Жан Пол Гетти: Этот тощий янки с холодными голубыми глазами легко мог войти в

Пол Гетти

Жан Пол Гетти: Этот тощий янки с холодными голубыми глазами легко мог войти в

Пол Гетти — один из самых успешных американских нефтяных магнатов. Но еще большего успеха он сумел добиться в качестве арт-коллекционера — хотя, казалось бы, куда уж дальше. Свое богатство и влияние он использовал, чтобы создать одну из величайших в мире коллекций искусства и древностей. Сегодня эта коллекция составляет ядро Виллы Гетти и Музея Гетти в Лос-Анджелесе.

Жан Пол Гетти (1892 — 1976) родился в Миннеаполисе. Его отец, Джордж Гетти, из школьного учителя математики превратился сперва в уважаемого адвоката, а затем и в нефтяного магната — все благодаря стараниям его жены, Сары Ришер. Это была строгая, амбициозная и предприимчивая женщина.

Своего сына богатые родители отправили в Оксфорд изучать экономику и политологию, и за время учебы молодой Гетти благополучно превратился в англофила.

После колледжа Гетти вернулся в штаты и стал работать на отца, но вскоре организовал свое дело и в 24 года заработал первый миллион — все это без родительской поддержки. Родители Пола Гетти были с ним строги и никогда не баловали его.

Мальчик рос в окружении нефтяных вышек и буровых скважин, развлечением его были геологические разведки. Мать любила его, но боялась изнежить — и в результате была с ним так холодна, что ребенок чувствовал себя одиноким и несчастным.

Маленький Пол был слабым и некрасивым ребенком, общаться со сверстниками ему запрещали: родители не хотели, чтобы их сын попал под дурное влияние. Он начал зарабатывать деньги очень рано благодаря принадлежащим ему акциям нефтяной компании отца. Легенды гласят, что свои первые акции он купил еще в детстве — скопил необходимую сумму, подрабатывая курьером.

И все равно родители не доверяли своему сыну, считая его ненадежным и расточительным. В целом, небезосновательно: Пол Гетти тратил очень много времени и денег на женщин, ни с одной из которых ему за всю жизнь так и не удалось установить продолжительные отношения.

Учитывая частые браки и разводы сына, Джордж Гетти был убежден, что тот разрушит семейный бизнес, а потому завещал сыну только полмиллиона долларов из своего десятимиллионного состояния.

Основные средства отошли к матери Пола — Саре, и та долго не поддавалась уговорам, угрозам и снова уговорам своего сына. Они даже не разговаривали лет десять — все из-за денег и семейной компании «Гетти Оил».

Когда в старости Пола Гетти спросили, почему он так поступил со своей матерью, он ответил: «Если бы не она, я бы стал миллиардером на десять лет раньше».

Жан Пол Гетти (таково его полное имя) сделал свое состояние во время Великой депрессии, когда даже небольшой капитал давал его обладателю весомые преимущества перед теми, кто потерял все. Гетти скупал активы нефтяных компаний, отелей и компаний недвижимости. Его называли стервятником, потому что он пользовался тяжелым положением своих конкурентов, чтобы уничтожить их. Часто жертвы были намного крупнее хищника, но им не хватало хитрости или же просто не повезло оказаться в поле зрения Гетти.

По-настоящему «закрепить успех» Полу Гетти удалось в 1949 году, когда он выкупил нефтяную концессию в Саудовской Аравии.

Это рискованное, на взгляд современников, приобретение сделало миллионера миллиардером, а также самым богатым человеком на планете.

Эту позицию Гетти удерживал до самой смерти, хоть и любил в интервью сокрушенно заметить, что «миллиард долларов — это уже не то, что раньше».

Став самым богатым человеком на планете, Гетти также стал адресатом бесчисленных просьб о материальной помощи. Но тщетно:

«Если бы я был уверен, что, отдав все свое состояние, я мог сделать реальный вклад в решение проблемы нищеты в мире, я немедленно отдал бы 99,5 процентов всего, что имею. Но вдумчивый анализ ситуации показывает, что это не поможет. Лучшая благотворительная организация, как бы прекрасно она ни работала, приучает людей лишь пассивно принимать деньги»,

— писал Гетти в одной из своих многочисленных статей о бизнесе и богатстве.

Так же скептически смотрел Гетти и на институт высшего образования. Будучи сомнительным средством от нищеты и невежества, благотворительность все же, по мнению Пола Гетти, имела одно серьезное достоинство: она могла помочь сохранить достижения искусства Западной цивилизации. Поэтому частная коллекция Гетти была предоставлена в общественное пользование, причем безвозмездно:

«В молодости я понял, что подарок — обществу или отдельной личности — это что-то, отданное добровольно и безусловно. А иначе это уже не подарок, а сделка. Если бы я хотел получать доход от моей коллекции, я бы просто распродал ее».
Пол Гетти

Коллекция Гетти началась в 1930-м году с пейзажа ван Гойена стоимостью 1100 долларов. Далее был « купца Мартена Лутена» Рембрандта, купленный у голландского еврея: испуганный наступлением нацистов хозяин картины отдал ее за скромные 65 тысяч долларов.

И почти в то же самое время был куплен Ардебильский ковер из шелка и шерсти (1540 года). Гетти положил на него глаз на парижской выставке и вскоре купил у лорда Дювена за 68 тысяч долларов — все по той же причине: предвоенная паника.

Чтобы обозначить настоящую стоимость этого ковра, просто отметим: даже скряга Пол Гетти посчитал эту цену смешной. Прежде чем попасть в музей, великолепный персидский ковер несколько лет пролежал на полу пентхауса Гетти в Манхэттене.

  • Ардебильский ковер. Персия, династия Сефевидов, 1540 год. и шерсть, 729 Х 409 см. Музей Гетти в Лос-Анджелесе.
  • Рембрандт ван Рейн. купца Мартена Лутена. В 1953 картина была передана Лос-Анджелесскому окружному музею — сделать это Пола Гетти убедил Вильгельм Валентинер, большой специалист по истории искусства и, в частности, Рембрандту. Вскоре Валентинер стал первым директором Музея Гетти в Малибу.

Над Гетти, как и над многими коллекционерами искусства с неприлично высокими доходами, не могли не издеваться: утверждали, что он подбирает шедевры мастеров в тон обоев своего английского поместья. Только самому Гетти не было дела до мнения нищих экспертов — у него были свои соображения на этот счет. Правда, судя по всему, не эстетические, а все те же купеческие: он скупал произведения искусства у банкротов и измотавшихся аристократов, готовых отдать мировые шедевры за бесценок, лишь бы не пропасть окончательно.

Впрочем, была у Пола Гетти и отличная команда специалистов по истории искусства и арт-критике. Сам он написал книгу по истории Европы восемнадцатого века, свободно говорил на немецком, французском и итальянском, а также неплохо знал арабский, греческий, русский и испанский, читал латынь и древнегреческий.

Коллекция собиралась системно: античные мраморные и бронзовые произведения, полотна Ренессанса, персидские ковры 16-го века, а также французские мебель и гобелены 18-го века. Коллекционер владел тремя мраморами из коллекции лорда Элгина, а также статуей Геракла Лансдауна, которая была любимой статуей римского императора Адриана.

Кстати, об Адриане. Пол Гетти был убежден, что является новым рождением цезаря Траяна Адриана Августа. Во-первых, дух цезаря якобы явился Джорджу Гетти и предсказал рождение сына.

Во-вторых, в школе Пол Гетти увидел изображение статуи цезаря в учебнике по истории — и почувствовал что-то странное: будто он очень хорошо знает этого человека. Со временем это чувство у него повторялось при разных обстоятельствах и от того усиливалось. Кроме прочего, было и некое сходство лиц Пола Гетти и цезаря.

С тех пор Пол старался во всем следовать примеру римского цезаря: тот был известен своей невероятной сексуальной активностью (он верил, что это продлевает жизнь), жестокостью и, как ни странно, бездетностью. Всех своих жен Гетти покидал, услышав новость о беременности.

Он очень боялся смерти и, кроме прочего, видел в своих наследниках претендентов на финансовую империю. Поэтому ни один из пятерых детей Пола Гетти и множества внуков не питал к нему даже уважения: магнат сделал все, чтобы оттолкнуть их от себя.

Голова императора Августа Траяна на Вилле Гетти в Малибу.

Фото — Genevieve Ruddock.

Однажды Гетти купил обломок мраморной статуи Геркулеса, и, осмотрев покупку лично, был поражен: то же чувство! Магнат связался с бывшим хозяином обломка статуи лордом Лансдауном и выяснил, где обломок был найден.

Это были раскопки дворца Вилла деи Папири, укрытого слоем вулканического пепла вследствие извержения Везувия. Считается, что Вилла деи Папири несколько лет была пристанищем цезаря Траяна Адриана.

Гетти отправился на место раскопок и снова испытал там дежа-вю.

Вернувшись домой, он принялся за воплощение грандиозного плана: построить точную копию Виллы деи Папири у себя в Америке. Это и стало в будущем Виллой Гетти в Малибу, строительство которой было окончено в 1974 году.

Для этой виллы использовался тот же камень (тавертин), что и для виллы Адриана — его везли из Тиволи. Специалисты старались полностью воспроизвести фасад и интерьер. Кураторы Гетти скупали по всему миру экспонаты для виллы.

Сам Гетти руководил процессом из своего поместья в Англии, где жил на тот момент в полном одиночестве (не считая нескольких телохранителей и усиленной охранной системы). Он так и не увидел своей великолепной виллы: когда она была закончена, магнат уже был не в состоянии пересечь океан, чтобы посетить Америку.

Пол Гетти умер в 1976 году — так же, как и цезарь Адриан, во сне. Практически все свое состояние он оставил музею — вместе с точными рекомендациями, как им распоряжаться (сколько произведений искусства покупать и сколько продавать). Средства, оказавшиеся в распоряжении Фонда Музея Гетти, сделали его самым влиятельным музеем мира. Музей стал активно приобретать произведения античного и классического искусства (таковы были условия Гетти) на аукционах и, таким образом, спровоцировал беспрецедентный взлет цен на искусство.

Скоро увеличивающаяся коллекция заполнила виллу в Малибу, и в 1983 году руководством Фонда было принято решение построить новый Центр Гетти в Лос-Анджелесе — чтобы еще больше людей могло его посещать.

Открытие Центра Гетти в 1997 году стоило 1,3 миллиарда (планировалось, правда, открыть его пораньше и всего за 350 миллионов). Центр включает в себя пять павильонов в несколько этажей, между зданиями — открытые террасы и сады со скульптурами, в центре территории — сад с бассейном.

Почти везде стены выполнены из стекла: это позволило использовать естественное освещение по максимуму. Центр Гетти расположен на холме, так что посетители, кроме искусства, также могут оценить круговую панораму Лос-Анджелеса.

Кроме выставочных помещений, Центр Гетти включает в себя громадную библиотеку, лаборатории, исследовательский институт и издательство.

Центр Гетти в Лос-Анджелесе.

Указания Пола Гетти были исполнены: бесплатные вход и парковка, активная позиция на рынке искусства. Одно из последних больших завоеваний музея Гетти — «Весна» Эдуарда Мане, перехваченная на аукционе Кристи в Нью-Йорке за 65, 1 миллион (при стартовой цене в 35 миллионов).

Вилла Гетти продолжает функционировать — здесь по-прежнему доступны регулярные экспозиции произведений искусства Древней Греции, Рима и Этрурии.

Экспозиции сменяются каждые несколько недель, поскольку коллекция поистине огромна (кстати, ее стоимость составляет около 2,5 миллиардов долларов).

Пол Гетти был надменным, скупым и жестоким человеком и вряд ли за свою жизнь смог сделать кого-нибудь счастливым. Однако, несмотря на все свои странности, именно он сделал королевский подарок каждому, кто захочет его принять:

«Изучая античное искусство, невозможно не изучать также цивилизацию и людей, которые создали это искусство. Это обязательно послужит расширению индивидуальных горизонтов человека и, углубляя его знания о прошлых цивилизациях, существенно поможет узнать и понять его собственную».
Пол Гетти

Источник: https://artchive.ru/artworkers/841~Pol_Getti

Жан Пол Гетти

Жан Пол Гетти: Этот тощий янки с холодными голубыми глазами легко мог войти в

Пол Гетти — нефтяной магнат, богатейший человек середины ХХ века. В 60-х он писал статьи для журнала Плэйбой для молодых людей, которые хотят себя попробовать в предпринимательстве. Позже на основе этих статей была выпущена его книга.

Вот несколько его цитат:

Никто не сможет достичь какого-либо реального и продолжительного успеха, будучи конформистом.

Если ты можешь пересчитать свои деньги — ты не миллиардер.

Есть только один путь чтобы сколотить внушительное состояние — это бизнес, которым ты владеешь.

Постройте богатство как продукт вашего успеха в бизнесе. Если богатство — ваша единственная цель в бизнесе, вы, вероятно, потерпите неудачу.

Работать на большую компанию — это как ехать на поезде. Это ты идёшь со скоростью 60 миль в час или это поезд идёт со скоростью 60 миль в час, а ты просто сидишь на месте?

Обычно наниматель получает работников, которых он заслуживает.

Я вырос во времена, когда бережливость и экономность считались добородетелью.

Ключ к богатству — это научиться делать деньги пока ты спишь.

Люди, которые не уважают деньги, их не имеют.

Человек может ошибиться, но он не неудачник, пока не начнет винить кого-то другого.

Всегда есть возможности, благодаря которым предприниматели могут обогатиться, если они только заметят и завладеют ими.

Терпение. Это наиважнейший актив. Дождись нужного времени чтобы сделать свой ход.

Состоятельные люди любят делать деньги. Для них это просто игра, в которую они любят играть.

Чтобы преуспеть в каком-либо бизнесе, человек должен знать всё, что только возможно об этом бизнесе.

цель любого бизнеса — предоставить более качественные товары большему количеству людей по более низкой цене.

Во времена быстрых перемен, опыт может стать вашим злейшим врагом.

Вы должны рисковать, как своими деньгами, так и заемными деньгами. Принятие рисков имеет важное значение для роста бизнеса.

Без элемента неопределенности наибольший предпринимательский триумф был бы скучным, рутинным и в высшей степени неудовлетворительным.

Как только вы это сделаете, вы поймете, что любой бизнес ограничен в задачах, которые он предлагает. У вас появится жажда других игр, поэтому вы будете искать другие предприятия, чтобы заинтересовать вас.

Большая часть моего богатства состоит из инвестиций в компании.

Я горжусь созданием своего богатства, его существованием и тем, как оно используется.

Конформист не рождается. Он создан. Я считаю, что процесс «промывания мозгов» начинается в школах и колледжах.

Сегодняшние интеллектуалы в основном сосредотачивают свое внимание и расходуют свою энергию на самые несущественные из мелочей. Тем временем общественность убаюкивают и кормят с ложечки неправдами, созданных хорошо организованными пропагандистскими машинами.

Некоторые из наших газет и журналов больше заботятся о благосостоянии их рекламодателей, чем о распространении новостей и обсуждении вопросов, имеющих огромное значение. Радио, телевидение, кинофильмы, популярные книги — все это способствует удушению несогласия на всех, кроме самых банальных уровнях, отказу от самых элементарных и драгоценных демократических принципов.

Я использую слово «анархист» в том смысле, в котором его понимали древние греки.

Они признавали анархиста как довольно респектабельного, хотя и несколько яростного противника правительственного посягательства на права человека свободно мыслить и действовать.

Именно в этом смысле я вижу себя анархистом, сожалея о росте правительства и постоянно растущей тенденции к регулированию и, что хуже всего, о стандартизации человеческой деятельности.

Большинство не является всеведущим только потому, что это большинство. Фактически, я обнаружил, что линия, разделяющая мнение большинства от массовой истерии, часто настолько тонка, что практически невидима.

В бизнесе, как и в политике, никогда не бывает легко идти против убеждений и взглядов, которыми придерживается большинство. Предприниматель, который идет вразрез с тенденцией преобладающего мнения, должен ожидать, что ему будут мешать, высмеивать и проклинать.

Много пар перед браком похожи на людей, спешащих на самолёт; когда же они на борту, они превращаются в пассажиров. Они просто сидят там.

Я никогда не завидовал — за исключением зависти, которую я испытываю к тем людям, которые живут счастливо в браке.

Я всегда высказывал свое мнение о том, что на человека, на которого можно полагаться, чтобы быть самим собой и быть честным с самим собой, можно полагаться любым другим способом.

Источник: https://pikabu.ru/story/zhan_pol_getti_4944310

Странный миллиардер Пол Гетти

Жан Пол Гетти: Этот тощий янки с холодными голубыми глазами легко мог войти в

Странный миллиардер Пол Гетти

Александр БЕРГ

Судьба детей и внуков волновала его намного меньше, чем будущее духа императора, обитавшего в его телеМир запомнил Пола Гетти не только потому, что у него было больше нефтяных долларов, чем у любого из Рокфеллеров. Этот тощий янки с голубыми глазами до самой смерти верил, что поступки ему подсказывает могущественный римский император Адриан.

Он вел нефтяные войны, хладнокровно уничтожал конкурентов и охотился за сотнями женщин. А в конце жизни превратился из тщеславного американца в несчастного, больного, выжившего из ума старика.

Как часто бывает, темпераментный Пол родился в семье пуритан, привыкших держать в узде свои чувства. Ирландец Джордж Гетти и его жена Сара, дочь шотландских эмигрантов, строго следовали канонам методистской церкви и верили, что за соблюдение христианских заповедей Всевышний отблагодарит.

После смерти 10-летней дочери, которую унесла обрушившаяся в 1890 г. на Средний Запад эпидемия тифа, отец начал искать утешение в оккультных науках. Он проводил вечера на спиритических сеансах, вызывая духов и умоляя их поспособствовать рождению наследника.

Однажды из уст вошедшего в транс медиума Джордж наконец услышал долго ожидаемое известие. Дух, поведавший о себе лишь то, что при жизни он был императором в Риме, пообещал, что через два года в семье Гетти родится сын.

Пророчество в точности сбылось. Под Рождество 1892 г. на свет появился мальчик, которому родители дали имя Жан-Пол. Будущий создатель нефтяной империи рос тщедушным и некрасивым.

Сара Гетти обожала сына, но старалась сдерживать чувства, боясь избаловать его, и запрещала общаться со сверстниками, дабы избежать дурного влияния. Строгое воспитание и многочисленные запреты привели к формированию буйного нрава, он вырвался наружу, как пар из-под крышки кипящего котла.

Папа Джордж редко бывал дома, потому что был занят делом — начав со страхового агента, он вскоре поддался овладевшей Оклахомой нефтяной лихорадке и без устали качал волшебную жидкость, неуклонно увеличивая свой капитал. В 1906г. он уже стал миллионером.

Обратив наконец внимание на сына-подростка, Джордж обнаружил, что тот уже давно не следует пуританским принципам, принятым в семье. В семнадцать лет он бросил учебу и с головой окунулся в бурную ночную жизнь.

Отец не знал, что и думать: временами ему казалось, что он видит перед собой не своего сына, а совсем незнакомого человека. Найти объяснение произошедшим с Полом переменам папаша так и не смог…

В1939 г. Пол Гетти окунулся в крупный бизнес, растерзал и проглотил гигантский концерн «Тайд Уотер Ойл», прежние хозяева этого предприятия долгое время даже и не догадывались о существовании его небольшой конторы «Гетти Ойл» с капиталом в полтора миллиона.

Спустя четверть века он одерживает победу над некогда всемогущей «Стандарт Ойл», принадлежавшей клану Рокфеллеров. А к середине 60х прибыли «Гетти Ойл» достигают фантастических размеров. Он ежедневно увеличивал свой капитал на полмиллиона долларов.

Английское имение Саттон-плейс Гетти купил у разорившегося герцога Сазерлендского всего за 600 тысяч фунтов. Такие деньги нефтяной магнат зарабатывал за два дня.

Все чаще за его спиной говорили: мистер Гетти тяжело болен. Он не любит ни женщин, ни собственных детей. Симптомы душевной болезни всегда проявлялись одинаково: как только очередная супруга объявляла ему о том, что беременна, Пол переставал испытывать какие-либо чувства, кроме раздражения — и к ней, и к будущему ребенку.

Даже тем, кто хорошо знал его, это казалось необъяснимым. Когда внука Жан-Пола Гетти III похитили калабрийские мафиози, старик отказался заплатить им выкуп два с половиной миллиона. Только получив по почте отрезанное ухо мальчика, согласился передать деньги. И, кажется, еще долго жалел об этом.

До конца жизни он был убежден, что это подстроили 16-летний паренек и его хитрая мамаша с целью заставить старого Пола раскошелиться. Когда изувеченного мальчика выпустили из плена, Гетти отказался даже говорить с ним по телефону. Вскоре от СПИДа умерла внучка. Он не послал ее родителям сочувственной телеграммы.

Судьба детей и внуков волновала его намного меньше, чем будущее духа императора, обитавшего в его теле: Гетти панически боялся, что после смерти римский император переселится в недостойную оболочку — в какого-нибудь китайского рикшу или, хуже того, в краснозадого бабуина.

Нефтяной магнат знал, что грозный властитель Рима жертвовал огромные средства на создание памятников и музеев и построил одну из самых роскошных вилл того времени в римском предместье Тибур (ныне Тиволи).

Гетти со своей стороны целое состояние вложил в произведения искусства. Первой его покупкой стал драгоценный пейзаж ван Гойена, который приглянулся ему потому, что сельский домик на картине чем-то напоминал милые сердцу сеновалы родной Оклахомы. Следующим приобретением стал «Портрет купца Мартена Лутена» кисти Рембрандта.

Не исключено, что в момент покупки Гетти не вполне представлял себе, кто такой Рембрандт. Его привлекла дешевизна — дело было в 1940 г., и прежний хозяин квартиры, напуганный приближением нацистов голландских еврей, уступил ее за $65 тысяч.

Пола не заботили отзывы нищих щелкоперов об отсутствии у него художественного вкуса. Он всегда покупал только то, что продавалось по бросовой цене, как правило — у банкротов и спившихся аристократов, распродававших фамильные реликвии. По-настоящему его интересовали лишь мраморные скульптуры.

Мистер Гетти испытывал к ним необъяснимую тягу. Он приобретал древнеримские изваяния по частям, словно собирал из разрозненных деталей мраморных трансформеров.

В конце 60-х купил у лорда Лансдоуна осколок римской статуи Геркулеса — фрагмент торса с плечом. И вдруг старый Гетти затрепетал — ему показалось, будто он видел этого Геркулеса в прошлой жизни. Он немедленно перезвонил лорду Лансдоуну и спросил, где была найдена эта скульптура.

Ответ лорда заставил несчастного старика оцепенеть. Оказывается, статую обнаружили в ходе раскопок древнего дворца Вилла деи Папири, погребенного под слоем вулканического пепла после извержения Везувия в 79 г. н. э. Именно там, по свидетельствам историков, несколько лет прожил великий римский император Адриан.

Осколок древней статуи перевернул его жизнь. Старик бросил все и отправился в Италию — туда, где археологи расчистили от пепла развалины дворца. «Я здесь уже был — в прошлой жизни», — записал миллиардер в своем дневнике.

Он приказал сделать подробные чертежи здания. 70-летний американец был целиком во власти безумной идеи. Он решил построить на Малибу точную копию Вилла деи Папири. И взялся за дело с энергичностью молодого фанатика.

По приказу Гетти из Тиволи специально привезли 16 тонн изумительного золотистого камня травертина, из которого воздвигли виллу. Нефтяные миллионы, казалось, смогли повернуть время вспять — под солнцем снова зазеленели сады роскошного древнего дворца, забили фонтаны.

Так частный дом Гетти на Малибу превратился в уникальный музей, в хранилище драгоценных живописных полотен, скульптур и предметов антиквариата. Парадокс заключался в том, что владелец так никогда и не увидел всей этой роскоши.

Пол Гетти руководил строительством из Лондона — через океан. Ему не суждено было побывать в обновленной Вилла деи Папири. Он бы не перенес трансатлантического плавания, а летать на самолетах панически боялся.

Под конец жизни его стали преследовать страхи и необъяснимые мании. По мнению слуг, лукавый дух императора Адриана полностью подчинил себе психику старика и издевался над ним. Сначала Пол окружил себя львами. Только они могут защитить — нашептывал ему внутренний голос. Любовь к хищникам сопровождалась приступами человеконенавистничества.

Узнав, что император Адриан умер в собственной постели, он велел убрать из комнаты кровать и проводил ночи, сидя в мягком кресле и завернувшись в плед.

В последние годы жизни его лицо, изуродованное неудачной (третьей по счету) пластической операцией, походило на маску древнегреческого трагического актера. Или нет — на посмертную маску римского императора.

Он часами неподвижно сидел в кресле с закрытыми глазами. На его коленях дремал плюшевый львенок.

Пол Гетти умер во сне. Великого донжуана нового времени прикончил рак простаты. Гроб самолетом был отправлен из Англии в Калифорнию. Сразу после смерти тень этого странного человека, положившего жизнь на алтарь служения собственной мании, нависла над его родственниками.

Судьба потомков Гетти

Все началось с завещания. Оглашение документа произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Четыре сына и четырнадцать внуков Пола Гетти долго не могли осознать случившегося: старик практически лишил наследства всех своих близких. Сыновья его получили жалкие подачки — и то в виде акций.

Преданные слуги — начальник службы безопасности, массажист, врач, бессменная секретарша — немногим больше. Все свои миллиарды Гетти завещал музею в Малибу.

Это была отчаянная попытка прорваться в бессмертие. Подобно императору Адриану, который увековечил свое имя строительством обновленного римского пантеона, старый Гетти попытался вложить всю энергию своих долларов в гигантский прыжок к вечной славе. Вилла в Малибу превратилась в самый богатый музей в истории человечества. Сегодня эксперты оценивают его активы в $2,5 млрд.

Детей новоиспеченного мецената столь явная демонстрация любви к искусству поставила на грань банкротства. Но это был только первый акт семейной трагедии.

Старшего сына Джорджа, еще недавно процветавшего бизнесмена, владельца гольф-клубов и породистых лошадей, быстро сгубил алкоголизм.

Воспитанный в постоянном страхе перед всемогущим и презрительным отцом, он покончил с собой, приняв дюжину таблеток снотворного и запив их стаканом кентуккийского бурбона.

И в довершение вонзил себе в живот вилку для жаркого. «Его убил собственный отец!» — сквозь слезы кричала репортерам жена покойного.

Второй сын Гетти — Роналд, рожденный от брака с белокурой немкой Фини Хелмле, вырос вдали от отца и всегда считал, что тот его ненавидит. «Даже после своей смерти отец, словно призрак, незримо участвовал в моей судьбе», — признался Роналд журналистам.

Из богатого владельца калифорнийской сети отелей «Рэдиссон Манхеттен-Бич» он превратился в нищего гражданина ЮАР, скитающегося по бантустанам в передвижном домике на колесах. Покойный отец чуть не добил его, завещав Роналду лишь дневник с презрительными замечаниями в адрес сына.

Третий отпрыск нефтяного императора — Пол Гетти-младший — вошел в историю как «золотой хиппи из Марокко». Его мать — четвертая жена магната Энн — забрала мальчика в Калифорнию. Отец часто присылал назад письма сына с жирно подчеркнутыми ошибками.

Долгое время Пол-младший кутил и развратничал на своей африканской вилле со странным арабо-французским названием «Пале де». Он был женат три раза, первый брак заключил в 1956 г., последний — в 1994м. У него было два сына и две дочери от первого брака и сын от второго.

Дистанция и холод между отцом и сыном сохранялись довольно долго, пока подросший Пол не вошел в долю в семейном нефтяном бизнесе. Гетти-старший настаивал, чтобы каждый сын почаще занимался практическими делами, ездил с ревизиями на скважины по всему миру, например, в Саудовскую Аравию.

Именно Полу-младшему досталась солидная доля наследства в нефтяных акциях. Денежки братья Пол и Гордон разделили в 1984 г., когда им удалось продать «Гетти Ойл» компании «Тексако» за $2 млрд. в наличных.

Всю вторую половину жизни Пол-младший лечился от юношеского увлечения героином. После бесконечных реабилитаций его продолжали мучить флебит, ослабивший ноги, и цирроз печени.

Самый меньший из потомков старого Гетти — Гордон — пострадал от семейных напастей в меньшей степени. Возможно, только потому, что при жизни отца предпочитал общаться с ним как можно реже. Впрочем, и его коснулась тяжелая лапа судьбы: потерпели крах все надежды Гордона открыть свой оперный театр. Он рассчитывал на завещание — и ошибся.

Судьба внуков тоже сложилась трагически. Старший сын Пола-младшего, вернувшись из подвала, где его прятали похитители, был вынужден остаток дней прожить с пластиковым протезом вместо уха. Его психика так и не восстановилась: он не смог поверить, что дед отказался заплатить за него пару миллионов, а потом занял их отцу под классические 4%.

Вскоре он пристрастился к виски и наркотикам. Гигантская доза героина ввергла его в затяжную кому, продолжавшуюся несколько недель. Жан-Пол пришел в себя слепым и парализованным.

Через несколько лет его любимая сестра Эйлин, незадолго до этого вышедшая замуж за сына актрисы Элизабет Тейлор, умерла от СПИДа.

Все это заставило младшего внука Марка Гетти всерьез задуматься над тайной родового проклятья. Марк внимательно изучил историю других состоятельных семейств Америки и пришел к выводу: трагедии преследовали лишь те кланы, где родственники ненавидели друг друга.

Он даже написал несколько статей на эту тему и в качестве положительного примера упомянул семейство Рокфеллеров. «В доме Рокфеллеров царил мир, потому что там были наслышаны о Христовой заповеди любви к ближнему. А в доме Гетти, напротив, об этой заповеди никто не знал, зато все были слишком хорошо осведомлены о прихотях цезаря Адриана».

Этот вывод никак не помог несчастному семейству — напасти продолжались. Могущественное заклятие потеряло силу лишь после столетнего юбилея Гетти-старшего.

В середине 90-х небеса сжалились над потомками миллиардера. Истощенный и сгорбленный, Пол Гетти-младший окончательно излечился от наркомании и даже увлекся крикетом по совету старого друга Мика Джаггера. В 1997 г. из любви к Великобритании он отказался от американского гражданства и получил из рук королевы звание почетного рыцаря.

Он кардинально переменился только после 50 лет, став страстным обожателем искусства. Его благотворительные взносы превышали сотни тысяч долларов. Чтобы оставить статую Кановы «Три грации» в туманном Альбионе, он в пику Музею Гетти в Калифорнии отстегнул $1,5 млн.

После второго сокрушительного поражения на выборах в 2001-м он пожертвовал $8 млн. консервативной партии, чтобы защитить, по его словам, «британский образ жизни». Пол глубоко уважал британскую культуру и всеми силами отстаивал ее традиционные ценности.

Гетти-второй умер совсем недавно — в апреле 2003 г. в Лондоне. Стеснительный богач с филантропическими взглядами, он никогда не лез в крупный бизнес, предпочитая маленькую фирму и круг старых друзей, бывших хиппи. Он жил в роскошном поместье в 3 тысячи акров, которое приобрел в 1984 г. за $9 млн.

Гордон Гетти тоже постепенно пошел в гору, купил «Боинг» и особняк в Калифорнии. У обнищавшего Роналда появилась надежда — его дочери, словно сговорившись, вышли замуж за миллионеров.

Даже в доме парализованного Гетти-третьего дела пошли на лад — сын инвалида Балтасар начал удачную карьеру в Голливуде, снявшись в фильме «Робин Гуд — принц воров». Отпрыски Гетти, долгое время враждовавшие, стали ходить друг к другу в гости.

Есть только одно место на планете, которого стараются избегать потомки Гетти — вилла в Малибу. Там стоит мраморный бюст миллиардера — длинный тонкий нос, узкие сжатые губы. Скульптор по приказу заказчика придал ему сходство с императором Адрианом.

Что подарил Пол Гетти-младший:

$70 млн. — Национальной галерее в Лондоне.

$70 млн. — Британскому институту кино.

$1,5 млн. — выкупив для нации архив Уинстона Черчилля.

$8 млн. — на реставрацию западного крыла собора св. Павла.

$8 млн. — в пользу Консервативной партии.

$2 млн. — в пользу кафедрального собора в Херефорде на сбережение реликвии «Маппа Мунди».

$2,3 млн. — на восстановление дамбы в г. Лордз.

$2,3 млн. ежегодно — на реабилитацию наркоманов.

$1,5 млн. — Национальной галерее Шотландии на сохранение скульптуры «Три грации» работы Кановы.

более $150 тыс. — чтобы не допустить продажи картины XIII века кисти итальянца Дуччо ди Буонинсенья из художественной галереи Манчестера в Калифорнию.

$150 тыс. — на покупку книги «Уизден» — «библии по игре в крикет».

$150 тыс. — бастующим под Рождество шахтерам.

$120 тыс. — на восстановление исторического «Овального» поля для крикета.

$15 тыс. — на переоборудование древней башни в Манчестере под кафе и общественные помещения.

Источник: https://www.2000.ua/v-nomere/aspekty/ekspertiza_aspekty/strannyj-milliarder-pol-getti_arhiv_art.htm

Отрезанное ухо, лучший опиум в Лондоне, фонтаны нефти и другие факты о легендарной семье Гетти

Жан Пол Гетти: Этот тощий янки с холодными голубыми глазами легко мог войти в

История миллиардерской семьи Гетти – самое лучшее доказательство того, что пережить очень большие деньги можно, только погрузившись в безумие с головой.

В Саттон-Плейс постоянно проживали несколько настоящих аристократок. Перед тем как поселиться с Джей Полом, они подписывали договор об отсутствии каких бы то ни было финансовых претензий.

Упоминание фамилии Гетти перво-наперво рождает одну конкретную ассоциацию: отрезанное ухо.

Подобно сюжету линчевского «Синего бархата», любой пересказ этой истории ввинчивается в ухо, некогда принадлежавшее Джону Полу Гетти III, и лишь ­затем вывинчивается из него, утяжеленный гроздью других подробностей. И Линч тут не для красного словца.

В одной из главных ролей в «Шоссе в никуда» он задействовал наследника Гетти в следующем колене – Балтазара Гетти, сына человека с ­отрезанным ухом.

Ввинтившись в ухо поглубже, мы обнаружим себя в начале XX века, у самого истока семейной истории.

В 1904 году преуспевающий адвокат из Миннеаполиса Джордж Франклин Гетти 49 лет от роду собрал весь свой капитал и приобрел лицензию на пользо­вание недрами участка земли в Оклахоме (за три года до этого там нашли нефть).

Чудачеством этот поступок назвать нельзя –­ в конце концов, основатель клана был самым нормальным из Гетти, не пил, не курил и исправно посе­щал церковь. Скорее, им двигал ­трез­вый расчет капиталиста-пассионар­ия.

Джордж был клас­сическим героем эпохи первоначального накопления: именно такие ничем не примечательные трудяги наваривают первые миллионы на растерзание распущенному потомств­у. На своем нефтяном Клондайке немолодой предприниматель разбогател мгновенно: 1100 акров земли давали по 100 тысяч баррелей в месяц, и уже через два года Джордж перевез семейство в Лос-Анджелес.

У Джорджа и его жены Сары было двое детей. Дочь умерла от брюшного тифа еще в Миннеаполисе, а сын, названный – по-французски модно – Жан-Полем, начал демонстрировать незаурядные таланты уже в юности.

В 14 лет однокашники прозвали его «Гетти-словарем» за любовь к чтению; впоследствии Жан-Поль свободно говорил на французском, немецком и итальянском, мог поддержать беседу еще на четырех языках, включая русский, и читал античных авторов на латыни и древнегреческом.

Отучившись в Оксфорде вместе с будущим королем Великобритании ­Эдуардом VIII, блистательный наследник съездил в гранд-тур по Европе и Египту, англи­цизировал имя, став Джей Полом, и осенью 1914 года занял у отца $10 тысяч на расширение семей­ного бизнеса в ­Оклахоме.

История фартовой семьи капиталистов стала превращаться в сагу с голливудским антуражем, психосексуальными мотивами и странными пунктами в завещаниях.

Безумие Гетти начинается! Свой первый джекпот 22-летний удачник сорвал ровно через год: на купленном им участке неподалеку от городка Хаскелл в августе 1915-го нашли нефть.

Еще через год полученные комиссионные сделали Джей Пола миллионером, а к началу 1920-х он приумножил капитал как минимум втрое.

Джон Пол ­Гетти III (уже без уха) в ­отделении полиции в Риме, 1973.За что пьет Джей Пол Гетти на этом снимке – неизвестно. Наверное, за бережливость, 1960.

К концу 1920-х старому Гетти стало очевидно, что личная жизнь его сына складывается в подозрительную шараду.

В течение пяти лет Джей Пол успел жениться трижды, и каждый раз на старшекласснице. Джанетт Дюмон было 18, они поженились в 1923-м и развелись в 1926 году. С 17-летней Эллин Эшби у Джей Пола был курортный роман: они поже­нились в 1927-м и развелись уже на следующий год.

Затем Джей Пол женился на Адольфине Хелмле, с которой прожил четыре года. Свадебные синкопы продолжились и в 1930-х: с четвертой женой Энн Рорк серийный семьянин ­пробыл в браке еще четыре года – с 1932‑го по 1936-й.

И только с жено­й номер пять – Тедди Линч – прове­л в браке два десятилетия, а развелся лишь в 1958‑м, в год смерти их 12-летнег­о сына, скон­чавшегося от опухоли ­головного мозга.

Похоже, интерес к своим узаконенным спутницам Гетти терял, едва выйдя за порог церкви. Разумеется, у Гетти-отца такой матримониальный разврат не мог вызвать ничего, кроме праведного гнева и отвращения. В итоге умерший в 1930 году патриарх оставил сыну лишь $500 тысяч – одну двадцатую своего состояния – плюс треть акций семейного бизнеса (остальное ­досталось вдове).

Но и этого «скромного» наследства Джей Полу хватило, чтобы развернуться по полной. Во время Великой депрессии сноровистый бизнесмен по дешевке купил несколько компаний-конкурентов – Pacific Western Oil Corporation, Tidewater Oil, Skelly Oil.

На главную нефтяную жилу он наступил в 1949 году, когда приобрел у первого саудовского монарха, короля Ибн-Сауда, право на разработку участка бросовой земли на границе Саудовской Аравии и Кувейта.

Четыре года спустя там забил фонтан черного золота объемом в 160 миллионов баррелей в год.

«Кроткие наследуют землю, но не лицензию на пользование ее недрами», – отшутился тогда Гетти. А потом выучил арабский и скупил еще 200 компаний, охватив щупальцами своей экспансии весь Ближний Восток.

В 1957 году журнал Fortune назвал его «самым богатым человеком Америки» и обладателем состояния в $700 миллионов – 1 миллиард ($4,5–6,5 миллиарда по сегодняшним деньгам), а следующий год 65-летний Гетти встретил владельцем 80% мирового объема нефтедобычи.

Балтазар Гетти (слева) снимался в «Шоссе в никуда» ­Дэвида Линча.

У миллиардеров нет возраста – посмотри­те на Сороса и Мердока. У Гетти его тоже не было, так что, вступив в ­пенсионную осень, Джей Пол решил наконец зажить так, как он того действительно хотел.

С подобающим аристократическим размахом и столь же вельмож­ным презрением к обывательским нормам популярной морали. Трагическая смерть младшего отпрыска также сыграла роль: Гетти со всей очевидностью переступил порог, за которым интерес окружающих к его персоне мог иметь какое-никакое значение.

В 1959 году этот заядлый англофил отобе­дал у герцога и герцогини Сазерленд в их загородном поместье Саттон-Плейс, что неподалеку от Гилфорда. Дворяне жаловались, как дорого им обходится содержание древнего имени­я, по кото­рому к тому же продолжа­ет шастать безголовый призрак казненной супруги Генриха VIII (одной из шести) Анны Болейн.

На следующий день Гетти купил Саттон-Плейс за £65 тысяч (5 миллионов сегодняшними); предыдущее десятилетие он провел, кочуя вместе со свитой из лондонского «Ритца» в парижский «Георг V» и ­обратно.

Getty Villa – обязательный к посещению пункт туристической программы в Лос-Анджелесе.

Заполучив соответствующее своему статусу жилище, Гетти тут же принялся его обустраивать. Для начала прошелся по арт-аукционам – откуда на стены Саттон-Плейс перекочевали шедевры Рембрандта и Ренуара.

Затем установил в холле ставший легендарным платный телефон-автомат, чтобы занимавшие­ся реновацией рабочие-мигранты не злоупотребляли звонками на родину. В июне 1960 года новый хозяин устроил новоселье, кото­рое оказалось первой и последней вечеринкой обновленного Саттон-Плейс.

­Посмотреть на фейерверки, предсказателей судьбы, средневековые факелы и прочие увеселения приперлась вся округа, и на следующее утро прислуге пришлось соскребать мороженое с гобеленов и выковыривать окурки из ковров.

Вскоре лучший друг саудовских прин­цев, завязавший, наконец, с матримонией, принялся собирать личный гарем.

В лучшие годы в Саттон-Плейс постоянно проживали четыре настоящие аристократки: француженка, арт-критик, правнучка Николая II Мари Тессье; бывшая жена богатого землевладельца из Корнуолла, дизайнер интерьеров Пенелопа Китсон; сестра герцога Рэтлендского Урсула д’Або и никарагуанская вдова Розабелла Берч – они с Гетти любили смотреть сериалы по телику. «Английские аристократки пленяют воображение Джей Пола, – говорила леди Урсула в интервью начала 1970-х, в самый разгар совместного проживания. – Его возбуждает тот факт, что настоящие графини готовят ему ужин».

Все эти графини, перед тем как поселиться в Саттон-Плейс, подписывали договор об отсутствии каких бы то ни было финансовых претензий к владельцу. Все они рассчитывали на свой скромный уголок в завещании миллиардера.

И все они что-то получили: кто-то – $209 ежемесячного жалования до смерти, кто-то – $1167 того же.

И только статная Пенелопа – единственная женщина золотой осени патриарха, к которой он относился серьезно, гранд-дама Саттон-Плейс, заведовавшая интерьер-дизайном его имений и нефтяных танкеров, – удостоилась нешуточного капиталовложения.

Гордон Гетти (на фото с женой Энн) – самый богатый оперный композитор современности, 1973.Джей Пол Гетти в обеденном зале Саттон-Плейс, 1960.

Cексуальный аппетит Гетти никуда не делся и тогда, когда ему перевалило за 80.

Могучему старику кололи экспериментальное лекарство H3 – один из прототипов «Виагры», – а партнершу на ночь он выбирал непосредственно перед тем, как отправиться в опочивальню. Марафет пожилой либертен наводил с помощью плановых подтяжек; он вел «черную книжку» своих амурных побед и всячески поощрял свары между наложницами.

«Гетти не умел говорить «нет» женщинам и «да» – мужчинам», – резюмиров­ал один из его биографов. Красавцем он при этом никогда не был; не был и уродо­м, зато был копией своего отца, слегка ­припечатанной вырождением.

В последние полтора десятилетия ­жизни Гетти проявились и самые нели­цеприятные черты его личности. Прежде всего вопиющая жадность. Платный телефон – еще не самый гротескный пример миллиардерского плюшкинизма.

Тративший миллионы на свою арт-коллекцию (хотя и на нее, как говорили, он жалел деньги, не покупая слишком дорогие картины), Гетти экономил на одежде, подстригая износившиеся манжеты на рубашках.

Гербовая бумага была еще одним пунктом жмотства: вместо того чтобы отвечать на письма «с ­чистого листа», Джей Пол писал ответ на полях письма присланного и отсылал его обратно. Однажды он повел друзей на выставку собак в Лондоне и заставил их гулять вокруг да около до самого файф-о-клока, когда цена за вход ­дешевела в два раза.

Бесконечные страхи и паранойя также вошли в местный фольклор: Саттон-Плейс по всему ­периметру охранялся сторожевыми псами, а в самом имении жил лев по кличке Нерон.

Миллиардер боялся летать на самолете, страдал вспышками и других, самых невероятных фобий: иногда он боялся подходить к телефону, опасаясь, что оттуда может «что-то вылезти».

Эту фобию верные секретарши Гетти постоянно использовали в качестве объяснения, когда босс был не расположен общаться по телефону с ­родственниками.

Родственники между тем росли-росл­и да выросли. Прежде всего сыновь­я, которых после смерти млад­шего Тимоти в 1958 году осталось четверо. Самым многообещающим в глазах отца был старший – названный в честь деда Джордж Франклин Гетти II.

Джей Пол назначил его вице-президентом Getty Oil; тем не менее сыновние бизнес-идеи отчего-то не сильно впечатляли родителя. Со временем Джордж впал в затяжную депрессию, развелся, снова женился, потом начал пить и жрать таблетки.

В июне 1973 года он выпил много ­алкоголя, съел еще больше таблеток, немного пострелял из ружья, а затем попытался заколоть себя вилкой для барбекю.

Сделать это как следует пьяному наследнику не удалось, однако в конце концов он отключилс­я у бассейна своего особняка в Лос-Анджелесе и уже не приходил в сознание. На следующий день Джордж Франклин Гетти II ­скончался в больнице.

Марк ­Гетти – cоосно­ва­тель и пред­седатель совета директо­р­ов Getty Images.Один из павильонов музея Getty Center в Лос-Анджелесе.

Куда менее перспективным был второй сын, Джон Пол Гетти II, ныне известный как сэр Пол Гетти.

После развода родителей Джон Пол отправился в Сан-Франциско, учился там в университете, служил в Корее, рано женился и однажды позвонил своему брату Гордону (о котором ниже), служившему вице-президент­ом в одной из компа­ний, подконтрольных Getty Oil, с ­просьбой найти ему работу. Гордон устроил старшего брата заправщиком.

Через год главный Гетти, из-за океана впечатлившись трудолюбием отпрыска, вызвал его к себе в Париж и назначил президентом итальянского филиала Getty Oil. До того момента Джей Пол Гетти и Джон Пол Гетти не виделись 12 лет.

Все бы шло хорошо и дальше, если бы в середине 1960-х Джон Пол не развелся со своей женой Гейл и не женился вторично – на потомственной без­дельнице Талите Пол, родственно связанной со всем богемным Лондоном, начиная с художника Огастеса ­Джона и заканчивая создателем Бонда Яном Флемингом.

­Талита была девушкой свободомыслящей, кружилась на карусели свингующего Лондона и дружила с Миком Джаггером, Марианной Фейтфулл и иже с ними. Кит Ричардс потом вспоминал, что у четы Гетти был луч­ший в городе опиум; сына, родившегося летом 1968 го­да, свингующая ­парочка нарекла Тарой Габриелом Грамофоном Гэлакси.

Талиту теперь называют не иначе как иконой стиля, а фото супружеской четы, снятое Патриком Личфилдом на крыше в Марракеше, висит в Национальной портретной галерее в Лондоне. Снималась она и в кино – в легендарной «Барбарелле».

Летом 1971 года Талита Гетти умерла от героинового передоза в Риме, увенчав собой трагический год ухода титанов контркультуры 1960-х – Брайана Джонса, Хендрикса, Джоплин, Моррисона, Эди Седжвик.

Джон Пол не был подозреваемым в деле о смерти жены, однако в Италию от греха подальше решил не возвращаться и осел в Лондоне. Зато в Вечном городе продолжала жить его первая жена Гейл вместе с четырьмя детьми – старшим сыном Джоном Полом Гетти III, младшим сыном Марком и дочерьми Эйлин и Ариадной.

Злополучным летом 1973-го, когда непутевый дядька Джордж Франклин вилкой поставил в своей истории точку у бассейна в Калифорнии, Джону Полу Гетти III было шестнадцать. Он уже год как свалил из дома, а еще полугодием раньше его отчислили из школы.

Юный длинноволосый разгильдяй с невинным лицом агнца и кудрями «золотого хиппи» подрабатывал моделью в мужских журналах, тусовался на вилле Романа Поланского в ожидании, когда его пригласят сниматься, и ходил на демонстрации коммунистов.

Старший сын Джей Пола – Джордж Франклин Гетти, 1967.Знаменитое марракешское фото Джона Пола Гетти с женой Талитой авторства Патрика Личфилда, 1970.

Через месяц после смерти дядьки, в три часа утра 10 июля, юного Гетти похитили прямо на площади в Риме.

Его долго везли в багажнике машины, а потом бросили в калабрийскую пещеру. Люди в масках перевозили его с места на место, заставляли писать письма родным с требованием заплатить $17 миллионов, водили в изнурительные походы по горам и поили коньяком вместо воды.

Первые месяцы никто, включая Гейл и полицию, не верил в правдивость похищения – все считали это шуткой слетевшего с катушек балбеса. Казалось, что он валяется обдолбанный на яхте у кого-то из друзей и скоро объявится в Риме. Наступила осень, но Гетти III не объявлялся.

Могучий старик прислал из Саттон-Плейс отповедь, гласившую, что, мол, «у него 14 внуков, и если он заплатит выкуп, на следующее утро у него будет 14 похищенных внуков».

«Золотой хиппи» продолжал спать в пещере, запивая пневмонию коньяком и слушая радиоприемник, который ему выдали люди в масках. В ноябре в одну из итальянских газет пришло письмо.

В конверте лежало отрезанное ухо, локон волос и записка с требованием заплатить $3,2 миллиона. Письмо из-за забастовки шло из Неаполя три недели. Текст записки гласил: «Это ухо Пола.

Если через десять дней его семья все еще будет думать, что это розыгрыш, организованный им самим, по почте придет другое ухо. А потом и весь он – по кусочкам».

После того как Гейл опознала ухо первенца по веснушкам, скаредный дед согласился заплатить выкуп: $2,2 миллиона заплатил сам (максимальная сумма, которую можно было вычесть из облагаемой налогом прибыли), а остальные деньги занял Джону Полу – своему сыну, отцу похищенного, – под 4%.

Тонну наличности отвезли на заснеженную бензозаправку на границе с Калабрией. Вскоре обнаружился и сам Гетти III, продрогший и завернутый в одеяло. Когда он позвонил деду в Англию, тот сослался на то, что сегодня боится телефона, и трубку не взял. Через три года, 6 июня 1976 года, Джей Пол Гетти умер у себя в имении.

Джон Пол Гетти с женой Талитой в Риме, 1966.Джон Пол Гетти III после похорон сэра Джона Пола Гетти II в Лондоне, 2003.

Гетти III же, освободившись из ­плена, женился на своей немецкой подружке, вернулся к богемному образу жизни, тусовался в Нью-Йорке с Уорхолом, снимался в кино и в 1981 году пал жертвой взрывной смеси алкоголя, валиума и метадона, приведшей к инсульту и параличу.

Следующие 30 лет он провел в инвалидном кресле и умер в 2011 году, успев посудиться с отцом за право получать ежемесячные $28 тысяч на медицинские расходы.

Жизнь Джона Пола Гетти II сложилась счастливее, чем жизнь его старшего сына. В середине 1980-х он отлежал девять месяцев в реабилитационной клинике в Лондоне, где его навещала среди прочих Маргарет Тэтчер.

­Вдохновившись верховным визитом, миллиарде­р взялся за ум и направил всю свою энергию – и значительную часть капитала – на благотворительность и реставрацию запущенного имения Вормсли-парк в лондонском пригороде.

Уже через год после выписки из больницы он получил из рук Елизаветы орден Британской империи, а еще через десять лет официально сменил имя и стал сэром Полом Гетти, получив за год до этого британское гражданство.

После смерти Гетти II и Гетти III знамя больших денег и необыкновенного безуми­я продолжали нести другие чле­ны семьи.

Последний из ныне живущих сыновей Джей Пола – Гордон Гетти – после смерти отца управлял семейной компанией и в конце концов продал Getty Oil другому нефтяному гиганту – Texaco.

Гордон Гетти – видный классический композитор: премьера его последней на сегодняшний день оперы «Кентервильское привидение» состоялась в Лейпцигской опере в 2015 году.

Надо полагать, Гордон – самый богатый оперный композит­ор современности: его капитал оценивается в $2 миллиарда, он входит в третью сотню самых богатых людей США. Также он самы­й последовательный сын своего отца, и не только в бизнесе, но и в личной жизни: однажды обнаружилось, что у отца четверых сыновей имеется параллельная семья… с тремя дочерьми!

Дональд Сазерленд сыграл Джей Пола Гетти в снятом Дэнни Бойлом сериале «Траст».А Кристофер Пламмер стал стариком Гетти в фильме Ридли Скотта «Все деньги мира».

Самым успешным из потомков патриарха Джорджа можно по праву считать Марка Гетти – младшего брата Джона Пола III, основателя крупнейшего фотоагентства Getty Images.

Ну а честным продолжателем дела Талиты и Гетти III был сын Гордона, кинорежиссер Эндрю Гетти, снимавший свой единст­венный фильм – хоррор «Зло ­внутри» – в течение 15 лет и умерший три года назад от передозировки метамфетаминами в своем роскошном особняке на Голливудских ­холмах.

Нынешнее суммарное состояние клана Гетти оценивают в $5,4 миллиарда, и потому история одной семьи и ее больших денег будет продолжаться. У одного только Балтазара Гетти четве­ро детей, и никому не дано предугадать, будем ли мы писать о них 20 лет спустя.

Биограф Джей Пола Гетти Роберт Ленцнер написал об этом так: «Главное правило Гетти гласило: «Ничего не давать правительству», ибо он считал, что правительство способно пустить любые деньги на ветер. Это ему почти удалось. Правило второе: «Уберечь детей и внуков от огромных денег».

По этой части он не преуспел.

1904

Адвокат Джордж Франклин Гетти покупает лицензию на добычу нефти в Оклахоме для своей компании Minnesota Oil Company и в течение двух лет становится миллионером.

1914

Джей Пол Гетти покупает свой первый участок в Оклахоме – Nancy Tailor N1 Oil Well Site. Чере­з год там находят нефть.

1949

Джей Пол Гетти покупает у короля Саудовской Аравии Ибн-Сауда концессию на право добывать нефть на участке земли между Саудовской Аравией и Кувейтом.

Сумма сделки – $9,5 мил­лиона (почти 100 миллионов сегодняшними) плюс по миллиону долларов в течение 60 лет. Эта сделка превратила Гетти в одного из самых богатых людей на земле.

Также договор с саудитами позволил Гетти сильно навариться и на энергетическом кризисе 1973 года.

1973

Джей Пол Гетти согласился заплатить выкуп за своего похищенного внука Джона Пола Гетти III.

1976

После смерти Джей Пола один из построенных им музеев – Getty Villa на берегу Тихого океана в Лос-Анджелесе, стилизованная под виллу Папирусов в древне­римском Герку­лануме, – унасле­довал по за­вещанию по­койного $661 миллион. На эти деньги был построен музейный комп­лекс Центр Гетти.

1986

Гордон Гетти продал Getty Oil компании Texaco за $10 мил­лиардов.

2012

The Carlyle Group покупает Getty Images – компанию, основанную Марком Гетти в 1993 году, за $2,5 миллиарда.

Начиная с 1995 года с по­мощью первоначального вложения капитала размером в $16 миллионов Марк Гетти занимался скупкой конкурирующих фотоагентств и их консолидацией в одну большую компанию.

Сейчас Getty Images владеет крупнейшим в мире фотобанком, насчитывающим 70 миллионов изображений.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/59561d9c8146c1f934c181ee/5b588065667c4500a982759b

Getty

Жан Пол Гетти: Этот тощий янки с холодными голубыми глазами легко мог войти в

  Таинственное существо, завладевшее Полом Гетти, заставляло его вести нефтяные войны, хладнокровно уничтожать конкурентов и охотиться за сотнями женщин. Оно разрушило его жизнь и превратило тщеславного американца в самого несчастного богача на планете.

  Как часто бывает, родился этот обуреваемый страстями человек в семье пуритан, привыкших держать в узде свои чувства.

Ирландец Джордж Гетти и его жена Сара, дочь шотландских эмигрантов, строго следовали канонам методистской церкви и верили, что за соблюдение христианских заповедей Всевышний вознаграждает богатством.

Несчастье заставило набожного ирландца совершить опасный для христианина поступок: после смерти десятилетней дочери, которую унесла обрушившаяся в 1890 году на Средний Запад эпидемия тифа, он начал искать утешения в оккультных науках.

Джордж проводил вечера на спиритических сеансах, вызывая духов и умоляя их поспособствовать рождению наследника. Однажды из уст вошедшего в транс медиума он наконец услышал так долго ожидаемое известие. Некий дух, поведавший о себе лишь то, что при жизни он был наделен императорской властью в Древнем Риме, пообещал, что через два года в семействе Гетти родится сын.

  Пророчество в точности сбылось. Под Рождество 1892 года на свет появился мальчик, которому родители дали имя Жан-Пол. Будущий создатель нефтяной империи рос маленьким, слабым и некрасивым. Впоследствии он будет вспоминать, что в детстве ощущал себя одиноким и лишенным родительского тепла.

Сара Гетти обожала своего сына, но старалась сдерживать чувства, боясь избаловать его, и запрещала общаться со сверстниками, дабы избежать дурного влияния. Строгое воспитание и многочисленные запреты сыграли с Полом плохую шутку: в конце концов его буйный нрав вырвался наружу, как пар из-под крышки кипящего котла.

Джордж редко бывал дома, потому как был занят делом — начав со страхового бизнеса, он вскоре поддался овладевшей Оклахомой нефтяной лихорадке и без устали качал волшебную жидкость, неуклонно увеличивая свой капитал. В 1906 году Джордж Гетти стал миллионером.

Обратив наконец внимание на подросшего сына, он с удивлением обнаружил, что тот уже давно следует не пуританским принципам, принятым в семье, а своим собственным, вызывавшим у папаши Джорджа ужас. В день, когда ему исполнилось четырнадцать, Пол гордо объявил, что давно уже лишился невинности.

В семнадцать он бросил учебу и с головой окунулся в ночную жизнь, то и дело приводя в дом сомнительных девиц. Отец не знал, что и думать: временами ему казалось, что он видит перед собой не своего сына Пола, а совсем другого, незнакомого человека. Этот «другой» был изворотлив, хитер и прямо-таки помешан на сексе. Найти объяснение произошедшим с его сыном переменам Джордж Гетти так и не смог…

  А началось все со статуи цезаря Траяна Адриана Августа. Ее изображение Пол увидел в школьном учебнике — и сразу же мальчика охватило странное, необъяснимое чувство, природу которого он смог понять значительно позже. Через много лет он испытает аналогичное ощущение, которое назовет «сильнейшим приступом дежа-вю», когда возьмет в руки отбитый кусок мраморной статуи.

А тогда Полу бросилось в глаза удивительное сходство лица могучего властителя с его собственным. Мальчик, которого учителя прозвали ходячей энциклопедией, уже знал кое-что о реинкарнации — переселении душ. Постепенно ему стало казаться, что он смотрит на мир глазами римского диктатора и слышит его грозный голос.

Этот голос страшно раздражал, но сопротивляться его приказам было невозможно.

  Неожиданно для себя самого Пол соблазнил двух школьных подружек. Но неугомонный дух, «сидевший внутри», не успокоился: он требовал все новых и новых жертв. И только прочитав все книги по римской истории, которые смог разыскать в школьной библиотеке, Пол понял, в чем дело: цезарь Адриан, один из самых великих правителей Древнего Рима, был известен своим непомерным сладострастием.

  После смерти Гетти ошеломленные потомки нашли в его знаменитой черной тетради несколько сотен женских имен, написанных в столбик в алфавитном порядке. И напротив каждого имени — адрес.

Пол Гетти овладевал самыми красивыми женщинами планеты — киноактрисами, миллионершами, герцогинями, соблазнял несовершеннолетних девиц и путешествовал по борделям…

Говорят, он всерьез собирался довести число любовниц в своем донжуанском списке до четырехсот — по легенде, именно столько наложниц было у цезаря Адриана…

  Чтобы вести сексуальные битвы подобного масштаба, нужны были деньги. Только они могли дать юноше со взглядом и повадками летучей мыши то, что закаленный в боях римский император привык брать силой. И Пол Гетти начал создавать свою собственную империю.

Он фанатично стремился добиться успеха, качая нефть без устали — из-под толстого слоя оранжевой техасской пыли, из-под белоснежного аравийского песка…

Вел бесконечные нефтяные войны, сражаясь за черное золото со всем остальным миром, — и побеждал, захватывая все новые сферы влияния.

  Гетти подкрадывался к своим жертвам медленно и осторожно. Конкуренты не сразу замечали, что смертельная опасность угрожает из крошечного офиса, расположенного на третьем этаже парижского отеля «Георг V». В этом кабинете Пол проводил сутки напролет, порой забывая даже о еде.

Не выходил из кабинета месяцами — по телефону покупал концессии, по телефону договаривался о налоговых льготах с султанами и королями. По телефону же заказывал на несколько часов девочек с Пляс Пигаль. Всего несколько часов секса — и он снова готов к нефтяной войне…

Готов руководить своей армией торговых агентов, брокеров и геологов, целым флотом танкеров…

  За двадцать лет он поглотил половину своих конкурентов. И любопытно, что всякий раз жертва была в несколько раз крупнее хищника. Да, Пол Гетти умел переваривать лакомые куски любого размера.

  В 1939 году он растерзал и проглотил гигантский концерн «Тайд Уотер Ойл» — прежние хозяева этой фирмы долгое время даже не догадывались о существовании Пола Гетти и его небольшой конторы «Гетти Ойл» с капиталом всего в полтора миллиона долларов.

Спустя четверть века он одерживает победу над всемогущей некогда «Стандарт Ойл», принадлежавшей клану Рокфеллеров. Уже к середине 60-х годов прибыли «Гетти Ойл» достигают фантастических размеров.

По подсчетам журнала «Форчун», в те годы Гетти ежедневно увеличивал свой капитал на полмиллиона долларов.

  Британская знать ненавидела его за то, что он по дешевке скупал имения разорившихся аристократов.

«Пол Гетти пожирает трупы банкротов и несчастных людей», — заметил однажды лорд Бивербрук и был отчасти прав.

Свое английское имение Саттон-плейс Пол Гетти купил у разорившегося герцога Сазерлендского по хищнической цене — всего за 600 тысяч фунтов. Такие деньги нефтяной магнат в те годы зарабатывал за два дня…

  Его трофеями становились не только проглоченные нефтяные компании и купленные за бесценок особняки, но и прекрасные женщины. Самой большой победой своей жизни Гетти считал роман с Мари Тессье, внучатой племянницей кого-то из русских Великих князей.

Эксцентричная блондинка всячески подчеркивала свое родство с Романовыми, и ее многочисленные поклонники действительно склонны были находить в характере этой дамы типично русские царственные черты — безрассудную смелость, утонченное барство и склонность к хмельным авантюрам.

  Они встретились на светском приеме у герцогов Глостерширских. Мари Тессье блистала в кругу молодых обожателей. Гетти совсем недавно исполнилось пятьдесят пять. Некоторое время он неотрывно следил за ней из дальнего угла дворцовой залы.

Потом быстро поднялся с дивана, стремительным шагом подошел, представился, заговорил. Через несколько часов полуобнаженная Мари Тессье уже украшала собой интерьер будуара в принадлежавшем Гетти замке Саттон-плейс.

Впоследствии она признается интервьюерам, что знаменитый магнат поразил ее своим холодным интеллектом, ледяной выдержкой и фантастической памятью. «Ах, вы подумайте: он наизусть читал мне речи Линкольна!» — восхищалась Мари.

Для нефтяного императора связь с Мари Тессье стала настоящим триумфом. Подумать только, родственница русских царей — в его постели!

  Впрочем, он забыл ее так же, как всех остальных. Пол Гетти быстро терял интерес к своим живым трофеям. Ни одной из его пяти жен не удалось остаться с Полом больше, чем на три года. Все чаще за его спиной говорили: «Мистер Гетти тяжело болен. Он не может любить ни женщин, ни собственных детей». Странная болезнь…

Ее симптомы всегда были одни и те же. Как только очередная супруга объявляла ему, что беременна, Пол переставал испытывать какие-либо чувства, кроме раздражения, и к ней, и к будущему ребенку. Даже тем, кто хорошо знал Пола Гетти, это казалось необъяснимым.

Они не ведали, что император Адриан люто ненавидел всех, в ком видел своих преемников, и умер бездетным…

  Когда внука нефтяного магната Жан-Пола Гетти Третьего похитили калабрийские мафиози, старик Гетти отказался заплатить им два миллиона долларов выкупа. Только получив по почте отрезанное ухо мальчика, он согласился передать деньги. И, кажется, еще долго жалел об этом.

До конца жизни он был убежден, что похищение внука было подстроено самим 16-летним пареньком и его хитрой мамашей с целью заставить старого Пола раскошелиться… Когда изувеченного мальчика выпустили из плена, Гетти отказался поговорить с ним по телефону.

Вскоре от СПИДа умерла внучка, он даже не послал ее родителям сочувственной телеграммы.

  Судьба детей и внуков волновала Пола намного меньше, чем будущее благородного духа, «обитавшего» в его собственном теле: Гетти панически боялся, что после его смерти римский император вынужден будет переселиться в недостойную оболочку. Вдруг это будет тщедушное тело какого-нибудь китайского рикши или, хуже того, длиннохвостого бабуина…

«Сексуальная активность является одной из девяти причин реинкарнации, — прочитал он в одной из книжек. — Что же касается остальных восьми, то они несущественны». Старик Гетти воспринимал секс как лекарство. Известно, что он занимался любовью до преклонных лет, тщательно подбирая партнерш. Уже на девятом десятке затащил в постель свою секретаршу..

.

  Пурпурная тога грозного властителя Рима с годами приросла к нему намертво. Его кумир жертвовал огромные средства на создание монументов и музеев, он построил себе одну из самых роскошных вилл того времени в римском предместье Тибур (ныне Тиволи).

Гетти в свою очередь целое состояние вложил в произведения искусства. Первой его покупкой стал драгоценный пейзаж ван Гойена, который приглянулся Полу просто потому, что сельский домик на картине чем-то напоминал милые сердцу сеновалы родной Оклахомы.

Следующим приобретением стал «Портрет купца Мартена Лутена» кисти великого Рембрандта. Не исключено, что в момент покупки Гетти не вполне представлял себе, кто такой Рембрандт.

Его привлекла дешевизна — дело было в 1940 году, и прежний хозяин картины, напуганный приближением нацистов голландский еврей, уступил ее всего за $ 65 тысяч.

  Обозреватели светских журналов и просто гости Гетти не упускали шанса поиздеваться над эстетическим вкусом хозяина Саттон-плейс. «Он выбирает полотна мастеров по принципу соответствия цвету обоев», — находим в «Лос-Анджелес таймc» конца шестидесятых.

Пола Гетти не заботили отзывы нищих щелкоперов — он-то знал, что руководствуется не цветом обоев, а… ценой. Он покупал только то, что продавалось по бросовой цене, — как правило, у банкротов и спившихся аристократов, распродающих фамильные реликвии.

  Однако единственное, что его по-настоящему интересовало, — это мраморные скульптуры. Мистер Гетти испытывал к ним необъяснимую тягу: он приобретал древнеримские изваяния по частям у разных владельцев, словно собирал из разрозненных деталей мраморных «трансформеров». В конце 60-х купил у лорда Лансдоуна осколок римской статуи Геркулеса — фрагмент торса с плечом. И вдруг…

Старый Гетти затрепетал — ему показалось, будто он видел этого Геркулеса в прошлой жизни. Он немедленно перезвонил лорду Лансдоуну и спросил, где была найдена эта скульптура. Ответ лорда заставил несчастного старика оцепенеть — он стоял несколько минут молча, прижимая к уху телефонную трубку.

Оказывается, статуя была обнаружена в ходе раскопок древнего дворца Вилла деи Папири, погребенного под слоем вулканического пепла после извержения Везувия в 79 году н.э. (это извержение стало роковым не только для роскошной виллы, но и для двух городов — Помпеи и Геркуланума).

Теперь Полу Гетти казалось, что он нашел объяснение того, почему мраморный Геркулес показался ему старым знакомым — ведь на Вилла деи Папири, по свидетельствам историков, несколько лет прожил великий римский император Траян Адриан Август…

  Осколок древней статуи произвел необъяснимое воздействие. Старик бросил все дела и отправился в Италию — туда, где археологи открыли под слоем пепла развалины дворца. И снова ему показалось, что он испытал приступ дежа-вю.

«Я уже был здесь в прошлой жизни», — записал миллиардер в своем дневнике. Он приказал сделать подробные чертежи здания — семидесятилетний американец был уже целиком во власти безумной идеи. Он решил построить на Малибу точную копию Вилла деи Папири.

И взялся за дело с энергией молодого фанатика. По приказу Гетти из Тиволи были специально привезены 16 тонн золотистого камня травертина (именно из этого камня была построена вилла Траяна в Тиволи).

Нефтяные миллионы, казалось, смогли повернуть время вспять — под солнцем вновь зазеленели сады роскошного древнего дворца, заблестели брызги фонтанов и водопадов…

  Так частный дом Гетти на Малибу превратился в уникальный музей, в хранилище драгоценных живописных полотен, скульптур и предметов антиквариата. Парадокс заключался в том, что владелец этого роскошного поместья так никогда и не увидел его своими глазами.

Пол Гетти руководил строительством из Лондона — через океан. Ему не суждено было побывать в обновленной Вилла деи Папири. Дело в том, что он — по старости — уже не мог переносить трансатлантических морских путешествий. А летать на самолетах панически боялся.

  Под конец жизни его начали преследовать страхи и необъяснимые мании. По мнению слуг, лукавый дух Адриана полностью подчинил себе психику старика и теперь издевался над ним. Сначала Пол окружил себя львами. Львы… благородные царственные хищники…

только они смогут защитить — нашептывал ему внутренний голос. Любовь к хищникам сопровождалась приступами человеконенавистнической злобы по отношению к детям и слугам. Гетти завел себе живого льва по кличке Нерон.

И посадил на столешницу рабочего бюро плюшевого львенка…

  Узнав откуда-то, что цезарь Адриан умер в собственной постели, он велел убрать из своей комнаты кровать и проводил ночи сидя в мягком кресле и завернувшись в плед.

В последние годы жизни его лицо, изуродованное неудачной пластической операцией (третьей по счету), походило на маску древнегреческого трагического актера. Или нет: на посмертную маску римского императора.

Он часами неподвижно сидел в кресле с закрытыми глазами. На его коленях «дремал» плюшевый львенок Нерон…

  Пол Гетти умер во сне. Великого донжуана нового времени прикончил рак простаты. Гроб самолетом был отправлен из Англии в Калифорнию. И сразу после смерти тень этого странного человека, положившего жизнь на алтарь служения собственной мании, нависла над его наследниками.

  Все началось с завещания. Оглашение документа произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Четыре сына и четырнадцать внуков Пола Гетти довольно долго не могли осознать свершившегося: старик практически лишил наследства всех своих близких. Сыновья Пола получили жалкие гроши.

Преданные слуги — начальник службы безопасности, массажист, врач и бессменная секретарша — немногим больше. Все свои миллиарды Гетти завещал… музею в Малибу.

  Это была отчаянная попытка прорваться в бессмертие. Подобно императору Адриану, который увековечил свое имя строительством обновленного римского Пантеона, старый Гетти попытался вложить всю энергию своих долларов в один гигантский прыжок к вечной славе.

Вилла в Малибу в одночасье превратилась в самый богатый музей в истории человечества (сегодня эксперты оценивают его активные фонды в два с половиной миллиарда долларов). Детей новоиспеченного мецената столь явная демонстрация любви к искусству поставила на грань банкротства.

Но это, как оказалось, был только первый акт семейной трагедии Гетти. За ним последовали второй и третий.

  Старшего сына Джорджа, еще недавно процветающего бизнесмена, владельца гольф-клубов и породистых лошадей, быстро сгубил алкоголизм.

Воспитанный в постоянном страхе перед всемогущим и презрительным отцом, он покончил с собой, приняв дюжину таблеток снотворного и запив их стаканом кентуккийского бурбона.

И в довершение вонзил себе в живот вилку для жаркого. «Его убил собственный отец!» — сквозь слезы крикнет репортерам жена покойного.

  Второй сын Гетти — Роналд, рожденный от брака с белокурой немкой Фини Хелмле, вырос вдали от отца и всегда считал, что тот его ненавидит. «Даже после своей смерти отец, словно призрак, незримо участвовал в моей судьбе», — признался Роналд в одном из интервью.

Из богатого владельца калифорнийской сети отелей «Рэдиссон Манхэттен-Бич» он превратился в нищего гражданина ЮАР, скитающегося по бантустанам в передвижном домике на колесах. Покойный отец чуть не добил его, оставив Роналду по завещанию…

лишь собственный дневник с презрительными замечаниями в адрес сына, встречающимися чуть ли не на каждой странице.

  Третий отпрыск нефтяного императора — Пол Гетти-младший — вошел в историю как «золотой хиппи из Марокко». Долгое время он кутил и развратничал на своей африканской вилле со странным арабо-французским названием Пале де Захир — Дворец страсти.

Эта вилла в окрестностях Марракеша превратилась в притон для десятков странствующих хиппи: здесь в конце шестидесятых в кулинарный крем для тортов добавляли гашиш и устраивали затяжные сеансы группового секса под южными звездами.

По мнению друзей Гетти-младшего, он пытался «переплюнуть» папашу в сладком хобби разбивания женских сердец — говорят, что сыну миллиардера удалось затащить в свою постель Брижит Бардо.

Однако наркотическая «идиллия» в марокканском дворце разрушилась в одночасье: Гетти-младший был вынужден лечь в клинику, где у него обнаружили диабет, цирроз печени и целый букет хронических венерических болезней.

  Самый младший из потомков старого Гетти — Гордон — пострадал от семейных напастей в меньшей степени. Возможно, только потому, что еще при жизни отца предпочитал общаться с ним как можно реже.

Впрочем, и его коснулась тяжелая лапа судьбы: потерпели крах все надежды Гордона открыть свой оперный театр.

В известной мере он рассчитывал на средства, которые полагались ему по отцовскому завещанию, — и просчитался.

  Судьба внуков тоже сложилась трагически. Старший сын Пола-младшего, Жан-Пол Гетти Третий, вернувшись из подвала, где его прятали похитители-мафиози, был вынужден остаток дней прожить с пластиковым протезом вместо уха.

Его психика была навсегда искалечена: он не мог поверить в то, что родной дед отказался заплатить выкуп за его освобождение. Вскоре он пристрастился к виски и наркотикам. Гигантская доза героина ввергла его в затяжную кому, продолжавшуюся несколько недель.

Жан-Пол пришел в себя слепым и парализованным.

  Через несколько лет его любимая сестра Эйлин, незадолго до этого вышедшая замуж за сына актрисы Элизабет Тейлор, умерла от СПИДа.

  Все это заставило младшего из внуков, Марка Гетти, всерьез задуматься над тайной «родового проклятия». Марк внимательно изучил историю других состоятельных семейств Америки и пришел к выводу: трагедии преследовали лишь те кланы, где родственники ненавидели друг друга.

Марк даже написал несколько статей на эту тему, в качестве положительного примера он упомянул семейство Рокфеллеров. «В доме Рокфеллеров царил мир, потому что там были наслышаны о Христовой заповеди любви к ближнему, — написал Марк Гетти.

— А в доме Гетти, напротив, об этой заповеди никто не знал, зато все были слишком хорошо осведомлены о прихотях цезаря Адриана…» Этот вывод никак не помог несчастному семейству — напасти продолжались.

Могущественное заклятие, лишившее его благополучия, потеряло свою силу только после того, как истекло столетие со дня рождения Пола Гетти.

  К середине 90-х Небеса, кажется, сжалились над потомками нефтяного императора. Истощенный и сгорбленный, Пол Гетти-младший окончательно излечился от наркомании и даже увлекся крикетом по совету своего старого друга Мика Джаггера.

Гордон Гетти разбогател, купил себе «Боинг» и особняк в Калифорнии. У обнищавшего Роналда возникла надежда — его дочери, словно сговорившись, вышли замуж за миллионеров.

Даже в доме парализованного Гетти-третьего дела пошли на лад: сын несчастного инвалида — Балтасар — начал удачную карьеру в Голливуде, снявшись в фильме «Робин Гуд — принц воров».

  Отпрыски Гетти, долгое время враждовавшие, стали наведываться друг к другу в гости…

  Есть только одно место на земле, куда никто из них не любит приезжать, — это старое родовое поместье в Малибу. Здесь в главном зале музея установлен мраморный бюст покойного хозяина, выполненный еще при его жизни. Длинный ровный нос, тонкие стиснутые губы…

Скульптор по приказу старика особо подчеркнул сходство оригинала с древними статуями римского цезаря Адриана.

И теперь у всех, кто знаком с историей этого странного миллиардера, мраморное изваяние вызывает один и тот же вопрос: не ищет ли нового пристанища неуемный дух римского императора?

Источник информации:Арсений Миронов, «Караван Историй», 1998, ноябрь.

Источник: http://www.allabout.ru/a2240.html

Scicenter1
Добавить комментарий