди океана есть гора Душо, на ней большое персиковое дерево, раскинувшее ветви на три тысячи ли. На северо-востоке меж его ветвей находятся врата духов, через которые проходят сонмы духов.

У врат стоят двое духов… Они проверяют каждого из духов, и если увидят зловредного, связывают его тростниковой веревкой и отдают на съедение тигру». Эти двое духов — боги Шэньту и Юйлэй.

В поздней традиции этих богов, культ которых к рубежу I тысячелетия нашей эры был практически забыт, в качестве мэньшэнь вытеснили обожествленные полководцы Цинь Шубао и Ху Цзиндэ.

Н

НЮ-ВАН

В народной мифологии бог — покровитель крупного рогатого скота. Согласно преданию, под этим именем был обожествлен некий ученый, живший в XIII веке и разорившийся по причине вторжения в Китай монголов. Этот ученый сделался земледельцем и, работая в поле, никогда не бил своего вола.

НЮЙВА

В архаической традиции богиня — творительница мира, создавшая из глины людей, починившая небосвод, который чуть не обрушил бог разливов Гунгун, установившая обряды бракосочетаний и даровавшая женщинам плодовитость.

Супругом (а иногда и братом) Нюйва в мифах называется Фуси.

НЯННЯН («МАТУШКИ»)

В поздней мифологии женские божества, покровительницы женщин и детей, подательницы здоровья.

П

ПАНЬГУ

У даосов первопредок, из тела которого возник мир. Мотив творения мира из тела первопредка, известный и в других культурах и мифологиях (ср., например, скандинавского Имира, индийского Пурушу или Адама русской «Голубиной книги»).

Архаической китайской традиции Паньгу был неизвестен. Исследователи полагают, что даосы создали миф о Паньгу с сугубо утилитарными целями — используя понятные широким массам мифологические образы, популяризировать свое учение.

В позднем даосизме Паньгу наряду с Лаоцзы и Хуанди входил в верховную триаду божеств.

ПАНЬГУАНЬ

В народной мифологии общее название секретарей владыки загробного мира Яньло-вана. Они ведут записи в книгу судеб. Также паньгуанями звались секретари любого другого божества.

Кроме того, Паньгуань — бог судьбы, помощник бога городов Чэнхуана.

Традиция гласит, что под этим именем был обожествлен ученый Цуй Цзюэ, сумевший продлить жизнь императору Тайцзуну: он исправил в книге судеб единицу на тройку, благодаря чему император прожил «лишние» 20 лет.

Еще Паньгуаня почитали как усмирителя демонов и в этом качестве нередко отождествляли с Чжункуем. Известна особая разновидность народных лубков —

ПАНЬТАО

В народной мифологии и фольклоре китайцев персик, дарующий бессмертие. Представление о персиковом дереве как подателе долголетия и бессмертия возникло у даосов. В даосских легендах также утверждалось, что владеет персиковыми деревьями, которые дают чудесные плоды, богиня запада Сиванму.

На народных лубках с персиком обычно изображается бог долголетия Шоусин.

ПУСА (ПУТИСАДО)

Китайская транскрипция санскритского слова «бодхисаттва». В народных верованиях этим словом называли не только буддийских святых

ПУСЯНЬ

У китайских буддистов бодхисаттва Самантабхадра, распространитель и защитник учения Будды. Согласно «Сутре лотоса сокровенного закона», он объезжает на белом слоне земли всех остальных бодхисаттв и читает эту сутру для всех живых существ.

ПЭН

В архаической традиции гигантская птица, размах ее крыльев составляет несколько тысяч километров. Как сказано в старинном трактате, который цитирует Юань Кэ: «В море есть рыба, имя ей кунь, величина же куня — много тысяч ли.

Она превращается в птицу, которую называют пэн, спина ее простирается на многие тысячи ли. Когда она взлетает в гневе, крылья ее подобны свисающим с неба тучам. Когда море приходит в движение, эта птица переселяется в Наньмин.

Переселяясь в Наньмин, пэн вздымает волну в три тысячи ли и, поддерживаемый и колеблемый ею, взмывает ввысь на девяносто тысяч ли, летит шесть месяцев и лишь тогда отдыхает».

Источник: https://dom-knig.com/read_154881-59

Открытие тайны первопредков китайцев Фу Си и Нюйва в матрице Мироздания

«ПЕРВОПРЕДОК» И «БОГ»:   Широкое использование образов индийских и китайских первопредков в

В этой статье мы рассмотрим весьма запутанные исторические и мифологические факты появления первопредков китайцев – легендарного императора Фу Си и его жены и сестры Нюйва.

Надо сказать, что вся китайская культура стоит как бы особняком от европейской культуры. Эта наша работа может стать «новым ключом» для исследователей, который откроет «связующий мост» между двумя культурами.

Вот, что нам известно о легендарных первопредках китайцев Фу Си и Нюйва из свободной энциклопедии Википедия:

«Фу Си (кит. 伏羲, пиньинь fúxī) (иначе Паоси (кит. трад. 庖犧, упр. 庖牺, пиньинь páoxī), Тайхао (кит. 太昊) — легендарный первый император Китая (Поднебесной), божество — повелитель Востока. Фу Си считался владыкой Востока и представлялся существом с телом змеи или дракона, но с человеческой головой.

Его временем года была весна, помощником был дух дерева Гоуман, державший в руках циркуль, который Фу Си изобрёл. Цветом Фу Си был зелёный. Рождение Фу Си было чудесным. Его мать забеременела, ступив ногой в след духа грома, великана Лэй Шэня, по дороге к берегу озера Лэйцзэ.

Согласно китайской традиции, люди обязаны Фу Си умением ловить рыбу и приготовлять на огне пищу. Фу Си первым сплёл из верёвки рыболовные сети. Фу Си считается также изобретателем китайской иероглифической письменности, создавшим первые 8 триграмм, ставших основой для письма и китайской учёности.

Эти письменные знаки Фу Си начертал, увидев схожие рисунки и узоры на спине крылатого дракона, выплывшего из реки Хуанхэ. Фу Си изобрёл музыку и измерительные инструменты, научил людей приручать диких зверей и заниматься шелководством. Супругой Фу Си была его сестра, богиня Нюйва.

Согласно принятой конфуцианской модели летоисчисления, Фу Си правил с 2852 по 2737 год до н. э. Он правил 115 лет».

Рис. 1.Фу Си с Восемью Триграммами и черепахой. Картина сунского художника Ма Ли. Восемь триграмм показаны на рисунке слева внизу, а черепаха – справа внизу.

В энциклопедии «Мифы Народов мира» [1] о китайских первопредках Фу-си и Нюй-ва говорится следующее:

«Фу-си, (Пао-си, Бао-си) — в древней китайской мифологии первопредок и культурный герой. Имя Ф.-с. расшифровывают как «устроивший засаду на жертвенных животных» или «поставляющий на кухню жертвенных животных». Предполагают, что первоначально Ф.-с.

был первопредком племён восточных и (предположительно аустронезийских, район полуострова Шаньдун), которые представляли его, по-видимому, в облике человекоптицы. Первые упоминания о Ф.-с. в памятниках примерно 4 в. до н. э.

сообщают о ряде его культурных деяний; он научил людей охоте и рыболовству, варить мясо; создал ба гуа —восемь гадательных триграмм, изобрёл гусли, силки, рыболовные сети и другие предметы; установил правила женитьбы.

Ф.-с. приписывается и создание иероглифической письменности, заменившей узелковое письмо. Согласно относительно позднему преданию, Ф.-с. зачала его мать Хуасюй, наступив на болоте грома — Лэйцзэ на след великана. Это предание, вероятно, связано с распространённым на рубеже н. э. представлением о Ф.-с.

как о существе с телом змеи и головой (или верхней частью туловища) человека, аналогичном прародительнице Нюй-ва, которая, видимо, с этого времени (возможно, под влиянием мифологии южных племен) стала считаться его сестрой и одновременно женой.

Однако в неофициальных апокрифических сочинениях того времени сохраняются реликты его более древнего птичьего облика.

Ф.- с. почитался в качестве божества востока, считалось, что он правит под покровительством стихии дерева. В историзованной конфуцианской традиции Ф.-с. правитель, бывший у власти с 2852 по 2737 гг. до н. э. Как государь Ф.-с. известен также под именем Тай-хао, У него был помощник Гоу-ман.

На могильных рельефах первых веков н. э. Ф.-с. изображался обычно с циркулем в одной руке и диском солнца в другой. Циркуль — символ круга, т. е. неба, а солнце — воплощение мужского начала ян. В средневековом Китае Ф.-с.

почитался как один из августейших владык позднее также в качестве одного из божественных патронов медицины.

НЮЙ-ВА [2] «Нюй-гуа, в древнекитайской мифологии архаическое женское божество. Элемент «нюй» означает «женщина», элемент «ва» плохо поддаётся дешифровке. Американский синолог Э.

Шефер гипотетически толкует «ва» как «лягушка», считая, что первоначально Н.- в. могла почитаться как дух дождевых луж, представляемый в виде мокрых, скользких тварей. Китайский учёный Вэнь И-до этимологизировал имя Н.- в.

как женскую ипостась тыквы-горлянки, что увязывается с широко распространёнными у народов Восточной и Юго-Восточной Азии мифами о чудесном рождении первопредков из тыквы.

Однако и в поэме «Тянь вэнь» («Вопросы к небу») Цюй Юаня (4 в. до н. э.), где впервые упоминается Н.- в., и в более поздних памятниках отсутствуют данные, подтверждающие обе гипотезы. Во всех памятниках рубежа н. э., как и в изобразительном искусстве, Н.- в. имеет облик полу женщины-полу змея (в некоторых описаниях у неё ещё голова быка).

Очевидно, первоначально она почиталась как прародительница племён ся (в среднем течении Хуанхэ), в основе её культа, вероятно, лежит культ змеи, связанный с культом матери-прародительницы. Согласно варианту мифа (в «Хуайнань-цзы», 2 в. до н. э.), Н.- в.

, видимо, порождала людей как некую бесформенную, нерасчленённую массу, а другие мифические герои помогали ей, создавая отдельные части тела и органы:

Шан-пянь — глаза и уши, Сань-линь — руки и т. п. По стадиально более поздней версии, приведённой в «Фэнсу тун» («Толкование нравов и обычаев») Ин Шао (2 в. н. э.), Н.- в.

лепила людей из глины, но так как работа была крайне сложна и трудоёмка, она стала опускать в глиняную жижу верёвку и, выдёргивая, стряхивать её. Из летевших на землю комочков и получались люди, от которых пошли бедные и низкородные. Знатные и богатые произошли от тех, кого Н.- в.

вылепила своими руками. В том же памятнике Н.-в. приписывается установление бракосочетаний.

Как богине бракосочетаний под именем Гао-мэй (Гао, «высокий», мэй – «жертвоприношение с молением о даровании детей») ей поклонялись, чтобы избавиться от бесплодия и обрести потомство, в её честь исполнялись танцы, по-видимому, эротического характера.

Н.- в. приписывается также восстановление космического равновесия, нарушенного какой-то катастрофой, когда обрушились четыре предела земли (по одной из версий, от удара духа вод Гун-гуна о гору Бучжоу-шань). Н.- в.

расплавила разноцветные камни и зачинила дыру в небе, затем отрубила ноги у гигантской черепахи и подперла ими небо с четырёх сторон земли [3] . Одновременно она боролась и с разлившимися водами, пытаясь устроить запруды, и убила чёрного дракона — воплощение нечисти («Хуайнань-цзы»). В «Лунь хэн» («Критические суждения») Ван Чуна (1 в. н. э.

) и в более поздних источниках эти мифы соединены между собой, что, возможно, результат поздней циклизации.

На рельефах начала н. э. Н.- в. изображается в большинстве случаев вместе с Фу-си, оба — в облике человеко-змеев, причём хвосты их переплетены — символ супружеской близости. Очевидно, соединение Фу-си и Н.-в. в супружескую пару произошло относительно поздно (может быть, к рубежу н. э.

), но только в 9 в. у поэта Лу Туна Н.- в. названа женой Фу-си. Согласно «Ду и чжи» («Описание неповторимого и странного») Ли Жуна (примерно 9 в.), когда вселенная была только что создана, Н.- в. жила со своим братом (подразумевается Фу-си в горах Куньлунь.

Они решили стать мужем и женой, но устыдились. Тогда брат привёл Н.- в. на вершину Куньлуня и произнёс заклинание: «Если небу угодно, чтобы мы поженились, пусть дым устремится столбом ввысь; если нет, — пусть дым рассеется». Дым поднялся столбом. Атрибутом Н.- в.

на древних рельефах является либо тростниковый губной органчик — шэн, изобретение которого ей приписывается, либо угольник — символ квадрата, т. е. земли [4] , а также диск луны в руках — символ женского начала — инь (см. Ин и ян). Миф о Н.-в.

послужил основой для рассказа Лу Синя «Починка неба» (сб. «Старые легенды в новой редакции»)». В. Л. Рифтин.

КОММЕНТАРИЙ:

Продолжая исследования, я обнаружил китайский рисунок рельефа на камне (начало нашей эры, Провинция Шаньдун), на котором были изображены китайские первопредки — Фу-си и Нюй-ва [5] Рельеф показан на рисунке 1.

Результат совмещения этого рельефа с матрицей Мироздания показан на рисунке 2. Аналогичный китайский рисунок на шелке показан на рисунке 3. — изображение Фу-си и Нюй-ва на шелке [6], 1-ая половина VII века. Турфан.

Провинция Синьцзян. Находка 1928 г.

Рис. 2. Рельеф на камне. Провинция Шаньдун. Начало нашей эры (2000 лет тому назад). Фу-си (справа) и Нюй-ва (слева). Судя по всему в центре ребенок, лицо которого повернуто в сторону Фу-си.

Верхняя часть тел всех персонажей человеческая, а нижняя часть — змеевидная. Также в древней Индии изображали существ из мира Нагов (змеев). Наги могли принимать полное человеческое обличье.

Они были мудры и обладали мистическими силами.

Рис. 3.Фу-си и Нюй-ва. Рельеф на камне, совмещенный с матрицей Мироздания. Основная часть рисунка совместилась в пределах двух священных Тетрактисов на переходе между Верхним и Нижним миром матрицы.

Существенно отметить, что на верхней части каменного рельефа верхушки волнообразных выступов и впадины точно совпадают с вертикальными линиями, проведенными через позиции матрицы Мироздания.

Вертикальные боковые стороны каменного рельефа точно совместились с вертикальными линиями матрицы мироздания, проходящими через крайние позиции пятого уровня Верхнего и Нижнего мира матрицы Мироздания. С центром узла нижних частей Фу-си и Нюй-ва совместилась вершина пирамиды Верхнего мира матрицы мироздания.

По обилию совмещений основных элементов рисунка каменного рельефа с матрицей Мироздания хорошо видно, что матрица была основой для создания этого каменного рельефа. Остальные детали совмещения хорошо видны на рисунке.

Рис. 4. Рисунок на шелке — Фу-си и Нюй-ва, 1-ая половина VII в. Китай. Турфан. Провинция Синьцзян. Находка 1928 года. Задние части голов Фу-си и Нюй-ва практически не прорисованы.

Для последующего сравнения рисунков с изображением Фу Си и Нюйва с христианской иконой Оранта Панагия ниже на рисунке 5 показан результат совмещения этой иконы с матрицей Мироздания.

Рис. 5. На рисунке показан результат совмещения Иконы Богоматери «Оранта – Великая Панагия» с «энергетической матрицей мироздания». Это первый вариант совмещения этой иконы с матрицей Мироздания, который мы рассматривали в статье на сайте — Икона Оранта Панагия тайный символ Мироздания (рис. 7).

Верхний обрез иконы расположился на половине расстояния между 6-ым и 5-ым уровнем Верхнего мира Матрицы, а нижний обрез иконы совместился с 6-ым уровнем Нижнего мира матрицы. Боковые стороны доски иконы пересекают крайние позиции на 5-ом уровне Верхнего и Нижнего мира матрицы.

Угол разворота поднятых рук Богоматери фактически точно соответствует углу наклона боковых сторон пирамиды Верхнего мира, а пальцы рук указывают на крайние позиции матрицы 4-го уровня Верхнего мира матрицы.

«Звезды» на лбу Богоматери совместились соответственно со средней позицией 5-го уровня, а звезды на плечах с двумя позициями 4-го уровня Верхнего мира матрицы.

Таким образом, нам становится понятным, что канонический элемент «звезда» на христианской иконе – это «ключ» для совмещения иконы с матрицей Мироздания!В этом сакральный смысл элемента иконописи – «звезда». Голова Христа – Младенца в круге на груди Богоматери совместилась с вершиной пирамиды Нижнего мира матрицы.

Это символически говорит о том, что Иисус Христос, Сам находясь в Верхнем мире, Царь, властелин Нижнего мира матрицы. Круги с изображениями Архангелов (Ангелов) оказались вписанными в квадраты матрицы, как показано слева кругом – А. Стрелками – В – показаны кресты перед ангелами, которые совмещаются в пределах точности деталей рисунка с вертикальными и горизонтальными линиями матрицы на 5-ом уровне Верхнего мира.

Рис. 6. На рисунке показан результат совмещения рисунка рельефа на камне первопредков китайцев — Фу-си и Нюй-ва (начало н.э.) с иконой Богоматери Оранты, Ярославская школа, XIII в. в матрице Мироздания. Детали совмещения хорошо видны на рисунке.

Рис. 7. На рисунке показан результат совмещения с матрицей Мироздания изображения на шелке первопредков китайцев — Фу-си и Нюй-ва (1-ая половина VII века) с иконой Богоматери Оранты, Ярославская школа, XIII в. Звезды на плечах Богоматери совместились с лицами Фу-си и Нюй-ва.

Китайский рисунок также описывает пространства матрицы мироздания в месте перехода между Верхним и Нижним миром. Существенно отметить, что затылочные части голов «прародителей» китайцев на оригинальном рисунке на шелке отсутствуют, а локти поднятых рук супругов совместились на 4-ом уровне Верхнего мира матрицы с двумя крайними позициями этого уровня.

Четвертый уровень Верхнего мира матрицы — это верхнее основание священного Тетрактиса. Остальные детали совмещения хорошо видны из рисунка.

Из анализа наших результатов совмещения древних рисунков китайских артефактов с матрицей Мироздания (рис. 2. — 7.

) последовал довольно простой вывод, что во всех фантастических мифах древнего Китая скрыта традиция, связанная с описанием пространств матрицы Мироздания.

Исследуемые нами символические рисунки с изображением прародителей Фу-си и Нюй-ва создавались древними мастерами Китая по тому же самому «канону», что и русские и византийские иконы, и этим «каноном» такжеявлялась структура матрицы Мироздания.

Более детальную информацию о матрице Мироздания можно получить, познакомившись со статьями на сайте в разделе «Египтология» – Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть первая. Пифагор, Тетрактис и бог Птах и Тайные знания египетских жрецов о матрице Мироздания. Часть вторая. Номы Египта.

©Арушанов Сергей Зармаилович 2010 г.

[1] Мифы Народов Мира, Энциклопедия, т. 2, М., Советская Энциклопедия, 1992 г., с 573.

[2] Мифы Народов Мира, Энциклопедия, т. 2, М., Советская Энциклопедия, 1992 г., с 232.

[3] «Четыре предела земли» — это четыре угла пирамидальной матрицы, которую мы исследуем. (Прим. ред.).

[4] По «принципу наложения квадратов друг на друга в виде пирамиды» строится матрица Мироздания, которую мы используем во всех наших работах. (Прим. ред.).

[5] Мифы Народов Мира, Энциклопедия, т. 2, М., Советская Энциклопедия, 1992 г., с 573.

[6] Мифы Народов Мира, Энциклопедия, т. 1, М., Советская Энциклопедия, 1992 г., с 653.

Источник: http://amenra.ru/?p=1174

Во-вторых, в обоих искусствах совокупность знаков и идей представляет собой круговую космическую панораму органических и технических образов первопредков. Она образует теоре-

«ПЕРВОПРЕДОК» И «БОГ»:   Широкое использование образов индийских и китайских первопредков в

⇐ Предыдущая78910111213141516Следующая ⇒

[73]

Тический источник ранней философии. Попытка рационалистического истолкования ранней философией предфилософских понятийных образов первопредков придает ей характер светской теологии и задает множество направлений движению философской мысли.

В-третьих, активация личностного философского творчества вынудит первых философов переносить понятийную сущность своих воззрений с образов первопредков на новую иероглифическую знаковую основу.

В силу того, что чувственно-образные свойства иероглифа все-таки сковывают идеальную активность философского сознания, первые философы будут возводить материальный носитель своих идей к бесконечно большим и бесконечно малым величинам.

Этому способствует бинарность составляющих понятия и знака, например инь и ян –двоица, дающая возможность бесконечной интеграции и дискретности. Тем самым философский понятийный знак становится бесконечно исчезающей физической величиной с сохранением масштабов понятийного обобщения (объем космоса).

При этом философия не теряет из виду понятийный образ первопредка и сохраняет его в арсенале своего мыслительного опыта. В движении своих идей философия отдаляется от образа первопредка и между тем в кругах своего движения приближается к нему.

Бесконечно исчезающая знаковая величина философского понятия так или иначе завершается символизацией философским знаком-образом, который по своим мыслительному совершенству и пределам обобщения близок к образу первопредка. Так, например, философский Дао у Лаоцзы – это и абсолютная идеальная реальность, которую “не увидишь”, “не услышишь”, “не ухватишь”, “не назовешь”, и вместе с тем это первопредок, мать и пращур Поднебесной.

Итак, вертикальная телесная дифференциация рода и природы по уровням верха – центра – низа сопровождается аналогичной дифференциацией духа и зафиксированного в нем родового сознания.

Обобщенно идеи родового сознания выражаются под образами природно-родовых первопредков: сначала в природе роль первопредков выполняют сами природные вещи, затем в духе – снятые с природы зооантропоморфные образы, “летающие животные”.

В системное единство они связываются природно-родовыми мифом, ритуалом и табу. При этом в биосоциальных и природных уровнях верха и низа обозначаются ряды противоположностей мужского и женского, социальных верхов и низов.

Неба и Земли, небесного духа и земной души, верхних и нижних мифа – ритуала – табу. На образе первопредков эти противоположности отражаются в мировоззренческом противо-

[74]

стоянии антропоморфизма и зооморфизма: антропоморфную телесную и духовную сущность человек помещает на Небо, зооморфную – на Землю, поэтому, например, у китайских первопредков Фуси и Нюйва нижняя часть тела – зооморфная (хвост рыбы, змеи или дракона), а верхняя – антропоморфная (голова, грудь и руки – человеческие) (66, 10–79 ].

Духовные и телесные противоположности верха и низа предвосхищают последующую основную гносеологическую оппозицию природы и духа, материального и идеального во всех типах познавательного отношения человека к себе и миру: в учении о человеке (философская антропология), в учении об обществе (философская социология), в учении о мире (философская космогония и космология), в учении познания (философская гносеология) . Эти же противоположности на пути субстанциально-генетических телесных и духовных трансформаций первоначального Единого в Космос образуют устойчивую исходную гно-сео-онтологическую структуру предфилософского и философского сознания. В послеродовом мировоззрении первоначальное Единое будет переосмыслено и обобщено в понятии Хаоса (Хунь-дунь).

“ПЕРВОПРЕДОК” И “БОГ”

Широкое использование образов индийских китайских первопредков в качестве структурных элементов мироздания и обобщающих понятий во всех сферах предфилософского сознания может создать иллюзию его всеобщей религиозности.

Однако в религиозном отношении образ индийского и китайского первопредков и соответствующие им высшая и низшая области природы – Небо и Земля – начинают использоваться только в послеродовой период. Несомненно, религиозные смыслы в период героизма накапливаются. Прежде всего это сказывается в дидактико-императивной работе родового сознания сверху вниз.

Снизу идет запрос о нормах общеполезной деятельности, сверху – ответ как непререкаемое указание первопредка. Кроме того, человек стоит у порога осознания трагизма своей физической и духовной конечности: бессмертие в Небе, смерть – на Земле. Однако то и другое еще неразрывно. Человек еще сам может через космический центр достичь вечно живого Неба.

Он мнит свое бессмертие в бесконечной круговой линии сменяющихся родовых первопредков. Вероятно, на стадии родового героизма

[75]

[76]

⇐ Предыдущая78910111213141516Следующая ⇒

Дата добавления: 2016-11-02; просмотров: 206 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/8-87870.html

«ПЕРВОПРЕДОК» І «БОГ»

«ПЕРВОПРЕДОК» И «БОГ»:   Широкое использование образов индийских и китайских первопредков в

Широке використання образів індійських і китайських первопредков як структурні елементи світобудови і обоб68

Гносеологічна структура предфилософского свідомості

КОСМОС

11

Природа

II

I-Рід —

Свідомість

Г

Чоловік-Верхи — Небо — Міф-Ритуал-Табу — Первопредок Верху

і і і і і і і

Діти — Центр — Подне- — Міф-Ритуал-Табу — Первопредок Центра

бесная

Жінка-Низи — Земля — Міф-Ритуал-Табу — Первопредок Низу

щающих понять у всіх сферах предфилософского свідомості може створити ілюзію його загальної релігійності. Однак Г; релігійному відношенні образ індійського і китайського первопредков і відповідні ним вища і нижча області при поди _ Небо і Земля — починають використовуватися тільки в післяпологовий період.

Безсумнівно, релігійні значення в період героїзму нагромаджуються. Передусім це позначається в дидак- — тико-імперативній роботі родової свідомості зверху вниз. Знизу йде запит про норми загальнокорисної діяльності, зверху — відповідь як незаперечна вказівка первопредка.

Крім того, людина стоїть у порога усвідомлення трагізму своєї фізичної і духовної кінцівки: безсмертя в Небі, смерть — на Землі. Однак те і інше ще нерозривне. Людина ще сама може через космічний центр досягнути вічно живого Неба. Він вважає своє безсмертя в нескінченній круговій лінії родових первопредков, що змінялися.

Ймовірно, на стадії родового героїзму було б передчасно трактувати древнеиндийских і древнекитайских первопредков як релігійних богів.

По-перше, вони з'являються в свідомості індійців і китайців як живі «тіла» і «духи» спочатку з результаті несвідомого ототожнення роду, природи і мислення, потім внаслідок відділення від тіла природи і роду духовних образів первопредков і побудови субстанциально-генетичних конструкцій, ідеологічно обслуговуючих процеси природно-родовий жіі1- ні, але не внаслідок роботи релігійної потреби свідомості.

По-друге, первопредок є найбільш концентроване вираження природної і і оциального єдності. Чоловік і первопредок володіють однією і тією ж тілесною і духовною суттю: «Те, що названо словом «Брахман», тотожне простору поза людиною. (А також) простору всередині людини…

» [17, 89]. Їх субстанциально-генетичною основою виступають природно-родові тіло і дух. Крім того, людина нарівні з первопредками володіє частинами світу і управляє ними. У своєму розумній потужності чоловік рівний первопредку і йому нема чого релігійно поклонятися богу.

По-третє, первопредки ніякі не супранатуральние сутності. Вони зооморфние і антропоморфні тіла, тому в них так- само не треба релігійно вірити. Древній індієць і китаєць чули, бачили і взагалі відчували своїх первопредков в частинах природного світу.

Більш того при тотожності людини і природи первопредок духовно і тілесно був самою людиною і людським родом. Первопредки — це граничні узагальнення суті і вираження граничних фізичних і інтелектуальних здібностей людини з всіма його достоїнствами і недоліками.

Вся героїка індійських і китайських первопредков наповнена простими людськими значеннями, тут у них повна аналогія з грецькими богами: вони постійно воюють, кидаються з однієї межі світобудови в іншій, стрясають його пожежами і ката- строфами, в чому відбивалася може бути якась племінна боротьба.

Так, китайські Чию, Фенбо і Юйши б'ються з Хуан- ди (Жовтим Первопредком), той, в свою чергу, насилає на них Інлуна (Дракона) і Ба (Посуху) [89, 124-125]. Тут взагалі багато всякого ослушничества. вияву особистого анархізму і героїчної свободи, яка доходить до богоборчества: «Потоки води злетіли до Неба.

Гунь викрав ці жан (дишучу, вбирну землю) Первопредка, щоб завалити бушуючі води. Він не став чекати веління Первопредка. Первопредок наказав Чжуюну стратити Гуїя на схилах Юй (-гори). Гунь знову народився Юйем. Тоді Первопредок наказав Юйю постелить Землю, як полотно, і затвердити дев'ять областей» [10, 301].

Героїчне самопочуття і усвідомлення своєї об безсмертя тут настільки великі, що людина не потребує ні якої віри в потойбічний мир.

Первопредкам і їх нащадкам властиві звичайні і цілком зрозумілі людські слабості: вони перелюбствували, влаштовують винопития і як люди харчуються, тільки кращою, «божественною» їжею нефритовою пастою. Ось як описує «Шань гуди цзин» місцеперебування і затпия китайських первопредков: «Ще на північний захід чи 420, називається Мі-гора…

Данина-вода витікає звідти і, на Захід протікаючи, впадає в Цзі- озеро. У ньому багато білого нефриту, в ньому є нефритова паста (солодкість), у джерела вона клекоче і дзюрчить. Хуанди (Жовтий Первопредок) нею харчується і нею пригощається. Тут народжується таємний (таємничий) нефрит. Нефритова паста,. витікаючи, зрошує Данину-дерево.

Данина-дерево в пити років (має) п'ять кольорів, (і кожний рік) лише один, (має) п'ять запахів, (і кожний рік) лише один аромат. Хуанди (Жовтий Первопредок) збирає нефритові квітки з Мі-гори і саджає їх на південному схилі Чжун-гори. Дратоненний нефрит цзин юй кращий…

Духи і Душі Неба і Землі їм харчуються, їм пригощаються» [10, 29].

В-четвертих, первопредки- це як би великі люди, тваринні і рослини, що містять в собі чисто природні і людські фізичні і інтелектуальні здібності.

Будь-який первопредок — це весь рід, представлений неорганічною річчю, рослиною, тваринною або людиною в значенні того або інакшого виду родової колективної діяльності.

Як живому організатору і учаснику родового життя первопредку виділялася пропорційна частка речей і прожитку — «жертва», як називають її деякі дослідники. Її тут також не можна вважати релігійним актом для встановлення релігійної комунікації між людиною і богом.

Чоловік і первопредок тілесно і духовно пов'язані. Вони запросто зустрічаються в просторі між Небом і Землею, ходять один до одного в гості по світових стовпах, розмовляють, б'ються, вступають у шлюбні відносини і т. д. «Жертву» можна назвати родовою вагою, мірою визначення розмірів і способом розподілу коштів життя, що отримуються серед родичів.

Словом, немає ніяких достатніх підстав, щоб беззастережно кваліфікувати індійських і китайських родових первопредков як об'єкт релігійного поклоніння, постулювати через них первинність релігії в розвитку людської свідомості і розуміти початкову родову суть людини як релігійну.

Суть родової людини розкривається через матеріальні відносини роду. При тотожності людини і природи ця суть відбивається в структурі й функціях індійського і китайського космосов. У них объективируются всі горизонтальні і вертикальні соціально-економічні і духовні зсуви, що відбулися в той час в індійському і китайському суспільствах.ПЕТРАЖИЦКИЙ: Лев Іосифович [13(25).

4,1867, Кол-лонтаєво Вітебської губ.,:  ПЕТРАЖИЦКИЙ: Лев Іосифович [13(25).4,1867, Кол-лонтаєво Вітебської губ.,- 15.5.1931, Варшава], соціолог і правознавець, фундатор психологич. школи права. За національністю поляк. У 1898-1918 керував кафедрою енциклопедії і історії філософії права в Петерб. ун-ті;
З Петра Абеляра богословські трактати стали називатися теологіями.

:  З Петра Абеляра богословські трактати стали називатися теологіями.

: Петро Абеляр (1079 — 1142), будучи вже прославленим магістром, що тримав школи в Мелене і Парижі, в 34-літньому віці став школяром в Ланської школі, де уперше спробував вирішити теологические питання не на основі авторитету, а на основі
Петербургское час російської ментальності*: І зачала і понесла у чреве Русь — Третій Рим — сліпий і пристрасний:  Петербургское час російської ментальності*: І зачала і понесла у чреве Русь — Третій Рим — сліпий і пристрасний плід, — Так зачатое в полум'ї і гніві Собою схід і захід сполучить! Але фатальним охоплений нетерпінням, Все спотворив несамовитий Хірург, Що кесаревим вилущил перетином Незрілий плід
ПІЩАНІ ГРУНТИ ПУСТЕЛЬ І ЇХ МЕЛІОРАЦІЯ: У межах Центрально-Азіатського регіону піщані грунти пустель і:  ПІЩАНІ ГРУНТИ ПУСТЕЛЬ І ЇХ МЕЛІОРАЦІЯ: У межах Центрально-Азіатського регіону піщані грунти пустель і перевеваемие піски займають значні території. Їх загальна площа складає більше за 50 млн га. У основному вони тяжіють до Туранської низовини, що примикає з півдня до котловини
Перший схоласт Іоанн Худоба Еріугена: Отже, «батьком схоластики» прийнято вважати філософа Іоанна Худоби:  Перший схоласт Іоанн Худоба Еріугена: Отже, «батьком схоластики» прийнято вважати філософа Іоанна Худоби Еріугену (ок. 810-877). І з формальної точки зору саме він є першим середньовічним філософом. Адже «середньовіччя», згідно з історичною наукою, починається після остаточного
© 2018-2020  lua.pp.ua

Источник: http://lua.pp.ua/3/224230.html

Scicenter1
Добавить комментарий