Проблема этногенеза. Основные концепции.: Этногенез — это процесс возникновения и эволюции этно-сов. Этнос

Эволюция этноса, по Л.Н. Гумилеву

Проблема этногенеза. Основные концепции.:  Этногенез - это процесс возникновения и эволюции этно-сов. Этнос

Продолжателем традиций Шпенглера и Тойнби в отечественной науке является Л.Н. Гумилев. Его труды до сих пор вызывают споры.

Для нашего анализа творчество Гумилева представляет бесспорный интерес, так как он, вычленяя в качестве эволюционирующей единицы генезис этноса, осуществил попытку соединения природных факторов, этногенеза и социально-культурного развития.

Все это, на наш взгляд, позволяет не только обозначить важнейшие источники (движущие силы) социальной эволюции, но главное, позволяет интерпретировать гумилевские циклы этногенеза как этапы универсальной самоорганизации природно-социальных комплексов во взаимосвязи всех их составляющих.

Гумилев рассматривает человечество как часть биосферы Земли — антропосферы, а разнообразие этнического развития объясняет спецификой адаптации групп людей к различным ландшафтам.

Каждый этнос, обитая на определенной территории и входя в биоценоз данного ландшафта, составляет вместе с ним целостную («замкнутую») систему, развитие которой представляет полную аналогию с космическими процессами термодинамики.

Суммируя идеи неравновесной термодинамики, кибернетики, теории систем и синергетики и сопрягая их с данными географии и этнологии, Гумилев приходит к выводу, что наблюдаемая в природных процессах вспышка энергии (отрицательной энтропии) с последующей ее растратой представляет собой универсальный механизм взаимодействия системы со средой. Модель последовательных фаз этногенеза представляет собой частный случай такого механизма — получение первичного импульса энергии системой и затем последующую растрату этой энергии на преодоление сопротивления среды до тех пор, пока не уравняются энергетические потенциалы.

Причем этноэволюция разворачивается циклично: развитие осуществляется дискретными переходами — от равновесия к неравновесное™ и обратно. «Возникающая структура всегда ведет себя иначе, нежели прежняя, уже растратившая первоначальный импульс и близкая к равновесию со средой. Значит, импульс — начало процесса диссипации, ведущей систему к неизбежному распаду».

Причем речь идет не о замкнутом, классическом цикле, где «конец есть начало», а о колебательной динамике — своего рода «инерции эксцесса», при котором изменение потенциала описывается сложной кривой подъемов, спадов и зигзагов.

Это, по образному сравнению Гумилева, кривая сгорающего костра, вянущего листа, взрыва порохового погреба.

Анализируя динамику отдельного этноса, описанную Гумилевым, мы без труда увидим в ней аналог полного цикла самоорганизации системы, обозначенного в процессуальной синергетической модели (рис. 1.2).

Рис. 1.2. Характерная зависимость пассиоиарности этноса от времени:

Р. — уровень пассионарного напряжения системы. Качественные характеристики этого уровня («жертвенность» и т.д.) следует рассматривать как некую усредненную «оценку» представителей этноса. Одновременно в составе этноса есть люди, обладающие и другими отмеченными здесь характеристиками, но господствует один тип людей;

[ — индекс уровня пассионарного напряжения системы, соответствующего определенному императиву поведения; 1 = —2, —1, …, 6; при = О уровень пассионарного напряжения системы соответствует гомеостазу;

к — количество субэтносов, составляющих систему на определенном уровне пассионарного напряжения; к = п + 1, п + 2, п + Ь, где п — первоначальное количество Ь субэтносов в системе.

Примечание. Данная кривая — обобщение сорока индивидуальных кривых этногенеза, построенных для различных этносов. Пунктиром обозначено падение пассионарности ниже уровня гомеостаза, наступающее вследствие этнического смещения (внешней агрессии).

Причиной формирования и развития этноса Л.Н. Гумилев считает так называемый пассионарный толчок, истоки которого ищет за пределами этноса и даже за пределами Земли, а реальными организаторами этноса и этнического процесса он объявляет особо энергичных и деятельных людей, спаянных общей целью и общими интересами, — пассионариев.

Л.Н. Гумилев видел в этносе «биосоциальный организм», характеризуемый, как и прочие организмы, определенной длительностью существования, членимой на отдельные периоды, обладающие собственной спецификой.

Значительное внимание в концепции Гумилева уделяется исследованию проблем возникновения этносов, т.е. тому, что в отечественной этнографии получило наименование эт ноге нет ические исследования.

Под этногенезом понимаются процессы развития этносов, их зарождения, существования и гибели. Соответственно, социогенез — это процессы развития общества, его зарождения, преобразования и гибели.

Для спонтанного общественного развития эт- носфера и этногенез — всего лишь фон, на котором реализуется социальное движение.

Этногенез рассматривается как процесс, детерминированный в основном географическими и геокосмичес- кими факторами, а формирование этноса — как продукт совокупного действия космических энергий и особенностей ландшафта «места развития».

В своем бытии, которое в каждом отдельном случае будто бы имеет одинаковую длительность — около 1500 лет, этнос проходит ряд обязательных фаз: от скрытого, или инкубационного, этапа через акматическую стадию подъема к фазам, знаменующим его упадок и затухание. В процессе своего роста и усиления этнос может объединить в политико-культурное образование несколько или даже много этносов, которые в таком случае образуют суперэтнос

(арабы эпохи Халифата, Византия периода расцвета, Россия XIX в. и т.п.).

Самопорождение нового этноса связано со спонтанным выбросом пассионарной энергии — мутации (флуктуации, случайного отклонения), негэнтропийного импульса, который зачинает очередной процесс этногенеза. Не давая окончательного ответа на вопрос о природе пассионарности, Гумилев связывает ее (согласно учению В.И.

Вернадского об энергии живого вещества планеты) с самопроизвольными всплесками избыточной энергии, в том числе и космического происхождения. Пассионарии — это люди, которые обладают врожденной способностью организма абсорбировать энергию внешней среды и выдавать ее в виде работы, т.е. осуществлять негэнтропийный прорыв.

В поведенческом императиве это проявляется как способность пассионариев к целенаправленным сверхнапряжениям, которые часто ломают инстинкт самосохранения (как индивидуального, так и видового) и сопровождаются поступками, ведущими к резкому изменению как окружающей их природной среды, так и отношений внутри этноса. Результатом этой негэнтропийной работы этноса является возросшая динамика и «событийность» истории народа. Об уровне пассионарности можно судить, подсчитывая число событий («великих дел») на определенном отрезке истории.

Эта фаза этногенеза называется фазой подъема. Ее характеризует согласованность (когерентность) действий пассионариев и вместе с тем порядок в социальной иерархии («каждый должен знать свое место!»). Тем самым система экономит силы, не допуская внутрисистемной борьбы, во имя достижения общей цели.

Великие свершения, часто подготавливающие или осуществляющие военную экспансию, как правило, отвлекают пассионариев от активной «народно-хозяйственной» деятельности, потому эту фазу характеризуют, скорее, большие потери человеческих жизней и культурных памятников, нежели экологические у траты.

Природа в этой фазе отдыхает.

Наступление следующей, акматической (от греч. «расцвет, зрелость») фазы связано, по Гумилеву, с ломкой поведенческого стереотипа. Пассионарии перестают работать на общее дело и начинают бороться каждый за себя (возобладал эгоистический лозунг «Будь самим собой!»).

Возникает внутрисистемное разнообразие — несколько борющихся между собой центров пассионарное™, обрастающих отрядами субпассионариев. Часто такие накладывающиеся друг на друга целевые доминанты, гася одна другую, подготавливают будущее ослабление пассионарного порыва.

В этих условиях уже неосуществима целенаправленная координация сил этноса.

Возникает ситуация «пассионарного перегрева» — состояние общества, которое стимулирует внутренние войны (столь характерные, например, для средневековой Европы), резкое уменьшение числа пассионариев и переход к следующей фазе «остывания пассионарности» — фазе надлома.

Внешне этот спад пассионарного напряжения кажется прогрессом, так как созидательные успехи затеняют подлинное снижение энергетического уровня. В этой фазе при невысокой пассионарности люди самопроявляются в областях, не связанных с риском и полным самоотречением: в искусстве, науке, технических изобретениях.

Борьба за свои идеалы сменяется работой по упорядоченности в сфере духа (в Европе это эпоха Ренессанса). Приближается уровень «золотой посредственности».

Господствует «здравомыслящий обыватель» — середняк (гармоничный субпассионарий), а пассионарии воспринимаются современниками как фанатики и вытесняются либо на окраины социального ареала, либо совсем за границы системы (например, в заграничные походы или даже на другой континент, как это случилось с освоением Америки англи- чанами-пассионариями).

Происходит упрощение системы и дивергенция (раскол) суперэтнического единства. Ярким примером подобных процессов Гумилев считает реформаторские войны. В поведенческом императиве назревает желание стабильности, порядка. Лозунг этой фазы: «Мы устали от великих! Дайте пожить!»

Фаза надлома является критической адаптационной точкой развития этносистемы. Говоря языком синергетической терминологии, в ней осуществляется последовательный и повсеместный переход к НБ-режиму — режиму сохранения порядка [4].

Этому режиму в теории Гумилева соответствует следующая фаза этногенеза — инерционная. Называя эту фазу вслед за Шпенглером «золотой осенью цивилизации», Гумилев подчеркивает ее амбивалентность и неоднозначность с точки зрения перспектив развития системы.

С одной стороны, это наиболее благоприятный исторический период.

Как только избыток пассионарное™ исчез из системы и миновала переходная эпоха пассионарной депрессии, начинается восстановительный период, связанный с пассионарным оптимумом. Этот оптимум сопровождается самоощущением эпохи как эпохи стабильной и вечной.

Возникает и укрепляется общезначимый моральный идеал (в Риме — императора, в Китае — просвещенного гражданина, в Византии — святого, в Англии — джентльмена), к которому необходимо стремиться, но при этом не претендовать на что-то большее.

«Этот императив является естественной реакцией на те кровавые излишества, на те ужасы, которые люди пережили в предыдущую эпоху, поэтому он встречает большое одобрение основной массы населения: подавляющее большинство предпочитает любую регламентацию, позволяющую надеяться на защиту от произвола сильных, поэтому отличительной чертой инерции является сокращение активного пассионарного элемента и полное довольство эмоционально-пассивного и трудолюбивого обывателя».

Устойчивая и стабильная система позволяла осуществлять самые смелые и долгосрочные планы — продуманные и взвешенные. Именно поэтому данная фаза кажется современникам прогрессивной и вечной.

Именно в этой фазе римляне назвали свою столицу «Вечным городом», а Западная Европа была уверена, что она вступила на путь бесконечного прогресса, ведущего в вечность.

Именно в этой фазе возникают наиболее устойчивые государственные образования — цивилизации в форме империй (Римская, Византийская), в которых наличие крупного пассионарного центра (метрополии) цементирует обширные периферийные области.

Казалось бы, описанная система должна быть предельно «со- противляема», однако исторический опыт демонстрирует обратное — подобные «цивилизованные империи» рушатся с потрясающей легкостью под ударами малочисленных и часто более отсталых врагов.

В поисках внутренних причин такого явления мы должны обратиться к закономерностям самоорганизации этносистемы.

Напомним, что устойчивость системы в этой фазе обеспечивается за счет тотального процесса погашения внутренних флуктуаций — любое отклонение от общепринятого этического императива пресекается самым беспощадным образом.

История империй — это история борьбы с инакомыслием (вспомним жестокие казни времен Римской империи или костры с еретиками в период всевластия инквизиции). А как известно, достигаемая таким образом системная однородность ведет к структурной хрупкости и адаптационной неприспособленности системы.

Вторым объясняющим фактором выступает изменение соотношения «потока энтропии» и «производства энтропии» (используем термины И. Пригожина). Степень пассионарное™ как негэнт- ропийного потока ослабевает, и система сообразно законам самоорганизации вынуждена черпать запасы негэнтропийной энергии из окружающей среды.

Гумилев описывает этот процесс как безобразное ограбление природы, хищническое ее использование в период инерционной фазы этногенеза.

Цивилизации, сопровождаемые бурной урбанистической динамикой, идеологически выражают свое экологическое миропонимание как идею всесильного господства человека над природой и поэтому превращаются в паразитирующую систему, нарушающую баланс биоценоза.

Если этнос не гибнет в длительной инерционной фазе под напором захватчиков или экологических ограничений (что, по мнению Гумилева, происходит в истории этносов чаще всего), то он переходит в фазу обскурации (от лат. — затемнение).

Степень затухания первоначального энергетического импульса столь велика, что доминировать начинают низшие слои субпассионариев (так сказать, третий эшелон), которые постепенно вытесняют и пассионариев, и субпассионариев гармоничного типа, расположенных к созидательному творчеству.

Носители обскурации — это люди первичных, витальных потребностей (сытая жизнь без особых душевных напряжений). Распространение ценностных установок такого рода делает стремление ко всякому достижительному росту одиозным, трудолюбие подвергается осмеянию, интеллектуальные занятия вызывают раздражение.

Фаза обскурации сопровождается чертами распада этноса — происходит депопуляция (убыль населения), резко падает хозяйственная эффективность. Постепенно происходит замена исконного этнического состава на совершенно новый.

В результате периода обскурации остаются реликтовые этносы, впадающие в состояние гомеостаза. Гумилев не разделяет точки зрения, что гомеостатические этносы — это просто отсталые племена.

Реликтовые народы по логике теории этногенеза — это не начальные, а конечные фазы развития этноса, растерявшего свой пассионарный фонд и поэтому существующего в относительно благополучном состоянии.

В фазе гомеостаза поведенческий императив — это императив тихого, незаметного человека, добросовестного исполнителя установленных правил. Гомеостатическое состояние этноса-реликта поддерживается не только указанными этико-идеологическими установками, но и старательно поддерживаемым балансом биоценоза. Реликтовые этносы не активны и живут спокойно.

Прирост населения они регламентируют, так как увеличение численности населения ведет к оскудению района обитания. Хозяйничают они, бережно сохраняя природу. Все возможные нововведения, способные изменить наличное состояние, включая непредвиденные контакты с внешним миром, пресекаются.

Система закрывается, насколько это возможно, что усиливает энтропийные процессы в ней.

Однако гомеостаз — это еще не конец. В тщательно отлаженном балансе природно-социального бытия можно существовать относительнодолго.

Возникает своего рода гармония «утраченного рая», когда человека не терзает социальная зависть к более богатому и удачливому соседу, не соблазняют пороки, он дисциплинирован и воспитан в уважении к старшим и к традициям.

Все это делает его природным консерватором, непримиримым к любым нарушениям привычного порядка.

Однако в этой фазе сохраняется уважение к героям и гениям минувших времен, в деяниях которых зафиксированы пассионарные порывы предыдущих поколений. История мифологизируется, этническая память возвеличивает ее. Гумилев называет это состояние этноса мемориальной фазой.

Впрочем, по мнению Гумилева, живая история выглядит более оптимистично. Во-первых, потому что на каждой из перечисленных фаз возможен процесс регенерации (в том числе и за счет использования системой пассионарности окраин, которые, заметим, благодаря своему пограничному состоянию более динамичны и открыты внешним воздействиям).

Во-вторых, «новый пассионарный взрыв — мутация, или негэнтропийный импульс, зачинает очередной процесс этногенеза прежде, чем успеет иссякнуть инерция прежнего. Вот благодаря чему человечество еще населяет планету Земля, которая для людей не рай, но и не ад, а поприще для свершений, как великих, так и малых.

Так было в прошлом, предстоит в будущем, во всех регионах земной поверхности».

Таким образом, разнообразие человеческой истории, которая, на первый взгляд, не укладывается в единую общую матрицу, обеспечивается именно тем, что одновременно в разных регионах представлены разные фазы (периоды) процесса самоорганизации этноса и сами эти фазы в истории различных народов имеют различную протяженность. В современной социальной науке продолжается поиск единых алгоритмов социального развития (этногенеза) в его эволюционно-структурных циклах.

Подводя итоги данному разделу, отметим, что рассмотренные нами концепции, безусловно, представляют богатый материал для интерпретации их идей с позиций социальной самоорганизации. В данном разделе работы мы попытались показать, что эволюционно-структурные изменения в обществе, зафиксированные в этих концепциях, разворачиваются по

законам, подобным синергетическим закономерностям структурообразования.

Источник: https://ozlib.com/856713/sotsium/evolyutsiya_etnosa_gumilevu

Понятие и эволюция этноса

Проблема этногенеза. Основные концепции.:  Этногенез - это процесс возникновения и эволюции этно-сов. Этнос

Исследование процесса соотношения этноса и государства необходимо начинать с определения понятия «этнос» и выявления механизма его эволюции. Первое позволит избежать многозначности понимания этого термина, а второе — выявить на разных этапах развития этноса особенности его соотношения с государством.

Термин «этнос» ввел в международный обиход в 1921 г. русский ученый С. М. Широкогоров в качестве собирательного термина для обозначения этнических общностей.

В научной литературе сложилосьдва основных подхода в определении этноса. Первый состоит в том, что этнос — это исторически возникшая общность (форма социальной группировки) людей, которая обладает общностью территории, языка, культуры, религии, другими общими признаками.

Сторонники данного подхода исходят из того, чтоэтнос — явление социальное, ибо он не существует вне собственных социальных институтов различных уровней — от семьи до общества. Следовательно, этнос подчинен законам развития общества и потому не имеет собственных закономерностей.

Социальное в широком значении, утверждают они, включает в себя и этническое. Значит, сами этносы представляют собой социальные институты1.

Согласно второму подходу этнос — это устойчивый, естественно сложившийся коллектив людей, противопоставляющих себя всем

' См.: Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. М., 1983.

другим аналогичным коллективам, что определяется ощущением комплиментарности, и отличающийся своеобразным стереотипом поведения, который закономерно меняется в историческом времени.

Сторонники этого подхода исходят из того, чтоэтнос — явление биологическое (природное), не просто совокупность признаков, а система, являющаяся связующим звеном, «мостом» между социальным и биологическим, явление, в котором биологические признаки играют определяющую роль1.

В соответствии с этим сторонники каждого подхода имеют свое видение процесса эволюции этносов, их структуры, места и роли в человеческой истории и, соответственно, их соотношения с государством.

В современном мире насчитывается более двух тысяч этнических общностей. Их количество продолжает изменяться. Одни этносы возникают, другие распадаются и исчезают.

Естественно, проследить процесс эволюции исследуемого этноса, его структуру, место и роль в окружающем мире, соотношение с государством — задача нелегкая.

В целях облегчения ее решения этносы обычно классифицируются по определенным критериям, что позволяет выявить общие признаки и создать тем самым своеобразную «матрицу», которую можно «наложить» на отдельно взятый этнос и, следовательно, с большей точностью проследить эволюцию последнего.

Существуют разныекритерии классификации этносов. Сторонники первого подхода классифицируют этносы по их основным признакам (языку, территории, культуре, религии и т.п.) и особенностям (социально-классовой структуре, численности и т.п.) либо по совокупности признаков и особенностей, а сторонники второго подхода — по стереотипу поведения, фазам этнического развития.

Классификация этносовпо языку приводится с целью выявления их генеалогического происхождения.

В этнологической науке выделяют 13 основных семей — австроазийская, бантуская, дравидская, индоевропейская, кавказская, кайсанская, малайе-полинезий-ская, плео-азиатская, семито-хамитская, алеутская — и группу изолированных языков, лишенных генетических связей, — финский, баскский, кетский, японский и др.2 Каждая семья подразделяется на группы, группа — на ветви, ветвь — на этносы. Так, индоевропейская семья подразделяется на славянскую, германскую, романскую и другие группы. Славянская группа, в свою очередь, — на восточную, западную, южную ветви. Восточная ветвь славянства — на русский, украинский, белорусский этносы. Недостаток этой классификации — она не вполне учитывает, что языковая близость не всегда совпадает с этнокультурной. Так, этническую общность мо-

' См.: Гумилев Л. Н. Этносфера: история людей и история природы. М., 1993.

2 См.: Итс Р. Ф. Введение в этнографию. Л., 1974. С. 78—79.

гут не образовывать даже народы, говорящие на одном и том же языке. Например, у немцев и австрийцев коренной язык — немецкий, но они не образуют единого этноса.

Классификация этносовпо территориальному признаку предполагает их объединение по крупным географическим, историко-географическим областям. Например, «народы Сибири», «народы Кавказа», «народы Восточной Азии» и т.п. Обычно выделяют 55 таких объединений'.

Такая группировка этносов отражает как сходство природных условий их жизни, так и сходство в типе хозяйства и материальной культуре (культурно-бытовой сфере). Слабая сторона этой классификации — она может создать превратное представление об этнической близости этносов, существующих в рамках одного территориального объединения.

Например, буры и банту-язычные этносы в географическом отношении относятся к «народам Южной Африки», но они резко отличаются в языково-культурном и антропологическом отношении.

Классификация этносовпо признаку культуры проводится в виде группировки этнических общностей по отдельным элементам их культуры: материальной (результатам производства, уровню развития техники и т.п.

) и духовной (идеологии, религии, уровню развития науки и т.п.).

Недостаток этой классификации — сильная дифференциация элементов материальной и духовной культуры внутри одного этноса, если это крупный этнос, части которого обитают в различных природных условиях, и, напротив, сильное сходство их у различных (чаще соседних) этносов.

Классификация этносовпо религиозномупризнаку схожа с классификацией по признаку культуры, ибо религия является элементом духовной культуры.

По этому признаку этносы подразделяются на народы, имеющие племенные, национальные (полисные) и мировые религии. Последние, в свою очередь, подразделяются на «мусульманские народы», «католические народы», «православные народы» и т.п.

Ее слабая сторона аналогична классификации по признаку культуры.

Классификация этносовпо социально-классовой структуреозначает, что их подразделяют по социальным группам, в них про- • живающих, и с учетом общественно-экономической формации.

При данной классификации этносы подразделяют на племена — этнические общности первобытнообщинной формации, характеризующиеся кровнородственными связями; народности — этнические общности рабовладельческой и феодальной формаций, характеризующиеся территориальными связями; нации — этнические общности капиталистической и социалистической формаций, характеризующиеся экономическими связями; народы — супернации — этнические объединения, в которых происходит смешение и слияние одно-

' См. ; Алексеев В. П. Этногенез. М., 1986. С. 160—163.

родных этнических общностей; этнические меньшинства, которые подразделяются на малочисленные коренные народности, национальные меньшинства, являющиеся частью этнической общности нации за пределами ее обитания; этнографические группы — часть этноса, развивающаяся самостоятельно за пределами его обитания и сохранившая этническое единство. Недостатки данной классификации признают и ее сторонники. Во-первых, вопреки классификации один и тот же этнос может существовать в разных общественных формациях. Во-вторых, в рабовладельческих и феодальных формациях существовали этносы, которые нельзя отнести к народностям. Так, развитый этнос древности — египтяне имели свое государство, письменность, религию и т.п. В-третьих, состав каждого этноса разделяется на две противостоящие друг другу социальные группы: эксплуататоры и эксплуатируемые, рабовладельцы и рабы, феодалы и крепостные крестьяне, капиталисты и рабочие. Это разрушает единство этноса и, по сути, исключает его положительное взаимодействие с государством.

Каждая из указанных выше классификаций внутренне противоречива и не дает цельного и полного представления об эволюции того или иного этноса. Учитывая это, сторонники понимания этноса как социального явления классифицируют этнические общности по совокупности присущих им признаков и особенностей.

В этом случае возникают трудности другого порядка. Так, нет ни одного признака, который был бы присущ всем этносам. Язык, происхождение, обычаи, материальная культура, религия, идеология — признаки, часть которых является определяющим для одного этноса, а для другого — нет.

Это заставляет ученых продолжать поиск новых критериев классификации этносов.

Своеобразие подхода у сторонников, считающих этносы биологическими явлениями и классифицирующих ихпо стереотипу поведения, фазам этнического развития. Так, Л. Н.

Гумилев — основоположник данного подхода — считает, что этнос возникает из обязательного смешения этнических субстратов и (или) при наличии дополнительного фактора — пассионарного толчка.

Последний представляет собой микромутацию, вызывающую появление пассионарного признака в популяции и приводящую к возникновению новых этнических систем в затронутых ею регионах.

Пассионарный толчок проходит на поверхности планеты в виде полос шириной 200— 400 км и длиной примерно 0,5 окружности Земли. Его признак — массовое появление на некоторой территории сверхактивных людей, начинающих ломать существующие традиции и создавать новый этнос.

Возникнув,этнос проходит ряд закономерных фаз развития,т.е. имеющих временные рамки стадий процесса этногенеза (развития этноса), которые определяются направлением, скоростью и пределами изменения в данном этносе «пассионарного напряжения», т.е.

степени влияния, возможности и способности пассионариев (индивидов энергоизбыточного типа) проводить в жизнь свои поведенческие установки.

Продолжительность жизни этноса, как правило, одинакова и составляет от момента толчка до полного распада около 1500 лет, за исключением случаев, когда нормальный ход его развития прерывается искусственно — в результате агрессии иного действия или события. Фазы, на которые разделяется процесс жизни этноса, характеризуют различные этапы его существования, его «возраст».

Первая фаза —фаза пассионарногоподъема этноса. Она продолжается около 300 лет. Для нее присущ интенсивный рост пассионарного напряжения в этносе. Характеризуется резким ростом всех видов активности этноса и быстрым увеличением числа его подсистем.

Эта фаза начинается с инкубационного периода, сначала скрытного, когда происходящие изменения не фиксируются историей, и явного — когда они фиксируются. Основной стереотип поведения этой фазы: «Будь тем, кем ты должен быть». За фазой подъема наступаетакматическая фаза, которая продолжается около 300 лет.

Это фаза, в которой пассионарное напряжение в этносе достигает наивысшего уровня. Она характеризуется господством пассионариев жертвенного типа, наивысшим числом субэтносов. Основной стереотип поведения: «Будь самим собой». Третья фаза —фаза надлома, которая продолжается около 200 лет. Это фаза резкого снижения уровня пассионарного напряжения.

Она характеризуется ростом числа субпассионариев (индивиды энергодефицитного типа), острыми конфликтами внутри этноса. Стереотип поведения: «Мы устали от великих, дайте жить». Четвертая фаза — инерционная, которая продолжается около 300 лет. Это пора «золотой осени». На этой фазе наступает некоторое повышение, а затем плавное снижение уровня пассионарного напряжения.

Она характеризуется укреплением социальных институтов, включая государство, интенсивным накоплением материальных и духовных ценностей, активным преобразованием своего ландшафта. Стереотип поведения: «Будь таким, как я». Пятая фаза —фаза обскурации. Она продолжается около 200 лет. Пассионарное напряжение убывает до уровня ниже нулевого.

Фаза характеризуется разрушением системных связей, увеличением числа субпассионариев, которые делают невозможной любую конструктивную деятельность, Стереотип поведения: «Будь таким, как мы». Последняя фаза —мемориальная, знаменующая завершение процесса эволюции этноса.

Она делится на стадию регенерации (попытки восстановления этноса за счет сохранившихся на окраинах пассионариев) и реликт — сохранение лишь отдельных частей этноса, консервация образа жизни. Стереотип поведения: «Будь сам собой доволен».

Рассмотрев эволюцию этноса, можно заметить, что каждая фаза его развития характеризуется: изменением уровня активности этноса (миграционной, социально-экономической, политической,

природообразовательной и др.

); господствующим в данной фазе типом пассионариев определенного уровня и количеством, ролью суб-пассионариев; единым для данной фазы общественным императивом поведения; степенью внутренней сложности этноса, т.е.

количества и направлений изменения составляющих его субэтносов; направлением изменения и уровнем резистентности этноса; особыми, присущими только ей отличительными признаками.

Подводя итог, необходимо отметить, что Л. Н. Гумилев ввел в учение об этносе системный подход, без которого оно бы зашло в тупик. Попытки определять этнос через ряд признаков (язык, культура, территориальное единство и т.д.) постоянно терпели неудачу, так как выявить основной, непременный для всех случаев признак, совокупность признаков оказалось невозможным.

Ибо совокупность признаков может характеризовать этнос в данный момент без точного определения его эволюции. Л. Н. Гумилев показал, что сущностью этноса, его единства является стереотип поведения: «Мы такие-то, а все прочие другие (не мы)».

Это отождествление отражается в сознании людей этноса как объективно существующей целостности и является разновидностью системной связи между ними (людьми), а не их свойством (признаком).

Подход Л. Н. Гумилева к исследованию этносов воспринимается в научной среде неоднозначно. Часть ученых поддерживает его, другая часть рассматривает этот подход как идеалистический. Используя факт; что природу толчка Л. Н. Гумилев не объясняет, идея пассионарного толчка представляется ими как вмешательство извне (космическое, божественное). В данном случае применяется подход:

«Необъяснимо, значит невозможно». Вместе с тем доктрина Л. Н. Гумилева отвечает объективным законам развития мира. Она создана на основе науки о ритмах и находит свое подтверждение в ряде исследований. Так, В. Е. Друянов приводит данные об изменении ландшафтной оболочки Земли каждые 1580 лет', а место ландшафта занимает в жизнедеятельности этноса определяющее значение. Е.

Н. Рогов на примере исследования истории культуры России приводит данные о появлении в какой-то данный момент людей определенной специальности, превалировании специалистов одной отрасли культуры2. Эта доктрина дополняет учение В. И. Вернадского о ноосфере. И, наконец, что важно для нас, эта доктрина позволяет познать процесс эволюции этносов и их взаимодействие с государством.

Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 55; Нарушение авторских прав

Источник: https://lektsii.com/1-177402.html

Scicenter1
Добавить комментарий