Воспроизводство научной профессии как социальной системы

Воспроизводство социальной системы

Воспроизводство научной профессии как социальной системы

Социальное развитие на любом историческом этапе осуществляется благодаря социальному воспроизводству. Социальное воспроизводство, в свою очередь, подразумевает под собой процесс эволюционного развития множества территориальных общностей и социальных групп, а также отдельных индивидов.

К тому же, воспроизводство затрагивает процесс взаимоотношений между ними.

Кроме того, следует отметить, что воспроизводство также включает в себя некоторые аспекты, связанные с воссозданием ранее существовавших элементов, но с учетом современных требований социума и его отраслей: экономической, политической, социальной и духовной.

Воссоздаются отношения между индивидами и социальными группами, воспроизводятся новые элементы и отношения, которые актуализируются в конкретный исторический период и способны давать новые возможности для развития общества в целом.

Также в ходе формирования и воспроизводства создается новый индивид в виде человеческой личности, которая обладает собственными убеждениями, взглядами и мировоззрением, которые отличают ее от других членов общества.

Стоит сделать акцент на одном из важнейших условий: если классы или социальные сообщества, а также группы и отношения между ними воспроизводятся не локально, а в масштабах всего социального общества, то процесс воспроизводства протекает в первичных территориальных условиях.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Территориальная общность – это еще один важный термин, который рассматривается в рамках концепции социального воспроизводства человека, его мировоззренческих установок и ценностей.

Определение 1

Под общностью следует понимать совокупность людей, которая объединяется благодаря множеству экономических, социальных, политических и духовных связей. Связи характеризуются единством отношений к определенной территории, которые возникают благодаря пространственно-временному сочетанию объективных условий жизнедеятельности социальных групп и индивидов.

Человек осознает свое отношение к обществу, к определенной территории, и осмысляет свою ответственность перед ними.

В дальнейшем он нацелен на то, чтобы осуществлять ту или иную деятельность, чтобы улучшать условия жизни территории, создавать новые формы взаимодействий и взаимоотношений, которые будут развивать пространство и, соответственно, давать новые поводы к тому, чтобы реализовывать социальное воспроизводство общественной системы.

Социальное воспроизводство – это особое явление, которое также нацелено на реализацию некоторых значимых функций. К функциям относятся следующие:

  1. Системообразующая функция, включающая в себя функцию устойчивого воспроизводства населения. Воспроизводство обеспечивается благодаря повседневному обмену основными видами деятельности людей, и тем самым удовлетворяет их основные потребности в тех или иных ресурсах и благах;
  2. Демографической воспроизводство – функция, которая практически соответствует социальному воспроизводству индивидов, проживающих на определенной территории и стремящихся к тому, чтобы поддерживать демографический баланс.

Замечание 1

Говоря о демографическом воспроизводстве, следует подчеркнуть, что оно нередко принимает форму социально-демографического воспроизводства, то есть сочетает в себе совокупность элементов, которые исходят из обеих форм воспроизводства.

Демографическое воспроизводство и социально-демографической воспроизводство обеспечивают подготовку новых поколений к тому, чтобы выполнять свои непосредственные функции в различных социальных сферах жизнедеятельности. Поэтому в структуре воспроизводства, как правило, выделяются такие составляющие, как:

  • Демографическое воспроизводство;
  • Профессионально-квалификационное воспроизводство;
  • Культурное воспроизводство.

Все эти формы воспроизводства тесно связаны друг с другом, взаимодействуют со сферами жизни человека, обеспечивая удовлетворение его потребностей в различных отраслях.

Подчеркнем также, что воспроизводство социальной системы – это процесс комплексный, который включает в себя субъектно-объектную составляющую.

Она регулируется как действующим на территории государства формальным законодательством, так и неформальными формами, которые определяются членами сообщества и поддерживаются ими на определенных условиях.

Аспекты воспроизводства социальной системы

Как мы уже подчеркнули, в социальном воспроизводстве важную роль играет социально-демографическая форма воспроизводства. Внутри себя она следует двум аспектам, которые определяют ее уникальном и узкую специфику направленности. Первый аспект – количественный, который отражает в себе собственно физическое воспроизводство индивидов.

Второй аспект= качественный, который берет за основу воспитательные функции, а также воссоздание социальных свойств личности в новом человеке.

Крайне важно в процессе воспроизводства качеств и свойств учитывать требования современность и указывать на то, что индивиды – это совокупность качеств, которыми личность обладает с рождения, и тех качеств, которые им прививаются в процессе их первичной и вторичной социализации.

Воспроизводство социальной системы может быть простым, а может быть расширенным. Простое воспроизводство предполагает, что в рамках территориальных общностей складывается равновесное состояние.

Отсюда происходит простое циклическое замещение элементов и связей между ними, при этом абсолютно не затрагиваются основания, сохраняется баланс социальной системы и ее воспроизводящихся элементов. Простой воспроизводство может также выражаться в суженном воспроизводстве, которое касается территориальных общностей.

Оно демонстрирует уменьшение числа компонентов, упрощение некоторых межкомпонентных связей, что делает систему более примитивной, но при этом сохраняет ее основания для последующего развития.

Замечание 2

Расширенное воспроизводство социальной системы подразумевает под собой рост числа элементов территориальной общности. Все это ведет к заметным усложнениям в социальной системе и, соответственно, к появлению более сложных социальных связей, где люди могут расти профессионально, духовно, расширять свои коммуникативные практики.

Источник: https://spravochnick.ru/sociologiya/socialnye_sistemy_i_ih_struktura/vosproizvodstvo_socialnoy_sistemy/

Философия науки общий курс

Воспроизводство научной профессии как социальной системы

Эти образцы были хорошо изучены историками и вполне позволяли социологическую интерпретацию. Профессия объединяла в цехе людей, лично свободных от крепостной зависимости или службы, то есть спо-

Глава 2

СОЦИАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ НАУЧНОЙ ПРОФЕССИИ

собных самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность перед цеховым сообществом1.

В описании современной свободной профессии как организационной оппозиции бюрократии должны были быть найдены и описаны некие фундаменталь­ные детерминанты профессионального поведения, которые можно было бы сопоставить или противопо­ставить детерминантам поведения, свойственным бю­рократической организации.

При этом обнаружилось и существенное отличие современных профессий. Этим отличием была ключе­вая роль культуры как конституирующего элемента профессиональной традиции.

Поэтому объектами со­циологии профессий во все большей степени станови­лись те из них, которые развивались на базе непре­рывно накапливающегося знания.

Не случайно в каче­стве образцового стандартного объекта социологии профессий в течение многих десятилетий выступала медицина, в которой именно развитая интеллектуаль­ная составляющая определяет кодифицированные нор­мы поведения, а также связи с различными социальны­ми группами и институтами.

■ Ванька Жуков, поступавший в учение к мастеру, на первых порах такой свободой не располагал — ответственность за его поведение лежала только на мастере, который наряду с профес­сиональными умениями должен был передать ему и правила про­фессионального поведения.

Успешное учение заканчивалось экзаменом на звание подма­стерья. В этом звании ремесленник мог оставаться всю свою жизнь, работая на разных мастеров.

Возможность профессио­нального роста, допуск к экзамену на звание мастера предпола­гал трех-четырехлетнее странствие по разным городам и странам с продолжением обучения в процессе работы у известных евро­пейских мастеров, каждый из которых давал отзыв о мастерстве подмастерья.

Только получив такой опыт, подмастерье мог пре­тендовать на сдачу экзамена— создание шедевра (изделия, отве­чающего всем канонам профессии, и в то же время уникального в своей новизне).

В случае успешной сдачи экзамена он получал звание мастера цеха — право иметь собственную мастерскую и учить молодежь.

Таким образом, проблема теоретического контек­ста социологии науки получила убедительное обо­снование в виде специальной области социологии про­фессий. Соответственно, социологическое исследова­ние науки предполагало исследование специфическо­го для науки проявления характеристик, признанных в качестве главных признаков любой свободной про­фессии.

Список этих характеристик выглядит следующим образом.

  1. Обладаниенекоторойсовокупностьюспециальных знаний,захранение,передачуирасширениеко­торыхответственныинститутыпрофессий. Именно обладание такими знаниями отличает про- , фессионалов от «непосвященных», и это облада­ние, будучи продемонстрировано, получает назва­ние «экспертизы».

  2. Автономностьпрофессиивпривлеченииновых членов,ихподготовкеиконтролеихпрофессио­нальногоповедения.

    О профессионалах судят не по таким вещам, как манеры, место рождения или политические убеждения, а по их владению соот­ветствующими знаниями и степени участия в их умножении.

    Поскольку по этим критериям профес­сионала могут оценивать только коллеги, профес­сия должна либо отвоевать для себя значительную автономию, либо, в конце концов, совершенно рас­пасться.

  3. Наличиевнутрипрофессииформвознаграждения, выступающихдостаточнымстимуломдляспециа­листовиобеспечивающихихвысокуюмотивацию относительнопрофессиональнойкарьеры.Речь идет о потребности в такого рода вознаграждении, которое служило бы достаточным стимулом для профессионалов, будучи в то же время подконт­рольно не столько посторонним, сколько самой профессии. В той мере, в какой профессионал «за­рабатывает» вознаграждение, которое определяет­ся мнением и желаниями непрофессионалов, он подвержен соблазну изменить принципам своей профессии (как это бывает с врачами, совершаю­щими незаконные операции, или с юристами, при­бегающими к услугам лжесвидетелей).

4.

Заинтересованностьсоциальногоокруженияпро­фессиивпродуктедеятельностиеечленов,га­рантирующаякаксуществование,такидей­ственностьпрофессиональныхинститутов.Для самосохранения профессии необходимо установ­ление между ней и ее общественным окружением таких отношений, которые обеспечивали бы ей под­держку, а равно и охрану от непрофессионального вмешательства в ее главные интересы. На ранних этапах развития профессии обычно нуждаются в за­щитном окружении, таком, например, как протек­ция церкви, могущественного патрона или же фи­нансовая независимость самих профессионалов. Возможно, первая услуга, которую молодая профес­сия оказывает своим покровителям, — это престиж «показного» потребления (при котором главная цель— произвести впечатление на окружающих), хотя позднее она должна демонстрировать и свою способность приносить практическую пользу лю­дям, далеким от нее. В обмен на эти услуги профес­сионалы получают материальную поддержку и со­ответствующую толику престижа. В качестве другого условия следовало выдвинуть хотя бы обоснованное предположение о том, каким образом представление об общей цели науки, мотива­ция ученых, представления об общих для всех профес­сионалов императивах и т. п. в каждый момент вре­мени могут реально воздействовать на сознание и по­ведение ученого. Только при этом условии можно говорить о том, что актуальное состояние науки и кри­терии оценки будущих исследовательских результатов будут оказывать одинаковоерегулирующеевоздей­ствиена деятельность ученых, работающих в Таилан­де, Исландии, Парагвае и США, будь то университет­ская кафедра, исследовательский институт или подраз­деление крупного научно-технического проекта.

Иными словами, социологи науки были обязаны продемонстрировать наличие в научной профессии весьма эффективной информационной и коммуника­ционной инфраструктуры.

Благодаря ей можно гово­рить, что все профессионалы не просто стремятся к достижению общей цели, а работают координирован­ие над умножением одного и того же культурного массива, корпуса научного знания, о характеристи­ках (путем «удостоверения») которого в каждый мо­мент времени они имеют возможность придти к со­глашению.

Наконец, нужно было найти эмпирический объект, на котором можно было исследовать всю совокупность основных характеристик научной профессии, включая и соответствующие информационные связи.

Наука в целом, по определению, не могла выступать в качестве такого объекта, поскольку регулярная оперативная коммуникация между сообществами, к примеру, хими­ков и филологов просто отсутствует.

Областью, в кото­рой подобную коммуникацию имеет смысл искать, могло быть сообщество исследователей, связанных между собой содержательно.

Эти культурно объединенные исследовательские системы, традиционно называемые дисциплинарными сообществамии были избраны в качестве основного объекта, или, в методологических терминах, основной единицыанализа..

Рассмотрим теперь уже на основе этой единицы анализа главные характеристики научной профессии.

Культурная составляшщая научной профессии

Обладание некоторой совокупностью специальных знаний, за хранение, передачу и расширение которых ответственны институты профессий. Именно облада­ние такими знаниями отличает профессионалов от «непосвященных», и это обладание, будучи продемон­стрировано, получает название «экспертизы».

Специфика научной профессии проявляется в пер­вую очередь в том, что ее культурная составляющая — совокупность специальных знаний — в своих много­численных ипостасях и проявлениях является главным содержанием научной профессии.

Продукт науки, ко­торый в глазах общества предстает как «научное зна­ние» — это не данные какого-либо отдельного иссле­дования, а результат работы целой фабрики перера­ботки первичной исследовательской информации, ее экспертизы, теоретического и методологического ана­лиза, системной обработки и т. п.

Как только этот ре­зультат получает статус научного знания, он, строго говоря, перестает интересовать ученых (до тех пор, пока не придет время его пересмотра) и выводится за пре­делы науки.

Постоянное пополнение корпуса удостоверенного научного знания как цель науки — это многоступенча­тая обработка информационного потока, непрерывно поступающего с переднего края исследований.

В ра­боте по «удостоверению» (экспертизе) того или иного результата в качестве фрагмента, претендующего на статус вклада в знание, принимают участие практичес­ки все члены дисциплинарного сообщества.

Поэтому сами результаты всегда представляются сообществу в четко стандартизованной форме научной публикации (устной или письменной), в которой закрепляется и содержание результата, и имена его авторов.

Массив дисциплинарной публикации четко орга­низован, что дает каждому участнику возможность работать с относительно небольшим фрагментом зна­ния и свой вклад оформлять достаточно экономно.

«Привязка» вклада к структуре массива обеспечива­ется его расположением в системе рубрикации дис­циплинарных изданий и за счет системы ссылок, ко­торые определяют пространственные «координаты» каждого фрагмента знания и связи с более широким дисциплинарным окружением.

Эффективность этих способов структуризации массива подтвердили мно­гочисленные исследования по научной информации.

Структуризация массива публикаций во времени дает возможность существенно расширить зону акту­ального знания. Для этого массив актуально действу­ющих в каждый момент времени публикаций расчле­нен на «эшелоны», находящиеся на различном удале­нии от переднего края исследований.

Для участников эти «эшелоны» выступают в виде различных жанров публикации (статья, обзор, монография…). Фрагмент знания, опубликованный в каждом жанре, сохраняет свою актуальность лишь некоторое строго определен­ное, время.

Срок жизни, однако, продлевается для тех фрагментов знания, которые после отбора переходят в публикацию следующего жанра: из статьи в обзор, из обзора в монографию и т. д.

| Структура массива публикаций

«Вход» массива публикаций — рукописи статей, сообщающие о результатах исследований.

В процессе исследования, и особенно когда оно завершено, зада­чей его участников является выделение из общего результата (выполненного для определенной цели) тех его фрагментов, которые представляют интерес для их дисциплин и могут быть расценены как вклад в их знание.

Эти интерпретированные в дисциплинарных терминах фрагменты общего результата, на авторство которых исследователь претендует перед дисциплинар­ным сообществом, в конце концов оформляются в виде статьи для соответствующего специального журнала.

Сделав этот шаг, ученый как бы представляет свой вклад на разнообразную и теоретически бессрочную экспертизу (рецензирование и оценка рукописи, чтение и оценка статьи, использование ее содержания в попол­нении или перестройке знания по какой-либо проблеме и т. д.). Правами эксперта в той или иной форме обла­дает любой коллега, точно так же как автор данной ста­тьи приобретает такое право относительно всех осталь­ных публикаций дисциплины, причем это право форма­лизуется и растет вместе со статусом ученого.

Для того чтобы интерпретировать публикационные жанры как «эшелоны» дисциплинарного массива, рас­положим их в зависимости от их временной удаленно­сти от «входа».

В качестве измерителя берется мини­мальный отрезок времени, который необходим для того, чтобы полученный на переднем крае результат мог быть опубликован в каждом из жанров.

Эшелонирован­ная последовательность (с неизбежными упрощения­ми) будет выглядеть следующим образом: 1) статьи (журнальные статьи и публикации докла­дов научных собраний) — 1,5 — 2 года;

  1. обзоры (подтверждающие сообщения, обзоры пе­риодики и обзоры научных собраний, проводимых дисциплинарной ассоциацией за какой-либо пери­од времени) — 3 — 4 года;

  2. монографии (тематические сборники, монографи­ческие статьи, индивидуальные и коллективные монографии) — 5 — 7 лет;

  3. учебники (учебники, учебные пособия, хрестома­тии, научно-популярные изложения содержания дисциплины и т. п.).

Деятельность по формированию эшелонированно­го массива публикаций дает возможность из всей мас­сы дисциплинарного архива выделить относительно небольшую и принципиально обозримую группу пуб­ликаций. В нее попадают только новые публикации каждого эшелона, содержание которых не включено в последующие эшелоны путем отбора и обработки.

Эта группа актуально функционирует как состав массива публикаций в каждый момент времени.

Набор конк­ретных единиц в каждом эшелоне и массиве в целом (список названий публикаций), таким образом, посто­янно меняется, то есть речь идет об информационном потоке, фильтрами и преобразователями которого на отдельных этапах выступает деятельность формирую­щих эшелоны ученых.

Все это дает основание утверждать, что с точки зрения организации знаний мы можем наблюдать в развитии науки два различных процесса, в чем-то ана­логичных онтогенезу и филогенезу в биологии. Онто­генетический процесс локализован между передним краем и, скажем, эшелоном учебников.

В ходе этого процесса знание, научное по определению (результат научного исследования, находящийся в некоторой свя­зи с другими результатами и компонентами дисципли­нарного знания), превращается в знание, научное по истине (встраивается в структуру основополагающих теоретических и нормативно-ценностных представле­ний данной дисциплины). На этом онтогенез заканчи­вается — результат прекращает свое изолированное существование, утрачивает свои генетические связи с исследованием, с позицией индивидуального автора или некоторой научной группировки. Он становится научным фактом (законом, эффектом, константой, пе­ременной и т. п.), связанным только с другими элемен­тами научной системы, элементом вечного (на сегод­няшний день) точного научного знания. Он теперь не может быть вычеркнут, опровергнут, модифицирован или даже оценен сам по себе. Любое действие с ним, любое его изменение может происходить только в рамках филогенеза — как изменение системы знания, к которой принадлежит данный элемент.

Решения по отбору публикаций для информацион­ной обработки (т. е. для сохранения определенных содер­жательных компонентов в массиве) принимаются на основе определенных критериев.

Основой динамики потока служит то, что критерии отбора информации при формировании эшелона и критерии оценки информации внутри эшелона не совпадают и даже в определенном смысле противоречат друг другу.

рукописи, присланной в журнал, оценивается по критерию кор­ректности; содержание статьи оценивается по критерию плодотворности (иначе на нее не будут ссылаться, и она не попадет в массив обзоров). Единицы для эшелона обзоров формируются по критерию плодотворности, но переходят в массив монографий в зависимости от сво­ей достоверности и т. п.

Кроме того, конкретное содер­жательное наполнение каждого критерия изменяется вместе с развитием дисциплины. Поэтому рациональ­ность принимаемых решений в глазах научного сооб­щества подкрепляется квалификацией и авторитетом производящих отбор специалистов (редакторов и рецен­зентов журналов, авторов обзоров, монографий и т. д.),

В Функции массива публикаций

Общность и структура дисциплинарного массива публикаций имеют большое значение для консолида­ции и стратификации научного сообщества дисципли­ны. Появление имени того или иного члена сообщества в нескольких эшелонах публикаций является призна­нием его статуса и оценкой его вклада в дисциплину.

Эта оценка идет по двум линиям. Первая представляет собой характеристику исследовательского результата как вклада в развитие содержания дисциплинарного знания. Такая оценка фиксируется цитированием ра­боты в последующих публикациях.

В этом качестве публикации различных эшелонов далеко не равноцен­ны, например, одно единственное упоминание работы в учебнике «стоит» в глазах сообщества дисциплины десятков и сотен журнальных ссылок.

Вторая линия связана с высоким престижем непосредственного уча­стия члена сообщества в формировании отдельных публикационных эшелонов, его деятельности в каче­стве члена редколлегии журнала, автора монографии, учебника и т. п.

Отвлекаясь сейчас от особенностей каждой из этих линий накопления статуса, следует подчеркнуть, что реализация каждой из них становит­ся возможной лишь благодаря наличию общего для дисциплины эшелонированного массива публикаций.

массива дает, таким образом, самое оперативное представление об актуальном состоянии дисциплины в целом; достигнутом на данный момент уровне целостного изображения научного содержания дисциплины в ее учебных специализациях (эшелон учебников); состоянии систематического рассмотрения наиболее крупных проблем (эшелон монографий); на­правлениях наиболее интенсивного исследования и подходах к изучению каждой проблемы (эшелон обзо­ров); способах исследования, полученных результатах и именах исследователей (эшелон статей).

Эта информация выполняет важную роль в обес­печении процесса пополнения дисциплины новыми специалистами, как за счет научной молодежи, так и благодаря миграции зрелых исследователей внутри дисциплины и между дисциплинами.

Способ органи­зации единиц внутри каждого эшелона обеспечивает мигранту возможность максимально быстро продви­гаться к переднему краю исследований, ограничива­ясь ознакомлением внутри каждого эшелона с все более узкими по содержанию блоками информации.

Количе­ство необходимых этапов в каждом индивидуальном случае различно и варьирует в зависимости от исход­ной подготовки мигранта. Для новичка в дисциплине оказывается необходимым обязательное прохождение всех этапов, начиная с учебников.

Для специалиста, желающего сменить направление исследований внут­ри одной и той же области, эта потребность ограничи­вается содержанием блока статей или обзора.

Жесткая организация и интенсивная деятельность сообщества — необходимые условия для выполнения массивом публикаций столь многочисленных и разно­образных функций — связаны с тем, что дисциплинар­ный массив расположен на сравнительно небольшом по протяженности участке двух встречных процессов, которые за пределами дисциплины и даже науки про­текают в значительной своей части совершенно неза­висимо друг от друга.

Речь идет, с одной стороны, о трансляции получен­ных дисциплиной обобщенных форм человеческого опыта (знания о закономерностях действительности и объективированных образцов деятельности) в систему культуры (другие дисциплины, другие сферы профес­сиональной деятельности, систему образования и дол­говременную социальную память), а с другой — о про­цессе рационального использования выделенных об­ществом лиц для профессиональной деятельности в дисциплине.

Социальная эффективность обоих этих процессов обеспечивает и стабильность дисциплинарной органи­зации науки, и устойчивость отдельной дисциплины как системы.

Таким образом, корпус культуры научной профес­сии, ее совокупность специальных знаний, играет осо­бую, не сравнимую ни с какой иной профессией роль в существовании и развитии социальной системы на­уки. Особенности работы с корпусом культуры обус­ловливают и специфику подготовки научных кадров.

Воспроизводстве научной профессии как социальной системы

Автономность профессии в привлечении новых членов, их подготовке и контроле их профессиональ­ного поведения.

О профессионалах судят не по таким вещам, как манеры, место рождения или политические убеждения, а по их владению соответствующими зна­ниями и степени участия в их умножении.

Поскольку по этим критериям профессионала могут оценивать только коллеги, профессия должна либо отвоевать для себя значительную автономию, либо, в конце концов, совершенно распасться.

По мере развития общества становится все боль­ше специальностей, интеллектуальная составляющая которых требует первичной научной подготовки, и одновременно меняются представления о содержании, сроках и формах такого рода подготовки. Научная профессия никогда не могла конкурировать с другими специальностями ни по уровню своего материального вознаграждения, ни по престижности1.

Во всех стра­нах и во все времена зарплата ученого в среднем (ос­тавим в стороне звезд и корифеев — их единицы) не превышала оклада среднего государственного чинов­ника, а слава «человека рассеянного» в массовом со­знании не могла сравниться с престижем политика, артиста или полководца.

Может быть, единственным преимуществом ученого-профессионала является воз­можность заниматься своим любимым делом.

Поэтому для сознательного выбора научной про­фессии молодежь должна уже в процессе подготовки представлять свои перспективы на этом поприще. Однако точка, из которой видна такая перспектива, с течением времени отдаляется все больше.

В XIX веке выпускник вуза уже в общем случае имел достаточные представления о научной профессии, чтобы сделать ее осознанный выбор. В прошлом веке с характерными особенностями научной профессии новичок знакомил­ся в процессе обучения и участия в исследованиях, будучи аспирантом.

Получение первой ученой степе­ни фактически определяло выбор научной карьеры.

В конце XX века ситуация существенно измени­лась. Внешне новые проблемы выглядели как старе-

' Все ностальгические рассказы о высоком престиже и обеспе­ченности ученых «за семью заборами, за семью запорами» совет­ского периода не выдерживают минимальной эмпирической проверки.

ние научных кадров (точнее, неблагоприятное измене­ние их возрастной структуры) и пресловутая «утечка мозгов».

Обе эти проблемы оказались в центре внимания и институтов мирового научного сообщества, так как интенсивность исследований стала существенно замед­ляться из-за старения «населения» науки. Анализ по­казал, что, во-первых, обе проблемы тесно связаны между собой, и, во-вторых, чисто финансовые влива­ния или увеличение выпуска аспирантов оказываются малоэффективными.

Можно сказать, что в структуре кадрового потен­циала стран-доноров непропорционально растет удель­ный вес двух категорий ученых: тех, кто учит (старшие возраста), и тех, кто учится (молодежь 25 — 28 лет). А вы­мываются прежде всего кадры наиболее продуктивно­го возраста (28 — 43 года) — те, кто должен работать1.

Одно из наиболее обоснованных объяснений состоит в следующем. После аспирантуры молодой человек ока­зывается перед окончательным выбором профессии. Выбором очень непростым. За следующие 10—15 лет он в условиях жесточайшей конкуренции либо добива­ется успеха в профессии, либо пополняет ряды неудач­ников.

При этом решающими обстоятельствами явля­ются, во-первых, возможность в эти годы работать в лучших коллективах переднего края науки (или в посто­янной связи с такими коллективами) и, во-вторых, воз­можность сконцентрировать все усилия на получении исследовательских результатов, не отвлекаясь на долж­ностные интриги и написание следующих диссертаций.

Источник: https://textarchive.ru/c-1426068-p26.html

Лебедев «Социальные характеристики научной профессии»

Воспроизводство научной профессии как социальной системы

⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 4Следующая ⇒

Общие теоретические представления о предмете социологии науки могут быть основой исследований только в том случае, если с их помощью можно проработать эмпирический материал и интерпретировать результаты.

Выделяются следующие характеристики:

1) Обладание некоторой совокупностью специальных знаний, за хранение, передачу и расширение которых ответственны институты профессий. Именно обладание такими знаниями отличает профессионалов от «непосвященных», и это обладание получает название «экспертизы».

2) Автономность профессии в привлечении новых членов, их подготовке и контроле их профессионального поведения. О профессионалах судят не по таким вещам, как манеры, место рождения или политические убеждения, а по их владению соответствующими знаниями и степени участия в их умножении.

3) Наличие внутри профессии форм вознаграждения, выступающих достаточным стимулом для специалистов и обеспечивающих их высокую мотивацию относительно профессиональной карьеры.

4) Заинтересованность социального окружения профессии в продукте деятельности ее членов, гарантирующая как существование, так и действенность профессиональных институтов.

Культурная составляющая научной профессии.

Специфика научной профессии проявляется в первую очередь в том, что ее культурная составляющая – совокупность специальных знаний – в своих многочисленных ипостасях и проявлениях является главным содержанием научной профессии.

Продукт науки, который в глазах общества предстает как «научное знание» — это не данные какого либо отдельного исследования, а результат работы целой фабрики переработки первичной исследовательской информации, ее экспертизы, теоретического и методологического анализа, системной обработки и т.д.

Как только этот результат получает статус научного знания, он, строго говоря, перестает интересовать ученых (до тех пор пока не придет время его пересмотра) и выводится за пределы науки.

В работе по удостоверению того или иного результата принимают участие практически все члены дисциплинарного сообщества. Поэтому сами результаты всегда представляются сообществу в четко стандартизированной форме научной публикации (устной или письменной), в которой закрепляется и содержание результатов, и имена его авторов.

Структура массива публикаций.

Рукописи статей, сообщающие о результатах исследований принято называть «входом» массива публикаций. После этого ученый, можно сказать, представляет свой вклад на экспертизу (рецензирование, оценка рукописи, чтение и оценка статьи, использование ее содержание и т.д.).

Отрезки времени, необходимое для публикации тех или результатов, разные:

1) статьи (журнальные статьи и публикации докладов научных собраний) – 1,5 — 2 года;

2) обзоры (обзоры научных собраний) – 3 — 4 года;

3) монографии (тематические сборники, монографические статьи, индивидуальные и коллективные монографии) – 5 – 7;

4) учебники (учебники, учебные пособия, хрестоматии, научно-популярные изложения содержания дисциплины и т.д.).

Решения по отбору публикаций для информационной обработки принимаются на основе определенных критериев. Например, содержание рукописи, присланной в журнал, оценивается по критерию корректности; содержание статьи оценивается по критерию плодотворности (иначе на нее не будут ссылаться).

Функции массива публикаций.

Появление имени того или иного члена сообщества в нескольких эшелонах публикаций является признанием его статуса и оценкой его вклада в дисциплину. Эта оценка идет по двум линиям.

Первая представляет собой характеристику исследовательского результата как вклада в развитие содержания дисциплинарного знания. Такая оценка фиксируется цитированием работы в последующих публикациях.

Вторая линия связана с высоким престижем участия члена сообщества в формировании отдельных публикационных эшелонов, его деятельности в качестве члена редколлегии журнала, автора монографии, учебника и т.д.

Необходимым условием для выполнения массивом публикации многочисленных функций является жесткая организация и интенсивная деятельность сообщества.

Воспроизводство научной профессии как социальной системы.

По мере развития общества становится все больше специальностей, интеллектуальная составляющая которых требует первичной научной подготовки, и одновременно меняются представления о содержании, сроках и формах такого рода подготовки.

Научная профессия никогда не могла конкурировать с другими специальностями ни по уровню материального вознаграждения, ни по престижности.

Может быть, единственным преимуществом ученого-профессионала является возможность заниматься своим любимым делом.

Вознаграждения, санкции и мотивационных контроль.

Первичная и самая главная форма вознаграждения участника – это информация. Информация более перспективна, чем любые звания и награды.

Статус официального рецензента журнала дает доступ к рукописям статей. Членство в редколлегии журнала также позволяет оказывать влияние на политику внутри соответствующей области исследований. Чем более успешно работает ученый, тем большие информационные преимущества он получает от сообщества.

Говоря о коммуникации, в основу модели становления научной специальности положены 2 характеристики коммуникации между участниками: 1) типы коммуникации и 2) фазы развития.

Внутри системы научной коммуникации существует 4 типа связей между учеными – каждый типа фиксирует социальные отношения:

1) коммуникация – серьезное обсуждение текущих исследований;

2) соавторство – когда два или более ученых вместе сообщают о результатах исследований по той или ной тематике;

3) наставничество – ученик проходит подготовку под влиянием своего учителя;

4) коллегиальность – два ученых работают в одной и той же лаборатории.

В ходе исследований были выделены 4 фазы, через которые проходит научная специальность в своем становлении.

1) Нормальная фаза. Это период относительно разрозненной работы будущих участников и их небольших групп (часто это группа аспирантов во главе с руководителем) над близкой по содержанию проблематикой. Нормальная фаза часто завершается опубликованием «манифеста», в котором содержатся в общих чертах программа разработки проблематики и оценки ее перспективности.

2) Фаза формирования и развития сети. В данной фазу происходит уже объединение исследователей в единую систему коммуникации. Как правило, новый подход к исследованию проблематики, сформулированный лидером одной из исследовательских групп, вызывает взрыв энтузиазма у научной молодежи.

3) Фаза интенсивного развития программы. Участники коммуникации формулируют и отбирают небольшое число наиболее важных проблем (в идеальном случае одну проблему).

4) Фаза институционализации новой специальности. Научные результаты, полученные сплоченной группой, обеспечивают новому подходу признание сообщества, возникают новые направления исследований, базирующиеся на программе сплоченной группы. Специальность получает формальные средства организации (журналы, библиографические рубрики, кафедры, учебные курсы, секции и т.д.).

А.Н. Кочергин

⇐ Предыдущая1234Следующая ⇒

Date: 2016-05-16; view: 1030; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/11-30333.html

Scicenter1
Добавить комментарий