СОЦИАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ НАУЧНОЙ ПРОФЕССИИ:   Общие теоретические представления о предмете социологии науки при

Социология науки

СОЦИАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ НАУЧНОЙ ПРОФЕССИИ:   Общие теоретические представления о предмете социологии науки при

Определение 1

Социология науки – это особый раздел социологии, который исследует систему закономерностей развития научного знания и науки как социального института в ее взаимодействии с социумом.

Внимание социологии научного знания направлено на анализ динамики развития науки.

Таким образом, объект социологии науки – наука как социальный институт

Предмет социологии науки – закономерности развития науки как социального института

Становление социологии науки

Как самостоятельное направление исследований в социологии она начала свое становление в 30-е годы ХХ века.

В этот период в рамках социологии науки ведут свои исследования Бернал, П.Сорокин, Парсонс, но наибольшее значение в становлении социологии науки имеет Мертон.В это время социологические подходы к науке рассматривались в работах Бернала, Огборна, Сорокина, Парсонса, но наибольшее влияние на последующее развитие социологии науки оказал Мертон.

В одной из своих работ им была выдвинута на первый план религия и мораль в формировании научной мысли Нового времени. Позднее Мертон разработал социологическую концепцию научной мысли, доминирующей в 60-е годы ХХ века.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Эта концепция основывается на позитивистских взглядах на социальную нейтральность и кумулятивное свойство динамики развития научного знания.

Мертон полагал, что социология исследует науку как общественный институт, который защищает самостоятельность науки и способствует деятельности, которая направлена на получение нового знания.

Научное открытие является продуктом деятельности ученого, за которое требуется вознаграждение. Этим вознаграждением за открытие ученого является признание, которое влияет на его карьеру и статус в научном мире.

Замечание 1

Наука, функционирующая в качестве социального института, подвергается регулированию посредством системы социальных норм и ценностей, которые составляют этос науки.

Этос науки – это система стабильных параметров, которая включает в себя следующие параметры:

  • универсальность, которая заключается в независимости и объективности научных знаний от субъекта;
  • всеобщность, которая определяется как необходимость знания быть доступным для всех;
  • бескорыстность, которая характеризуется недопущением использования науки в личных целях;
  • организованный скептицизм, заключающийся в ответственности за оценки, данные работам других ученых.

Принимая во внимание то, что ученый осуществляет свою деятельность при наличии конкуренции, а существующая система норм не способна однозначно определить его поведение, ученый работает в условиях амбивалентности, находясь зачастую между противоположными принципами.

Развитие социологии науки

Ранее мы описали социологическую концепцию науки Мертона, которая оказала большое влияние на дальнейшее развитие социологии науки.

Уже в 60-е годы ХХ века активно развиваются исследования в области структуры научного мира, сети социальных связей и отношений, социальной стратификации науки и другие.

Начало 70-х годов ХХ века связано с критикой социологической концепции науки Мертона и развитием подхода Куна, согласно которому наука является парадигмой, которую принимает научный мир.

Этот подход положил начало развитию когнитивной социологии науки, где познавательный аспект науки обусловлен социальными условиями, в которых развивается наука.

Сторонники когнитивной социологии науки приравнивали научное знание к религии и верованиям, считая науку результатом социальных условий, общественных отношений и интересов.

80-е годы ХХ века ознаменованы появлением нескольких направлений социального исследования науки.

В этот период развивается конструктивистская программа, которая исследует науку как общественную конструкцию, также получает развитие релятивистская программа, этнометодологические исследования и дискурс-анализ.

Для направлений этого периода характерен отказ от выделения когнитивного и социального аспекта науки. Когнитивный аспект науки понимается в этот период как социальные взаимодействия и отношения субъектов.

Интернализм и экстернализм

На всех этапах развития науки, ученые задавались причинами ее развития. В рамках поиска ответа на этот вопрос, были предложены две противоположные концепции: интернализм и экстернализм:

  • Концепция интернализма заключается в том, что развитие науки происходит по ее внутренним причинам и закономерностям.
  • Концепция экстернализма, наоборот, предполагает развитие науки по причине действия внешних социальных и исторических факторов.

Приверженцы интерналистского подхода полагают, что идеи рождаются из идей в строго определенной последовательности, которая не подвержена влиянию внешних воздействий.

Интернализм допускает влияние социальных условий на развитие науки, но считает его незначительным.

Сторонники экстернальной концепции, напротив, считают, что развитие науки неразрывно связано с социальными условиями ее развития.

Экстерналисты отмечают, что наука является результатом существования и функционирования общества и представляет собой отрасль социального труда, которая удовлетворяет потребности общества.

Экстерналисты отмечают ведущую роль социальных потребностей в развитии науки при одновременном существовании собственных особых закономерностей развития. Так, исследовательские интересы ученых обусловлены нуждами общества на каждом этапе исторического развития, что и определяет направления развития науки.

Замечание 2

Интерналисты и экстерналисты в поисках истины приводят множество аргументов, но наиболее эффективной является идея об их единстве, то есть развитие науки обусловлено как внешними, так и внутренними факторами.

Эти факторы развития не исключают, а дополняют друг друга.

Так, внутренние факторы оказывают влияние на логику развития научной мысли, а внешние условия воздействуют на тенденции развития науки при определенных социальных условиях.

Источник: https://spravochnick.ru/sociologiya/sociologiya_nauki/

контрольная работа — Социология науки: общая характеристика

СОЦИАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ НАУЧНОЙ ПРОФЕССИИ:   Общие теоретические представления о предмете социологии науки при

  НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕСИБИРСКИЙ ИНСТИТУТ БИЗНЕСА, УПРАВЛЕНИЯ И ПСИХОЛОГИИ      Кафедра общественных наук   Реферат по дисциплине «Науковедение»Тема: «Социология науки: общая характеристика»    
Выполнил: Калягин А.Г., студент гр. 210-ун Зачетная книжка № 10-1019 Проверила: Ермаченко Н. И.   «_____» _______________200__г.   (оценка  и подпись преподавателя)

     Красноярск  2011СОДЕРЖАНИЕ  ВВЕДЕНИЕ 31. Общая характеристика социологии науки  4ЗАКЛЮЧЕНИЕ 13СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ             15  ВВЕДЕНИЕ  

Как сказал когда-то Галилей: «в науках о природе выводы истинны и необходимы, и…

человеческий произвол ни при чем». Эта точка зрения казалась очевидной и не подвергалась сомнению: « научного развития не определяется социальным развитием просто потому, что им не определяются факты природы».

Естественно, что такая позиция исключала возможность социологического анализа естественных наук, а их знание считалось образцом научного знания вообще.

Социология науки как специальность социологии возникла в связи с усилением роли науки как социальной силы. Начиная с 1873 г. появляется ряд таких работ, которые безусловно внесли вклад в развитие социологии науки. Однако, наука в то время еще не являлась социальной проблемой, поэтому как предмет социология науки сформировалась позже.  1.

Общая характеристика социологии науки  Социология науки — отраслевая социологическая дисциплина, выявляющая социальные условия научной деятельности. Социология науки рассматривает как процессы становление науки в качестве социального института, так и социальную организацию, и социальные функции науки.

Важную роль играет изучение вопросов организации совместной деятельности научных коллективов.Первые исследования по социологии науки начались в 1930-е годы. Среди них работы Роберта Мертона (1910—2003) «Наука, технология и общество в Англии XVII в.» (1938г) и «Наука и социальный порядок» (1937 г.), в которых Мертон формулирует институциональную концепцию науки.

Критика и переосмысление концепции Мертона содержится в работах Майкла Малкея (р. 1936).

В отечественном науковедении аспектами социологии науки активно занимались Владислав Жанович Келле и Самуил Аронович Кугель. Организационной базой социологических исследований науки в СССР стал Институт истории естествознания и техники имени С. И.

 Вавилова (ИИЕТ), в котором в 1979 году был сформирован сектор социологических проблем науки. В 1996 году Центр социолого-науковедческих исследований был открыт в филиале ИИЕТ РАН в Санкт-Петербурге (руководитель Н. А. Ащеулова).

Наука играет в развитом обществе  весьма значимую роль, и повышенный интерес к ней социологии вполне закономерен. Не только наука является одной из решающих сил общественного развития, но и общество во многом определяет ход и специфику научного познания.

Интерес к проблематике социокультурной обусловленности научного познания постепенно выделил её в качестве особого предмета исследования. Именно на этой почве активизировались исследования, представленные социологией научного знания.

Социология науки имеет достаточно прочную традицию, представленную идеями К.Маркса, Э.Дюркгейма, М.Вебера, К. Мангейма. В 50-60-х гг 20 века в работах американского социолога Р.

Мертона была предложена социологическая модель науки, которая сыграла существенную роль в ориентации современных исследований в этой области.

    

Первым крупным западным социологом, который с 30-х годов постоянно уделял внимание исследованию науки, оказался Р. Мертон. В начале 30-х годов он еще заканчивал свое образование в Гарвардском университете, но уже первые его самостоятельные исследования были так или иначе связаны с проблемами науки.

Знакомство с ранними работами Мертона показывает, что представления о системе норм, регулирующих научную деятельность, или научном этосе вообще не являются открытием, сделанным как-то «вдруг» и «сразу».

Его вклад в становление социологии науки состоит не в изобретении системы норм науки или утверждении принципа, согласно которому нормы — основа всякого социального института, а в применении этих представлений в качестве основы теоретической модели науки при рассмотрении ее как социального института.

В обществе 50-х годов господствовало мнение о том, что наука саморегулируется, что она не доступна контролю извне, однако способна исправно (при должном финансировании) производить эффективный продукт.

Однако из-за различных политических неудач западу стало ясно, что нужна научная политика, которая была бы связана с практическими целями. Систематическое исследование социальных аспектов науки получило официальную поддержку.

Особенно остро эти проблемы стояли в США, и в то же время именно американская социология была более других подготовлена к порождению новой социологической специальности. С превращением социологии науки в научную специальность связано изменение проблематики исследований.

Если в 40-50-е годы основное внимание было направлено на выяснение вопроса о том, как атмосфера общества влияет на функционирование науки, т.е. на внешние социальные связи науки, то к 60-м годам интерес перемещается на внутринаучные вопросы. Наука рассматривается как относительно самостоятельный институт, специфическая сфера деятельности, внутренние механизмы которого и подвергаются исследованию.

Р. Мертон дал целостную теоретическую схему рассмотрения науки как социального феномена, на основе которой можно было, во-первых, формулировать поддающиеся исследованию вопросы, а во-вторых, устанавливать критерии оценки получаемых ответов. Он сформулировал научный этос — совокупность норм, действующих в научном сообществе, который представил основным механизмом функционирования науки социального института по производству достоверного знания. Сила же, обеспечивающая движение этого механизма, — институционально подкрепляемое стремление каждого ученого к профессиональному признанию. Заложив основу для теоретически согласованных эмпирических исследований науки, Мертон, кроме того, внес большой личный вклад в разработку центральных вопросов этой новой области знания, а также создал школу в социологии науки. Мертона принято считать основоположником «институциональной» социологии науки, так как наука для него, прежде всего социальный институт. А любой социальный институт с точки зрения структурно-функционального анализа — это прежде всего специфическая система ценностей и норм поведения.Еще в 1942 г., рассматривая науку как социальный институт, Мертон попытался идентифицировать нормы науки и сформулировать свой широко известный научный этос. Предложенное им описание этого этоса, включающее императивы универсализма, коллективизма, бескорыстности и организованного скептицима, сохранялось как исходное представление о нормативных регулятивах науки многие годы. Правила, регулирующие поведение в науке, не имеют статуса юридических законов. Их действенность связана с ориентацией членов научного сообщества на определенный комплекс ценностей и норм, который характерен для этого «социального института». Нормы выражаются в форме позволений, запрещений, предписаний, предпочтений и т.п. Сам Мертон сформулировал этос из четырех норм, позднее Б. Барбер добавил еще две: рационализм и эмоциональную нейтральность.

    Императив универсализма порождается внеличностным характером научного знания. Поскольку утверждения науки относятся к объективно существующим явлениям и взаимосвязям, то они универсальны и в том смысле, что они справедливы везде, где имеются аналогичные условия, и в том смысле, что их истинность не зависит от того, кем они высказаны. Императив коллективизма имеет явно директивный характер, предписывая ученому незамедлительно передавать плоды своих трудов в общее пользование. Научные открытия являются продуктом социального сотрудничества и принадлежат сообществу. Они образуют общее достояние, в котором доля индивидуального «производителя» весьма ограничена; и ему следует сообщать свои открытия другим ученым тотчас после проверки свободно и без предпочтений. Стремление ученых к приоритету в условиях капитализма создает в науке своего рода конкурентные условия. Такая ситуация может толкать на какие-то особые действия, предпринимаемые специально, чтобы затмить соперников. Эти действия способны исказить нормальный ход исследования и соответственно его результаты. В качестве противоядия указанным побуждениям и выдвигается императив бескорыстности. Императив бескорыстности (это ориентационная норма) в наиболее широком толковании утверждает, что для ученого недопустимо приспосабливать свою профессиональную деятельность к целям личной выгоды. Р. Мертон излагает требование бескорыстности как предостережение от поступков, совершаемых ради достижения более быстрого или более широкого профессионального признания внутри науки. В трактовке Б. Барбера эта норма направлена на осуждение ученых, использующих исследования как способ достижения финансового успеха или приобретения престижа вне профессионального сообщества. Мертон рассматривает организованный скептицизм как особенность метода естественных наук, требующего по отношению к любому предмету детального объективного анализа и исключающего возможность некритического приятия. Никакой вклад в знание не может быть допущен без тщательной, всесторонней проверки. Норма скептицизма предписывает ученому подвергать сомнению как свои, так и чужие открытия и выступать с публичной критикой любой работы, если он обнаружил ее ошибочность. «Ученый — это человек, который питает придирчивый интерес к делам своего соседа», — пишет Сторер. Институционализированное требование публичной критики любой замеченной ошибки создает уверенность в надежности и правильности тех работ, включение которых в архив науки не сопровождалось критической реакцией.

Но почему люди науки придерживаются этих норм? Мертон здесь не рассматривает реальные мотивы и нужды ученого; связав удовлетворение личных потребностей ученого с профессиональным признанием (которое можно получить только за научные результаты, недостижимые без выполнения норм), он пришел к научной этике, основанной на рациональности: в науке делают то, что полезно для ее развития. Однако, в конце 50-х — начале 60-х годов всеобщая удовлетворенность наукой и ее вкладом в развитие общества была резко нарушена. Представления о нормах, являющихся регулятивным идеалом, без изучения сознания и поведения ученых в реальных обстоятельствах оказалось явно недостаточно. В цикле работ конца 50-х — начала 60-х годов Мертон переходит к задаче исследовать не то, что должен делать ученый, а что он «реально делает».Представление о нормах и ценностях, интериоризированных ученым в силу его приверженности к науке, сохраняется, но теперь вовлекается в рассмотрение «патология» науки — конкуренция, подозрительность, зависть, скрытый плагиат и т.п. По Мертону, патология науки вносит свой вклад в мотивацию ученого, в результате чего возникает «амбивалентность» — двойственность и противоречивость мотивов и соответственно поведения. Исследуя приоритетные конфликты (1957 г.) и многократные открытия (1961 г.), Мертон убедился, что реальные отношения между людьми науки существенно отличаются от предполагаемых по нормам. Идея «социологической амбивалентности» состоит в том, что в повседневной профессиональной деятельности ученые постоянно выбирают между полярными императивами поведения. Так, ученый должен: как можно быстрее передавать свои научные результаты коллегам, но он не должен торопиться с публикациями; быть восприимчивым к новым идеям, но не поддаваться интеллектуальной «моде»; стремиться добывать такое знание, которое получит высокую оценку коллег, но при этом работать, не обращая внимания на оценки других; защищать новые идеи, но не поддерживать опрометчивые заключения; прилагать максимальные усилия, чтобы знать относящиеся к его области работы, но при этом помнить, что эрудиция иногда тормозит творчество; быть крайне тщательным в формулировках и деталях, но не быть педантом, ибо это идет в ущерб содержанию; всегда помнить, что знание универсально, но не забывать, что всякое научное открытие делает честь нации, представителем которой оно совершено; воспитывать новое поколение ученых, но не отдавать преподаванию слишком много внимания и времени; учиться у крупного мастера и подражать ему, но не походить на него.Родоначальник нормативной социологии науки Мертон выделил в научной деятельности два измерения:

    когнитивное — отношения учёных с объектами изучения, социальное — взаимоотношения учёных и их отношения с обществом.

Он считал, что только социальное измерение может и должно быть предметом социологии науки. Предмет социологии науки сведен ими — сознательно и принципиально — к исследованию одной (хотя и центральной) стороны науки как социального института, за рамками остаются два таких важных вида деятельности в науке, как подготовка научных кадров и утилизация знания. Подготовка ученых и разработка приложений научного знания составляют неотъемлемые части деятельности научного сообщества, более того, они составляют неразрывное целое с деятельностью по получению нового знания. Эта идея выдерживалась в 40-60 годах 20 века, но в начале 1970 годов появились социологи, полагавшие, что и когнитивное измерение может и должно быть предметом социологии науки. Принципы когнитивной социологии науки сформулированы, по крайней мере, в двух программах:

    конструктивистско-релятивистский подход (Гарри Коллинз), «Сильная программа» социологии науки (Дэвид Блур).

Конструктивистско-релятивистский подход обращает внимание на большое значение социокультурных факторов (условий) получения научного знания. То есть традиционно принятие или отвержение научной теории связано с внутринаучными факторами. Но в этом подходе не столько эти факторы участвуют в принятии или отвержении научных идей, сколько те, которые можно назвать «ненаучными». Также принимается повседневная деятельность ученого (например, работа Латура «Laboratory Live»). Научная деятельность постоянно проходит под знаком разночтений и разногласий (как теоретических, так и имперических), которые возникают не из-за различия наблюдений, а из-за различия интерпретаций, обусловленного различием школ. Поэтому возникает вопрос о механизмах дискуссии и консенсуса. В социологии науки это один из главных вопросов: как ученые приходят к соглашению. Пример Коллинза: в 1970 годах учёные обратились к гравитационным волнам, отталкиваясь от общей теории относительности (и все были согласны, что решающее слово за экспериментом), но как только дело дошло до результатов экспериментов, появились разногласия. Кто-то видел результаты интересными и продуктивными, а кто-то не выражал интереса к полученным результатам. В результате дискуссий вырабатывается критерий надёжности наблюдений и вместе с этим представления о самом объекте, долю которых составляют артефакты, конструируемые в ходе исследовательской деятельности. Как только достигается консенсус, его действие исчезает из результатов и учёные начинают говорить как будто от имени природы. Смысл подхода в том, что сам объект конструируется в ходе исследования. Конструктивистско-релятивистский подход включает ситуационные исследования (case studies).«Сильная программа» (Блур, Барнс, Малкей, Шейпин) появилась в первой половине 1970 годов и состоит из четырёх принципов:

    каузальности — стремление к причинному объяснению науки, беспристрастности — беспристрастность к истинным и ложным научным направлениям, симметричности — объяснение научных идей, ложных и истинных, на основе социокультурных факторов, рефлексивности — исследователь науки сам подвержен влиянию социокультурных факторов.

Шейпин изучал технологии управления доказательствами и показал, что они специфичны для исторической эпохи, общества, культуры. Например, в XVII веке доказательства напоминали соглашения между знанием и властью. Если ученый-экспериментатор хотел, чтобы высказываемое мнение пользовалось определенным доверием, то свидетелями его опытов должны быть люди избранные — люди высокого социального положения. В зависимости от учёного и аудитории меняются доли функций доказательства — эвристической, демонстрационной и дидактической (например, Паскаль использовал силлогизмы, Бойль — обстоятельные описания, чтобы создать эффект присутствия). Представители «Сильной программы» показали, что в науке имеются инструменты не только для описания и объяснения, но и для воспроизведения природы. Современные социологи науки высказывают мысль, что наука — не однородная сущность, а последовательность различных когнитивных (эпистемических) практик (техник).   ЗАКЛЮЧЕНИЕ  После того как в социологии науки была осознана необходимость рассмотрения научной деятельности совместн и т.д……………..

Источник: https://www.webkursovik.ru/kartgotrab.asp?id=-158722

Социальные характеристики научной профессии

СОЦИАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ НАУЧНОЙ ПРОФЕССИИ:   Общие теоретические представления о предмете социологии науки при

Общие теоретические представления о предмете социологии науки при всей своей стройности и внутренней сбалансированности могли послужить основой исследований только в том случае, если с их помощью
можно было организовать проработку эмпирического материала и интерпретацию ее результатов. Для этой цели нужно было выполнить по крайней мере несколько условий.

В качестве первого из таких условий требовалось зафиксировать место социологии науки в общей структуре социологического знания, выявить ее связи с предметами других областей социологии.

Выявление специфики социальной системы науки предполагало ее глубокую укорененность в более широком культурном образовании, которое Р.

Мертон след за одним из отцов современной социологии Максом Вебером видел в европейской городской культуре Нового времени, в становлении и развитии свободных ремесленных профессий.

Соответственно, областью социологии, наиболее близкой к социологии науки, была социология профессий, которая отталкивалась от образцов профессионального поведения, институционально закрепленных в деятельности ремесленных цехов, купеческих гильдий и т. п.

Эти образцы были хорошо изучены историками и вполне позволяли социологическую интерпретацию. Профессия объединяла в цехе людей, лично свободных от крепостной зависимости или службы, то есть способных самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность перед цеховым сообществом.

В описании современной свободной профессии как организационной оппозиции бюрократии должны были быть найдены и описаны некие фундаментальные детерминанты профессионального поведения, которые можно было бы сопоставить или противопоставить детерминантам поведения, свойственным бюрократической организации.

При этом обнаружилось и существенное отличие современных профессий. Этим отличием была ключевая роль культуры как конституирующего элемента профессиональной традиции.

Поэтому объектами социологии профессий во все большей степени становились те из них, которые развивались на базе непрерывно накапливающегося знания.

Не случайно в качестве образцового стандартного объекта социологии профессий в течение многих десятилетий выступала медицина, в которой именно развитая интеллектуальная составляющая определяет кодифицированные нормы поведения, а также связи с различными социальными группами и институтами.

Таким образом, проблема теоретического контекста социологии науки получила убедительное обоснование в виде специальной области социологии профессий. Соответственно, социологическое исследование науки предполагало исследование специфического для науки проявления характеристик, признанных в качестве главных признаков любой свободной профессии.

Список этих характеристик выглядит следующим образом.

1. Обладание некоторой совокупностью специальных знаний, за хранение, передачу и расширение которых ответственны институты профессий. Именно обладание такими знаниями отличает профессионалов от «непосвященных», и это обладание, будучи продемонстрировано, получает название «экспертизы».

2. Автономность профессии в привлечении новых членов, ах подготовке и контроле их профессионального поведения.

О профессионалах судят не по таким вещам, как манеры, место рождения или политические убеждения, а по их владению соответствующими знаниями и степени участия в их умножении.

Поскольку по этим критериям профессионала могут оценивать только коллеги, профессия должна либо отвоевать для себя значительную

автономию, либо, в конце концов, совершенно распасться.

3. Наличие внутри профессии форм вознаграждения, выступающих достаточным стимулом для специалистов и обеспечивающих их высокую мотивацию относительно профессиональной карьеры.

Речь идет о потребности в такого рода вознаграждении, которое служило бы достаточным стимулом для профессионалов, будучи в то же время подконтрольно не столько посторонним, сколько самой профессии.

В той мере, в какой профессионал «зарабатывает» вознаграждение, которое определяется мнением и желаниями непрофессионалов, он подвержен соблазну изменить принципам своей профессии (как это бывает с врачами, совершающими незаконные операции, или с юристами, прибегающими к услугам лжесвидетелей).

4. Заинтересованность социального окружении профессии в продукте деятельности ее членов, гарантирующая как существование, так и действенность профессиональных институтов.

Для самосохранения профессии необходимо установление между ней и ее общественным окружением таких отношений, которые обеспечивали бы ей поддержку, а равно и охрану от непрофессионального вмешательства в ее главные интересы.

На ранних этапах развития профессии обычно нуждаются в защитном окружении, таком, например, как протекция церкви, могущественного патрона или же финансовая независимость самих профессионалов.

Возможно, первая услуга, которую молодая профессия оказывает своим покровителям, — это престиж «показного» потребления (при котором главная цель — произвести впечатление на окружающих), хотя позднее она должна демонстрировать и свою способность приносить практическую пользу людям, далеким от нее.

В обмен на эти услуги профессионалы получают материальную поддержку и соответствующую толику престижа. В качестве другого условия следовало выдвинуть хотя бы обоснованное предположение о том, каким образом представление об общей цели науки, мотивация ученых, представления об общих для всех профессионалов императивах и т. п.

в каждый момент времени могут реально воздействовать на сознание и поведение ученого.

Только при этом условии можно

говорить о том, что актуальное состояние науки и критерии оценки будущих исследовательских результатов будут оказывать одинаковое регулирующее воздействие на деятельность ученых, работающих в Таиланде, Исландии и США, будь то университетская кафедра, исследовательский институт или подразделение крупного научно-технического проекта.

Иными словами, социологи науки были обязаны продемонстрировать наличие в научной профессии весьма эффективной информационной и коммуникационной инфраструктуры.

Благодаря ей можно говорить, что все профессионалы не просто стремятся к достижению общей цели, а работают координирование над умножением одного и того же культурного массива, корпуса научного знания, о характеристиках (путем «удостоверения») которого в каждый момент времени они имеют возможность придти к соглашению.

Наконец, нужно было найти эмпирический объект, на котором можно было исследовать всю совокупность основных характеристик научной профессии, включая и соответствующие информационные связи.

Наука в целом, по определению, не могла выступать в качестве такого объекта, поскольку регулярная оперативная коммуникация между сообществами, к примеру, химиков и филологов просто отсутствует.

Областью, в которой подобную коммуникацию имеет смысл искать, могло быть сообщество исследователей, связанных между собой содержательно.

Эти культурно объединенные исследовательские системы, традиционно называемые дисциплинарными сообществами и были избраны в качестве основного объекта, или, в методологических терминах, основной
единицы анализа.

Культурная составляющая научной профессии: Обладание некоторой совокупностью специальных знаний, за хранение, передачу и расширение которых ответственны институты профессий. Именно обладание такими знаниями отличает профессионалов от «непосвященных», и это обладание, будучи продемонстрировано, получает название «экспертизы».

Специфика научной профессии проявляется в первую очередь в том, что ее культурная составляющая — совокупность специальных знаний — в своих многочисленных ипостасях и проявлениях является главным содержанием научной профессии.

Продукт науки, который в глазах общества предстает как «научное знание» — это не данные какого-либо отдельного исследования, а результат работы целой фабрики переработки первичной исследовательской информации, ее экспертизы, теоретического и методологического анализа, системной обработки и т. п.

Как только этот результат получает статус научного знания, он, строго говоря, перестает интересовать ученых (до тех пор, пока не придет время его пересмотра) и выводится за пределы науки.

Постоянное пополнение корпуса удостоверенного научного знания как цель науки — это многоступенчатая обработка информационного потока, непрерывно поступающего с переднего края исследований.

В работе по «удостоверению» (экспертизе) того или иного результата в качестве фрагмента, претендующего на статус вклада в знание, принимают участие практически все члены дисциплинарного сообщества.

Поэтому сами результаты всегда представляются сообществу в четко стандартизованной форме научной публикации (устной или письменной), в которой закрепляется и содержание результата, и имена его авторов.

Массив дисциплинарной публикации четко организован, что дает каждому участнику возможность работать с относительно небольшим фрагментом знания и свой вклад оформлять достаточно экономно.

«Привязка» вклада к структуре массива обеспечивается его расположением в системе рубрикации дисциплинарных изданий и за счет системы ссылок, которые определяют пространственные «координаты» каждого фрагмента знания и связи с более широким дисциплинарным окружением.

Эффективность этих способов структуризации массива подтвердили многочисленные исследования по научной информации.

Структуризация массива публикаций во времени дает возможность существенно расширить зону актуального знания. Для этого массив актуально действующих в каждый момент времени публикаций расчленен на «эшелоны», находящиеся на различном удалении от переднего края исследований.

Для участников эти «эшелоны» выступают в виде различных жанров публикации (статья, обзор, монография…). Фрагмент знания, опубликованный в каждом жанре, сохраняет свою актуальность лишь некоторое строго определенное, время.

Срок жизни, однако, продлевается ля тех фрагментов знания, которые после отбора переходят в публикацию следующего жанра: из статьи в обзор, из обзора в монографию и т.д.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/20_96480_sotsialnie-harakteristiki-nauchnoy-professii.html

Scicenter1
Добавить комментарий