СТАНОВЛЕНИЕ НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ Неклассическая философия: эпоха

Тема 4. Становление и основные направления развития неклассической философии

СТАНОВЛЕНИЕ НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ Неклассическая философия: эпоха

1.Классикаи неклассика: две эпохи в развитииевропейской философии. Критика философскойклассики в иррационалистическойфилософии А. Шопенгауэра, С. Къеркегора,Ф. Ницше.

2.Основные исторические формы позитивистскойфилософии: классический позитивизм,неопозитивизм, постпозитивизм.Аналитическаяфилософия.

3.Философия экзистенциализма, ее основныетемы.

4.Философия постмодернизма

1 .Классика и неклассика: две эпохи в развитии европейской философии. Критика философской классики в иррационалистической философии а. Шопенгауэра, с. Къеркегора, ф. Ницше

В развитииевропейской философии могут бытьвыделены две эпохи: классика (развитиефилософии с античных времен до се­рединыXIX в.) и постклассика (развитие европейскойфилософии с се­редины XIX в. по настоящеевремя). Классическая философия — этоевропейская философская традиция отантичности до Г. Гегеля вклю­чительно.

Для классическойфилософской традициихарактерным является пред­ставлениео философии как о форме рационально-теоретическогосознания, с помощью которой можнообъяснить самые разнообраз­ные явлениядуха и действительности. В основе данноймодели ле­жит систематическое ицелостное объяснение мира.В мирегосподствует естественный порядок,познанием которого и должен заниматьсячеловек.

Соответственно, историяфилософии выражается в бесконечнойцепи основанных друг на друге представлений,которая ведет нас к истинному пониманиюсущности и задач философии. Весьисторико-философский процесс естьопределенная целостность. Существеннаяособенность классической философии –еепросветительский пафос.

Неклассическаяфилософияпредъявляет серьезные претензии разуму,проявляет интерес к «человеку-в-мире»,характеризуется отходом от системности,дроблением изучаемых проблем.

Философия XX– начала XXIвека начала поиски нового, понимания иаргументации традиционных философскихпроблем, что проявляется в эволюциистиля мышления, изменении исследовательскихпрограмм ведущих философ­ских школ,противоречивости и неоднозначностиполученных результа­тов. Отметимхарактерныечерты современной,неклассической философии.

Во-первых, онапредставлена сотнями авторских проектови программ, десятками школ и направле­ний.Непрерывный рост количества параллельнососуществующих на­правлений и теорий- характерная особенность развитиясовременных философских знаний.

Во-вторых, она неимеет единства в методологии. Основаниедля современного философского плюрализмаподготовлено радикальными изменениямирешения «вечных» проблем человека иобщества, обусловлено как сдвигами всоциальной сфере, так и расширениемграниц философской рефлексии.

В-третьих, всовременной философии можно выделитьсциентистские и антисциентистскиешколы в зависимости от отношений техили других представителей к научнымметодам (в основном — к методаместествознания).

«Философияжизни». Стержневымпонятием данной философии являетсяпонятие жизни, которая понимается какединственная реальность, существующаядля конкретного человека. В философиижизни классическаяфилософия критикуется с позициииррационализма.

Иррационализмограничивал возможнос­ти разума,делал ставку на бессознательные процессыпроявления воли, интуи­ции, воображения,которые не поддаются рациональномупознанию.

Иррационализмотвергаллогические связи вприроде,вос­приятие окружающего мира какцелостной и закономерной сис­темы,критиковал диалектику Гегеля и самуидею развития.

Видным представителемиррационализма являлся АртурШопенгауэр(1788 — 1860), основное сочинение «Мир какволя и представление». Он исходил изабсолютизации одной из психическихспособностей человека – воли. Вот почемуего философию называют еще волюнтаризмом.

Шопенгауэровский волюнтаризм –концепция, которая началом всего сущегообъявляет волю, но не конкретногочеловеческого индивидуума, а всеобщую,мировую волю. Шопенгауэр былфилософом-пессимистом. Он утверждал,что в мире господствует зло, посколькумировая воля – злая, разрушительная всвоей основе. Сколько бы человек ниборолся со стихией, она возьмет свое.

Бытие человека, охваченного «слепойволей к жизни», полно страданий.Единственный способ уйти от них –погасить слепой инстинкт жизни.

Продолжателемидей Шопенгауэра был ФридрихНицше (1844 -1900). Цель философии, по Ницше, — помочьчеловеку максимально реализовать себяв жизни, приспособиться к окружающемумиру. В основе как жизни, так и окружающегомира лежит воля. Ницше выделяет нескольковидов воли человека:

• «воля к жизни»;

• воля внутрисамого человека («внутренний стержень»);

• неуправляемая,бессознательная воля — страсти, влечения,аффекты;

• «воля к власти».

Последнейразновидности воли философ уделяетособое внимание. По Ницше, «воля к власти»в большей или меньшей степени присущакаждому человеку.

По своей природе онаблизка к инстинкту самосохранения,является внешним выражением спрятанноговнутри человека стремления к безопасностии движущей силой многих поступ­ковчеловека.

Также согласно Ницше каждыйчеловек (как и государство) осознанноили неосознанно стремится к расшире­ниюсвоего «Я» во внешнем мире.

Философия Ф. Ницше,преодолевая рациональность философскогометода, системный характер философскойклассики, обрела выражение в языке мифа,поэтического творчества и тем самымоткрыла перспек­тивы возникновениянового типа философствования, в полноймере заявившего о себе в XXв.

находок марксизмав том или ином виде было воспринято ииспользовано в последующем развитиисоциальных наук.

Источник: https://studfile.net/preview/5611108/page:13/

Неклассическая рациональность: субъективизация логического

СТАНОВЛЕНИЕ НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ Неклассическая философия: эпоха

Во второй половине XIX в. начал складываться новый тип рациональности — неклассический, чьи фундаментальные установки радикальным образом отличались от принципов классической рациональности. Потребность в новой парадигме была вызвана теми существенными переменами, которые затронули все сферы жизни стран, переживающих вторую промышленную революцию.

Развитие массового производства, базировавшегося на научных изобретениях, с одной стороны, возвело в ранг одной из высших ценностей творчество, способность к созданию нового как важнейшего фактора исторического прогресса.

Но с другой рост масштабов промышленных предприятий, стандартизация производственных процессов привели к стандартизации, рутинизации деятельности людей, потребовав от них исполнительности, дисциплинированности, послушания для успешного выполнения рутинной, специализированной, однообразной работы.

Становление и упрочение национальных государств, давших толчок в развитии национальных экономик, политики и культуры, приводило к обострению международных отношений как следствие экспансионистской империалистической и колониальной политики правительств.

Развитие массового общества и появление массового человека как следствие индустриализации привело к активизации участия широких масс в социально-политических процессах, что влекло за собой углубление демократических процессов и в то же время таило угрозу распространения коллективистской идеологии левого или правового, авторитарно-тоталитарного толка, одинаково способных лишить личность ее прав и свобод.

Существенным образом повлияло на становление нового типа рациональности бурное развитие естественных и технических наук, а затем и гуманитарных. Новые открытия в физике разрушили объективную, целостную картину мира, основанную на принципах механики с присущей ей абсолютизацией причинно-следственных связей.

Развитие биологии способствовало распространению в науке идей эволюционизма, акцентировавших внимание на процессуальном характере действительности и ее объектов. Успехи психологии привели к усилению интереса к внутреннему миру человека, где наряду с разумными целями и намерениями обнаружили свою силу и действенность неосознаваемые, иррациональные устремления.

Динамизм общественной жизни, где существенным образом возросло значение деятельности человека, выступающего уже не просто в качестве члена общества как такового, а представителя тех или иных социальных общностей с присущими им интересами, повлекло за собой признание специфики действующих в обществе закономерностей, отличных от наблюдаемых в природе.

В результате возникла новая дисциплина — социология, предметом исследования которой стало общество как сложный организм, находящийся в процессе изменений, являющихся результатом столкновения различных социальных групп. К концу XIX в.

этнография накопила огромный материал, который свидетельствовал о культурном многообразии мира, тенденции развития которого явно противоречили предложенной классическим рационализмом схеме всемирного развития в виде «лестницы прогресса».

Таким образом во второй половине XIX в. гуманитарные дисциплины — история, психология, этнография, социология, педагогика и проч. — обрели статус «наук о культуре», описывающих и оценивающих созданный человеком мир культуры.

Что касается «наук о природе», то и они вынуждены были допустить влияние человека на познавательные процессы и начали сближение с науками гуманитарными.

Человека стали рассматривать не как неспецифическую часть природы или общества, но как отличное от природного мира существо, обретающее все большую независимость от среды, все большую свободу выбора и творчества.

Антропологизм становится фундаментальным принципом науки, для которой мир выступает как конструкция человеческого сознания, выражающая представления людей об его устройстве и значении для них. Антропологизм придает наукам человеческое измерение и означает признание роли исследователя в осмыслении и конструировании картины мира.

Однако кризис классической рациональности, ставший очевидным на рубеже веков, был подготовлен и развитием тех направлений философской мысли XIX в.

, представители которых все больше проникались сомнением в разумности действительности, порождающей неразрешимые противоречия и скрывающей в себе силы чуждые и неподвластные человеку.

Наступление на классический рационализм с позиций иррационализма и скептицизма началось еще в период наивысшего взлета гегелевского панлогизма, когда представитель немецкой классической философии и идейный вдохновитель романтизма Фридрих Вильгельм Шеллинг (1775—1854) призвал изучать жизнь во всей полноте ее проявлений, передав полномочия логического, теоретического познания художественной интуиции как «единственному извечному и подлинному органону». В своем творчестве художник, считал Шеллинг, руководствуется не столько разумом, сколько бессознательным вдохновением, имеющим истоки в иррациональной природе Бога. Считая искусство

«единственным от века существующим откровением», он призывал философию и науку, вышедших когда-то на заре человечества из лона мифологии, вновь влиться в «океан поэзии», породив тем самым новую мифологию в качестве наиболее адекватного способа постижения действительности и средства самореализации творческой личности. Вслед за Шеллингом теоретик романтизма Ф. Шлегель считал, что сознание человека не сводится к разуму как абстрактному рассудку, но включает в себя ум как понимание, а также волю и фантазию.

Художники-романтики в своем творчестве отвергли просветительский взгляд на историю, как борьбу разумного с неразумным, не разделяли они и гегелевскую схему исторического развития, как «снятия» духом пройденных форм более высокими. Им была близка философия истории Гердера, где утверждалась непреходящая ценность всякой культуры.

Обращаясь к истории национальной культуры, к ее истокам, а также к истории культур других народов, романтики исходили из того, что прошлое никогда не может быть до конца исчерпанным и обесцененным, но всегда содержит импульсы для творческого осмысления настоящего.

Впоследствии взгляды Шеллинга и романтиков оказались созвучными идеям представителей философии жизни.

Современником Гегеля был Артур Шопенгауэр (1788—1860), глубоко убежденный в том, что не «разум правит миром», а слепая, безрассудная и злая воля, проявление которой в жизни человека ничего, кроме страданий, ему не приносит.

Человеческий интеллект бессилен познать иррациональную мировую волю, доступную лишь интуиции, выступающей основой эстетического созерцания свободного от всяких практических интересов интеллекта.

Полное отрешение от мира, абсолютно бездеятельное созерцание мировой воли в процессе эстетического наслаждения музыкой как самым безыдейным видом искусства представляет собой, по мнению Шопенгауэра, единственный выход для человека, осознавшего постоянство мирового зла и полную ничтожность бытия, обусловленную трагической конечностью всего существующего, в том числе и человека. Если с романтиками Шопенгауэра сближало признание приоритета художественной интуиции над научным познанием, то их взгляды на историю противоположны. Перед лицом вечности мировой воли время представляется Шопенгауэру «формой, в которой воле к жизни открывается ничтожество ее стремлений».

Пессимистические настроения Шопенгауэра в отношении бессилия человеческого разума и ничтожности человеческого существования были созвучны идеям и настроениям еще одного непримиримого критика гегелевского рационализма — Серена Кьеркегора (1813—1855).

Порицая Гегеля за исторический объективизм, отдающий человека во власть чуждых ему «анонимных сил» и отрицающий возможность конкретной личности влиять на ход истории, Кьеркегор рассматривал бытие через призму человеческого существования, всегда несущего на себе печать человеческой субъективности.

Существование человека, характеризующееся изменчивостью, противоречивостью, неустойчивостью, постоянно порождающими сомнение, отчаяние, страх и трепет, не поддается осмыслению рассудком.

Абстрактному и безличному научному мышлению Кьеркегор противопоставлял мышление экзистенциальное, содержанием которого являются глубоко интимные, внутренние, конкретные переживания субъекта.

И хотя в отличие от Шопенгауэра Кьеркегор видит залог свободы и независимости личности в ее непредопределенности, индетерминированности, он также не нуждается в истории — этом «абсурде исторического старья», поскольку только внутренний мир индивидуальности имеет абсолютную ценность. Свою потребность в общении отчужденный от общества, одинокий человек может удовлетворить только в «трагическом диалоге» с Богом. Идеи Шопенгауэра и Кьеркегора оказали влияние на развитие философии экзистенциализма.

В немалой степени кризису классического рационализма способствовал «коперниканский переворот» в философии Иммануила Канта (1724—1804), поставившего перед собой задачу «великого синтеза» рационализма и эмпиризма.

Кант считал, что благодаря наличию в сознании априорных (доопытных) форм организации наших чувственных впечатлений, мы всегда имеем дело не с самим вещами, а с упорядоченными представлениями о них — явлениями (феноменами).

Тем самым опыт оказывался возможным лишь при активном участии мышления, ибо «разум опережает чувственный опыт, когда ставит вопрос и вынуждает природу ответить на него».

Кант не отрицал существования объективного, независимого от человека мира, но рассматривал его как вещь в себе, как недоступный нашему познанию, поскольку отгорожен от нашего разума субъективными формами организации опыта, которые мы не можем отбросить.

Таким образом познание мира, оказываясь в зависимости от наших познавательных способностей, предстает не как пассивное восприятие объектов, а как их активное преобразование при помощи сознания. Феноменализм Канта, а также обоснование активности человеческого сознания, не отражающего, а творящего мир, оказали большое влияние на развитие неклассической философии и, прежде всего, на неокантианство и феноменологию.

Кроме того, одной из главных заслуг Канта была постановка вопроса об автономности личности, которая никогда и ни при каких обстоятельствах не может быть средством для достижения любой самой благородной цели.

Утверждая существование категорического императива — внутреннего нравственного закона, Кант считал, что человек всегда должен действовать не по принуждению, а по внутреннему убеждению.

Высоко оценивая внутренний мир человека, руководствующегося принципом «поступай по отношению к другим так, чтобы это могло стать основой законодательства», Кант возводил свободу в разряд универсальных ценностей человеческого бытия.

Таким образом ряд идей, сложившихся в русле классической философии, оказался весьма плодотворным для последующего развития философии, вставшей перед необходимостью осмыслить новые исторические реалии, которые не вписывались в традиционные теоретические схемы.

Многообразие и противоречивость процессов, происходивших в экономике, в политике, в идеологии, в науке наиболее развитых стран Запада в конце XIX — первой половине XX в.

, нашли свое выражение в возникновении широкого спектра философских школ и направлений, с разных позиций осмысливавших происходящие изменения, по- разному видевших перспективы исторического развития и по-разному оценивающих наследие классического рационализма.

Однако во всем этом многообразии можно выделить ряд фундаментальных принципов и установок, свидетельствовавших об утверждении нового типа философствования, становление и развитие которого происходило в ходе острой дискуссии о роли и значении, границ и возможностей разума в философии и жизни между теми, кто отстаивал приоритет разума, и теми, кто выдвигал на первый план действие иррациональных сил в природе, обществе и человеке. Можно сказать, внутренним двигателем развития философских идей являлось противоборство рационалистического стиля философствования и иррационалистического, к которым тяготели, несмотря на расхождения относительно конкретных вопросов, те или иные философские школы и направления.

Представители таких направлений рационалистической философии, как позитивизм, прагматизм, неокантианство, неогегельянство, хотя и отстаивали ценность разума, тем не менее рассматривали его уже не как всеобщий принцип мироздания или как универсальную способность человека.

Деятельность разума ограничивалась выявлением и установлением логических связей и отношений, обобщением в ограниченных сферах реальности и локализовалась преимущественно в сфере точных и естественных наук.

Рациональное сводилось к логическому, действующему в имеющих более или менее жесткие границы познавательных сферах. Вместе с тем рационалисты, даже те, кто замкнулся в рамках философии науки, уже не отрицали значения иррационального не только в жизни, но и в научном исследовании.

Если разум, по мнению, физика А. Пуанкаре, выступает «орудием доказательства», то интуиция является «орудием изобретения».

В качестве главного оппонента рационализма выступал иррационализм, находившийся прежде на периферии классической философии, а теперь претендовавший на построение целостных мировоззренческих моделей.

Для представителей таких иррационалистических школ, как философия жизни, экзистенциализм, философская антропология, были характерны критика дискурсивного разума, отождествляемого с плоским рассудком, который не способен постичь многообразие динамичного мира культуры, акцент на дорефлексивном, очищенном от внешних влияний индивидуальном сознании субъекта, чей духовный опыт принципиально невыразим средствами языка и не поддается логическому анализу.

Однако, несмотря на противостояние рационалистического и ир- рационалистического направления в философии конца XIX — начала XX вв., граница между ними не была абсолютной.

Более того, оба они базировались на некоторых общих фундаментальных принципах, свидетельствующих о смене одного типа рациональности — классического — другим — неклассическим.

Это позволяло говорить о философии рассматриваемого периода как внутренне противоречивой, плюралистичной, но в то же время выявившей и выразившей основные доминанты эпохи.

Неклассическая философия во всех своих направлениях была ориентирована не на поиски сущности объективного мира, а на познание многообразных феноменов, данных человеку в его опыте (внутреннем или внешнем), — чувственном, интеллектуальном, интуитивном.

Следствием феноменализма и субъективизма был отказ от признания действия в обществе и природе универсальных законов, независимых от человека, и переключение на установление функциональных связей и отношений между явлениями.

Требование изучать мир не «как он есть сам по себе», а «что он представляет для нас» ставило задачу изучения систем и отдельных фрагментов действительности, вычленяемых в зависимости от субъективных интересов, целей, ценностей исследователя.

При этом ответы на вопросы провоцировались самим способом вопрошания, самой постановкой вопроса, предполагавшей возможность получения ответа в избранном направлении относительно определенного класса объектов. Как отмечал О. Шпенглер, «всякий философский вопрос есть лишь скрытое желание получить определенный ответ». Р. Дж. Коллингвуд разрабатывал логику вопросов и ответов, а для А. Тойнби сами культуры функционировали по принципу «вызов — ответ».

Утрачивая позиции объективного наблюдателя, человек помещался внутрь реальности, которая уже не могла избежать влияния его интересов и, в свою очередь, сама оказывала воздействие на принципы познания.

Фрагментаризация прежде единой и целостной картины мира привела к ее распаду на множество миров, обладающих своими собственными, специфическими закономерностями развития и функционирования.

Произошла переориентация с решения онтологических проблем на гносеологические, где основной была проблема поиска методов исследования, адекватных специфике изучаемых объектов и отвечающих поставленным целям.

Ученый уподоблялся ловцу, который забрасывал «методологическую сетку», сконструированную таким образом, что в нее попадало лишь соответствовавшее поставленным целям. Инструментальный характер познания, включавшего не просто знание об объекте, но и его оценку, обусловливал относительный характер истины, а также признание множества истин, добываемых различными способами и пригодных для того или иного класса объектов.

Вместе с тем вовлеченность человека в изучаемый им мир, который представал как материал субъективного опыта, обусловила размывание границ между объективным и субъективным, материальным и духовным, уступая место представлениям о некой единой реальности, интегрирующей самые разнообразные феномены — физические, психические и любые иные.

Так, например, по мнению позитивиста Р. Авенариуса, принципиального различия между субъектом познания и его объектом нет, поскольку они находятся в отношениях «принципиальной координации», как «оба первоначально находимые вместе».

Представители философии жизни «мертвой» материи, подчиняющейся механическим законам, противопоставили жизнь как изначальную реальность, несводимую ни к духу, ни к материи.

Признание динамизма мира, изменчивости и непостоянства его явлений обостряли интерес к времени, которое становится «героем» многих философских сюжетов.

Относительность знания, его принципов и постулатов, невозможность достижения абсолютной истины, имеющей всегда частный характер, влекли за собой признание исторической обусловленности человеческого познания, историчности самой науки.

Объекты познания — природные и социальные — представали как сложные системы, несводимые к сумме частей, богатые потенциальными возможностями и постоянно находящиеся в процессе развития. Само время утрачивало объективный характер, превращаясь нередко в «факт человеческого сознания», как утверждал интуитивист А. Бергсон.

Интерес к историчности человеческого сознания стимулировал интерес к истории различных культур, имеющих свой неповторимый облик и путь развития. Представление о поступательном движении человечества к единой цели, о возможности прогресса во всемирной истории было поставлено под сомнение, чему способствовала не только точка зрения культурного плюрализма в гуманитарных науках, но и реальные исторические события.

Источник: https://studme.org/319184/filosofiya/neklassicheskaya_ratsionalnost_subektivizatsiya_logicheskogo

Классическая и неклассическая философия

СТАНОВЛЕНИЕ НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ Неклассическая философия: эпоха

У истоков своих философия была целостным знанием, осмысливающем все сущее.

Со времен досократиков фундаментальная проблема натурфилософии состояла в том, чтобы выяснить, каким образом порядок возникает из хаотических состояний материи.

На более позднем этапе античная философия стремилась перейти от преимущественного изучения природного космоса к анализу проблематики социального космоса, человека, личности.

Средневековая философия, развивавшаяся в тесной связи с религиозной формой сознания, была теоцентристской. Она перешла от целостного универсализма к суммативному универсализму (сумма = вера + знание).

В эпоху Возрождения произошел поворот от теологической к натуралистической ориентации. Философское мышление получало сильные импульсы из сферы искусства.

Антропоцентризм пронизывался культом красоты (Леонардо да Винчи, Рафаэль).

В эпоху Реформации на первый план выдвинулась этическая тематика, ориентированная на человеческую деятельность и мышление. Философское знание становится гносеоцентристским. В ХVII–ХVIII вв.

укреплялся и расширялся союз с естествознанием, философское мышление сохраняло универсалистски-суммативный характер.

Вместе с тем начинают складываться целостно-системные философские концепции, построенные не на религиозно-мифологических, а на светских основаниях материалистического и идеалистического толка.

Начиная с Ф. Бэкона, Р. Декарта и Б. Спинозы философия занята разработкой метода, позволяющего соединять конкретно-научное и собственно философское знание в систему взаимно обосновывающих теоретических положений. Помимо науки развивалась ориентация на юридически-правовую сферу, на выяснение роли человека в обществе.

Начиная с И. Канта, Г. Гегеля, К. Маркса и Ф.

Энгельса философия превращается в самодостаточную, саморазвивающуюся реальность, перестает быть только совокупностью общих выводов других наук, а сама с помощью собственных средств выводит и обосновывает свои положения, выступая по отношению к наукам в роли общего мировоззрения, методологии и логики их развития. На смену созерцательно-умозрительному пришел деятельностный, а затем социально-экономический стиль философствования. Развивался социоцентризм. Суммативность превращалась в системность при сохранении всеохватности.

С середины XIX в. все определеннее стала сказываться потребность в развитии новых, неклассических типов философствования.

В полемике с философской классикой (ее вершиной была немецкая философия XVIII–XIX вв.) формируется ряд черт, которые определяют сущность неклассической (а также в определенной степени постнеклассической) философии.

Гегелевская философия в идеях об исторически развивающихся системах, а особенно теория марксизма явились, пожалуй, переходной формой от классической к неклассической философии. Например, К. Маркс и Ф.

Энгельс подошли к идее глобализации, которая стала весьма влиятельной в постнеклассической философии.

В рамках классической философии основной проблемой считается проблема существования всеобщего, универсума, всеобщей сущности человека, общих принципов и законов истории и т. д.

Неклассическая философия отказывается от традиционной метафизики, от поисков универсалий, абстрактно-общих схематизмов (человек, история, общество вообще и т. п.).

Она стремится подчеркнуть неповторимость, многогранность, многовариантность различных сторон бытия, исходит из посылки, что мир непрерывно и необратимо изменяется, усложняется, рождает новые формы.

Неклассическая философия подчеркивает, что классика оказывается не у дел по мере того, как человечество от открытия и преобразования форм естественного мира переходит к проникновению в глубь материи и изобретению искусственной реальности. При этом происходит в значительной степени замена природы техникой, вещно-событийной среды информационно-знаковой, а образов и понятий моделями и символами.

Согласно философской классике, между знаниями, выраженными в четкой логической форме, и окружающей действительностью существует внутренняя взаимосвязь, которая зафиксирована в познавательном процессе.

Достаточно найти универсальные методы познания, и согласованность между объектом и познающим субъектом будет достигнута.

Для неклассической философии характерен иной подход: если соответствие между реальностью (миром) и знаниями (вместе с логикой) и существует, то оно обнаруживается прежде всего в системе ценностей, интересов, пользы, а универсальные методы познания отсутствуют.

Неклассическая философия, подчеркивая ограниченность познавательных возможностей разума, все чаще обращается к таким видам познания, как инстинкт, воля, чувство, интуиция и т. п. Задачу обращенной к человеку философии С.

Кьеркегор видел в том, что­бы «вчувствоваться» в человеческую жизнь, человеческие страдания. Разочаровавшись в разуме, человек, по мнению П. Сорокина, погрузился в мир «чувственной культуры».

Неподвластность жизни рациональному измерению в западноевропейской неклассической философии нередко определяется понятием «абсурд».

Состояние абсурда обнаруживается в представлении человеком чуждости мира, его иррациональности.

Попытка же создать всеобъясняющее мировоззрение обречена на неудачу хотя бы потому, что происходят несовместимые процессы – становление «человека толпы» и крайняя индивидуализация человеческого бытия.

Таким образом, если для классической традиции характерна безмерная вера в человеческий разум и прогресс науки, то неклассическая философия оценивает могущество разума более взвешенно, выявляет границы познания, обращает внимание на внерациональные формы постижения бытия.

Неклассическая философия в отличие от классической, вместо истины акцентирует внимание на информации и коммуникации. В условиях современного лавинообразного роста объема информации оказывается востребованным принцип экономии мышления, сформулированный Э.

Махом и Р. Авенариусом. Встает задача не только проверки истинности или ложности получаемых из разных источников сведений, но и придания информации сжатой, сконцентрированной формы.

Впрочем, принцип экономии мышления не должен стать препятствием на пути отыскания истины.

Казалось бы, «экономнее» атом «мыслить» неделимым? В. И. Ленин в книге «Материализм и эмпириокритицизм» отметил, что мышление человека тогда «экономно», когда оно правильно отражает объективную истину, а критерием этой правильности служит практика. В ХХ в.

происходит соединение ценностей научно-технологического мышления с социальными ценностями, представленными нравственностью, искусством, религиозным постижением мира, развивается новый тип рациональности.

Классическая рациональность исходила из представления о возможности прямого «схватывания» своего объекта.

Современная философия развивает представление о многообразии различных интерпретационно-моделирующих схем, претендующих на рациональное освоение реальности.

Рациональность ориентирована на диалог, в котором победа той или иной точки зрения относительна, так как допускает возможность дальнейшего спора и пересмотра через коммуникацию различных познавательных позиций.

Познавательные установки обусловлены как характером объектов, так и всем разнообразием внешних и внутренних факторов человеческой субъективности.

Предмет (объект) уже не противостоит субъекту как полностью от него независимый. Граница между объективным и субъективным в познании стирается, становится неустойчивой. Знания – не только отражение реальности.

Они конструируются обществом на основе опыта взаимодействия с миром и зависят от мотивации субъекта познания, языка описания, операциональных средств и т. п., что определяется личностными особенностями субъекта познания.

Современная рациональность учитывает соотнесенность знаний об объекте не только со средствами, но и ценностно-целевыми структурами деятельности.

Переход от классической к неклассической философии связан с языковой революцией, с исследованиями Витгенштейна, Гуссерля, Хайдеггера. Понятие истинности заменяется понятием осмысленности, язык рассматривается как предельное онтологическое основание мышления и деятельности. В лингвистической философии язык – средство конструирования, а не отражения мира.

Для неклассической философии характерно осознание кризисности человеческого существования, выявление его неукорененности, признание его творческих возможностей и одновременно понимание ограниченности и разрушительности его притязаний. Человек осознает, как выразился М. Бубер, свою «силу – бессилие».

Согласно классической философии, субъект действия несет ответственность за его последствия, действует самостоятельно, а как не в качестве «винтика».

Неклассическая философия исходит из того, что личность растворяется в социотехнических системах, «встраивается» в систему техногенной реальности, превращается из субъекта деятельности в ее фактор.

При этом индивид выступает участником группы, где из-за разделения функций в принципе невозможно предусмотреть последствия своих действий. В условиях неопределенности ответственность человека связана не столько с его свободой, сколько с нормами и функциями демократического общества.

Современная философия больше ориентирует человечество не на изменение мира, а на сохранение цивилизации.

Человек предстает не как властелин природы и центр мироздания, а существо, включенное в многообразие жизни, соотносящееся с различными частями живого не на основе господства и конкуренции, а на основе взаимности и сотрудничества при возрастании роли кооперативных эффектов и несиловых взаимодействий.

В неклассической философии диалектика дополняется синергетикой.

Последняя имеет дело преимущественно не с вещами, в которых оформлен и конкретизирован тот или иной субстрат (основа однородности различных предметов и различных свойств отдельного), а с системами как взаимодействием отношений и элементов, с комбинаторными, коммуникационными процессами, преобразованиями пространственно-временных отношений самих по себе, т. е. с самоорганизацией. В диалектике движение абсолютно, устойчивость относительна. Синергетика же – теория неравновесных систем, мировоззрение бесконечного становления, перехода от одной определенности бытия к другой.

В XX в. произошла замена целостного мировоззрения на отдельные направления, автономные теории. Вместе с тем в современной философии, особенно в связи с развитием глобальной тематики, зреет осознание неудовлетворенности состоянием фрагментаризма и необходимости возрождения философии как целостного мировоззрения.

Философия ХХ–ХХІ вв. характеризуется плюрализмом, обилием школ и направлений, и вместе с тем стремлением создать целостное учение на основе многоаспектного решения различных проблем разными школами.

На фоне коренных трансформаций, происходящих ныне в развитии социума, культуры и науки, сталкиваются в противоречивом единстве глобализм и антиглобализм, традиционализм и постмодернизм, экологизм и технократизм и т. д.

Происходит сближение восточного и западного мышления, рациональных и иррациональных, научных и вненаучных подходов, когнитивных и ценностных параметров знания и т. п.

Стремление к многостороннему, с разных позиций, осмыслению проблем нередко приводит представителей неклассической философии к эклектике – механическому смешению противоположных исходных принципов в рамках своих философских систем.

Соединение объективного мира и мира человека приводит к формированию взгляда на Вселенную как на «человекоразмерный» объект. В человекоразмерных системах («человек – техническое устройство – экологическая среда», «человек – компьютерная сеть» и т. п.

) истина и нравственность сближаются. Знания, ценности и нравственные установки предостерегают от необдуманных и опасных действий.

Трансформируется идеал ценностно-нейтрального объективистского исследования в междисциплинарные, комплексные программы, в которых значителен удельный вес позитивной субъективности.

В последние десятилетия XX в. возник постмодернизм (наиболее зримое проявление постнеклассической философии), становление которого связано с трудами Ф. Лиотара, Ж. Дерриды, Ж. Делеза и др.

Постмодернизм связан с кризисом эпохи рационализма, окончанием, по мнению сторонников этого направления, эпохи прогресса, понимаемого как преобразование и изменение мира, который отвечает противодействием на эту деятельность человека.

Постмодернизм не является каким-то единым философским направлением – он оформился в виде своеобразных продолжений концепций структурализма, экзистенциализма, постпозитивизма, герменевтики.

Постмодернизм выражает неудовлетворенность существующими традициями в культуре и обществе, низвергает универсальные категории, идеалы, нормы и методологические стандарты, сформировавшиеся в классическую эпоху. Он демонстрирует отход от традиционной корреспондентской концепции истины, отвергает принцип объективности знания.

Одним из следствий такого радикального критицизма постмодернистов выступает «принцип терпимости», ведущий к релятивизму и эклектике, «размытости» описаний, объяснений.

Феномен неопределенности, связанный с «принципом терпимости», обосновывается тем, что в современной науке встречаются ситуации, в которых нельзя однозначно ответить на вопрос о наличии или отсутствии у объекта какого-нибудь свойства (например, массы у нейтрино).

Новое постмодернизм трактует как иную комбинацию прежних достижений. Постмодернизм направлен на деконструкцию оставшихся в наследство от классической эпохи ценностей, таких, как Бог, истина, смысл, красота. Эти ценности признаются, но наполняются новым, отличным от классического, содержанием.

Провозглашая новый тип реальности, выражающей переход мира из вещно-событийного, предметного в экранное, знаковое, информационно-виртуальное состояние, постмодернизм апеллирует к инстинктам, ощущениям вседозволенности, спонтанности, разнообразию вкусов и манер, хаосу. Пост­модернисты (Ж. Делез, Ф. Гваттари и др.

) порой используют образ ризомы.

Постмодернисты придерживаются точки зрения, что философия со своими очерченными проблемами исчерпала свои возможности.

Сторонники постмодернизма предлагают не только изменить процедуру философского анализа, но и переосмыслить роль, место и статус философии в культуре.

По их мнению, философия должна слиться прежде всего с искусством, сделавшись «искусством мышления», искусством интерпретации текстов. Ж. Деррида в своей книге «О грамматологии» (1967) выдвинул декларацию: «Ничто не существует вне текста!».

Текст допускает множество контекстов. Из него не только произвольно извлекаются (считываются) смыслы, но и внедряются (вчитываются) весьма субъективистские толкования.

Мыслить, с точки зрения постмодернизма, – это работать в «архиве» текстов, в «археологии» знаний, отыскивая «следы» на пыли эпох.

При этом рефлексирующий субъект теряется во множестве опосредующих влияний и вместо него остаются лишь следы.

Отказываясь от дуального (субъект-объектного) восприятия реальности, постмодернизм рассматривает движение культуры с точки зрения усложнения языка и обогащения смысла представлений.

Проводится идея о построении новой культуры, ориентированной на общечеловеческие ценности. В культуре нет и не может быть ни ядра (центра), ни периферийных слоев.

В условиях же неопределенной, неустойчивой ситуации человеку остается развивать в себе ироническое отношение ко всему происходящему.

В целом постмодернизм предполагает:

а) методологический плюрализм;

б) сопровождается плюрализмом теоретическим;

в) опирается на отрицание системности;

г) отвергает метатеорию;

д) критерии истины, добра и красоты для оценки общественных, художественных или иных явлений объявляются устаревшими.

Постмодернистские рассуждения в некотором роде адекватно выражают специфику современной социокультурной ситуации и роль философии в ней.

Вместе с тем без истины и реализма, которые дискредитируют постмодернисты, «исчезают фундаментальные основания этоса культуры и цивилизации, возникает угроза хаоса и торжества иррационализма.

Такая перспектива делает весьма проблемным воплощение в истории принципов демократии и гуманизма».

Итак, в своем развитии философия прошла этапы от целостного универсализма к суммативному, далее к целостно-системным концепциям, фрагментаризму и к возрождению философии как целостного мировоззрения. Историко-философский процесс, по мнению Т. И.

Ойзермана, можно рассматривать по этапам: дифференциация (например, Фалес, Анаксимен, Анаксимандр); дивергенция (Гераклит, элеаты); поляризация (Демокрит и Платон); радикальная поляризация (материализм и идеализм, рационализм и иррационализм, рационализм и эмпиризм); синтез идей.

«Новое» (творческое) рождается не на пустом месте, а на фундаменте «старого» – конечно, не останавливаясь на достигнутом знании, а перерабатывая прежние и прибавляя новые идеи, революционизируя прежние представления (отсюда вытекают революции в науке и в мировоззрении).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/11_57875_klassicheskaya-i-neklassicheskaya-filosofiya.html

Тема 10. Лекция 1. У истоков неклассической философии. — Точка Омега

СТАНОВЛЕНИЕ НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ Неклассическая философия: эпоха

Тема 10. Лекция 1. У истоков неклассической философии. Кьеркегор как предтеча экзистенциализма

I.Введение.Основные черты и достижения неклассической философии. Ее связь с формированиемнеклассической рациональности

II. С.Кьеркегор как предтеча экзистенциализма

I.Введение. Основные черты и достижения неклассической философии. Ее связь сформированием неклассической рациональности

Мы с вами помним, что представляласобой классическая философия.

Тема 5. Философия Нового времени. Лекция 1.:

«

Понятиеклассической философии

Под классической философией понимается общая ориентация иидейная стилистика мышления, характерная для ХVII – ХIХ столетий, которая отражалане только сознательные установки философов этого периода, но и условия и механизмы производства философского знания в это время.

Черты классическойфилософии

  • Рационализм
  • Панлогизм
  • Систематичность
  • Цельность
  • Завершенность
  • Монистичность
  • Прогрессизм

Вера в естественную упорядоченность мироустройства,доступную рациональному постижению. Вера в возможность познать все глубинымировых связей, включая внутренний мир самого человека.

»

Основные достижения КФ:

  • формирование субъект-объектной парадигмы в области познания
  • ньютоно-картезианской научной парадигмы
  • мировоззренческое обоснование наукоцентризма
  • идея культурного прогресса.

»

И вот, к концу ХIХ века становится очевидным: область бессознательного ширеобласти сознательного. Разум не может больше претендовать на единственнуюправильную оценку реальности. Происходит изменение качественных критериевфилософского познания.

Социокультурныепредпосылки формирования новой философии

Кризис буржуазной культуры, развернувшийся в широкомисторико-культурном контексте.

Западноевропейскийромантизм, французский символизм, панэстетизм, декаданс как реакция на засильеутилитаризма и прагматизма в европейском обществе. Бунт в культуре. Преждевсего романтики. (гл. «Бунтующие денди» в «Бунтующем человеке» Камю)

Против чегобунтовали?

Цепочка взаимообусловленностей:ренессансный индивидуализм + идеи 17 века (рационализм, прогрессизм,наукоцентризм и установка на покорение природы) => вырождение впотребительскую этику капиталистического общества. Рационализм – инструментоправдания устойчивости общества путем подавления творческого сознания, ибо «стремлениек порядку – выражение стремления к безопасности» (Ортега-и-Гассет). Засилье«филистеров».

Как выражение романтического бунтапротив «измельчания человеческой породы» — эксплуатации образа «антигероя»,идеализация «антигероя» (асоциальные типы, самый асоциальный из которых –дьявол). Попытки растождествления смыслового объединенияразум=добро=полезность. «Романтическая дьяволиада»:

  1. Дьявол как выразитель иррационального, стихийного, неуправляемого.
  2. Дьявол как носитель разума-деструктора, «дух сомнения», умертвляющий аналитическим разложением жизнь как органическое целое.

Гете («Фауст»), Уильям Блейк (поэма«Бракосочетание неба и ада»), Байрон («Каин», подражание Гете «Манфред»)

Позднее Бодлер и его наследники («проклятые поэты» — Верлен,Рембо, Тристан Корбьер, Шарль Кро, Морис Роллина, Жермен Нуво, Жюль Лафорг):эстетизация зла как реакция на существущую систему моральных установок буржуазногообщества, прежде всего засилье утилитаризма и культивирование пошлости (фр.

газетчик Жирарден, воплощение капитализма: «Будьте посредственны!»): бунт противморали как свода правил, обеспечивающих безопасность жизни в ущерб свободе ипорыву.

Ориентация на всеобщность и универсальность – непосредственноеследствие «классической» монистичности – теоретический фундамент массовойкультуры.

Нас этоинтересует постольку, поскольку идею неделимости жизни без остатка на разум ибунт против подчинения всеобщности, Кьеркегор наследует прежде всего уромантиков. Как и гедонистический эстетизм и интерес к «обратной стороне»сознания (феномен демонизма).

Что нового связано с этим этапомфилософии, с неклассической философией?

Черты неклассической философии

1. Философия утрачиваетчерты академической дисциплины. Изменяется определение философии и ее предмета.

2. Изменяется пониманиеназначения и призвания философа. Философ начинает больше походить на пророка ипоэта. Философ как рациональный поэт. Ницше: философская деятельность какдеятельность артистическая. Философ как АРТИСТ.

Философия как исповедь=>большое значение для понимания философии приобретает биографический метод.(«Жизнь и поэзия – одно», В. Жуковский)

3. Пэнэстетизм какследствие признания принципиальной невозможности рационализации, упорядочеваниямира. Если не спасением, то попыткой найти какой-то противовес трагизму,связанному с исключением из мира справедливости, становится его оправдание всоответствии с идеей Прекрасного.

4. Антипрогрессизм.

5. Антропологизм. Трансформацияфилософской идеи человека – многоуровневость бытия, сначала – существование, затем– воплощение идеи, проекта Человека. (Начиная с Фейербаха (1804 —1872).

Основные достижения неклассической философии:

1. Разрушаетсяклассический тип философствования. Во многом это связано с философскими идеямиКанта. В частности, разрушается четкое противопоставление, разграничение S и O познания.

2. Оформление аксиологиикак специальной философской дисциплины.

3. Идея полионтическаяонтология.

4. Перспективизм.

5. Расширение образарациональности происходит за счет включения в него экзистенциально-духовного,культурно-исторического и даже обыденного познания.

6. Отказ отевропоцентризма.

7. Антителеологизм.

8. Культурцентризм.

Черты неклассической рациональности:

  • размывание границ между субъектом и объектом познания;
  • плюрализация познания;
  • включение ценностной детерминации в познавательную деятельность;
  • индивидуализация образа познания;
  • реабилитация иных, нежели рационально-логические, форм познания (ненаучных форм познания таких, как искусство, философия, мифология, религия…);
  • признание за миром качеств постоянного движения, изменения, становления, временности, процессуальности, принципиальной незавершенности.

С переходом к неклассическойфилософии и формированием неклассического типа рациональности связаны марксизм,западноевропейский иррационализм, фрейдизм.

В фокусе нашейлекции – философы, стоящие у истоков западноевропейского иррационализма:Кьеркегор – предтеча экзистенциализма, Шопенгауэр  и Ницше – философии жизни (как школы).

Западноевропейский иррационализм (с ним отождествляют и такое,взятое в широком смысле, понятие, как философияжизни; в узком смысле философия жизни – это одна из школ современной западноевропейскойфилософии; в широком смысле к примеру использует этот термин известный историкфилософии Ю.В. Поров)

как направлениев философии включает такие философские школы, как

  • экзистенциализм: атеистический — М. Хайдеггер, А. Камю, Ж.-П. Сартр; религиозный – Г. Марсель, М. Бубер, К. Ясперс, Н. Бердяев. Иногда к экзистенциалистам причисляют и Х. Ортегу-и-Гассета, хотя сам он называл себя рациовиталистом;
  • философия жизни:  Фр. Ницше, В. Дильтей, Г. Зиммель;
  • интуитивизм (спиритуализм): центральная фигура – Анри Бергсон.

С этим философским направлениемсвязано оформление антисциентизма.

Связь с предшествующей философией

  • Маркиз де Сад
  • Паскаль
  • Кант (гносеологическая платформа)
  • Философские идеи романтиков

Источник: https://www.sites.google.com/site/tochkaomega/studentam/lekcii/tema-10-lekcia-1-u-istokov-neklassiceskoj-filosofii

Формирование неклассической философии

СТАНОВЛЕНИЕ НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ Неклассическая философия: эпоха

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

ФОРМИРОВАНИЕ НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ

fТрадиции философского классицизма и неклассическая философия

Неклассической философией называют совокупность разнообразных школ, течений и концепций, возникших в период с середины ХIХ в. и до наших дней и отразивших те радикальные изменения, которым подверглась западная культура этого времени.

Эта философия развивается под знаком чрезвычайно интенсивной полемики с классической философской традицией. И эта полемика ведется в самом широком диапозоне: от полного отрицания классических философских ценностей до попыток использования традиций для решения собственных задач.

Но это не разрушение классической философии, а только трансформации, продолжение ее в современность и приспособление к актуальным проблемам новой культуры.

Под философской классикой понимают те учения, которые возникли со времен античности и до середины XIX в. и предложили европейской культуре образец философской теории, парадигму философствования.

Что же представляет собой классическая философская традиция, на каких принципах она основывается? Традиционная философия была основана на постулатах, которые в той или иной форме присутствовали во всех философских теориях всех времен. Рационализм — наиболее существенная черта этой философии. Признание разума, доверие к разуму, уважение к нему является основой этой философии.

Идея рациональности мира и человека доминировала в философии со времен Платона, а своего завершения достигает в немецкой классической философии. При этом разум представал в этой философии не только как существенная характеристика человека, но и как субстанциальная основа мира.

Именно греки сформировали убеждение в том, что принципы строения мира совпадают с принципами функционирования разума, и это совпадение является гарантией возможности рационального познания мира. Эта античная идея достигает своего логического завершения в гегелевской идее тождества бытия и мышления.

Отсюда и другая черта классической философии — рационализация человека. Единственное свойство, отличающее человека от всего живого — это разум, способность к логическому мышлению. В связи с этим классическая философия рассматривала человека исключительно как разумное существо, призванием которого была познавательная деятельность.

Человек рождается и живет для познания внутреннего строения мира, и это познание требует от него сознательного и целенаправленного развития своих познавательных способностей: разума, интуиции, памяти, морали.

Познание — не только потребность разума, но и души, ибо только познание способствует и расширению возможностей человека в мире, и духовному освобождению.

Такое понимание человеческой природы вело к гносеологизации отношений человека и мира.

Классическая философия эти отношения рассматривает исключительно как теоретико-познавательные, как отношения субъекта и объекта, где субъект выступал абсолютной точкой отсчета, а его разум — как единственно возможный способ видения мира. Результаты познавательной деятельности фиксируются с помощью точных и однозначных понятий.

Классике свойственна глубинная уверенность в естественной упорядоченности мироустройства, в котором присутствуют разумный порядок и гармония, убежденность в универсальности методов познания, всеобщности принципов развития истории, их доступности рациональному постижению.

Стиль философствования классической философии в силу ее ориентированности на идеалы научной рациональности характеризует, как правило, строгость, логичность, доказательность, рационально-рассудочная форма рассуждения, ориентация на использование априорных схем обоснования знания и возможность достижения абсолютного знания. Само философское знание строится как особая форма объективного знания, субъект как бы извне исследует и свое состояние, и внешнее ему бытие, имея право мыслить за других как монопольный обладатель истины.

Причины изменений. Изменения в развитии общества. Кризис классической культуры и науки. Противоречие между рационально сконструированными образцами мироустройства и действительным миром, зачастую антиразумным и иррациональным по своей природе.

Как же эта философская традиция осмысливается в неклассической философии? Первым шагом на пути становления неклассической философии было радикальное ограничение принципа рационализма.

Логицистские онтологические конструкции классической философии не имеют ничего общего с подлинной реальностью, для которой характерны дискретность, неоднородность и противоречивость.

В мире разумного не больше, чем неразумного, а претензии классической философии на системно-рациональное постижение природы и человека, утверждение тождества бытия и мышления — только миф.

Иррационализм в неклассической философии не только дополняет рационализм, но и приобретает статус мировоззренческой парадигмы, которая неразумность провозглашает главной характеристикой мира и его понимания. Это было не отрицание разума или его познавательных способностей, а только ограничение разумного и утверждение неразумного в качестве характеристики бытия и познания.

Под влиянием этих факторов происходит дерационализация человека. Неклассическая философия не отрицает разумности человека, но и не допускает ее верховенства. Человек не потому человек, что разумен и познает, а потому что живет.

Сущность и способ существования человека в мире обусловлены не разумом, а тотальной категорией жизни как совокупности разнообразных и многозначных форм его бытия. Мир можно понять и оправдать не с точки зрения разума, а с позиций жизни.

Человек рождается в мир не для того, чтобы познавать, а чтобы жить. И разум — только одно, и не самое существенное проявление этой жизни.

Человек рассматривается здесь не только как существо рационально-познающее, а как существо переживающее, сомневающееся, чувствующее, самосозидающее, практически преобразующее природу и общество.

Вместе с этим происходит своеобразная дегносеологизация отношений человека и мира.

Характерное для классической философии понимание связи мира и человека как отношений объекта и субъекта, противопоставленных друг другу и независимых друг от друга, неприемлемо для неклассической философии.

Эта философия исходит из тезиса, согласно которому всякий раз, как человек осознает себя, он осознает себя здесь и сейчас, в этом месте, в этой среде. Это значит, что бытие человека — это бытие-в-мире и бытие-во-времени.

Мир и человек едины, их нельзя разделить и противопоставить друг другу. Человек находится не вне мира, а внутри его, и только так этот мир может мыслиться. Поэтому для описания этого мира недостаточно одних только рациональных понятий, это требует самого широкого спектра изобразительных средств, в том числе и иррациональных.

Но в таком случае меняется и образ самой философии: из средства мышления мира в категориях разума она превращается в способ понимания действительности, адекватное познание которой средствами одного только разума невозможно.

Неклассическая философия от поиска всеобщих принципов, предельных сущностей, универсалий переходит к самоценности индивидуального, уникального, своеобразного, единичного.

Цель философии — постижение смысла и значения нашего присутствия в мире. А поскольку это присутствие многозначно и разнообразно, то и философия утрачивает свое единство и целостность.

Современная философия — это сочетание самых разных школ и течений, которые настолько отличаются друг от друга, что общим для них является разве только критическое отношение к философской классике.

Плюрализм — существенная черта современной философии.

В неклассической философии можно выделить несколько программ, направленных на переосмысление классического типа философствования:

1) иррационалистическая традиция (А. Шопенгауэр, С. Кьеркегор, Ф. Ницше);

2) социально-критическая программа, ориентированная не только на объяснение, но и на изменение социума (марксизм, нео- и постмарксизм);

3) аналитическая программа, включающая в себя переосмысление научно-рационалистических приоритетов и ценностей (позитивизм, нео- и постпозитивизм, аналитическая философия, структурализм, прагматизм);

4) экзистенциально-антропологическая программа (феноменология, экзистенциализм, герменевтика, психоанализ).

Западноевропейская философия второй половины 19 в.

С середины XIX века рационалистическому вектору классической новоевропейской философии усилиями А.Шопенгауэра, С.Кьеркегора и Ф.Ницше был противопоставлен феномен иррационального — бессознательные процессы и эмоционально-волевые акты.

Отметим, что классическая мысль в силу ряда причин, рассмотренных выше, не фокусировала внимания на проблемах воли, интуиции, духовного озарения, инстинкта, воли к жизни и воли к власти, т.е. на тех, которые не подчинялись законам логики, разума.

Этот интеллектуальный «зазор» и постарались восполнить философские оппоненты классического рационализма.

Артур Шопенгауэр (1788-1860) был первым философом, выступившим против гегелевского рационализма и панлогизма. Системно его взгляды изложены в произведении “Мир как воля и представление” (1818). Интеллект, по мнению Шопенгауэра, функционирует не на основе собственного рационального плана, а под влиянием воли.

Эта воля, создающая мир и человека и обладающая иррациональным характером, выступает как абсолютная основа бытия. Воля — это некая космическая и биологическая по своей природе сила, созидающая мир и человека. С появлением последнего возникает мир как представление, как человеческая картина.

Интеллект всего лишь средство воли к жизни. Она, а не разум, — подлинная основа мира и предпосылка личной воли человека. В мире, как и в человеке, нет ничего рационального, ему присуще неутолимое желание, темный глухой порыв.

Мир сам по себе бессмыслен, а вся история мира — это история волевых флуктуаций, не имеющих никакого смысла.

Не имеет смысла и воля к жизни, ибо сама жизнь бессмысленна, особенно человеческая жизнь. Она бессмысленна потому, что каждому человеку предначертаны болезни, страдания, старость и смерть.

Именно воля забросила нас в этот мир без нашего согласия и ведома, именно воля соблазняет нас обманчивыми приманками, наихудшей из которых есть оптимизм — самое беспощадное и бессовестное издевательство над человеком.

Жизнь человека — это непрерывные страдания, а то, что называют счастьем, на самом деле является только попыткой освобождения от страданий, за которой приходят новые страдания и неизбывная тоска. Так оптимизм и доверие разуму разбиваются о трагизм человеческого существования в мире.

У человека есть только один выход — погасить в себе волю к жизни. Эту истину, по мнению Шопенгауэра, открыли еще древнеиндийские мудрецы, выразившие ее в буддистском учении о нирване. Шопенгауэр выделял две разновидности людей, которые перестали быть рабами воли: святые в земной жизни и гении в искусстве.

Эта иррационалистическая критика гегельянства нашла свое продолжение в творчестве датского философа Серена Кьеркегора. Для него неприемлемы объективизм и рационализм Гегеля. Он отвергает любое единственное идеальное начало мира, ибо разум, воля, чувства — это все только абсолютизированные элементы сознания.

Поиск единой духовной субстанции, творение всеобъемлющей универсальной системы мистифицирует природу и историю, где господствует единичное, а не универсальное. Цель философии — не универсальные законы Вселенной, а отдельный человек в его особенности и уникальности.

Вопреки Гегелю с его идеей единства и необходимости исторического процесса, Кьеркегор провозглашает абсолютность каждого человека и самоценность каждого мгновения, пережитого человеком, самоценность его существования (existenz).

Экзистенция означает, что человек есть не результат действия неких внешних причин, а следствие процесса самоосуществления, начатого в его субъективности. Человек не результат чего-то внешнего. Он создает себя сам и в этом смысле является абсолютным началом.

Кьеркегор выделяет три стадии экзистенции (развития личности): эстетическую, этическую и религиозную. На эстетической стадии наиболее отчетливо проявляется индивидуальность человека, его жизнь предстает как множество не связанных между собой дискретных событий.

Эту стадию экзистенции характеризует не постоянство, а приступы изменчивости, новизны. На этой стадии нет никаких обязанностей, свобода ничем не ограничена и проявляется без каких-либо преград.

Но именно из-за этого недостижимой оказывается “истина” существования, что порождает неудовлетворенность и отчаяние, эту смертельную болезнь души. От отчаяния душа погибает, но погибает она и без отчаяния.

На этической стадии преобладает добродетель и долг. Сомнение в правильности жизни для себя порождает стремление делать добро для других, выполнять свой долг по отношению к человеку. Но жизнь в соответствии с долгом — это жизнь для всеобщего, разрушающего индивидуальность.

Если я живу для других, то не изменяю ли я своему предназначению, не отрицаю ли я этим свою человеческую сущность? Сомнение, неуверенность, растерянность и отчаяние не только не преодолеваются на этической стадии, но становятся невыносимыми.

И тогда у человека остается только одно — вера как воплощение третьей стадии экзистенции.

На религиозной стадии человек осознает тот факт, что ни эстетическое разнообразие наслаждения, ни этический долг не оправдывают присутствие человека в мире, не приносят ему удовлетворения и не снимают отчаяния. Жизнь — это страдания, неуверенность и отчаяние. Иного не дано, ибо иного нет.

Поэтому необходимо выбирать: либо наслаждение индивидуальной распущенностью, либо добродетель в соответствии с долгом. И нужно верить, что добродетель угодна Богу. Это не освобождает нас от страданий, но наделяет свободой: выбирать и страдать. Жизнь без веры невозможна. Но никто не может верить в Бога в христианском понимании этого слова.

Как же тогда жить? Верить, что твой выбор — это твоя свобода, а связанные с нею страдания и отчаяние — тайный божественный знак о возможности спасения.

Рационализм и системность философской классики подвергаются радикальной критике в “философии жизни”. Основные представители этой философии были заложены: Фридрих Ницше, Вильгельм Дильтей, Анри, Бергсон.

Главным объектом философии Ницше является человек, но не как носитель универсальных объективных знаний, а как существо, наполненное субъективными переживаниями.

Рациональными средствами нельзя постигнуть объективную истину, не потому, что таких средств нет, а потому, что отсутствует такая истина.

Природа мира и человека многозначна и разнообразна и существует множество различных точек зрения для объяснения мира, но ни одна из них не обладает большей ценностью, чем все остальные. Мир в основе своей неопределен и только фактом воли ему можно придать определенную форму.

Высшая истина рождается внутри человека благодаря самосозидающей воле. Человек не рождается человеком, а становится им. И это становление человека как живой реальности есть акт творения здесь и сейчас самоопределяющейся личности. Вечное становление мира и человека.

Жизнь Ницше рассматривал как «волю к власти». Все живое, согласно философу, стремится к власти, неравенство же сил создает естественную дифференциацию. Жизнь — это борьба всех против всех, в ней побеждает сильнейший. Идея сверхчеловека: тот, кто стоит над «стадом», над толпой с ее предубеждением и лицемерием.

Двигаться вперед, превосходить самого себя, стремиться к высшему, расти и совершенствоваться — это все и есть воля к жизни и власти, творение сверхчеловека. Последний нуждается в особой морали — мужественной морали борца и воина.

Насилие, согласно Ницше, есть кристально чистое проявление прирожденной воли человека к власти.

Главную причину краха современной ему цивилизации философ видел в засилии интеллекта, в превалировании его над волей. Там, где интеллект возвышается над волей, она обречена на неминуемое разложение. Именно поэтому разум должен быть подчинен воле и работать, как орудие власти.

Главной преградой на пути к сверхчеловеку является традиционная мораль. Ею проникнута не только религия, но и философия. Эта мораль лишает человека воли, отрывает от жизни, делает его недееспособным. Христианская, как и социалистическая мораль ослабляет личностное начало в человеке, нивелирует его под знаком всеобщего равенства.

Вот почему настает время “переоценки всех ценностей”, преодоления “человеческого, слишком человеческого” и творения “новой добродетели” — этой дороги, ведущей “по ту сторону добра и зла”, в веселый мир сверхчеловека.

В этом мире нет ничего данного, а только — становление, вечное возвращение, в котором человек превосходит самого себя, возвышается над собой, достигает свободы в трагической мистерии жизни.

неклассический философия ницше

Позитивизм и эмпириокритицизм

ПЕРВЫЙ ПОЗИТИВИЗМ

(30—40 гг. XIX в.)

О. Конт (1798—1857)

Г. Спенсер (1820—1903)

Всякие попытки «приспособить» «метафизическую» проблематику к духу научности заведомо обречены па провал.

Изучению поддается только мир явлений. Философия как метафизика должна быть упразднена. Пережитки «метафизики» должны быть удалены и из науки.

Человеческая история имеет три стадии.

На первой, теологической стадии все явления рассматриваются как объекты воздействия сверхъестественных сил. На второй, метафизической стадии все в мире объясняется действием неких абстрактных, отвлеченных начал.

На третьей, позитивной стадии человека уже не интересуют происхождение и судьбы мира, он строит свои рассуждения только на наблюдении. Философия на этой стадии становится инструментом упорядочивания наук, способом выявления общих для всех наук законов, которые можно перенести и на общество.

Построение «новой философии» является естественным продолжением той работы, которая совершается в специальных науках.

ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ

(на рубеже XIX -XX вв.)

Э. Мах (1838—1916)

Р. Авенариус (1813 —1896)

Задача философии заключается

в установлении принципов упорядочивания явлений в сознании исследователя.

Опыт — это данность мира познающему субъекту, зафиксированная в его сознании с помощью утверждений, высказываний. Понять особенности понимания опыта может так называемая «принципиальная координация»: нет объекта без субъекта, как нет и субъекта без объекта.

Элементы опыта как единства «Я» и «среды» нейтральны, то есть в зависимости от точки зрения они могут рассматриваться и как «физические», и как «психические». Индивид с его нервной системой и окружающая среда образуют реальное единство опыта.

Опыт не позволяет отделить от всего видимого, слышимого, оцениваемого некую субстанцию, первооснову мира (материальную или идеальную).

Новая философия должна очистить наш опыт от бесплодных фантазий, ненужных продуктов умственной деятельности (высказываний о субстанции, о душе, о причинной связи).

Принцип наименьшей траты сил ( или экономии мышления) — основной принцип, которым должна руководствоваться философия, становясь критикой чистого опыта, деятельностью по очищению опыта.

Исходя из того, что объяснение предполагает привлечение ненужных предположений, не может обойтись без понятия причинности, чреватого метафизическими спекуляциями, этот принцип ориентирует на кумулятивную модель научного знания, и представляет научное знание исключительно как описание фактов.

Размещено на Allbest.ru

Источник: https://knowledge.allbest.ru/philosophy/2c0b65635a2ac68b4d43b88521306d26_0.html

Scicenter1
Добавить комментарий