V ПРИНЦИП ФОРМАЛЬНОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ПРИРОДЫ ЕСТЬ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫЙ

Критика способности суждения

V ПРИНЦИП ФОРМАЛЬНОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ПРИРОДЫ ЕСТЬ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫЙ

Понятия природы, содержащие основу для всякого априорно теоретического познания, покоились на законодательстве рассудка. Понятие свободы, содержащее основу для всех априорных чувственно не обусловленных практических предписаний, покоилось на законодательстве разума.

Таким образом, помимо того, что обе способности могут быть по своей логической форме применены к принципам, какого бы происхождения эти принципы ни были, каждая из них обладает еще по своему содержанию своим собственным законодательством, над которым (априорно) нет другого и которое поэтому оправдывает деление философии на теоретическую и практическую.

Однако в семействе высших познавательных способностей все-таки существует промежуточное звено между рассудком и разумом. Это – способность суждения, которая, как можно предположить по аналогии, также должна содержать если не собственное законодательство, то, во всяком случае, собственный принцип обнаружения законов, правда, принцип, лишь априорно субъективный;

и хотя этому принципу не дана в качестве его области определенная сфера предметов, он все-таки может иметь какую-либо почву с определенными свойствами, для которых значим лишь этот принцип.

К этому присовокупляется (судя по аналогии) новое основание для того, чтобы поставить способность суждения в связь с другим порядком способностей нашего представления, который, по-видимому, еще более важен, чем близость способности суждения другим познавательным способностям.

Ибо все силы или способности души могут быть сведены к трем, которые далее нельзя вывести из общего основания; это способность познания, чувство удовольствия и неудовольствия и способность желания.

Для способности познания законодателен только рассудок, если эта способность (как и должно быть, когда она рассматривается сама по себе, без смешения со способностью желания) соотносится в качестве способности теоретического познания с природой, лишь по отношению к которой как явлению мы можем устанавливать законы посредством априорных понятий природы, представляющих собой, собственно говоря, чистые понятия рассудка. Для способности желания как высшей способности в соответствии с понятием свободы априорно законодателен только разум (в котором только и имеется это понятие). Однако между способностью познания и способностью желания находится чувство удовольствия, так же, как между рассудком и разумом способность суждения. Поэтому пока следует по крайней мере предположить, что способность суждения также содержит для себя априорный принцип, а поскольку со способностью желания необходимо связано удовольствие или неудовольствие (предшествуют ли они как в низшей степени этой способности ее принципу или, как в высшей, следуют только из его определения моральным законом), она также будет способствовать переходу чистых познавательных способностей, то есть переходу от области понятий природы к области понятия свободы, подобно тому как в логическом применении она делает возможным переход от рассудка к разуму.

Следовательно, хотя философия может быть разделена только на две главные части, теоретическую и практическую, хотя все, что мы хотели бы сказать о собственных принципах способности суждения, должно быть отнесено в ней к теоретической части, то есть к познанию разумом согласно понятиям природы, все-таки критика чистого разума, которая прежде чем приступить к осуществлению системы должна установить все это для ее возможности, состоит из трех частей: критики чистого рассудка, критики чистой способности суждения и критики чистого разума;

эти способности названы чистыми потому, что они априорно законодательны.

О СПОСОБНОСТИ СУЖДЕНИЯ КАК АПРИОРНО ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ СПОСОБНОСТИ

Способность суждения вообще есть способность мыслить особенное как подчиненное общему.

Если общее (правило, принцип, закон) дано, то способность суждения, которая подводит под него особенное (и в том случае, если она в качестве трансцендентальной способности суждения априорно указывает условия, при которых только и может быть совершено это подведение) есть определяющая способность суждения; если же дано только особенное, для которого способность суждения должна найти общее, то эта способность есть рефлектирующая способность суждения.

Определяющая способность суждения лишь подводит особенное под общие трансцендентальные законы, которые дает рассудок, закон предписан ей априорно, и ей не нужно самой измышлять закон, чтобы подчинить особенное в природе общему.

Однако существует такое многообразие форм природы, столько модификаций общих трансцендентальных понятий, остающихся не определенными теми законами, которые априорно дает чистый рассудок, ибо они имеют в виду возможность природы (в качестве предмета чувств) вообще, что для всего этого также должны быть законы; в качестве эмпирических они могут в соответствии с пониманием нашего рассудка быть случайными, но поскольку они должны называться законами (как того требует понятие природы), их следует все-таки признавать необходимыми, исходя из некоего, хотя и не известного нам принципа, принципа единства многообразного. Следовательно, рефлектирующая способность суждения, которой надлежит подниматься от особенного в природе к общему, нуждается в принципе – из опыта она его заимствовать не может, так как именно этот принцип должен обосновать единство всех эмпирических принципов, подчиненных также эмпирическим, но более высоким принципам, другими словами, возможность их систематического подчинения друг другу. Подобный трансцендентальный принцип рефлектирующая способность суждения может дать себе как закон только сама; она не может взять его извне (так как в этом случае она была бы определяющей способностью суждения) или предписывать его природе, ибо рефлексия о законах природы сообразуется с природой, а не природа с условиями, согласно которым мы пытаемся получить совершенно случайное в отношении этих условий понятие о ней.

Поскольку общие законы природы имеют основание в нашем рассудке, который предписывает их природе (правда, лишь в соответствии с общим понятием о ней как природе), этот принцип должен быть лишь таким, который устанавливает, что частные эмпирические законы в отношении того, что в них осталось не определенным упомянутыми общими законами, надлежит рассматривать в таком единстве, будто некий рассудок (хотя и не наш) также дал их нашим познавательным способностям, чтобы сделать возможной систему опыта сообразно частным законам природы. Это не значит, что следует действительно исходить из наличия такого рассудка (ибо эта идея служит принципам лишь рефлектирующей способности суждения, для рефлексии, а не для определения), и эта способность дает, таким образом, закон только самой себе, не природе.

Поскольку понятие объекта, в той мере, в какой оно содержит одновременно и основание действительности этого объекта, называется целью, а соответствие вещи той структуре вещей, которая возможна лишь согласно целям, называется целесообразностью ее формы, то принцип способности суждения по отношению к форме вещей природы, подчиненных эмпирическим законам вообще, есть целесообразность природы. в ее многообразии. Другими словами, посредством этого понятия природа представляется таким образом, будто некий рассудок содержит основание единства многообразия ее эмпирических законов.

Следовательно, целесообразность природы есть частное априорное понятие, которое имеет свой источник только в рефлектирующей способности суждения.

Ибо приписывать продуктам природы нечто, подобное отношению природы в них к целям, нельзя; этим понятием можно пользоваться лишь для того, чтобы рефлектировать о них с точки зрения связи явлений в природе, данной в соответствии с эмпирическими законами.

К тому же это понятие полностью отличается от практической целесообразности (будь то человеческого искусства или нравственности), хотя и мыслится по аналогии с ней.

ПРИНЦИП ФОРМАЛЬНОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ПРИРОДЫ ЕСТЬ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫЙ ПРИНЦИП СПОСОБНОСТИ СУЖДЕНИЯ

Трансцендентальный принцип – это принцип, посредством которого представляется априорное общее условие, единственно допускающее, чтобы вещи могли стать объектами нашего познания.

Напротив, метафизическим принцип называется, если он представляет априорное условие, допускающее, чтобы объекты, понятие о которых должно быть дано эмпирически, могли быть далее определены априорно.

Так, принцип познания тел в качестве субстанции и изменяющихся субстанции трансцендентален, если этим утверждается, что изменение должно быть вызвано какой-либо причиной; он метафизичен, если утверждается, что это изменение должно быть вызвано внешней причиной: в первом случае, для того чтобы априорно познать положение, тело должно мыслиться только посредством онтологических предикатов (чистых понятий рассудка), например, как субстанция; во втором в основу должно быть положено эмпирическое понятие тела (как вещи, движущейся в пространстве), что позволяет совершенно априорно усмотреть, что телу присущ этот предикат (движения посредством внешней причины). Таким образом, как я сразу же покажу, принцип целесообразности природы (в многообразии ее эмпирических законов) есть трансцендентальный принцип. Ибо понятие объектов, мыслимых подчиненными этому принципу, есть лишь чистое понятие о предметах возможного опытного познания вообще и не содержит ничего эмпирического, напротив, принцип практической целесообразности, который должен мыслиться в идее определения свободной воли, есть принцип метафизический, так как понятие способности желания как воли должно быть дано эмпирически (оно не принадлежит к трансцендентальным предикатам). Однако оба принципа все-таки не эмпирические, а априорные принципы, ибо для связи предиката с эмпирическим понятием субъекта их суждений нет необходимости в дальнейшем опыте, и эта связь может быть принята совершенно априорно.

Источник: https://nemaloknig.com/read-69874/?page=3

Читать онлайн Критика способности суждения страница 1. Большая и бесплатная библиотека

V ПРИНЦИП ФОРМАЛЬНОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ПРИРОДЫ ЕСТЬ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫЙ

I. О делении философии

II. Об области философии вообще

III. О критике способности суждения как средстве, связывающем две части философии в единое целое

IV. О способности суждения как априорно законодательной способности

V. Принцип формальной целесообразности природы есть трансцендентальный принцип способности суждения

VI. О связи чувства удовольствия с понятием целесообразности природы

VII. Об эстетическом представлении целесообразности природы

VIII. О логическом представлении о целесообразности природы

IX. О связи между законодательством рассудка законодательством разума, осуществляемой способностью суждения

Часть первая. КРИТИКА ЭСТЕТИЧЕСКОЙ СПОСОБНОСТИ СУЖДЕНИЯ

Раздел первый. Аналитика эстетической способности суждения.

Книга первая. Аналитика прекрасного

Первый момент суждения вкуса по качеству

§ 1. Суждение вкуса есть эстетическое суждение.

§ 2. Благорасположение, которое определяет суждение вкуса, лишено всякого интереса

§ 3. Благорасположение к приятном связано с интересом

§ 4. Благорасположение к хорошему связано с интересом

§ 5. Сравнение трех различных по своей специфике видов благорасположения

Второй момент суждения вкуса – по его количеству

§ 6. Прекрасное есть то, что без понятий представляется как предмет всеобщего благорасположения

§ 7. Сравнение прекрасного с приятным и добрым на основе упомянутого признака

§ 8. Всеобщность благорасположения представляется в суждении вкуса только как cy6ъективная

§ 9. Исследование вопроса: предшествует ли в суждении вкуса чувство удовольствия оценке предмета, или наоборот?

Третий момент суждения вкуса по отношению к целям, которые принимаются в них во внимание

§ 10. О целесообразности вообще

§11. Суждение вкуса имеет в качестве своего основания только форму целесообразности предмета (или способа представления о нем).

§ 12. Суждение вкyca покоится на априорных основаниях

§ 13. Чистое суждение вкуса не зависит от привлекательности и трогательности предмета

§ 14. Пояснение примерами

§ 15. Суждение вкуса ни в коей мере не зависит от понятия совершенства

§ 16. Суждение вкуса, в котором предмет признается прекрасным при условии определенного понятия, не есть чистое суждение вкуса

§ 17. Об идеале красоты

Четвертый момент суждения вкуса по модальности благорасположения к предмету

§ 18. Что такое модальность суждения вкуса

§ 19. Субъективная необходимость, которую мы приписываем суждению вкуса, обусловлена

§ 20. Условие необходимости, предполагаемое суждением вкуса, есть идея общего чувства

§ 21. Можно ли с достаточным основанием предполагать наличие общего чувства

§ 22. Необходимость всеобщего согласия, мыслимая в суждении вкуса, есть субъективная необходимость, которая при предположении общего чувства представляется объективной

Общее примечание к первому разделу аналитики.

Книга вторая. Аналитика возвышенного

§ 23. Переход т способности суждения о прекрасном к способности суждения о возвышенном

§ 24. О делении исследования чувства возвышенного.

А. О математически возвышенном

§ 25. Пояснение названия возвышенного

§ 26. Об определении величины природных вещей, требующейся для идеи возвышенного

§ 27. О характере благорасположения в суждении о возвышенной

В. О динамически возвышенном в природе

§28. О природе как могуществе

§ 29. О модальности суждения о возвышенном в природе

Общее примечание к объяснению эстетических рефлектирующих суждений

Дедукция чистых эстетических суждений

§ 30. Дедукция эстетических суждений о предметах природы должна быть направлена не на то, что мы называем в ней возвышенным, а только на прекрасное

§ 31. О методе дедукции суждений вкуса

§ 32. Первая особенность суждения вкуса

§ 33. Вторая особенность суждения вкуса

§ 34. Объективный принцип вкуса невозможен

§ 35. Принцип вкуса есть субъективный принцип способности суждения вообще

§ 36. О задаче дедукции суждений вкуса

§ 37. Что, собственно, априорно утверждается в суждении вкуса о предмете?

§ 38. Дедукция суждений вкуса. Примечание

§ 39. О сообщаемости ощущения.

§ 40. Вкус как своего рода sensus communis

§41. Об эмпирическом интересе к прекрасному

§ 42. Об интеллектуальном интересе к прекрасному

§43. Об искусстве вообще

§ 44. О прекрасном искусстве

§ 45. Прекрасное искусство есть такое искусство, которое одновременно представляется нам природой

§ 46. Прекрасное искусство – это искусство гения

§ 47. Пояснение и подтверждение данного выше толкования гения

Источник: https://dom-knig.com/read_336845-1

Манифест современного трансцендентализма

V ПРИНЦИП ФОРМАЛЬНОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ПРИРОДЫ ЕСТЬ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫЙ

КатречкоС.Л.

Манифест современноготрансцендентализма

Общая цель [нашего форума] — сформировать профессиональноесообщество философов–трансценденталистов.

Это не означает, что в нем могутсостоять только профессиональные философы, поскольку членом сообщество можетбыть любой, кто разделяет принципы трансцендентализма (трансцендентальнойфилософии) и хотел бы серьезно заниматься развитием трансцендентального подходав различных областях человеческого знания (поэтому, в частности, исключаетсяанонимность для участников форума). Однако трансцендентализм для нас —философский подход, занимающийся выявлением трансцендентальных условий (resp. условий мыслимости) того или иного феномена, т.е.подход, восходящий кантовскому вопрошанию «Как возможен тот или иной феномен?».

О нас. Первоначальной командой обозначенного здесьтрансцендентального проекта выступают: Катречко С.Л., Борчиков С.А., Батура И.Г.,Рустанович С.Н.

Это не указывает на какую-то исключительность указанных людей,мы просто честно говорим о себе: мы будем пытаться развить трансцендентальныйподход как мы его понимаем. Возможно, что по мере развития кто-то покинет этукоманду, но мы надеемся, Что появятся и новые люди, которым близки идеитрансцендентализма.

В качестве имеющегося у нас задела можноуказать на ряд уже состоявшихся интернет-форумов и, прежде всего, форум «Каквозможно творческое воображение?» (часть 1:http://www.fido7.com/cgi-fido7/forumi.pl?user=Kant;часть 2:http://www.fido7.com/cgi-fido7/forumi.pl?user=Image;(часть 3: http://www.fido7.net/cgi-bin/forumi.

pl?user=Image3),по результатам работы которого в 2008/9 г. была выпущена коллективнаямонография «Воображение всвете философских рефлексий: Кантовская способность воображения» (отв. ред. C. Л. Катречко; ISBN978-5-93999-000-0; — М.: Полиграф-Информ, 2008. — 472 с.).

Другие наши совместные форумы представлены на web-странице Катречко С.Л. (http://philosophy.ru/library/katr/),а также на сайте философского семинара г. Озерска (рук. Борчиков С.А., http://www.ozersk.ru/philosophy/bibl-diss.shtml).

О форуме. На первом этапе работу форума по трансцендентализмупредполагается структурировать по трем основным темам, каждая из которых, всвою очередь, также может быть разбита на более мелкие темы.

1. Во-первых, это общее пониманиетрансцендентального метода как деятельности по выявлению условий мыслимостивещей, или, если использовать кантовский язык, по выявлению трансцендентальныхусловий той или иной вещи.

В этом смысле трансцендентальный метод совпадает сфилософией как таковой (или метафизикой), которая нацелена на выявление иисследование первых причин сущего. Как отмечает А. Лосев, началотрансцендентального метода (в этом смысле) были заложено в Античности, вработах Платона и Аристотеля (см., например, А.Ф. Лосев История античнойэстетики. Софисты. Сократ. Платон.

— М.: Искусство, 1969. с. 189, 192;215, 233; Его же История античнойэстетики. Аристотель и поздняя классика. — М.: Искусство, 1975, с. 71, 72].

Как говорит по этому поводу Кант, «трансцендентальным называется [философское]исследование, занимающееся не столько предметами, сколько нашим способом познания предметов… [уточнение перевода,подчеркивание и сокращение мои. — К.С.].Система таких понятий называлась бы трансцендентальной философией (Кант,«Критика чистого разума» (КЧР, Введение, B 25).

[Ср. с полной кантовской цитатой: «Я называютрансцендентальным всякое познание, занимающееся не столько предметами, скольковидами нашего познания предметов, поскольку это познание должно быть возможным a priori. Система таких понятий называласьбы трансцендентальной философией».]

Спецификой же трансцендентализма Нового времени (втом числе и кантовского), в отличие от предшествующих его, состоит в том, чтопредметом анализа здесь выступает уже не сама вещь, а [объективное] знаниеоб этой вещи, т.е.

условием мыслимостивещей выступает субъективноечеловеческое сознание, например, кантовские априорные формы, выступающие[трансцендентальными] условиями познания вещей, что предполагает разработку,во-первых, [трансцендентальной] теории сознания(как органа познавания) и, во-вторых (как следующий шаг), исследования вопросао том, где проходит точная границамежду субъективным и объективным, т.е. разработку [трансцендентальной] онтологии. Тем самым, трансцендентальныйподход выступает как триединство онтологии, гносеологии и теории сознания, хотяцентральной здесь является (на мой взгляд. — К.С.) проблематика теориипознания, т.е. выявление спецификипознавательной способности человека, как это сказано у Канта.

Конституирующим для этой темы является вопрос о том,что собой представляет трансцендентальный метод в общем, а не трансцендентальный метод того или иного мыслителя.

Такоерассмотрение трансцендентализма в более широкой перспективе позволяет, в своюочередь, поставить вопрос о том, кого еще, помимо самого Канта (и относимых кэтой традиции Фихте, Шеллинга, Гегеля, неокантианцев), представителейтрансцендентальной феноменологии (Гуссерль, Мерло–Понти и др.

), а такжепредставителей трансцендентальной прагматики (Хабермас, Апель), следует отнестик трансцендентализму. Так, например, один из нас, И. Батура считает, что кэтой традиции надо отнести такого влиятельного философа ХХ века какЛ. Витгенштейн.

2. Во-вторых, это обсуждение специфики кантовскойтрансцендентальной философии. Прежде всего, это вопрос о точном задании критерия трансцендентального,который в работах Канта скорее «показывается» (на примере критики прежнейметафизики), чем «сказывается» в явном виде, вследствие чего этот вопрос им нетематизируется (ср. с аф. 2. 172, 4. 022 Л. Витгенштейна изЛФТ).

Например, Кант не проводит четкого различия между априорным итрансцендентальным, что требует проведения специального анализа, хотяопределенные указания на этот счет дает. Ключевым в данном случае выступает следующее(данное в моей реконструкции. — К.С.

) замечание Канта, «влияние которогопростирается на все дальнейшие [кантовские] рассуждения» [КЧР, «О трансцендентальной логике»,В 80]:

«Трансцендентальным(т.е.

касающимся возможности или применения априорного познания) следуетназывать не всякое априорное знание… а только знание о том, (1) что [и почему]те или иные представления (созерцания или понятия) вообще не имеютэмпирического происхождения (т.е.

существуют исключительно a priori), и отом, (2) каким образом [и как это возможно, что] эти представления тем не менеемогут применяться в познании, т.е. a priori относиться к предметам опыта»(вставки в квадратных скобках мои. — К.С; КЧР, В 80 – 81).

[Вотточная кантовская цитата (жирным выделено те места, которые мы использовали длянашей реконструкции. — К.С): «Здесь я сделаюзамечание, влияние которого простирается на все дальнейшие рассуждения икоторое необходимо иметь в виду, а именно трансцендентальным(т.е.

касающимся возможности или применения априорного познания) следуетназывать не всякое априорное знание, а только то, благодаря которому мы узнаем,что те или иные представления (созерцания или·понятия) применяются и могутсуществовать исключительно а priori, а также как это возможно.

Поэтому нипространство, ни какое бы то ни было априорное геометрическое определение егоне есть трансцендентальное представление; трансцендентальнымможет называться только знание о том, что эти представления вообще не имеютэмпирического происхождения, и о том, каким образом они тем не менее могут аpriori относиться к предметам опыта. Применение пространства к предметамвообще также было бы трансцендентальным; но так как оно ограничиваетсяисключительно предметами чувств, то оно называется эмпирическим. Таким образом,различие между трансцендентальным и эмпирическим причастно только к критикезнаний и не касается отношения их к их предмету» (КЧР, В 80 – 81).]

[Замечу,что ранее меня в большей степени интересовал первый подпункт этого замечания, которуюя трактовал как проблему генезиса априорных форм. — К.С.]

Не углубляясь в дальнейшее обсуждение, отметим, чтоздесь Кант различает априорное (или метафизическое), и трансцендентальное,фиксируя последнее как применение априорного в процессе познания. В этомсмысле, трансцендентальное — это следующий и более глубокий, после проблемыаприорного, вопрос о его (априорном) познавательном применении.

Ведь нужно ещепонять, почему и как наши априорные (неэмпирические) представления необходимоприложимы к опыту (или: почему и как опыт подчиняется им?), хотя и не выводятсяиз него. Соответственно, за метафизическим истолкованием пространства и времениследует их трансцендентальное истолкование, а за метафизической дедукцией категорий— трансцендентальная дедукция.

Вот как Кант поясняет это различение в своей«Критике способности суждения»:

«Трансцендентальныйпринцип — это принцип, посредством которого представляется априорное общееусловие, единственно допускающее, чтобы вещи могли стать объектами нашего познания.

Напротив, метафизическим принципназывается, если он представляет априорное условие, допускающее, чтобы объекты,понятие о которых должно быть дано эмпирически, могли быть далее определеныаприорно.

Так, принцип познания тел в качестве субстанции и изменяющихсясубстанций трансцендентален, если этим утверждается, что изменение должно бытьвызвано какой-либо причиной; он метафизичен, если утверждается, что этоизменение должно быть вызвано внешней причиной: в первом случае, длятого чтобы априорно познать положение, тело должно мыслиться только посредствомонтологических предикатов (чистых понятий рассудка), например, как субстанция;во втором в основу должно быть положено эмпирическое понятие тела (как вещи,движущейся в пространстве), что позволяет совершенно априорно усмотреть, чтотелу присущ этот предикат движения посредством внешней причины)» [КСС, «Введение»,§ V «Принципформальной целесообразности природы есть трансцендентальный принцип способностисуждения»].

Наряду с (не)различениемаприорного (метафизического) и трансцендентального, вопрос о том, что жевсе-таки Кант понимает под трансцендентальным остается непроясненным. Вкачестве одной из гипотез можно взять следующую. Если рассмотреть какой-либознак (как вырожденный случай знания), то в нем можно выделить две составляющие.

С одной стороны, знак является знаком чего-то (например, слово «мама»обозначает маму) и поэтому, с содержательной стороны, знак определяется своимэмпирическим содержанием. С другой стороны, любой знак для того чтобы быть знакомимеет некоторую форму или структуру, независимую от своего содержания (то, чтоделает его знаком).

И вот эта формальная компонента знака и может быть соотнесенас кантовским трансцендентальным. Как замечает Кант в своих «Постулатахэмпирического мышления вообще»: «…понятия..

лишьсуть формальные условия определенияпредметов в опыте вообще… Не предпосылая самого опыта, мы можем познать ихарактеризовать возможность вещей только в отношении к формальным условиям, при которых в опыте вообще нечто определяетсякак предмет; в таком случае мы познаем возможность вещей совершенно а priori,но все же лишь в отношении к опыту и внутри его границ» (КЧР, B 272 – 273) [ср. с замечанием Канта о том, что еготрансцендентализм (трансцендентальный идеализм) лучше было бы назвать формальным идеализмом].

Завершая это рассуждение,приведем определение трансцендентального критерия Ж. Делеза (см. его текст«Критическая философия Канта: учение о способностях): «Трансцендентальным называется принцип, благодаря которому опыт необходимоподчиняется нашим априорным представлениям».

Вместе с тем в данномразделе предполагается обсуждение и других трудных проблем кантовскоготрансцендентального идеализма. Из них выделим следующие:

— трансцендентальнаядедукция категорий и проблема объективного;

— кантовское опровержениеидеализма: можно ли считать кантовский трансцендентализм идеализмом?

— построениетрансцендентальной метафизики (онтологии);

— построениетрансцендентальной теории сознания.

3. В-третьих, это проблематикаприкладных трансцендентальных исследований.

В данном случае мы опираемся на приведенное выше кантовское определениетрансцендентальной философии, которая должно заниматься «не столько предметами,скольковидами нашего познания предметов…» (КЧР, B 25), а наше подчеркивание здесь акцентирует внимание наанализе не познавательной способности человека основных в целом (например, вего отличие от божественного познания), а на анализ отдельных видов познания и, прежде всего,современного математизированного теоретического естествознания.

Как отмечал еще Аристотель, никакая наука (resp. «вторая философия») неисследует свои собственные основания, принимая их такими, какими они есть.Задача же исследования [первых] оснований той или иной науки (в том числе исвоих собственных оснований) отводится метафизике, или «первой философии».

ВНовое время исследование первопринципов (по)знания отводится ужетрансцендентальной философии, задача которой состоит в выявленииобуславливающих научное (по)знание трансцендентальных условий, т.е. выявление его онтологическихи гносеологических предпосылок.

Однако следуетзаметить, что Кант блестяще применяет свой трансцендентальный метод лишь кизвестному ему естествознанию, в то время как во второй половине ХХ — началеХХI вв. классическая рациональность (наука) уступает свое место неклассическойили даже постнеклассической рациональности (концепция В. Степина).

В этой связипредполагается, во-первых, модифицировать трансцендентальныйметод, главными представителями которого являются Кант и Гуссерль, с учетомпроизошедших изменений в структуре и типе научного знания и, во-вторых,распространить трансцендентальную методологию на неклассические типырациональности и, с учетом того, что впосткантовскую эпоху появляются принципиально новые области знания (науки): например,computerscience, синергетика, нанотехнологии, etc. Предлагаемый вышесиноптический взгляд натрансцендентальную философию (см. пп.1 и 2 выше) и современную науку позволитпо новому взглянуть на многие проблемы современной науки (естествознания) ипредложить трансцендентальный подход к их разрешению. Нашей конечной цельюздесь является построение трансцендентальнуюфилософии [современной] науки.

В ее основании лежит концепция трансцедентального конструктивизма, котораясвязана с «сильным» пониманием трансцендентального.

Его суть состоит в том, что мы имеем право использовать в научномзнании только такие абстрактные («идеальные») объекты, которые задаютсяконструктивно, т.е.

построены посредством определенных ментальных «действий чистогомышления» (Кант [КЧР, В 81], ср. с эрлагенским конструктивизмомП. Лоренцена)

Вместе с тем, при разработке трансцендентальной философии наукинеобходимо учесть то обстоятельство, что современная наука становится все болееи более абстрактной, что требует особого осмысления.

В качестве такового,наряду с кантовским схематизмом (ср. с концепцией схематического конструктивизмаХ. Ленка), предполагается привлечь кантовскую концепцию косвенного явления из «Opus postumum».

Более подробно о трансцендентальной философии науки см. наш проект,поданный в РГНФ – 2010: http://www.philosophy.ru/library/katr/my_text/rfh_2010_4b.doc

Источник: https://transcendental.ucoz.ru/publ/manifest_sovremennogo_transcendentalizma/1-1-0-1

Scicenter1
Добавить комментарий