Познание: религиозные и научные знания: изъяснюсь вам или откровением, или познанием, или… учением (14:6

Наука как форма религиозного мышления и ее взаимоотношение с откровением Бога

Познание: религиозные и научные знания: изъяснюсь вам или откровением, или познанием, или... учением (14:6

священник Даниил Сысоев

При обсуждении вопроса взаимоотношения научного и религиозного способа познания мира неоднократно выдвигалось утверждение, что реальность религиозного опыта и реальность науки – абсолютно различны, между собой не пересекающиеся. На наш взгляд, это представление весьма странно, если не сказать абсурдно.

Насколько я понимаю, наука изучает вполне ощущаемый, реальный мир (который Церковь называет чувственнопостигаемым). Так например к сфере своей деятельности она относит Солнце, Луну, звезды, Землю.

Религия говорит об совершенно тех же реальностях, о том же самом Солнце, Луне, Земле, которые, по ее убеждению   сотворены сверхприродным Богом. Утверждается, что Бог продолжает также ими управлять, с точки зрения православного христианства – Бог Вседержитель.

Он до сих пор вмешивается в этот мир, а не ушел в недостижимые высоты, и следствия этого вмешательства вполне ощутимо и нашим органам чувств. По какому же признаку мы разведем эти две реальности аппелирующими к одному и тому же виду опыта?

Более того, с точки зрения, например, православного христианства, сами по себе законы науки являются лишь частным случаем проявления воли Бога. С этой точки зрения  познаваемость мира обеспечивается тем, что он поддерживается именно Великим Интеллектом, Который имеет некоторое сродство с интеллектом человека. Лишь благодаря этому, собственно, и возможно познание мира .

Поэтому, на мой взгляд, такое разведение двух реальностей – это искусственное, ни на чем не основанное  разведение, сделанное в целях того, чтобы подчеркнуть тем самым исключительный статус некоей мифологемы, претендующей на звание единственно научной.

Безусловно, атеизм – это тоже мифологема. Я употребляю слово «мифологема» безоценочно, ни в коем случае ни как оскорбление, а скорее в том смысле которое придает этому понятию А. Лосев в своей «Диалектике мифа» . Но смешивать атеизм и науку совсем не корректно.

Попробую показать почему. 

Во-первых, с точки зрения христианства (да и просто здравого смысла) наука имеет очень ограниченную сферу деятельности. Попробуем показать эти границы. Безусловно, все то, что говорится под именем науки о дочеловеческом мире не является таковой вообще.

Почему? Потому что все эти представления не подпадают под те минимальные требования, например, воспроизводимость, проверяемость, с которыми со времен Ф. Бекона сказанно само понятие науки. Как-то Честертон замечательно сказал: «Немногие замечают, как мало знают ученые о доисторических временах.

Чудеса науки непрестанно восхищают нас; но они возможны лишь потому, что фактов все больше. Когда речь идет об открытиях или изобретениях, доказательство – это опыт. Но никакой опыт не поможет создать человека или увидеть, как он был создан.

Изобретатель может понемногу создавать аэроплан, даже если складывает цифры на бумаге или куски металла у себя во дворе. Когда он ошибется, аэроплан его поправит, свалившись на землю. Но если ошибется антрополог, рассуждающий о том, как наш предок жил на дереве, предок, ему в поучение, с дерева не упадет.

Нельзя взять к себе первобытного человека, как берут кошку, и смотреть, ест ли он себе подобных и умыкает ли подругу. Нельзя держать первобытное племя, как держут свору собак, и смотреть, насколько развиты племенные инстинкты. Словом, когда занимаешься прошлым, надо полагаться не на опыт, а на свидетельства.

Однако свидетельств так мало, что они не свидетельствуют почти не о чем» . Точно также можно много говорить о том, насколько согласуется Большой Взрыв с учением о творении мира. Но надо помнить, что Большой Взрыв никто никогда не видел и не увидит пока у нас отсутствует машина времени.

Так что пока мы не научимся  оборачивать стрелу времени назад, все прошлое будет находиться вне сферы научного способа познания мира. Особенно это относится к дочеловеческому прошлому, ибо в нем отсутствуют вообще какие-либо свидетельства разумных очевидцев, в согласии с которыми мы могли бы интерпретировать данные наблюдения.

К примеру, те же самые отложения горных пород можно истолковать катастрофически, а можно – униформистски. Результаты получатся взаимоисключающие. Здесь можно бесконечно спорить о том, какой подход верен, а какой нет.

Но обе точки зрения имеют право на существование до тех пор, пока не появятся свидетельства разумного свидетеля объясняющие то, как все происходило на самом деле.  Это простые объективные вещи, показывающие временные границы применимости науки. Другими принципиальными границами применимости науки является трехмерное пространство и повторяемость события.

Так что научное познание очень немощное и, конечно, принципиально не способное дать непротиворечивую научную картину мира, объективно отражающую реальность.

С точки зрения христианства изначально наука должна была действовать  только в своих узких рамках, и, если она хочет нормально существовать в рамках христианской цивилизации, она должна быть служанкой богословия. Это ее старое место, с которого она просто взбунтовалась и сбежала, но ни к чему хорошему это не привело.

Богословию хуже от этого бунта не стало. Оно у нас такое же самое, какое было 2000 лет тому назад. Откровение, слава Богу, не меняется. Это происходит вовсе не из-за какого-то застоя, а потому что совершенство принципиально не может развиваться. Развиваться может только нечто несовершенное.

Напротив неизменность есть как раз признак абсолютного знания просто по определению: раз оно абсолютно, оно не развивается. А вот относительное знание может (и неизбежно будет)  развиваться.

Оно, если не основанно на аболютных основах, будет не просто двигаться, а начнет метаться в разные стороны, отвергая как глупость то, что вчера считалось истиной в последней инстанции.

В отличие от несовершенных форм познания богословие функционирует по другому. Богословы излагают неизменное Откровения для современного человека. Меняется язык, человек. Появляются разные новые заблуждения. И потому необходимо изначальное Откровение отстаивать от этих новых заблуждений. Но не более того.

Богословие наше неизменно так и остается, как оно было изначально открыто. И это его не минус, а наоборот огромный  плюс. Ведь строить мировоззрение на основе изменяемого – это на самом деле чрезвычайно абсурдно. Если строить дом на плывуне, дом рухнет.

Точно также мировоззрение должно стоять на абсолютном основании, а не на относительном. Поэтому, на мой взгляд, противопоставления науки и религии связаны с тем, что наука взяла на себя не свойственную ей функцию. Наука, как уже говорилось,  принципиально не может дать объяснение существованию этого мира.

Кроме всего прочего она для этого должна как минимум иметь возможность выходить за пределы этого мира. Этой возможностью она не обладает.

Наука не может дать объяснение природе разума, т.к. для этого надо обладать сверхразумом. И этой возможностью она не обладает. Таким образом она не способна оценивать тот самый инструмент, которым она пользуется.

И при таком убогом инструментарии, таких внутренних ограничениях своей применимости наука пытается описывать Мир в целом. Именно вот в этом ее ошибка.

Христианство не отвергает науки как способа познания мира, но показывает, что это способ познание очень маленького его сегментика.

И не дело из каких-то мельчайших наблюдений, которые наблюдаются наукой в течение всего лишь жалких 400 лет, делать какие-то глобальные выводы будто-бы отвергающие данные Откровения.

Что такое 400 лет перед лицом исторического процесса? С точки зрения христианства мир существует семь с половиной тысяч лет. Но даже для этой цифры время действия науки очень мало.

Часто говорят, что наука существовала и раньше, но та доктрина, которая противопоставила себя Церкви именуемая «новой наукой» существует 400 лет. До этого наука, конечно, существовала. Были способы постройки архитектурных зданий, был сопромат, некоторые начала физики, биологии. Но они не претендовали на неподобающее им место.

Конфликт возник в результате т.н. научной революции, произошедшей в результате распада христианской цивилизации на Западе. Без этого распада «новая наука» как мифологема не возникла бы. Надо заметить, что этот феномен не мог возникнуть в чистой христианской цивилизации.

Но с другой стороны и в оккультных цивилизациях, таких  как буддистская, конфуцианская китайская, индуизме, «Новая наука» также не возникает уже по другим причинам. Там нет достаточных оснований для этого. (Например невозможно постулировать познаваемость мира, нет доверия к деятельности человеческого разума).

Эта мифологема возникает как раз результат такого своеобразного гибрида христианства с оккультизмом. На Западе это уже прекрасно понимают. Могу сослаться на хорошие работы на эту тему Френсис Йейтс, «Джордано Бруно и герметическая традиция» (М. 2000), «Розенкрейцерское просвещение» (М.

1999) которые хорошо показывают корни новой науки. Совершенно ненаучные корни, заметим. Например, как Коперник объяснял то, почему он считает, что именно Земля вращается именно вокруг Солнца, а не наоборот.

Потому, – говорил он, – что, как говорит Гермес Трисмегист, величайший из магов древности: «Солнце есть величайший из богов, живой образ Бога, вокруг которого, как перед троном своего отца пляшут дети – планеты». Простите – это научное объяснение? Нет, это чистая магия.

Тут нет и следа научного обоснования И вот потом под эту оккультную парадигму начинают подбираться соответствующие факты. Голое научное познание не способно создать никакой картины без предварительной мировоззренческой системы (как это хорошо показал Томас Кун).

Можно привести пример этого. Вот я зафиксирую какое-то излучение. Но если я не имею предварительно теории расширяющейся Вселенной, мне наличие реликтового излучения ничем не поможет. Так ведь? Я не смогу интерпретировать это никаким образом. Для начала я должен иметь некоторую теорию. А эта теория заведомо строится на вненаучных посылках.

(Тут уместно сослаться на работу К. Льюиса «Человек отменяется» где показана порочность построение подобных теорий).

  Вненаучные посылки «новой науки» возникают, как уже мы говорили выше,  в результате гибрида христианской цивилизации, предполагающей познаваемость Вселенной и доверия к данным человеческого разума (что связанно с догматом Боговоплощения), и оккультизма, который предполагает, что мир можно взломать, допросить под пыткой и он даст необходимые, как бы объективные, показания при помощи которых можно самому стать как бог. Поэтому, на мой взгляд, конфликт между наукой и религией связан именно с тем, что наука стала претендовать на то, на что она не имеет права. Поэтому всякие попытки согласования науки и религии, которые сейчас предпринимаются, доктором Шредером ли или прот. Александром Менем, (а таких попыток очень много), на самом деле заранее провальны.

Я с большим интересом порсматривал апологетические работы 18-19 века построенные на тех же самых принципах и было очень даже смешно читать, когда на основании теплорода или эфира доказывают бытие Божие. Это абсурдно и глупо. Потому что никоим образом ни теплород, ни эфир, ни расширяющаяся Вселенная бытие Божие не могут доказывать, именно потому сами они являются ненаблюдаемыми, химерическими субстанциями. Это некая мыслеформа, но никак не реальность, которая никак не может доказать существование Сверхреальности.

Источник: https://azbyka.ru/nauka-kak-forma-religioznogo-myshleniya-i-ee-vzaimootnoshenie-s-otkroveniem-boga

Толкования Священного Писания. Толкования на 1 Кор. 14:6

Познание: религиозные и научные знания: изъяснюсь вам или откровением, или познанием, или... учением (14:6

Теперь, если я приду к вам, братия, и стану говорить на незнакомых языках, то какую принесу вам пользу, когда не изъяснюсь вам или откровением, или познанием, или пророчеством, или учением

Но что, продолжает он, говорить о других? Пусть говорящим языками будет Павел: и тогда не будет никакой пользы слушателям.

Говорит это с целью показать, что он ищет полезного для них, и что он не питает вражды к имеющим этот дар, если не отказывается признать его бесполезным даже в собственном своем лице.

Неприятное он всегда прилагает к собственному лицу, как и в начале послания сказал: «кто Павел? Кто Аполлос? Кто Кифа»? (1Кор.3:5, 22).

То же делает и здесь: и я, говорит, не принесу вам пользы, «когда не изъяснюсь вам или откровением, или познанием, или пророчеством, или учением». Смысл слов его следующий: если я не скажу вам чего-нибудь такого, что может быть для вас удобопонятным и ясным, а только покажу, что я имею дар языков, то, выслушав языки, вы отойдете, не получив никакой пользы.

Гомилия 35 на 1-е послание к Коринфянам.

Ныне же, братие, аще прииду к вам языки глаголя, кую вам пользу сотворю, аще вам не глаголю или во откровении, или в разуме, или в пророчествии, или в научении

Приводит им на память, как был у них, и, несмотря на то, что паче всех говорил языками, вел речь к ним на их языке, а не на чужом. Этим очень их остепеняет и вразумляет. Оборот же речи дал, будто предполагая только возможный случай. Если б, говорит, я сам пришел к вам и стал говорить языками, не было бы пользы; а он уже был у них, и они знают, как он держал у них беседы.

Он внушает, будто: если б и я сам так действовал у вас, и тогда не похвалил бы такого образа действования. Слова: аще вам не глаголю, и проч.

, не то значат, что на языках не сообщается ни откровение, ни разум и ничто другое: все это мог предлагать и говорящий языками; но то, что, хотя бы все это и содержалось в моей речи, вы не получили бы ни откровения, и ничего подобного, потому что, говоря вам на непонятном языке, я тоже что не говорил бы ничего такого.

«Смысл слов его следующий: если я не скажу вам чего-либо такого, что может быть для вас понятным и ясным, а только покажу, что я имею дар языков, то выслушав языки, вы отойдете, не получив никакой пользы; ибо какая польза от слов, которых вы не понимаете?» (святой Златоуст).

Слова: откровение, разум, пророчество, научение дают разуметь, что предлагали в речи своей пророчествующие, а подобно им и говорившие языками, когда истолкование сопровождало их речь; следовательно, все, чем назидалась Церковь. Потому точное их определение желательно. Святой Златоуст не касается сего.

Феодорит пишет вообще: «Какую принесу вам пользу, если не преподам учения, открывая вам сокровенные тайны, путеводя к божественному и предлагая приличные для вас советы?» Феофилакт объясняет сии слова полно: «В откровении, то есть то, что обычно говорить получающим откровения от Бога, куда относится и то, если в присутствии всех открываемы бывают помышления каждого; в разуме, то есть то, что могут говорить имеющие ведение и излагающие слушающим тайны Божии; в пророчестве, то есть сказывая то, что было, есть и будет: пророчество всеобъемлющее откровения; в научении, то есть в виде учительного слова, когда идет беседа о добродетели, о догматах».

Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла, истолкованное святителем Феофаном.

Теперь, если я приду к вам, братия, и стану говорить на незнакомых языках, то какую принесу вам пользу, когда не изъяснюсь вам или откровением, или познанием, или пророчеством, или учением

Ибо если я приду к вам, языками говоря отличными от всех ваших, то чем вам буду полезен?

Толкование на послания божественного Павла.

Теперь, если я приду к вам, братия, и стану говорить на незнакомых языках, то какую принесу вам пользу, когда не изъяснюсь вам или откровением, или познанием, или пророчеством, или учением

Хотите ли знать, что языки без объяснения бесполезны? Пусть я Павел, учитель ваш, говорю языками; и в этом случае не будет никакой пользы для слушателей, если я не изъясню чего-нибудь откровением, то есть как обыкновенно говорят получившие откровение от Бога; ибо и это также вид пророчества, когда в присутствии многих открываются помыслы каждого. Или познанием, то есть как могут говорить имеющие знание и изъясняющие слушателям тайны Божии. Или пророчеством, то есть когда кто-нибудь ведет речь и о прошедшем, и о настоящем, и о будущем. Ибо пророчество обширнее, чем откровение. Или учением, то есть в виде учительского слова, когда бывает речь то о добродетели, то о догматах. Ибо и учение бывает на пользу слушателям. Иные слово откровением понимали так: говорит что-нибудь удобопонятное, ясное и наглядное, а познанием – сказать такое, что может быть познано.

Толкование на первое послание к Коринфянам святого апостола Павла.

Теперь, если я приду к вам, братия, и стану говорить на незнакомых языках, то какую принесу вам пользу, когда не изъяснюсь вам или откровением, или познанием, или пророчеством, или учением

Мысль о бесполезности дара языков для Церкви самого по себе Ап. разъясняет так.

Что было бы, если бы он, придя в Коринф, выступил здесь только как говорящий языками, не объясняя своей речи? — Когда не изъясняюсь вам… — правильнее: «когда, в тоже время, не обращаюсь к вам, не выступаю пред вами как пророк и учитель» (Русский перевод представляет дело так, как будто пророчество и учительство были средствами разъяснения речи языками, а между тем это были дары самостоятельные и для разъяснения речей на языках служил дар истолкования). — Откровение — это внутренний акт, совершающийся в душе человека, равно как и познание. Что касается пророчества и учения, то первое является внешним обнаружением откровения, а второе — внешним результатом познания. Чрез откровение человеку вдруг сообщается уразумение какой либо одной стороны домостроительства Божия о нашем спасении, а познание предполагает довольно долгую самостоятельную работу человеческого ума над сообщенными Духом Божиим истинами веры.

См. также Толкование на 1 Кор. 14:1

Источник: http://bible.optina.ru/new:1kor:14:06

1.Основные отличия научного способа познания окружающего мира от мифологического, религиозного, художественного, философского

Познание: религиозные и научные знания: изъяснюсь вам или откровением, или познанием, или... учением (14:6

-Этометод, основанный на воспроизводимомэксперименте или наблюдении. Отличаетсяот других методов познания (умозрительныхрассуждений, «божественного»откровения и т.п.) гораздо более высокойстепенью достоверности результатов.

-Достоверныезнания, полученные посредством применениянаучного метода познания лежат в основенаучного мировоззрения.

-Научныйметод определяется следующимисоставляющими: а)сбор и накопление эмпирических данных,осуществляемых путём наблюдения иэксперимента и не подверженных влияниюразного рода предубеждений и неявныхпредпосылок; б)формулирование гипотез на основаниисобранных путём поиска моделейвзаимоотношений между данными ипоследующее индуктивное сообщение; в)проверка гипотез путём вывода предсказаний,которые из них следуют, и дальнейшеепланирование и осуществление экспериментовдля проверки истинности гипотез; г)отбрасывание гипотез, не подтверждающихсяэкспериментальными данными, и построениетеории путём добавления подтверждённыхгипотез.

-Особыйинтерес в развитии современной наукепредставляет многоуровневая концепцияметодологического знания, в которойвсе методы научного познания разделенына две основные группы: философскиеметоды, среди которых важную роль играетдиалектика и общенаучные методы.

-Вструктуре общенаучных методов чащевсего выделяют три уровня:

а)методы эмпирического исследования -наблюдения, эксперимент, сравнение,описание, измерение;

б)методы теоретического исследования -формализация, аксиоматический метод,гипотетико-дедуктивный метод, восхождениеот абстрактного к конкретному и наоборот;

в)Общелогические методы и приёмыисследования — анализ и синтез, индукцияи дедукция, абстрагирование, обобщение,идеализация, аналогия, моделирование,вероятностно-статистические методы,системный подход и т.д.

-Терминмифология имеет греческие корни (мифос- предание, сказание и логос — учение). Снаучной точки зрения большинствосовременных ученых считает

мифологиюгосподствующей формой общественногосознания человека на ранней стадии егоразвития.

-Впервобытном обществе мифологияпредставляла собой основной способпонимания мира. Миф выражал мироощущениеи миропонимание эпохи его создания.Люди с самых ранних времен стремилисьосмыслить явления окружающего мира. Имифология выступает как наиболее ранняяформа мировоззрения, понимания мира иместа в нем человека, как первоначальнаяформа духовной культуры человечества.

-Мифологическийспособ познания относится кэмоционально-образному.

-Отличительныечерты мифа

1)неспособность отделения человека отприроды;

2)мышление неотъемлемо от эмоций;

3)культурные и природные объектысопоставляются метафорически;

4)природныеформы очеловечиваются;

5)фрагменты космоса одушевляются;

6) нетчеткого разделения субъекта и объекта,предмета и знака, вещи и слова, существаи имени, пространственных и временныхотношений;

7) слаборазвит анализ причинности;

8)происхождение или творение объясняетпроисходящее;

9) времяделится на ранний период, в которомнаходится перводействие и первопричины,а на основе событий раннего периодапредсказываются события текущего,причем разница между современным идревним мало различима;

10) мифвоспринимается как правда и первичнаяреальность;

11) мифсинкретичен — в нем слиты абстрактныесимволы, образы, аллегории и все этонерасторжимо соединено. Гея — женщина+порождающее начало + земля; Афина -персонаж и абстрактное понятие ума ит.п.

12) вмире нет противопоставления верующегои объекта веры, миф исключает рефлексию- носитель мифологического сознанияисключает возможность другой точкизрения;

13)Отношения людей представляются в видесовокупности полуфантастическихсуществ, созидающих свои отношения.

-Наукаи религия — две отрасли духовнойкультуры, которые находятся в непрерывномвзаимодействии с тех пор, как возникланаука, чему религия оказала значительнуюпомощь. По крайней мере пять веков мыможем наблюдать динамику и последствия

этоговзаимодействия. Религия возникла раньшенауки и по своему характеру представляетсобой более устойчивую, консервативнуюсистему. Наука же более динамична,непрерывно обновляется, создает новыеконцепции, которые оказывают влияниена все стороны жизни человека, в томчисле на религию.

Развитиенауки так или иначе затрагиваетрелигиозные догмы, или подтверждаетих, или в той или иной степени противостоитим.

-Внауке преобладает рациональность, врелигии — вера.

-Внимание устремлено на разные вещи: внауке — на эмпирическую реальность, врелигии — преимущественно навнечувственное.

-Первоеразличие касается объекта. Для наукиобъектом будет чувственная реальность,или на языке современной науки — система«человек — природа», в которойвзаимодействуют субъект (человек) иобъект (природа).

Для религии объектомпознания является внечувственное, т.е. непосредственное взаимодействие«человек — духовное».

Но посколькурелигиозное сознание предполагаетприроду как творение Бога, то объектрелигии объемнее и шире, чем науки, —это система «человек — природа — дух».

-Второеразличие относится к предмету. Предметомназывается то, на что направлено вниманиеданной отрасли культуры. Это ее проекцияна мир. Предмет науки — пространственно-временнойэмпирический мир, т. е.

мир, доступныйнашим органам чувств. Предмет религии— Универсум в его целостности, включающейценности и сверхъестественное. В основномпредмет религии лежит за эмпирическойобластью, в сфере метафизики.

Различияв предмете объясняются целями, которыеставят перед собой наука и религия, и,в свою очередь, они определяют различияв методологии и методах исследования.Наука не может в принципе опровергнутьили подтвердить религиозные утверждения,так же как религия не может опровергнутьили подтвердить научные теории.

Наукастремится к объяснению функционированиямира и ищет причины вторичные. Религиянацелена на понимание первичных иконечных причин бытия.

Однакочеткую разграничительную линию междупредметами науки и религии

провестинельзя. Дело в том, что наука изучаеткак природу, так и человека, а сталобыть, и его верования, нравственныеценности, религиозные представления,а также религиозные феномены эмпирическогомира.

Творческаядеятельность, в процессе которойсоздаются художественные образы,отражающие действительность и воплощающиеэстетическое отношение к ней человека.

Существуют различные виды искусства,отличающиеся особой структуройхудожественного образа. Одни из нихпрямо изображают явления жизни (живопись,скульптура, графика, художественнаялитература, театр, кино).

Другие жевыражают порождаемое этими явлениямиидейно-эмоциональное состояние художника(музыка, хореография, архитектура).

Важнейшаяособенность искусства состоит в том,что оно в отличие от науки отражаетдействительность не в понятиях, а вконкретной, чувственно воспринимаемойформе — в форме типических художественныхобразов.

Создавая художественный образ,выявляя общие существенные чертыдействительности, художник передаетэти черты через индивидуальные, зачастуюнеповторимые характеры, через конкретныеявления природы и общественной жизни.

При этом, чем ярче, ощутимее выступаютиндивидуальные черты художественногообраза, тем притягательнее этот образ,тем значительнее сила его воздействия.

Впроцессе труда у людей развивалисьэстетические чувства и потребности,понимание ими прекрасного в действительностии в искусстве.

Отыскать прекрасное вдействительности, обобщить, типизироватьего, отразить в художественных образахи донести до человека, удовлетворяя темсамым его эстетические потребности ивоспитывая в нем эстетические чувства,- такова одна из важных особенностей изадач искусства.

Еслинепосредственной целью науки являетсяописание, объяснение и предсказаниепроцессов и явлений действительности,составляющих предмет ее изучения, наоснове открываемых ею законов, тофилософия всегда в той или иной степенивыполняла по отношению к науке функцииметодологии познания и мировоззренческойинтерпретации ее результатов. Философиюобъединяет с наукой также и стремлениек теоретической форме построения знания,к логической доказательности своихвыводов.

Научно-философскоемировоззрение выполняет познавательныхфункций, родственных функциям науки.

Наряду с такими важными функциями какобобщение, интеграция, синтез всевозможныхзнаний, открытие наиболее общихзакономерностей, связей, взаимодействийосновных подсистем бытия, теоретическаямасштабность, логичность философскогоразума позволяют ему осуществлять такжефункции прогноза, формирования гипотезоб общих принципах, тенденциях развития,а также первичных гипотез о природеконкретных явлений, еще не проработанныхспециально-научными методами.

Итак,философия и наука довольно сильновзаимосвязаны; у них есть много общего,но есть и существенные различия. Поэтомуфилософию нельзя однозначно причислятьк науке и наоборот нельзя отрицать еенаучность.

Философия — отдельная формапознания, имеющая научные основы,проявляющая себя в те моменты и в техобластях научного знания, когдатеоретический потенциал в этих областяхлибо мал, либо вообще отсутствует.

Источник: https://studfile.net/preview/3067307/

Scicenter1
Добавить комментарий