ПРОБЛЕМА АНТРОПОГЕНЕЗА В ФИЛОСОФИИ: Креационистская версия происхождения человека. Одна из первых

Проблема происхождения человека: споры эволюционизма и креационизма

ПРОБЛЕМА АНТРОПОГЕНЕЗА В ФИЛОСОФИИ:  Креационистская версия происхождения человека. Одна из первых

Человек давно поняла свою уникальность и через это воспринимала саму себя не иначе, как через чем вызвано возникновение, пришествие в этот мир. Сегодня мы знаем и о мире, и о человеке намного больше, чем в предыдущие времена и эпохи, но вопрос о происхождении человека остается спорным и непостижимым.

Дело в том, что наука подтверждает как уникальность человека, так

Кроме указанных в схеме существует еще один вариант объяснения происхождения человека, и он на первый взгляд довольно странный — это попытка доказать, что человек вообще никогда не возникала, она существует в космосе столько, сколько существует и этот последний.

Но эта версия, безусловно, заслуживает обдумывания, пока что не имеет надежды подтверждений фактами. При всех их различиях имеющиеся версии происхождения человека тяготеют или к эволюционизма или креационизма с теми или иными нюансами.

Итак, обозначим сущность основных концепций происхождения человека.

Инопланетная версия — мало чего объясняет как в человеке, так и в ее происхождении, поскольку отодвигает вопрос о корнях человека в неопределенную даль: мол, где и когда сформировались разумные существа, а потом они колонизировали Вселенную. В лучшем случае, приняв эту версию, мы можем надеяться на то, что наши «инопланетные родители» в каких-то фатальных для человечества ситуациях придут нам на помощь. Но, похоже на то, что история не дает нам оснований для таких надежд.

Итак, версия инопланетного происхождения человека почти ничего не добавляет нам к пониманию и решению ситуации нашего бытия.

Версия действия антропного принципа во Вселенной — может быть передана следующим образом: «Жизнь — это не случайная вспышка в природе, а космический феномен; разум и материя возникли на общей основе, они являются лишь различными аспектами единой реальности. В мире все задумано так, чтобы смогла появиться человек. Она предстает необходимым и существенным дополнением природы…

Поскольку есть человек, то Вселенная обладает теми свойствами, которыми он обладает» (В.Д.Губин, Е.Н.Некрасова. Философская антропология. — М; СПб., 2000. — С.17).

Сущность данного принципа заключается в принципиальном отказе признать человека случайным явлением общего мирового процесса: все в космосе, в его составляющих, структуре, соотношениях ориентировано на человека; человек и Вселенная представляют собой нечто изначально и органически единое.

Следует сказать, что антропный принцип имеет неплохое естественно-научное подкрепление, однако, как и в любых других вопросах, результаты научных исследований предстают неполными и незавершенными. А это значит, что принятие этого принципа предполагает определенное внутреннее убеждение в его оправданности, внутреннее ощущение его истинности.

Кроме того, принятие антропного принципа самого по себе еще не проясняет ситуацию человеческого пребывания в мире: пусть человек существует в этом мире неслучайно, но почему она в нем существует? Какой смысл такого существования? Каким может быть в таком случае человеческое предназначение? На эти вопросы в содержании антропного принципа не существует оправданного ответа, однако не вызывает сомнения, по нему следует относиться серьезно.

Концепция происхождения человека вследствие какой-то роковой ошибки в ходе природных процессов базируется, скорее всего, на психологическом чувстве неудовлетворения человеком, его действиями и результатами таких действий.

Конкретные аргументы в пользу такой концепции является достаточно разнообразными: так, Ф. Ницше считал, что человек от природы не обладает надежными средствами для жизни, а поэтому она создает такие средства искусственно, через что отдаляется от природы и даже противостоит ей.

Довольно часто выдвигаются аргументы плохой биологической приспособленности человека к жизни, его непригодности к жизненным действий длительное время после рождения. Что можно сказать относительно этих соображений?

Во-первых, то, что на самом деле человек достаточно неплохо приспособлена к чисто биологического выживания, и об этом свидетельствуют примеры из жизни некоторых отсталых человеческих общностей (в районе островов Океании и др.).

Во-вторых, отсутствие у человека от рождения готовых навыков человеческой деятельности в свете уже рассмотренных аспектов человеческой неспеціалізованості, универсальности и свободы следует рассматривать как важный позитивный фактор человеческого бытия, а не наоборот.

в-третьих, важнейшая недостаток рассмотренных взглядов заключается в том, что они акцентируют внимание на том, почему человек не является обычным животным, однако не могут почти ничего сказать на тот счет, что именно и как делает человека человеком. Ведь отклонение от генеральной линии эволюции вовсе не обязательно должны приводить к шедеврам Возрождения, впечатляющих примеров человеческой любви и самопожертвования.

Эволюционная теория имеет довольно много фактических проявлений ради того, чтобы ее презирать; наука доказывает, что эволюционировали и эволюционируют и растительный мир, и мир животных.

Для удостоверения реальности эволюционных процессов совершенно не обязательно обращаться к археологии, ведь определенные факты эволюционных изменений наблюдаются и сейчас; в частности, ярким свидетельством эволюции предстают результаты мутаций, исчезновение некоторых видов животных и растений, наконец, результаты селекционной деятельности человека.

На пользу эволюции свидетельствуют и изменения, происходящие в человеческом обществе на протяжении известных исторических эпох. В то же время эволюционная теория не способна дать удовлетворительных ответов на целый ряд важных вопросов.

Если эволюцией форм жизни двигают борьба за выживание и приспособление к условиям среды, то почему этот процесс происходил именно в направлении к человеку, ведь существуют формы жизни, значительно лучше приспособлены к выживанию, чем человек и чем известные нам сложные виды живых существ?

В мире живых организмов действует закон соответствия органов и функций, который почему-то уже не действует в человеке, так же, как не действует с однозначной императивностью ее генетическая программа.

3 позиции современной генетики ход эволюции должен кем-то и как-то направляться. Современная генетика, дешифрувавши генетический код человека (это произошло летом 2000 г.), однозначно утверждает, что такая сложная информационная структура ни в коем случае не могла возникнуть случайно или в результате какого стихийного процесса.

Теория эволюции, особенно в ее' дарвиновском (упрощенном) варианте не соответствует современным знаниям о жизни и человеке.

Следует сказать, что это не означает автоматического отвержения данной теории; в наше время существуют довольно сложные теории эволюции (симбиотическая, интегральная), как подают эволюционный процесс значительно сложнее, с учетом современных данных различных наук. ! все же.

на основное для философской антропологии вопрос: каковы самые первые корни человека, в чем заключается необходимость и оправданность ее пребывания в этом мире, — эти теории также не дают надежной ответа.

Особым вариантом теории эволюции можно считать энергично поддержанную и развитую марксизмом концепцию трудового происхождения человека, согласно которой естественный процесс подводит человека да такого предела, от которой она начинает жить и действовать не за счет инстинктов и генетических программ, аза счет перехода к изготовлению и использованию орудий труда.

Такое изготовление изменяет человеческий организм, превращая, например, звериную лапу на человеческую руку В дальнейшем прогресс человека и общества определяется, с одной стороны, развитием искусственных средств человеческой жизнедеятельности, а, с другой стороны, человеческими интеллектуальными достижениями и изобретениями.

Трупова теория довольно активно используется современной археологией, поскольку именно наличие искусственных орудий труда рассматривается здесь как одна из решающих признаков приближения определенных существ до человека.

Однако, как уже было отмечено, современная генетика не предполагает возможность изменений в организме через тренировки; с другой стороны, трудовая теория не объясняет необходимости в человеческом присутствии в мире (Ф.

Энгельс в свое время писал, что с той же неизбежностью, с какой сознательную жизнь будет уничтожено на Земле, оно возникнет на каких других планетах есть разумная жизнь похоже на мох или вирусы). Более того, она выносит эту необходимость за пределы человека, поскольку по этой теории выходит, что человек лишь находит готовым в природе все то, что обуславливает ее историю, ее развитие.

Креационизм — наоборот, сосредоточивает внимание на решении именно таких вопросов.

В основе креационизма лежит уверенность в том, что человеческие характеристики не логично и причинно вывести из процессов жизни или их условий и обстоятельств: в человеке есть нечто принципиальное выше и кардинально отличное от обозначенного.

С позиции креационизма человеческий разум, человеческую личность, способность любить, страдать, сочувствовать, радоваться красоте никак нельзя свести к свойствам материальных или биологических процессов.

Человек создан — в распространенном варианте Богом, в других — первыми и высшими силами бытия, мировым разумом или мировым духом. Именно созиданием можно объяснить человеческие чувства, разумность, личность; поскольку Бог — это всетотальна индивидуальность, личность, постольку именно он вкладывает эти качества в человеке.

В человеке есть элемент духовной тотальности, однако он дан через ограничения пространства и времени; именно поэтому человек эволюционирует, приобретая опыт самовипробовування и сознательного движения к единению со своей сакральной причиной. Поскольку человек создан от избытка любви и добра, то ее назначение — находиться в общении, диалоге с Богом, черпая от Него самые высокие чувства единства с полнотой бытия, с высшей красотой и гармонией бытия, чувство любви и свободы.

Итак, согласно креационизму, ситуация человека — это ситуация экзистенциального выбора, испытания и отстаивания права на приобщение к высшему и священному.

Как видим, концепция креационизма во многом является хорошо продуманной и привлекательной. Она в целом неплохо согласуется с историческим опытом человечества. Однако она не имеет фактических подтверждений: ее сторонники считают, что основное свидетельство в пользу данной позиции следует искать в глубинах своего сердца и чувства.

Концепция креационизма не согласуется также с данными современных геологии и археологии, она никак не интерпретирует сведения об неоднократные катастрофы на Земле, приводившие к радикальным изменениям в фауне и флоре; ее сторонникам также трудно объяснить, как согласуется священная любовь Бога к человеку с многочисленными человеческими жертвами во время природных катастроф, войн, эпидемий и проч.

Наличие конкурирующих подходов к объяснению происхождения человека стимулирует ситуацию интеллектуального поиска, тщательного отбора и проверки аргументации.

С позиции же содержания скорее всего возникает потребность в определенном синтезе эволюционизма и креационизма, то есть в принятии позиции, согласно которой человек предстает органичной составляющей обще-космического процесса, однако же этот процесс следует понимать и рассматривать, как реализацию тотальных, фундаментальных потенций бытия, космоса.

В человеке и истории находят свое проявление самые первые, духовные по сути и материальные по формам проявления потенции и свойства бытия.

Человек предстает не просто выявлением, а, так сказать, авангардом мирового процесса, поэтому ее первейшая жизненная задача заключается в саморазвитии и самореализации всех возможностей, которые открываются перед ней как возможности дальнейшего обогащения содержания своей деятельности.

Источник: https://studbooks.net/39332/filosofiya/problema_proishozhdeniya_cheloveka_prerekaniya_evolyutsionizma_kreatsionizmu

Креационистская версия происхождения человека

ПРОБЛЕМА АНТРОПОГЕНЕЗА В ФИЛОСОФИИ:  Креационистская версия происхождения человека. Одна из первых

Одна из первых проблем, встающая перед философами и учеными при объяснении человека, – это загадка его происхождения.

Как, когда и откуда произошел человек? Ответы на эти вопросы во многом приближают нас к разгадке сущности человека, поскольку определение тех свойств, которые позволили людям оторваться от остальной природы, обуславливает их наиболее существенные специфические характеристики.

Ответив на вопрос, благодаря каким своим качествам человек выделился из природы, мы сможем зафиксировать не только то, чем он отличается от животных, но одновременно и то, что составляет содержательное ядро его собственно человеческого своеобразия.

Проблема антропогенеза (от греческих слов антропос – человек и генезис – происхождение) выступает как одна из традиционных тем философского и культурного дискурса.

Наиболее древние версии возникновения человека связаны с различными мифологическими сюжетами его чудесного рождения из земли, воды, дерева или космоса. Чаще всего человек здесь является случайным продуктом соединения природного и божественного начал.

К примеру, в славянской мифологии люди появились из дерева после того, как на него упала капля божественного пота; в древнегреческой – они проросли из пепла поверженных титанов и т. п.

Мифологическое мировоззрение сменилось религиозным, которое предложило креационистскую концепцию происхождения мира и человека. Креационизм (от лат. сreatio – творение, создание) рассматривает человека как продукт специального божественного творчества, высшее и наиболее совершенное создание Бога на земле, его «образ и подобие».

Согласно библейскому сюжету человек отличается от природных тварей тем, что он единственный обладает бессмертной душой и свободной волей, он выступает носителем божественных знаний и заповедей, где одной из первейших является необходимость трудиться.

Фактически в Библии можно найти основные типологические характеристики человека, акцентированные сегодня в различных современных сценариях антропогенеза (труд, способность к стыду, язык и мышление и т.п.).

Наиболее радикальное отличие креационизма от других моделей антропогенеза связано с пониманием человека как принципиально иного по сравнению с остальной природой образования.

Между ними нет и не может быть родственных связей, человек слишком уникален и поэтому для его появления необходимо участие надприродных, сверхъестественных сил, Бога.

Исторически эта идея сыграла весьма значимую роль в развитии европейской культуры, поскольку способствовала обоснованию ценностей свободы, творчества и развития личности.

Вместе с тем креационизм нельзя рассматривать только как историко-культурный феномен, значение которого связано с отдаленным прошлым, но не с настоящим. Креационизм имеет своих сторонников и в современной философии и науке.

Его последователи дают религиозную интерпретацию феномена Большого Взрыва, указывают на то, что шесть дней Творения, описанные в Библии, в целом соответствуют научным представлениям об эволюции Земли и жизни.

При этом скачкообразный характер смены основных геологических эр, с их точки зрения, подтверждает в большей степени библейскую историю об отдельных днях творения, чем научную версию последовательной эволюции жизни.

Говоря об антропогенезе, современные креационисты отмечают, что собственно человек возникает лишь раз, на последней ступени лестницы живых существ.

Известные палеонтологические находки его гоминидных предков могут с известной долей допущения характеризовать биологическую эволюцию человеческого тела, однако своеобразие человека связано не столько с телом, сколько с душой. Человек как носитель разума, воли и нравственности не может быть обусловлен природными факторами. Эти его свойства возникают вопреки природе и могут быть объяснены лишь предположением об их внеприродном источнике, Боге.

В качестве современных модификаций креационизма могут быть рассмотрены и популярные сегодня уфологические концепции антропогенеза (от англ., UFO – НЛО), связанные с попыткой объяснить возникновение человека участием внеземного разума. Различные памятники архаической культуры и мифологические сюжеты получают неожиданную космическую интерпретацию.

Реальные успехи в освоении космоса, наряду с упорным стремлением увидеть в числе своих предков что-то более достойное, чем банальную обезьяну, сделали уфологическую тему весьма популярной в массовом сознании и СМИ. Отношение ученых к возможному внеземному происхождению человека пока более осторожное.

Дело даже не в отсутствии строгих научных фактов, а в определенной теоретической незавершенности этих гипотез. Объясняя человеческий интеллект внеземным разумом, проблема возникновения разума как такового не столько разрешается, сколько отодвигается, заставляя искать ее в новых, не известных пока факторах.

Так же, как и в ситуации с классическим креационизмом, акцент делается не на естественной эволюции человека из природы, а на чудесном вмешательстве каких-то высших сил в этот процесс.

Сильной стороной креационизма является очевидный моральный пафос этого учения, связанный с рассмотрением человека и человечества как наиболее значимых величин в структуре Универсума.

Акцент на человеке как «образе и подобии» не приемлет проекций природной агрессии и «борьбы за существование» в социальные и межличностные отношения. Человек здесь определяется в характеристиках милосердия, любви и ответственности по отношению к природе и собственному бытию.

Вместе с тем, несмотря на достаточное количество сторонников, креационизм во многом проигрывает свои позиции эволюционизму в современной философии и науке.

В научном плане эволюционизм более интересен и последователен, поскольку апелляция к Богу – это всегда отсылка к неизвестной величине, традиционно используемая при объяснении непонятных явлений, но реально ничего не объясняющая.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/2_68974_kreatsionistskaya-versiya-proishozhdeniya-cheloveka.html

1. Проблема антропогенеза (происхождения человека)

ПРОБЛЕМА АНТРОПОГЕНЕЗА В ФИЛОСОФИИ:  Креационистская версия происхождения человека. Одна из первых

Литература:

  1. Арнольдов А.И. Человек в мире культуры. – М.: Грааль, 2002.

  2. Бердяев Н.А. Эрос и личность. – Прометей, 1989.

  3. Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. – М.: Прогресс, 1990.

  4. Лосев А.Ф. Личность и абсолют. – М.: Мысль, 1999.

  5. Франкл В. Человек в поисках смысла. – М.: Прогресс, 1990.

  6. Спиркин. А.Г. Философия. М., 2000.

  7. Философия. Учеб. пособие / Под ред. В.Н. Лавриненко. М., 1996.

Появлениечеловекана земле — столь жебольшая загадканауки, как и появление жизни.И дело не только в том, что наука нераспо­лагаетзначительным объемом достоверныхфактов,а еще и в том, что по мере ее развитияпоявляющиесяновыефактыоказываютсяи трудно объяснимыми,и противоречивыми,и опровергающимисуществовавшиенауч­ныепредположения.

Визучении происхождениячеловека можно выделитьдва подхода(гипотезы о божественном творениичеловека в рамках научных исследованийне рассматриваются):

1.Гипотезыо внеземном происхождении человека.

2.Гипотезыоб естественномпроисхождении человека в результа­теэволюцииживой природы.Остановимсяна ней более подробно. Основой ука­заннойгипотезыявляются,прежде всего, археологи­ческие ипалеонтологические данные.

Процессантропосоциогенеза(возник­новениемчеловека и общества)былдлительным.

Посовременным данным, первая популяциячеловеческих существ появилась на земле2—2,5 млн. лет назад. Иногда называютсяболее ранние даты, но они пока не встречаютвсеобщего признания в науке. Что жекасается места появления, то спор междусторонниками африканской и азиатскойгипотез прародины человечества имеетдавнюю историю.

Наданный момент факты обязывают признатьболееобоснованной африканскую гипотезу.

Именно в Африке хорошо прослеживаетсяне только переход от гоминид к Homo habilis,но и переход от Homo habilis Homo habilis к эволюционноболее прогрессивной форме — Homo erectus(человек умелый).

Рядизвестных находок «африканскихпитекантропов» увенчало сенсационноеоткрытие в 1983 году в Кении, полногоскелета 12-летнего Homo erectus, древностькоторого, согласно вполне надежнойдатировке, равняется 1,6 млн. лет.

Болеепрогрессивная и более поздняя посравнению с Homo erectus эволюционная ветвьнеандертальского человека изобилуетзагадками, пока также далекими отразрешения. Много неясного остается ввопросе о том, кто был предком и ктопотомком неандертальцев.

Неандертальцы— в основном европейская форма ископаемогочеловека. Подвид Homosapiens neanderthalensisсформировался на основе популяций,мигрировавших в Европу непосредственноиз Африки и адаптировавшихся к холодномуклимату ледникового периода.

Неандертальцыхорошо приспособились к суровым условиямсуществования не только в биологическомотношении, были умелыми охотниками, ониобычно заселяли пещеры, устраивая привходе занавесы из шкур животных. Ониумели мастерить грубую меховую одежду.

Они известны как первые люди в историичеловечества, которые хоронили мертвых,причем похороны сопровождалисьопределеннымритуалом. Предметы, обнаруженные внеандертальских погребениях, наводятна мысль о существовании представленийо загробной жизни.

Казалосьбы, эволюционная ветвь неандертальцевбыла вполне жизнеспособной. Тем неменее, она перестала существоватьпримерно 30 тыс. лет назад. Возможно, Homosapiens neanderthalensisпросто не выдержал конкуренции спришельцами, принадлежавшими во многихотношениях к более развитому подвиду- Homosapiens sapiens.

Этодраматическое событие произошло 35-30тыс. лет назад и стало важнейшим поворотнымпунктом в эволюции человека.

Важно, чтокроманьонский человек усвоил весьнакопленный опыт своих предшественников- опыт борьбы за жизнь в суровой природнойсреде, и перенял некоторые их культурныедостижения.

Животные ресурсы, казавшиесянеисчерпаемыми, стимулировалисовершенствование охотничьего инвентаряи приемов охоты, которая стала основнымисточником пищи. Это способствовалоразвитию первобытной техники.

Внастоящее время в руках антропологовимеются уже достаточно достоверныедоказательства того, что человексовременного физического типа появилсяне 40 тыс. лет назад (как думали в 1950-хгодах), а намного раньше, притом не вЕвропе.

Одноиз них, весьма важное, — результатпересмотра датировки черепа Кафзех-6(Израиль), имеющего практически сложившийсясовременный морфологический облик.Этот череп поразил исследователей своейнеобычайной древностью —92 тыс. лет.

Проверка методом электронно-спиновогорезонанса дала еще более внушительнуюцифру — 115 тыс. лет.

Чтокасается следов первого человекасовременного типа, то они, как и следысамого первого человека, ведут в Африку.Древность найденного в Танзании черепаЛетоли—18 оказалась равной 120 тыс. летпри достаточно сложившемся современномкомплексе черт. Свыше 100 тыс. летнасчитывают многие африканские стоянкиHomo sapiens sapiens.

Кчислу новых достижений науки опроисхождении человека относится такжетвердо установленный теперь фактотсутствия жесткой связи между типомкаменного инвентаря и эволюционнойстадией рода Homo.

Такимобразом, в вопросе о происхождениичеловека достаточно много вопросов.Однако, кответам на них наука (палеонтология,прежде всего) и философия подходятпо-разному. Первая ищет»не­достающеезвено»в эволюциичеловека.

(Это значит, что найденныена се­годняшний день останки древнихлюдей существенноотличаются другот друга, а «переходныеформы»полане обнаружены.)Философовже интересуетпроблема «скачка»,т.е.

причиныи механизмперехода от обезьянык человеку.

Сутьпроблемы выглядитследую­щимобразом. Некоторые сущностные черты,имеющиеся у человека говорят о егоорганической связи с животныммиром, поскольку имеют»прообраз»в живой природе. Но у человека ониприобретают совершенно новый,»человеческий»ха­рактер.

Рассмотрим,что мы имеем в животном мире и вчеловеческом.

1.Примитивнаяорудийная деятельностьживотных превращается в целесообразныйчеловеческий труд.

2.Примитивное мышлениекак уме­ниесовершать нестандартные мышлениепоступки в стандартныхситуациях в человеческое сознание.

3.Сигнальнаясистема (определенныйзвук несет конкретнуюинформацию)в язык.

4.Стадныйобраз жизни в коллективныйобраз жизни.

Однако,остаётся неизвестныммеханизмпереходаодной»суммычерт»в другуюкачественноновую.

Естьеще одна,относительноноваягипотезао происхождениичелове­ка, согласно которой человекэто «недоносок«обезьяны.Её появлениесвязано с данными,полученнымибиологами. Исследования внутриутробногоразвития зародышейобезьяныи человека поставилиперед ученымитруд­но объяснимуюзадачу.

Оказалось,что в течение почти всего внутриут­робногопериода развитиезародышейобезьяныи человека совпадает.Это значит, что оба они повторяютодни и те же этапы(естественно, что пе­риодбеременности у обезьяныи человека неодинаков к тому же у разныхвидовобезьян он разный, например, у макаки 180дней, а у шипанзе-225).

Вкакой-то момент развития, зародыш обезьяны имеет теже анатоми­ческие признаки,что и зародышчеловеканаканунерождения. Это касается, прежде всего, позвоночника,кисти руки и черепа. Позвоночникболее пря­мой и похож скорее напозвоночник человека, большой палецруки постав­лен перпендикулярно поотношениюк другим четырем,лобнаяи нижняя че­люстьрасположенына одной линии.

В последующемзародышобезьян продол­жает развиваться:изменяется строение позвоночника,большойпалецначи­нает «смотреть»в ту же сторону, что и другие, лоб»скашивается»,а ниж­няя челюсть начинает выступать вперед. Что качается зародышачелове­ка, то его внутриутробноеразвитие завершается,ибо ребенок человекарождается.

Таким образом, получается,что человек -«недоносокобезьяны».Опосредованнымдоказательством даннойгипотезыявляется такжеи тот факт, что ребенок человекарождается совершеннобеззащитным,и ему приходитсяпрактически всему учиться.Тогда как детёнышобезьяны(да и другихживотных)от рождения обладаетопределенной «суммойзнаний»,позволяющихему выжить.

Однако и в этой гипотезе есть «белыепятна»и главная проблема, которая остаетсябез ответа насколько возможно было»рождениенедоноска»обезьяны.

Источник: https://studfile.net/preview/3649473/page:15/

Теории происхождения человека. Креационизм и эволюционизм — Антропогенез.РУ

ПРОБЛЕМА АНТРОПОГЕНЕЗА В ФИЛОСОФИИ:  Креационистская версия происхождения человека. Одна из первых

Специально для портала «Антропогенез.РУ». 
Авторский проект С.Дробышевского.  Электронная книга даст читателям базовую информацию о том, что известно современной науке о древней родословной человека.

Мировоззрение человека по природе своей антропоцентрично. Сколько существуют люди, столько они спрашивают себя: «Откуда мы?», «Каково наше место в мире?» Человек является центральным объектом в мифологии и религиях многих народов. Является он основным и в современной науке. У разных народов в разные времена возникали разные ответы на эти вопросы.

Существуют три глобальных подхода, три основные точки зрения на возникновение человека: религиозный, философский и научный. Религиозный подход опирается на веру и предание, обычно он не требует каких-либо дополнительных подтверждений своей правоты. Философский подход опирается на некий первоначальный набор аксиом, из которого путём умозаключений философ строит свою картину мира.

Научный подход опирается на факты, установленные в ходе наблюдений и экспериментов.

Для объяснения связи этих фактов выдвигается гипотеза, которая проходит проверку новыми наблюдениями и, по возможности, экспериментами, в результате чего либо отвергается (тогда выдвигается новая гипотеза), либо подтверждается и становится теорией. В дальнейшем новые факты могут опровергнуть теорию, в этом случае выдвигается следующая гипотеза, лучше отвечающая всей совокупности наблюдений.

И религиозные, и философские, и научные взгляды со временем менялись, влияли друг на друга и причудливо переплетались. Иногда крайне сложно разобраться, к какой области культуры отнести ту или иную концепцию.

Количество существующих взглядов огромно. Невозможно в кратком изложении рассмотреть хотя бы их треть. Ниже мы попробуем разобраться лишь с самыми главными из них, наиболее повлиявшими на мировоззрение людей.

Креационизм (лат. creatio – сотворение, создание) – религиозная концепция, согласно которой, человек был создан неким высшим существом – Богом или несколькими богами – в результате сверхъестественного творческого акта.

Религиозное мировоззрение является древнейшим из засвидетельствованных в письменной традиции.

Племена с примитивной культурой обычно выбирали себе в предки разных животных: индейцы-делавары считали своим родоначальником орла, индейцы-осаги – улитку, айны и папуасы из бухты Морсби – собаку, древние датчане и шведы – медведя.

У некоторых народов, например, малайцев и тибетцев, бытовали представления о возникновении человека от обезьяны. Напротив, южные арабы, древние мексиканцы и негры берега Лоанго считали обезьян одичавшими людьми, на которых рассердились боги.

Конкретные способы создания человека, согласно разным религиям, очень разнообразны. Согласно одним религиям, люди появились сами по себе, согласно другим, их создали боги – из глины, из дыхания, из тростника, из собственного тела и мыслью единою.

В мире существует огромное множество религий, но в целом креационизм можно разделить на ортодоксальный (или антиэволюционный) и эволюционный. Теологи-антиэволюционисты считают единственной верной точку зрения, изложенную в предании, в христианстве – в Библии.

Ортодоксальный креационизм не требует иных доказательств, опирается на веру, а научные данные игнорирует. Согласно Библии, человек, как и другие живые организмы, был создан Богом в результате одномоментного творческого акта и в дальнейшем не изменялся.

Сторонники этой версии либо игнорируют доказательства длительной биологической эволюции, либо считают их результатами других, более ранних и, возможно, неудачных творений (хотя могут ли быть неудачи у Творца?).

Некоторые теологи признают существование в прошлом людей, отличных от живущих сейчас, но отрицают какую-либо преемственность их с современным населением.

Теологи-эволюционисты признают возможность биологической эволюции. Согласно им, виды животных могут превращаться один в другой, однако направляющей силой при этом является воля Бога.

Человек также мог возникнуть от более низко организованных существ, однако его дух оставался неизменным с момента первоначального творения, а сами изменения происходили под контролем и по желанию Творца. Западный католицизм официально стоит на позициях эволюционного креационизма.

Энциклика 1950 года папы Пия XII «Humani generis» допускает, что Бог мог создать не готового человека, а обезьяноподобное существо, вложив, однако, в него бессмертную душу.

После это положение подтверждалось другими папами, например, Иоанном Павлом II в 1996 году, который в послании Папской академии наук писал, что «новые открытия убеждают нас в том, что эволюцию следует признать более чем гипотезой».

Забавно, что для миллионов верующих мнение папы римского в этом вопросе значит несравнимо больше, чем мнение тысяч учёных, посвятивших науке всю жизнь и опирающихся на изыскания других тысяч учёных. В православии единой официальной точки зрения на вопросы эволюционного развития нет. На практике это приводит к тому, что разные православные священники интерпретируют моменты возникновения человека совершенно различно, от сугубо ортодоксального варианта до похожего на католический эволюционно-креационистского.

Рекомендуем материал: 13 мифов об эволюции человека

Современные креационисты проводят многочисленные исследования с целью доказать отсутствие преемственности древних людей с современными или же – существование полностью современных людей в глубокой древности. Для этого они используют те же материалы, что и антропологи, однако смотрят на них под другим углом зрения.

Как показывает практика, креационисты в своих построениях опираются на палеоантропологические находки с неясными датировками или условиями нахождения, игнорируя большую часть остальных материалов. Кроме того, нередко креационисты оперируют некорректными с точки зрения науки методами.

Их критика обрушивается на те области науки, что ещё недостаточно полно освещены – так называемые «белые пятна науки» – или незнакомы самим креационистам; обычно такие рассуждения производят впечатление на людей, недостаточно знакомых с биологией и антропологией.

Большей частью креационисты занимаются именно критикой, однако на критике своей концепции не построишь, а своих собственных независимых материалов и доводов у них нет.

Впрочем, надо признать, что учёным от креационистов есть некоторая польза: последние служат хорошим индикатором понятности, доступности и популярности результатов научных исследований широкой публике, дополнительным стимулом к новым работам.

Стоит заметить, что число креационистских течений, как и философских, и научных, весьма велико. В России же они почти не представлены, хотя значительное число учёных-естествоиспытателей склоняется к подобному мировоззрению.

Специально для портала «Антропогенез.РУ». 
Авторский проект С.Дробышевского.  Электронная книга даст читателям базовую информацию о том, что известно современной науке о древней родословной человека.

Любого человека волнует его прошлое. Личное прошлое он обычно знает, а вот историю, корни – не всегда. История имеет разную глубину.

История родной страны может насчитывать века и даже тысячелетия, но, углубившись на несколько тысячелетий, теряется в тумане времени. История цивилизации немного длинее, но всё равно не дотягивает до десяти тысячелетий.

А что дальше? Кто жил до времён, когда люди научились писать и передавать поколениям рассказ о себе? Как выглядели эти пращуры? Что делали? Чем жили?

На эти вопросы отвечают несколько наук.

Археология изучает историю человеческого общества по остаткам материальной культуры. Можно кратко определить археологию как историю вещей.

Найденные в земле вещи – осколки горшков, ножи, фундаменты домов, монеты – могут многое рассказать о своих создателях и пользователях. Глубже в земле таких предметов не найдёшь – там мы обнаружим лишь каменные наконечники и скребки, изредка – обломки деревянных копий.

Ещё глубже – археологическая тишина – слои веков, когда не было на Земле существ, которые изготавливали бы орудия труда. Тут археология замолкает.

Антропология изучает изменчивость биологических признаков человека во времени и пространстве. Иначе – антропология занимается нормальной биологией человека (ненормальной заведует медицина).

Разнообразие строения тела и типов телосложения людей изучает морфология человека (в несколько более узком смысле – соматология, а в расширенном – конституционология).

Изменчивость современного человека в пространстве изучает отрасль антропологии расоведение.

Изменчивость конкретного человека во времени – на протяжении жизни, онтогенеза – изучает возрастная антропология (детьми занимается ауксология, старыми людьми – геронтология). Изменчивость же человека в геологическом – масштабном – времени изучает антропогенез или палеоантропология.

Именно этой теме посвящён наш портал.

В настоящее время сотни людей заявляют, что они знают всю правду о происхождении человека. В действительности, всей правды не знает никто. Однако есть люди, которые профессионально занимаются вопросами возникновения человека. Есть шарлатаны – и их гораздо больше.

Но шарлатаны активнее, они меньше времени тратят на познание и больше – на саморекламу.

Поэтому у обычного человека может создаться впечатление, что именно точка зрения, озвученная дилетантами – она же больше растиражирована, она обычно ярче представлена, она доступнее изложена, у неё меньше аргументации и тем проще её понять, – что именно эта точка зрения верна.

Здесь, на нашем портале представлена точка зрения профессиональных учёных, исследователей, настоящих специалистов.

Цель нашего проекта – регулярное качественное, компетентное освещение темы антропогенеза, полноценное отражение современных достижений в сфере антропологии (включая ряд смежных дисциплин: археологию, палеогенетику, приматологию…); противодействие распространяемым мифам и заблуждениям,  привлечение внимания к актуальнейшим проблемам современной науки. Посетители нашего портала смогут получить убедительный ответ на вопрос: почему мы знаем, что эволюция человека происходила именно так?

Источник: http://antropogenez.ru/zveno-single/10/

Проблема антропогенеза в философии: креационистская версия происхождения человека. одна из первых

ПРОБЛЕМА АНТРОПОГЕНЕЗА В ФИЛОСОФИИ:  Креационистская версия происхождения человека. Одна из первых

Креационистская версия происхождения человека. Одна из первых проблем, встающая перед философами и учеными при объяснении человека, — это загадка его происхождения.

Как, когда и откуда произошел человек? Ответы на эти вопросы во многом приближают нас к разгадке сущности человека, поскольку определение тех свойств, которые позволили людям оторваться от остальной природы, обуславливает их наиболее существенные специфические характеристики.

Ответив на вопрос, благодаря каким качествам человек выделилея из природы, мы сможем зафиксировать не только то, чем он отличается от животных, но одновременно и то, что составляет содержательное ядро его собственно человеческого своеобразия.

Проблема антропогенеза (от греческих слов антропос — человек и генезис — происхождение) выступает как одна из традиционных тем философского и культурного дискурса. Наиболее древние версии возникновения человека связаны с различными мифологическими сюжетами его чудесного рождения из земли, воды, дерева или космоса.

Чаще всего человек здесь является случайным продуктом соединения природного и божественного начал. К примеру, в славянской мифологии люди появились из дерева после того, как на него упала капля божественного пота; в древнегреческой — они проросли из пепла поверженных титанов и т. п.

Мифологическое мировоззрение сменилось религиозным, которое предложило креационистскую концепцию происхождения мира и человека. Креационизм (от лат. creatio — творение, создание) рассматривает человека как продукт специального божественного творчества, высшее и наиболее совершенное создание Бога на земле, его «образ и подобие».

Согласно библейскому сюжету, человек отличается от природных тварей тем, что он единственный обладает бессмертной душой и свободной волей, выступает носителем божественных знаний и заповедей, где одной из первейших является необходимость трудиться.

Фактически в Библии можно найти основные типологические характеристики человека, акцентированные сегодня в различных современных сценариях антропогенеза (труд, способность к стыду, язык и мышление и т.п.).

Наиболее радикальное отличие креационизма от других моделей антропогенеза связано с пониманием человека как принципиально иного по сравнению с остальной природой образования. Между ними нет и не может быть родственных связей, человек слишком уникален, и поэтому для его появления необходимо участие надприрод- ных, сверхъестественных сил, Бога.

Исторически эта идея сыграла весьма значимую роль в развитии европейской культуры, поскольку способствовала обоснованию ценностей свободы, творчества и развития личности.

Вместе с тем креационизм нельзя рассматривать только как историко-культурный феномен, значение которого связано с отдаленным прошлым, но не настоящим. Креационизм имеет своих сторонников и в современной философии и науке. Его последователи дают религиозную интерпретацию феномена Большого Взрыва, указывают на то, что шесть дней Творения, описанные в Библии, в целом соответствуют научным представлениям об эволюции Земли и жизни. При этом скачкообразный характер смены основных геологических эр, с их точки зрения, подтверждает в большей степени библейскую историю об отдельных днях творения, чем научную версию последовательной эволюции жизни.

Говоря об антропогенезе, современные креационисты отмечают, что собственно человек возникает лишь раз, на последней ступени лестницы живых существ. Известные палеонтологические находки его гоминидных предков могут с известной долей допущения характеризовать биологическую эволюцию человеческого тела, однако своеобразие человека связано не столько с телом, сколько с душой. Человек как носитель разума, воли и нравственности не может быть обусловлен природными факторами. Эти его свойства возникают вопреки природе и могут быть объяснены лишь предположением об их внеприродном источнике, Боге. Сильной стороной креационизма является очевидный моральный пафос этого учения, связанный с рассмотрением человека и человечества как наиболее значимых величин в структуре Универсума. Акцент на человеке как «образе и подобии» не приемлет проекций природной агрессии и «борьбы за существование» в социальные и межличностные отношения. Человек здесь определяется в характеристиках милосердия, любви и ответственности по отношению к природе и собственному бытию. Вместе с тем, несмотря на достаточное количество сторонников, креационизм во многом проигрывает свои позиции эволюционизму в современной философии и науке. В научном плане эволюционизм более интересен и последователен, поскольку апелляция к Богу — это всегда отсылка к неизвестной величине, традиционно используемая при объяснении непонятных явлений, но реально ничего не объясняющая. Трудовая концепция антропогенеза. Для оформления эволюционной концепции антропогенеза особое значение имел выход в свет таких книг, как «Происхождение человека и половой отбор» Ч. Дарвина (1871) и «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» Ф. Энгельса (1876, опубликованна в 1896). Дарвин первым научно обосновал наличие единого животного предка у человека и обезьяны. Ф. Энгельс впервые указал на особый статус труда в антропогенезе, его значение для формирования человека и общества. Бесспорно, со времен Дарвина и Энгельса наука накопила много новых фактов и открытий, конкретизирующих эволюционную теорию. Вместе с тем исходные идеи классиков этой концепции в целом представляют интерес и для современного философского и естественнонаучного познания. Возникновение первых гоминидных существ, ставших промежуточным эволюционным звеном между обезьяной и человеком, относится к периоду 5-8 млн лет назад. Биологически они уже отличались от остального животного мира рядом признаков, получивших в естествознании название «гоминидной триады». Генетически закрепленными морфологическими признаками нового вида стали прямохождение, изменение руки и увеличение объема головного мозга. В последующей эволюции именно эти признаки получили преимущественное развитие, что определило биологические факторы антропогенеза. Вместе с тем закрепление и развитие этих признаков обусловливалось возникновением у человека особой формы адаптации — трудовой деятельности. Если животное приспосабливается к природе за счет изменения своих биологических характеристик, то человек приспосабливается, изменяя не себя, а внешнюю природу. Тем самым труд как целенаправленная деятельность человека по преобразованию природной действительности с использованием орудий труда становится сущностной характеристикой человека. Вопрос о том, почему наши гоминидные предки стали трудиться, до сих пор не имеет однозначного ответа в науке и философии. Ф. Энгельс полагал, что причиной этого стало глобальное изменение климата и похолодание, в результате чего гоминиды вынуждены были спуститься с деревьев и искать новые возможности выживания. На учете внешних причин (изменение климата, ландшафта, мутациях и тому подобного) строит также свою концепцию антропогенеза современное естествознание. В философских моделях мы можем найти ряд несколько иных оригинальных версий решения этого вопроса. Например, по мнению представителя «философской антропологии» А. Гелена, человек изначально был обречен на труд в силу своей природной слабости и неспециализированности. Если остальные животные приспособлены к определенной среде обитания, еде, хищникам и тому подобному, подтверждением чему служит наличие у них специальных органов или окраски, то человек от природы слишком плохо «оснащен». Он не слишком силен, быстр, незаметен и т.п. Именно эта неспециализированность и обусловила, с точки зрения А. Гелена, необходимость труда как специфически человеческого средства выживания. Труд не только определил особую форму адаптации человека в природе, но стал источником человеческой социальности и культуры. Развитие орудий труда, переход от присваивающей экономики к производящей были связаны, как показал Ф. Энгельс в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства», с последовательным изменением кровнородственной семьи, переходом от первобытного стада к обществу. Доминирующими тенденциями здесь выступили укрепление экономического и социального статуса мужчины, переход от групповых к парным и моногамным формам супружества вместе с появлением возможностей хозяйственного обособления от коллектива, постепенное табуирование сферы сексуальных отношений. Отношения труда и собственности, тем самым, лежали в основании первых норм человеческой нравственности, первых моделей права и закона, новых неприродных форм солидарности. Труд может быть рассмотрен и как фактор, лежащий в основании человеческой культуры. Фактически передача от человека к человеку, от одного поколения к другому орудий труда стала первым опытом внебиологической трансляции знания и информации, то есть первым вариантом культурной традиции. Изготовленное орудие труда начинает фигурировать в человеческом сообществе уже не как чисто природный материал, но как вещь, обладающая особыми функциями и информацией. Орудие труда — это уже своего рода знак, абстракция, нечто вырванное из системы естественных связей, обработанное с целью выделения его значимых свойств и подчиненное законам и требованиям человеческого сообщества. Орудия труда, тем самым, функционируют как первоэлементы специфически человеческого языка, в то время как программы трудовой деятельности определяют его первую грамматику. Усложнение трудового и коммуникативного взаимодействия, потребности обмена информацией обусловили появление языка и речи, а развитие речевого общения стало одним из важных факторов антропогенеза. В системе современного философского и научного знания трудовая теория происхождения человека на сегодняшний день выступает как наиболее авторитетная. Труд действительно выступает как специфический механизм адаптации в природе за счет создания особой социальной среды, образование которой около 40 тыс. лет назад фактически знаменовало возникновение нового биологического вида Homo sapiens, человека разумного. Являясь центральной осью человеческой системы хозяйствования, труд одновременно составляет основание для возникновения и развития феноменов духовной культуры: традиций, законов, языка. Антропогенез и культурогенез. Несмотря на несомненный приоритет трудовой концепции антропогенеза в современной науке, в философии существует ряд альтернативных точек зрения. Загадка происхождения человека, с их точки зрения, связана с фактом возникновения культуры как специфически человеческой среды обитания. При этом феномены культурного творчества не могут быть редуцированы к трудовой деятельности, служащей механизмом обеспечения преимущественно физического выживания людей. Возникновение нравственности, искусства, религии, философии или науки происходило как бы вопреки требованиям практической целесообразности и полезности, однако именно в них конкретизируется собственно человеческая сущность и духовность. Тем самым разгадку антропогенеза следует искать в механизмах культурогенеза, поскольку фактически именно культура формирует и человеческий разум, и человеческое тело. Одной из наиболее перспективных версий происхождения и развития культуры и человека является игровая модель. Ее автором считается нидерландский мыслитель Йохан Хёйзинга, который в своей известной книге «Человек играющий» (1938) предпринял попытку реконструкции архаической культуры и таких известных форм культурного творчества, как религия, право, искусство, философия и тому подобное, исходя из принципа игры. Игра при этом выступает как форма свободной творческой активности, избыточной по отношению к материальным интересам и необходимости выживания. В этом контексте игра у Хёйзинги противостоит сферам труда и повседневности, подчиненным требованиям практической целесообразности и выгоды. Игра, также как и культура в целом, казалось бы, бесполезны для обеспечения утилитарных сторон жизни. Однако особая притягательность и значимость игры обусловливаются тем, что именно здесь человек может реализовать свою свободу, позволить себе на время отвлечься от череды бесконечных «надо», выдвигаемых жизнью. Вместе с тем ощущение свободы, даруемое игрой, достаточно условно. Игра, освобождая от гнета повседневных забот, одновременно подчиняет человека своей стихии. Обязательными признаками игры являются ее временной ритм, закрепленный в особых правилах, и пространство, в пределах которого эти правила действуют с непреложностью закона. Сам характер игровых правил отличается соединением естественных и искусственных моментов. Играющий подчиняется им как чему-то само собой разумеющемуся при одновременном осознании изначальной условности и произвольности этих правил. Анализ известных архаичных форм культурного творчества позволяет Й. Хёйзинге сделать вывод, что они организуются и функционируют по правилам игры. Игрой-представлением являются религиозные культы с их условной символикой ритуальных масок и танцев. Из игры-состязания вырастает война с ее непременными парадами и единоборствами. Право, искусство, философия или наука, — все они в равной мере обязаны своим происхождением не труду, но игре, порождая в своей совокупности органично-условный континуум духовной культуры. Homo ludens, человек играющий, с этой позиции оказывается более предпочтителен, чем homo faber, человек умелый. Подобно тому, как в индивидуальном развитии ребенок приобщается к миру взрослых через игру, а не труд, так и, играя, человечество вступило в свою историю. При этом взрослые (люди и культуры), занимаясь бизнесом, политикой, образованием и тому подобным, фактически продолжают те же детские игры, подчас забывая о том, что это игра, придавая ей статус важной работы и переворачивая первоначальную оппозицию «серьезности» дела и «несерьезности» игры. Рассмотрение культуры как искажения естественных истоков человеческого бытия свойственно для оригинальной версии антропо- и культурогенеза — психоаналитической. Согласно 3. Фрейду, возникновение культуры и человека обусловлено появлением культа, краеугольные основания которого составляют тотем и табу. Возникновение их стало следствием разыгравшейся в первобытной орде «эдиповой» драмы, связанной с восстанием сыновей против отца. Разрыв органичной целостности общины, вызванный убийством ее предводителя, стал предпосылкой для обожествления предка в форме тотема как прародителя и защитника рода. Одновременно происходит табуирование сферы сексуальных отношений, явившихся видимой причиной сыновнего бунта. Тем самым религия и мораль, укорененные в разрушительности страха и стыда, начинают определять направленность последующего развития человека и культуры. Будучи изначально порождены ущербной психикой и комплексом неполноценности, они враждебны по отношению к здоровым естественным началам человеческого опыта, формируя тип невротической личности и культуры. Антропогенез, разорвавший естественную связь человека с природой, ознаменовал собой начало не столько исторического прогресса, сколько деградации человечества как природного вида. Еще одной авторитетной концепцией культуро- и антропогенеза в современной философии является семиотическая модель, рассматривающая культуру как особую знаково-символическую реальность, сердцевину которой составляет язык. Язык выступает универсальным посредником между человеком и миром, где элементы языка (знаки) одновременно обозначают, то есть наделяют значением, и замещают реальные объекты и процессы. Человек при этом воспринимает действительность только в тех ее смысловых характеристиках, которые заданы языком, а язык тем самым определяет границы и свойства как самой действительности, так и человека. Язык, традиционно рассматриваемый как средство общения и коммуникации, в рамках семиотической и структуралистской моделей превращается в подлинного демиурга (создателя) культуры и человека. Согласно К. Леви-Строссу, автору классической для этого подхода работы «Структурная антропология», «не человек говорит посредством языка, но язык говорит посредством человека», диктуя нужные слова, грамматику, интерпретации. Человек становится субъектом той или иной культуры, лишь овладев ее языком. При этом в качестве языка могут быть рассмотрены самые разнообразные культурные феномены и сферы, функционирующие посредством циркуляции знаков по определенным правилам, например, системы родства, формы обмена, структуры власти и т.п. Рассмотренные выше концепции (игровая, психоаналитическая и семиотическая) актуализируют значение не столько приспособительных, сколько творческих механизмов человеческой истории. Возникновение человека здесь связывается с появлением особой внеприродной реальности — культуры, в основание которой могут быть положены игра, культ либо язык, определяющие также сущность собственно человеческого своеобразия в универсуме. Вместе с тем, предлагая интересные интерпретации человека и культуры, указанные концепции не всегда последовательно решают вопрос о генезисе языка, игры или культа как таковых. Например, для И. Хёйзинги игра — это атрибутивное свойство природы в целом, что оставляет неясным вопрос о специфике игрового пространства культуры и человека, механизмах их выделения из природы. Апелляция к стыду как к источнику человеческой морали и религии у 3. Фрейда предполагает наличие представлений о добре и зле не только в завершении, но и в начале «эдиповой трагедии», что затрудняет однозначное решение вопроса о предпосылках человеческого в человеке. И, наконец, причины возникновения языка отсылают исследователей к феноменам поведения и деятельности, подчиняя язык труду.

Очевидно, что многообразие философских и научных версий антропогенеза обусловливается как реальной неоднозначностью феномена человека в современной ситуации, так и сложностью реконструкции отдаленного прошлого человеческой истории.

Наиболее ранние периоды эволюции общества не сохранились в культурной памяти, подобно тому, как отдельный человек не имеет воспоминаний о первых годах жизни.

Однако, если продолжить аналогию, именно детство формирует будущий характер личности, предопределяя во многом ее последующую жизнь, и именно в детстве человечества можно усмотреть определяющие тенденции его последующей истории. 

Источник: https://uchebnikfree.com/obschaya-filosofiya/problema-antropogeneza-filosofii-50671.html

Происхождение человека. Научные и философские концепции антропогенеза

ПРОБЛЕМА АНТРОПОГЕНЕЗА В ФИЛОСОФИИ:  Креационистская версия происхождения человека. Одна из первых

Антропогенез — процесс формирования человека и человечества как особого биологического вида.

На сегодняшний день антропогенез изучается целым комплексом наук, где исследования строятся на анализе гоминидной триады, под которой понимаются генетически закрепленные признаки, составляющие специфику человека как биологического вида: прямохождение; кисть, приспособленная к изготовлению орудий трула; высокоразвитый мозг, обеспечивающий возможность абстрактного мышления и языка.

Статус этой проблемы в философии определяется тем, что решение ее во многом периближает нас к разгадке сущности человека. Тенденции интерпретации антропогенеза в философии могут быть разделены на две основные группы: креационистские и эволюционные.

Креационизм (от лат creatio — творение) рассматривает человека как продукт специального Божественного творения, высшее и наиболее совершенное создание Бога на земле, его «образ и подобие».

Основное отличие креационизма от др моделей определяется пониманием человека как принципиально иного по сравнению с остальной природой образования, соответственно для его появления необходимо участие надприродных, сверхъестественных сил, Бога. Креационистская концепция активно разрабатывалась в рамках религиозного мировоззрения.

Обладая разумом, свободой воли, творческими способностями, человек занимает высшую ступеньку в иерархии существ. Креационизм акцентирует внимание на уникальности человека, на невозможности свести его сущностные силы к характеристикам сотворенного бытия.

В качестве современных модификаций креационизма выступают популярные сегодня уфологические концепции антропогенеза, объясняющие возникновение человека участием внеземного разума.

Так же, как и в классическом креационизме, акцент делается не на естественной эволюции человека из природы, а на чудесном вмешательстве высших сил в этот процесс (связывает первоначальное появление разума с инопланетными мирами, откуда он якобы и был когда-то занесен на Землю).

Уфологическая гипотеза антропогенеза указывает на избыточную сложность структур мозга, функциональных возможностей сознания человека по отношению к требованиям, предъявляемых человеческому роду со стороны земной цивилизации.

Эволюционизм (от лат evolutio — развертывание) отстаивает идею естественного происхождения человека, рассматривая его как продукт общеприродной эволюции.

Эта теория утвердила идею развития живой природы, которая не была создана раз и навсегда (как полагали креационисты), а прошла путь сложной эволюции, порождения одних видов живых существ другими. Оформление эволюционной концепции связывают с именем Ч.

Дарвина, который первым научно обосновал наличие единого животного предка у человека и обезьяны (Ч.

Дарвин указывал на подобие физических признаков человека и обезьяны, проявляющееся в известных антропологии феноменах «ненормальных возвратов» (случаях рождения детей, тело которых отличалось сплошным волосяным покровом, и т. п.

); существенный недостаток дарвиновской теории заключается в редукции «феномена человека» к его физической организации, т. е. попросту к телу.) и указал на естественный отбор как движущий фактор эволюции, способствующий выживанию наиболее приспособленных особей или видов. Проблема специфики собственно человеческой адаптации к действительности решалась средствами не столько науки, сколько философии. На сегодняшний день осоновными философскими концепциями эволюционной модели антропогенеза выступают: трудовая, игровая, психоаналитическая и семиотическая

Трудовая теория антропосоциогенеза (Л. Морган, Фр. Энгельс, А. Гелен) утверждает, что именно труд способствовал закреплению и развитию гоминиднгых признаков и определил возникновение у человека особой формы адаптации к внешней среде.

Если животное приспосабливается к природе за счет изменения своих биологических характеристик, то человек приспосабливается, изменяя не себя, а внешнюю природу.

Тем самым труд, как целенаправленная деятельность человека по преобразованию природной действительности с использованием орудий труда, становится сущностной характеристикой человека.

Труд одновременно выступает как источник человеческой социальности и культуры, где отношения труда и собственности лежали в основании первых норм нравственности, первых моделей права и закона, новых неприродных форм социальности.

Концепция, разработанная Ф. Энгельсом, в рамках марксистского подхода объяснила возникновение человека, указав на действие двух рядов факторов:

а) природно-биологических. Они включали в себя похолодание климата Земли и исчезновение обширных широколиственных тропических лесов, в которых обитали непосредственные предки человека. Сохранить свое существование они смогли, приобретя новые физические признаки.

Среди них: прямохождение, позволившее гоминидам легко передвигаться по поверхности земли; изменения, коснувшиеся передних конечностей, способствовали удерживанию орудий и манипулированию ими; изменившаяся в ходе эволюции гортань стала приспособленной издавать членораздельные звуки; увеличение объема мозга, а также структурная его трансформация привели к появлению второй сигнальной системы, обеспечившей человеку развитие речи;

б) социальных.

Среди них: трудовая деятельность с использованием специально произведенных орудий; появление языка, позволившего психическому отражению действительности отделиться от непосредственно переживаемых физиологических потребностей, фиксировать социально значимые характеристики объектов, хранить информацию о производственном, житейском опыте в объективированной знаковой форме, передавать ее от человека к человеку, от поколения к поколению; морально-нравственные запреты и табу на близкородственные половые связи и на убийство сородича; неолитическая революция, связанная с началом изготовления каменных орудий труда и ознаменовавшая переход отприсваивающего хозяйства к хозяйству производящему.

Игровая модель (Й. Хейзинга) видит важнейший фактор возникновения человека в игре. Анализ архаичных форм культуры приводит к выводу об их игровой природе, которая порождает мир символических форм деятельности, сыгравший весьма значимую роль в процессе антропосоциогенеза.

Игра — это форма свободной творческой активности, избыточной по отношению к материальным интересам и необходимости выживания. В этом контексте игра у Хейзинги противостоит сфере труда, подчиненной требованиям практической целесообразности.

Феномены духовной культуры (искусство, религия) бесполезны для обеспечения утилитарных сторон жизни, однако именно с их появлением возникает особый человеческий мир. При этом игра в меньшей степени, чем труд, способствует тренировке органов и закреплению навыков.

Психоаналитическая концепция (З. Фрейд, К. Г. Юнг, А. Адлер) связывает появление человека и человеческой культуры с утверждением культа, в основании которого лежат тотем и табу.

Возникновение их связано с восстанием сыновей против отца в первобытной орде, обернувшимся убийством предводителя общины, который был обожествлен в форме тотема как родового пращура.

Регулирование сферы сексуальных отношений, приведших некогда к трагедии, становится источником появления религии и морали, определивших собой дальнейшее развитие культуры и человека.

Семиотическая модель (К. Леви-Стросс, Ж. Дерида, О. Розеншток-Хюсси) трактует человека как единственное существо, способное к построению знаковых систем. Здесь культура рассматривается как знаково-символическая реальность, основу которой составляет язык.

Посредством знаков языка из действительности выделяются те или иные объекты и процессы, которым придаются значения и смыслы. Восприятие реальности человеком оказывается, таким образом, возможным в перспективах и ракурсах, задаваемых языком.

Язык здесь из средства общения превращается в подлинного демиурга культуры и человека.

При этом в качестве языка могут быть рассмотрены самые разнообразные культурные феномены и сферы, функционирующие посредством циркуляции знаков по определенным правилам, например, системы родства, ритуалы, структуры власти.

Источник: https://students-library.com/library/read/28704-proishozdenie-celoveka-naucnye-i-filosofskie-koncepcii-antropogeneza

Проблема антропогенеза в философии и науке

ПРОБЛЕМА АНТРОПОГЕНЕЗА В ФИЛОСОФИИ:  Креационистская версия происхождения человека. Одна из первых

Предыдущая567891011121314151617181920Следующая

Проблема антропогенеза (греч. anatropous — человек и genesis — происхождение) выступает как одна из традиционных тем философии.

Исторически первой моделью происхождения мира и человека была так называемая креационистская концепция. Креационизм (лат.

creatio — творение, создание) рассматривает человека как продукт специального божественного творчества, высшее и наиболее совершенное создание Бога на земле, его «образ и подобие».

Наиболее радикальное отличие креационизма от других моделей антропогенеза связано с пониманием человека как принципиально иного по сравнению с остальной природой образования.

Основным оппонентом креационизма является эволюционизм, исповедующий идею естественного происхождения человека из животного царства. В научном плане эволюционизм более интересен и последователен, поскольку апелляция к Богу — это объяснение неизвестного через неизвестное.

Эволюционизм сегодня выступает наиболее авторитетной версией антропогенеза как в науке, так и в философии.

При этом если наука акцентирует внимание на конкретных механизмах биологической эволюции, то философия реконструирует факторы, благодаря которым человек стал человеком, отвечая на вопрос не столько «как», сколько «почему».

В современной науке возникновение первых гоминидных существ, ставших промежуточным эволюционным звеном между обезьяной и человеком, относится к периоду 5-8 млн лет назад.

Биологически они уже отличались от остального животного мира рядом признаков, получивших в естествознании название гоминидной триады. Генетически закрепленными морфологическими признаками нового вида стали прямохождение, изменение руки и увеличение объема головного мозга.

В последующей эволюции именно эти признаки получили преимущественное развитие, что определило биологические факторы антропогенеза.

Вместе с тем закрепление и развитие этих признаков обусловливалось возникновением у человека особой формы адаптации — трудовой деятельности. Если животное приспосабливается к природе за счет изменения своих биологических характеристик, то человек приспосабливается, изменяя не себя, а внешнюю природу.

Тем самым труд (целенаправленная деятельность человека по преобразованию природной действительности с использованием орудий труда) становится сущностной характеристикой человека.

Труд выступил и фактором, определяющим биологические механизмы антропогенеза, поскольку прямохождение, рука и мозг (мышление) являлись одновременно основанием и следствием развития трудовых навыков.

Труд может быть рассмотрен и как фактор, лежащий в основании человеческой культуры.

Фактически передача от человека к человеку, от одного поколения к другому орудий труда стала первым опытом внебиологической трансляции знания и информации, т. е. первым вариантом культурной традиции.

Являясь центральной осью человеческой системы хозяйствования, труд одновременно составляет основание для возникновения и развития феноменов духовной культуры: традиций, законов, ценностей.

Игровая модель. Ее автором считается нидерландский мыслитель И. Хейзинга, который в своей известной книге «Человек играющий» (1938 г.

) предпринял попытку реконструкции архаической культуры и таких известных форм культурного творчества, как религия, право, искусство, философия и т. п., исходя из принципа игры.

Последняя при этом выступает как форма свободной творческой активности, избыточной по отношению к материальным интересам и необходимости выживания. Вместе с тем ощущение свободы, даруемое игрой, достаточно условно.

Игра, освобождая от гнета повседневности, одновременно подчиняет человека своей стихии, где обязательными признаками игры являются наличие у нее своего временного ритма, закрепленного в особых правилах, и пространства, в пределах которого эти правила действуют с непреложностью закона.

Анализ известных архаичных форм культурного творчества позволяет И. Хейзинге сделать вывод, что все они в равной мере обязаны своим происхождением не труду, но игре, порождая в своей совокупности органично-условный континуум духовной культуры.

Homo ludens, человек играющий, с этой позиции оказывается более предпочтителен, чем homo faber, человек умелый.

Подобно тому, как в индивидуальном развитии ребенок приобщается к миру взрослых через игру, а не труд, точно также, играя, человечество вступило в свою историю.

Согласно психоаналитической концепции антропогенеза 3. Фрейда, возникновение культуры и человека обусловлено появлением культа, краеугольные основания которого составляют тотем и табу. Появление их стало следствием разыгравшейся в первобытной орде «эдиповой» драмы, связанной с восстанием сыновей против отца.

Разрыв органичной целостности общины, вызванный убийством ее предводителя, стал предпосылкой для обожествления предка в форме тотема как прародителя и защитника рода. Одновременно происходит табуирование сферы сексуальных отношений, явившихся видимой причиной сыновнего бунта.

Тем самым религия и мораль, укорененные в разрушительности страха и стыда, начинают определять направленность последующего развития человека и культуры.

19. Основной смысл понятий «индивид, индивидуальность, личность». Ролевая и сущностная концепция личности.

Понятия «индивид», «индивидуальность», «личность» нередко употребляются как синонимы для описания человека. Однако в них есть важные различия. Эти понятия характеризуют человека с разных сторон. Индивид — это характеристика человека, как отдельного представителя биологического рода людей.

Индивидуальность — характеристика человека как носителя неповторимых, своеобразных, только ему присущих качеств, которые позволяют отличить его от других представителей человеческого рода. Индивидуальность включает в себя как унаследованные так и благоприобретенные свойства.

Личность определяется как носитель социальных качеств. Человек становится личностью в процессе усвоения социального и культурного опыта данного общества (такой процесс в социологии называется социализацией).

Только человека с сформировавшимся мировоззрением, ценностными установками и моральными принципами можно назвать личностью. Личность — это итог взаимодействия человека и общества.

Личность неоднородна, что позволяет говорить о ее структуре:

1) физическая личность или физическое Я — это телесная организация человека, которая требует заботы, защиты, тренировки и самодисциплины; существование физического Я во многом определяется духовной стороной жизни человека.

социальная личность — это совокупность социальных ролей человека, которые он играет в различных социальных группах. Все формы самоутверждения в профессии, общественной деятельности, семье, дружбе, любви и т. д.

формируют социальную структуру личности.

духовная личность — ценности и идеалы — составляет тот невидимый стержень, ядро личности, на котором она держится, и вокруг которого выстраивается. Именно духовный стержень придает силу человеку и позволяет выжить в самых тяжелых условиях, напротив, утеря его ведет к саморазрушению личности, потере смысла жизни.

Все эти стороны личности образуют единую систему, каждый из элементов которой может на разных этапах жизни человека приобретать главенствующее значение.

Известны периоды усиленной заботы о своем теле и его функциях, этапы расширения и обогащения социальных связей, пики мощной духовной и интеллектуальной активности.

Эта черта, выходящая на первый план, и определяет сущность личности на данном этапе ее развития.

Выделяют несколько крупных социальных типов личности, которые прослеживаются на всем историческом пути развития человечества.

Первый тип — «деятели» — охотники и рыболовы, воины и ремесленники, земледельцы и рабочие, инженеры и геологи, руководители и предводители. Для таких личностей главное — активное действие, изменение мира и других людей, включая самого себя.

Второй тип — «мыслители». Это люди, которые, по словам Пифагора, приходят в мир не для того, чтобы соревноваться и торговать, а смотреть и размышлять. Размышление требует одиночества и определеннойдистанцированности от общества и происходящих событий.

Образ мудреца, мыслителя всегда пользовался большим авторитетом. Недаром многие мудрецы и пророки: Будда, Заратустра, Моисей и Пифагор, Соломон и Лао-Цзы, Конфуций, Христос и Мухаммед считались либо посланцами богов, либо обожествлялись сами.

Они в истории человечества выступают в качестве «маяков», на которые равняются последующие поколения.

Третий тип — люди чувства и эмоций, которые остро чувствуют, как «трещина мира» (Г.Гейне) проходит через их сердца. Это деятели литературы и искусства, их гениальные прозрения которых зачастую опережают самые смелые научные прогнозы и прорицания мудрецов. Мощь интуиции великих поэтов и художников граничит с чудом. Судьба их как правило трагична.

Четвертый тип — гуманисты и подвижники, которые видят свое предназначение в любви к людям и всему живому, в активной помощи людям. Они очень тонко чувствуют чужую боль и сделали делом своей жизни милосердие. «Спешите делать добро» — их жизненный принцип. А. Швейцер, Ф.П.

Гааз, Мать Тереза, тысячи их последователей и в истории и нашей действительности — живые примеры служения людям, независимо от их расы, нации, возраста, пола, состояния, вероисповедания и других признаков.

Евангельская заповедь: «Люби ближнего твоего, как самого себя» находит в их деятельности непосредственное воплощение.

Ролевая и сущностная концепция личности.

Впервые понятие социальной роли было систематически представлено в 1934 году Дж. Г. Мидом. Роли трактовались им как результат опытного и созидательного процесса взаимодействия.

Согласно Миду, каждая роль предполагает взаимодействие с другими ролями: например, роль родителей невозможно представить без роли ребенка, она может быть определена как ожидаемое поведение только относительно ожидаемого поведения последнего.

Процесс взаимодействия означает, что люди в рамках исполняемых ролей всегда проверяют свои представления о ролях других людей. Реакция последних укрепляет или ставит под сомнение эти представления, что подталкивает индивидов к сохранению или изменению своего ролевого поведения.

Соответственно различаются исполнение роли и принятие роли. Исполнение роли требует организации поведения в соответствии с групповыми нормами. Принятие роли является важной частью исполнения ролей. Оно требует, чтобы действующее лицо представило, как оно само выглядит с точки зрения другого человека.

Роль дает образец, показывающий, как действовать индивиду в конкретной ситуации. Разные роли в обществе, как и в театре, не в равной степени требуют точного следования инструкциям, т.е. роли различаются по степени формализации.

Некоторые роли определены очень четко, например в военной организации, но в обществе есть много ролей, которые определены весьма расплывчато. И тем не менее нельзя забывать, что роль воспитывает, задает типовые образцы и действия.

Понятие «личность» является не только понятием, отражающим фактическое состояние социальных свойств человека, но и понятием ценностным, выражающим идеал человека. Идеал культурного человека, как отмечал А.

Швейцер, «есть не что иное, как идеал человека, который в любых условиях сохраняет подлинную человечность».

Признавая личность и развитие ее сущностных сил в качестве ведущей ценности, гуманистическая педагогика в своих теоретических построениях и технологических разработках опирается на ее аксиологические характеристики.

В многообразных действиях и деятельностях личности проявляются ее специфические оценочные отношения к предметному и социальному миру, а также к самой себе.

Благодаря этим отношениям происходит создание новых ценностей либо распространение ранее открытых и признаваемых (например, социальных норм, точек зрения, мнений, правил, заповедей и законов совместной жизни и др.).

Для различения признаваемых (субъективно-объективных) и фактических (объективных) ценностей употребляется категория потребность. Именно потребности человека выступают основой его жизнедеятельности.

По существу, вся культура человечества связана с историей возникновения, развития и усложнения потребностей людей. Их изучение — своеобразный ключ к пониманию истории человеческой культуры. потребностей находится в зависимости от совокупности условий развития конкретного общества.

В отечественной науке потребности рассматриваются в качестве источника и причины активности, деятельности человека. В своем возникновении и развитии они проходят две стадии (А.Н.Леонтьев). Первая стадия характеризует потребность как внутреннее, скрытое условие для деятельности.

На этой стадии ценность, способная удовлетворить потребность, выступает как идеал, осуществление которого предполагает сопоставление знания о данной потребности со знанием реального мира, что содействует выбору средств для удовлетворения этой потребности. На второй стадии потребность — реальная сила, регулирующая конкретную деятельность человека.

Здесь происходит опредмечивание потребности содержанием, поступающим из окружающей действительности.

Потребность, следовательно, активизирует деятельность и на ходит свое завершение в ней. Деятельность поэтому может быть понята только через возникновение и удовлетворение потребностей.

Она выступает одновременно как процесс удовлетворения существующих и условие создания новых потребностей, а также как процесс разрешения имеющихся противоречий между субъектом и объектом и рождения новых.

При этом деятельность является не только процессом изменения и создания нового объекта, но и процессом изменения человеческой личности.

Переход от потребности к формулированию цели не совершается сам собой. Потребность и цель соединяют мотивы. Потребности первичны по отношению к мотивам, которые формируются только на основе возникших потребностей. Самые сокровенные моменты личностного «Я» скрыты в мотивах поступков и поведения людей.

Система ценностей в этой связи может рассматриваться как выраженная в идеальной форме стратегия поведения, а мотивы — как его тактика. Природа мотивов, их сущность, особенности процесса мотивации раскрывают личность с самой существенной стороны — со стороны ее «самости».

Мотивация хранит в себе тайну тех или иных решений личности, секрет выбора и предпочтений ценностных ориентаций, а также обусловливает определение жизненных перспектив. Личность, деятельность которой определяется только потребностями, не может быть свободной и созидающей новые ценности.

Человек должен быть свободен от власти потребностей, уметь преодолевать свое подчинение потребностям. Свобода личности есть уход от власти низших потребностей, выбор высших ценностей и стремление к их реализации.

В ценностных ориентациях объективируется не только опыт личности, но прежде всего исторический опыт, накопленный человечеством.

Воплощенный в системы критериев, норм, эталонов, ценностных ориентаций, он становится доступным каждому человеку и позволяет ему определиться в культурных параметрах деятельности.

Меру возможного в реализации гуманистического потенциала ценностей, их содержательную определенность (системные качества) обусловливают именно ценностные ориентации.

Ценностные ориентации отражаются в нравственных идеалах, которые являются высшим проявлением целевой детерминации деятельности личности. Идеалы представляют собой предельные цели, высшие ценности мировоззренческих систем. Они завершают многоступенчатый процесс идеализации действительности.

Понимание ценностных ориентаций как нравственного идеала приводит к обострению противоречия между социальным и личным. Из возникшего конфликта выходят, как правило, жертвуя одним ради другого. Однако гуманный человек будет поступать в соответствии с требованиями нравственного идеала.

Нравственные идеалы, следовательно, обусловливают достижение такого уровня развития личности, который соответствует гуманистической сущности человека. Нравственные идеалы не являются раз и навсегда заданными, застывшими. Они развиваются, совершенствуются как образцы, определяющие перспективу развития личности.

Развитие является характеристикой гуманистических нравственных идеалов, вот почему они выступают в качестве мотива совершенствования личности. Идеалы связывают исторические эпохи и поколения, устанавливают преемственность лучших гуманистических традиций, и прежде всего в образовании.

Предыдущая567891011121314151617181920Следующая .

Источник: https://mylektsii.ru/9-40714.html

Scicenter1
Добавить комментарий